ЗНАКИ ИСПОЛНЕНИЯ ПРОРОЧЕСТВ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Грех аборта.

Сообщений 1 страница 20 из 68

1

Белые одежды.
Надежда Порхун

Это были 1997-1998 годы - то самое золотое время, когда мы, постсоветские бедные студенты, как и свойственно многим неофитам, были буквально одержимы ревностным порывом послужить на благо Церкви. Кто помнит свою духовную весну, тот знает, что это была за жизнь. Мы брались за самые разные дела: преподавали в воскресной школе, пели на клиросе, чистили подсвечники в храме, помогали в монастырской библиотеке... Но никто из нас не думал, что в один прекрасный день нам придется надеть белые халаты и заступить на дежурство, да еще какое...

Когда моя подруга Аня предложила включиться в такое ответственное дело, я, честно говоря, несколько опешила: «Как, ведь для этого необходимо медицинское или хотя бы психологическое образование? Да кто меня вообще будет слушать?». Было трудно представить, как вчерашняя школьница, не обремененная детьми и супругом, будет вещать взрослым опытным женщинам, почему так нехорошо делать аборты. «У нас нет выхода,- грустно ответила Аня,- если мы не будем дежурить, кабинет заберут!»

Этот кабинет психопрофилактики в самой обычной женской консультации, построенной еще на заре советской власти, достался нашему настоятелю с большим трудом. И мы не могли позволить его отобрать. Когда вся эта духовно-просветительская кампания только начиналась, дела у нас шли довольно успешно. У дверей кабинета выстраивалась очередь, чтобы получить консультацию представителей Православной Церкви. Среди прихожан-добровольцев, готовых высиживать здесь по пять-шесть часов, были специалисты-медики; дежурил и сам настоятель монастыря отец Тихон.

Методы убеждения были самые разные - начиная с листовок медико-просветительского центра «Жизнь» и заканчивая разговорами о смысле жизни вообще. Прежде чем приступить к тяжелому и болезненному для обеих сторон разговору, мы предлагали женщинам посмотреть теперь уже широко известный фильм доктора Бернарда Натансона «Безмолвный крик». Этот фильм стал тогда настоящим откровением и для меня самой.

Это сейчас в стране забили тревогу: нация вымирает, рожайте все, кто может! А начиналось-то все именно тогда, несколько десятков лет назад, когда вырезать ребенка и аппендикс считалось одинаково нормальной и естественной операцией. Очень хорошо помню, какое неоднозначное было отношение к многодетным семьям. Государство вроде бы поощряло многодетность, «матери-героини» пользовались льготами, но в обществе чувствовалось неприятие многодетности как явления: «наплодили нищету», «рожают как крольчихи»... Многодетность считалась признаком второсортности и неблагополучия семьи, а также верхом неприличия. В «приличных» же семьях полагалось иметь от одного до двух детей, не более. Так воспитывали меня, так воспитывали многих моих сверстников. Так росли и мы сами - вынужденные с детства слоняться по квартире в полном одиночестве, как в той самой песне: «У меня сестренки нет, у меня братишки нет...» Не хотеть детей стало нормой жизни: какие плоды это могло принести?

Все это я осознала гораздо позже, когда пришла в Церковь. Почему-то только в Церкви мне рассказали всю правду: не только о том, что аборт - это убийство, но и обо всех медицинских последствиях, которые влечет за собой прерывание беременности. И о которых врачи так охотно почему-то умалчивают...

Нам сразу стало понятно, что нет смысла в благочестиво-холодных проповедях. Открой людям правду, просто донеси ее до сердца - если сможешь... Вот вам, дорогие женщины, ультразвуковая съемка того, что происходит во время плодоразрушающей операции. Лучше один раз увидеть, не так ли? Зрелище кажется шокирующим? Но это всего лишь правда, ничего более. Кюретка акушера, направленная на свою жертву. Участившееся сердцебиение плода и широко разинутый в безмолвном крике рот. Точно так же будет кричать и твой ребенок, пока его голова не окажется в зажиме стальных тисков... Подумай, перед тем как вынести ему приговор.

Многие женщины сразу говорили, что смотреть фильм не будут, другие вставали во время показа и уходили. Но после того как уходили последние - те, кто имел мужество досмотреть до конца,- клеточки нашего «бортового» журнала заполнялись именами, напротив которых стояло такое заветное и такое невероятно желанное слово «отказ». Никогда не думала, что оно может быть настолько светлым, настолько обнадеживающим...

Только ради него, главного для нас тогда слова, мы готовы были просиживать часами в этом неуютном кабинете, тревожно ожидая таких же «неуютных», хмурых посетительниц. Аня, которая начала ходить в консультацию гораздо раньше меня, волнуясь, пересказывала мне все свои разговоры, все сомнения и досадные оплошности. Мы допоздна засиживались у меня на кухне за остывшим чаем, с горячностью обсуждая прошедшие дежурства. И так огорчались из-за каждой неудачи! Казалось, победить в этой борьбе было для нас делом жизни и смерти. Но ведь это действительно было делом жизни и смерти... И испещренные записями странички журнала, как исполосованное снарядами поле боя, свидетельствовали о наших победах и поражениях. Помню, как я вооружалась пособиями, как штудировала медицинские термины, как изучала анатомию по старым выцветшим плакатам на обшарпанных стенах... Помню усталый, но такой лучистый взгляд отца Тихона, который молча подбадривал нас своей улыбкой. Уже позднее его келейница рассказала мне, как он «купил» жизнь еще не родившегося ребенка за ежемесячное пособие, которое действительно потом выплачивал незадачливой мамочке. Это был, вероятно, тот редкий случай, когда женщина согласилась родить за деньги. И пусть в монастыре были обшарпанные стены, пусть с иконостаса смотрели на нас бумажные иконы, а солею украшала весьма потрепанная дорожка, мы все понимали, что золото всех храмов на земле не стоит жизни одного человека, если ее можно спасти. И отец Тихон это понимал лучше нас; именно поэтому, думаю, деньги у него никогда не задерживались, но удивительно, что этот бедный храм так до сих пор и остался самым дорогим моему сердцу...

Мы не считали себя «спасателями жизней». Даже мысли такие не приходили нам в голову. Наоборот, мы воспринимали это как огромную ответственность, как бремя, непосильное для наших лет и опыта. Мы понимали: давать духовные советы, взывать к совести и чувству долга в любом случае легче, чем оказаться на месте этих несчастных женщин, многие из которых в отчаянии решались на последний шаг. Ведь, что бы мы ни сказали, все выглядело слишком легковесно в нашем ничем не обремененном положении - не только в глазах людей, но и в очах Божиих. И это было страшно: а вдруг настанет время, когда придется наконец ответить за свои слова?..

И когда врачи сказали моей подруге, что ее ребенок может родиться инвалидом,- мы поняли, что время пришло. Пришло время по-настоящему понять тех, кто приходил тогда на прием. К нам вернулись все наши слова, сказанные много лет назад, в неуютном кабинете психопрофилактики. Ребенок действительно родился инвалидом; он не мог ни ходить, ни сидеть, ни говорить, ни даже видеть. Но моей подруге невозможно было поступить по-другому - это значило бы предать все, что стало смыслом нашей жизни. Тогда я поняла: невелика цена той истины, за которую не приходится платить кровью...

Потом у нас начался период упадка: то ли план по абортам не выполнялся, то ли были еще какие причины, но врачи почти перестали направлять к нам людей. Можно было целый день просидеть в кабинете, так и не дождавшись ни одной посетительницы. И вот, в один из тех дней, когда я упрямо держала оборону, пытаясь сосредоточиться на своих студенческих конспектах, пришли мама с молоденькой беременной дочкой. Обе плачут, обе в состоянии сильного стресса. Поздний срок беременности, переболела краснухой, ребенок будет инвалидом... Дочка озирается на маму, мама на дочку. И обе отчаянно смотрят на меня в надежде на помощь, которую я просто не в состоянии им оказать. Потому что я не Господь Бог... Но именно об этом я им и говорю - о том, что есть Бог и что Он знает, что происходит с каждым человеком, что ни единый волос с головы нашей не пропадет без воли Отца Небесного...(см.: Лк. 21, 18) Последнее, что я помню, это глубокий и какой-то потерянный вздох матери: «Что же нам, инвалидную коляску теперь покупать?»...

Много лет уже прошло с тех пор... Не знаю, что стало потом с той девочкой и каким было ее последнее решение. Помню только, что ей было шестнадцать, а мне двадцать. И не могу сказать, что я о чем-то жалею сейчас, потому что у нас просто не было выбора. Потому что если не мы, то кто? Сейчас уже, с высоты возраста, многие наши усилия кажутся смешными и наивными, но если хотя бы один человек был спасен, то, может, это искупает нашу неопытность? И если хоть чье-то сердце было затронуто, то, может, не зря мы надевали тогда на себя эти белые одежды?

Газета «Православная вера» № 4 (456), 2012 год

+1

2

Раз уж аборты все равно разрешены – так почему нерожденных младенцев надо спускать в канализацию
http://rivertsna.livejournal.com/1225877.html
«Лечение и омоложение при помощи инъекций эмбриональных стволовых клеток». На самом деле речь идет о фетальных СК (ФСК). Еще раз повторим – эмбриональные стволовые клетки получают из бластоцисты и переводят в бессмертную линию. Таких линий во всем мире существует несколько десятков, а в России – может быть, 2-3 в научных институтах. На Украине, скорее всего, совсем нет. Никто и никогда еще не использовал ЭСК для лечения чего бы то ни было – пока еще идут опыты на животных; на людях не дошло даже до самых ограниченных клинических испытаний. «Индивидуальные» ЭСК в недалеком будущем могут быть использованы для терапевтического клонирования – когда в оплодотворенную яйцеклетку пересаживается ядро клетки пациента, затем она развивается до стадии бластоцисты, из которой получают линию ЭСК, генетический набор которых идентичен таковому пациента. Теоретически из таких ЭСК можно будет выращивать ткани и органы, идеально ему подходящие. Фетальная терапия, т.е. терапия, использующая живые клетки эмбриона (или фрагменты фетальных тканей) возраста от 6 недель применяется уже давно, и у нас, и за рубежом. В советских и российских научных журналах 1980-90 годов есть много публикаций на эту тему. Просто тогда это еще не называлось «лечением стволовыми клетками». Были получены обнадеживающие результаты, особенно в лечении болезней и травм головного и спинного мозга. В последние годы с фетальными клетками мало работают за границей – возможно, как это ни странно, главную роль тут играют этические проблемы. Это же абортный материал! А аборты неэтичны! (Раз уж аборты все равно разрешены – так почему нерожденных младенцев надо спускать в канализацию, когда они могут кому-то помочь? Берем же мы органы для пересадки у трупов, и вроде это признают этичным.) В последние годы в России и особенно на Украине метод фетальной терапии получил широкое распространение. И тут представлен весь спектр – от шарлатанов до действительно серьезных клиник, получающих реальные результаты. К сожалению, в последние годы на тему фетальной терапии выходит очень мало серьезных научных публикаций.

Инъекции делаются тысячам пациентов, по самым разнообразным показаниям, в том числе – для оздоровления и омоложения. И результаты тоже самые разнообразные. В целом эффект применения зависит от нескольких основных факторов:

1. адекватности выбранного метода – не при всех болезнях ФСК одинаково применимы; имеет значение также, какие именно ФСК вводятся и способ введения;
2. качества препарата (может быть очень различным, в зависимости от производителя и условий хранения)
3. индивидуальных особенностей пациента.

Очень жалко, что большинство центров, использующих метод фетальной терапии, результаты эти не обрабатывает и не публикует. Препараты представляют собой суспензии эмбриональных тканей, чаще всего печени. В них действительно содержится довольно много СК, в основном гемопоэтических. Готовят их обычно путем механического размельчения, и затем сохраняют в жидком азоте (криоконсервация). Себестоимость препаратов – разная, в зависимости от того, как это делается, но в общем сравнительно небольшая. Необходима определенная квалификация и оборудование, но в целом приготовить такой препарат относительно несложно.

Фетальные СК имеют некоторые преимущества перед взрослыми:

1. они гораздо быстрее размножаются и более пластичны.
2. в тех случаях, когда по каким-то причинам невозможно использовать собственные клетки пациента, к качестве донорских гораздо больше подходят ФСК, чем чужие взрослые СК, потому что антигены гистосовместимости у них выражены очень слабо, и реакция отторжения маловероятна.
3. можно выбрать СК, уже начавшие дифференцировку в определенном направлении – это дает возможность более «прицельного» их использования (например, для лечения заболеваний печени наилучший эффект дает использование СК фетальной печени, для лечения травм спинного мозга – СК фетальной нервной ткани).
4. ФСК можно получать в больших количествах – хотим мы этого или нет, но количество абортов пока еще в сотни тысяч раз превышает потребности в СК для фетальной терапии.

Для желающих попробовать на себе. В общем, тут может быть всякое. Возможен очень хороший результат, но гарантии нет. Важно, чтобы препарат был хорошо приготовлен – т.е. в нем были действительно те клетки и в таком количестве, как заявлено, причем живые. Теоретически существует опасность, что абортный материал мог быть заражен каким-либо инфекциями, хотя сделать анализы нетрудно. Как и в случае с фибробластами, принципиально важно, чтобы клетки были сохранены живыми – а при любых нарушениях условий хранения и транспортировки они легко погибают. Самое главное, надо смотреть, можно ли вообще доверять тому медицинскому центру, который вам это лечение предлагает, потому что проконтролировать качество препарата – его задача. И надо помнить, что клетки – не свои. Даже если они приживутся, то лишь на ограниченный срок, а потом их уничтожит иммунная система пациента.

6. Клеточная терапия собственными стволовыми клетками пациента – самый эффективный и безопасный, но и долгий и затратный вариант. Проводить такое лечение могут только достаточно серьезные медицинские и научные учреждения – необходимы квалифицированные сотрудники, достаточно сложное оборудование и дорогие реактивы. Стволовые клетки могут быть получены из периферической крови, из жира или из костного мозга пациента. Затем СК могут быть размножены и снова возвращены пациенту. Из периферической крови можно получить в основном гемопоэтические СК, процедура их выделения занимает 4-6 часов и требует специального оборудования. За несколько дней до процедуры пациенту делают укол, стимулирующий выброс в кровь СК из костного мозга. Обычно это делается в специализированных гематологических клиниках при лечении некоторых болезней. Получение СК из жира начато недавно, но уже получены хорошие результаты. В костном мозге концентрация СК наиболее высока, методики забора костного мозга и выделения из него двух типов СК давно и хорошо отработаны. Как гемопоэтические СК, так и мезенхимальные СК костного мозга могут быть размножены и затем возвращены пациенту.

Для желающих попробовать на себе: поскольку это собственные клетки, они хорошо приживаются и полноценно функционируют. Они дают совершенно реальный эффект как в лечении многих болезней (см. ниже), так и в целом благотворно влияют на состояние всего организма. Нет опасности заражения инфекциями. Стоимость такого лечения высокая, но и эффективность максимальная. Одним из аргументов сторонников запрета исследований ЭСК было как раз то, что взрослые СК практически так же эффективно могут быть использованы для лечения болезней, как и эмбриональные. И при этом – никаких проблем с этикой.

К сожалению, использование собственных СК не всегда возможно. Вот некоторые ограничения:
1. в пожилом возрасте количество СК катастрофически снижается, и не всегда удается получить их достаточно, чтобы размножить в необходимых для лечения количествах.
2. если пациент страдает некоторыми вирусными инфекциями или имеет генетические нарушения, собственные СК могут оказаться неэффективными.
3. в экстренных случаях – инфаркт, инсульт, травма – не всегда есть время, чтобы размножить собственные СК.

Кроме того, иногда более эффективными бывают донорские СК (особенно фетальные). Есть случаи, когда наилучшие результаты дает сочетанное применение собственных СК пациента и донорских.

7. Нас призывают сохранять пуповинную кровь новорожденных, и это очень правильно. На случай, если у ребенка будет заболевание, которое лечится при помощи пересадки костного мозга – некоторые виды онкологических, аутоиммунных болезней и болезней крови – ничего нет лучше своей пуповинной крови, поскольку отпадает главная проблема – найти совместимого донора. Уже описано достаточно много случаев, как у нас, так и за рубежом, когда сохраненная пуповинная кровь спасла жизнь или самому ребенку, или его ближайшим родственникам. Но есть некоторые проблемы. Пуповинной крови мало. Ее может хватить ребенку не старше 10 лет. В принципе, стволовые клетки пуповинной крови тоже могут быть размножены. Видимо, в случае необходимости за этим можно будет обратиться в те же медицинские центры, которые сейчас предлагают размножение собственных СК пациентов – методика та же самая.

Подведем итоги нашему небольшому исследованию рынка услуг клеточной терапии.

1. Не все, что называют клеточной терапией, на самом деле ею является.
2. Большинство предложений лечения стволовыми клетками – по сути, предложения инъекций или фибробластов, или суспензий фетальных тканей. Последние часто называют «эмбриональными стволовыми клетками», что неверно.
3. На сегодняшний день наиболее безопасным во всех отношениях представляется лечение собственными стволовыми клетками.
4. Наилучшие результаты может дать индивидуально подобранный курс клеточной терапии, причем в каждом отдельном случае оптимальным может быть выбор лечения собственными, донорскими (в том числе фетальными) или обоими типами СК.
5. Необходимо помнить, что в действительности лишь немногие специализированные медицинские учреждения и институты имеют необходимое оборудование, опыт, специалистов и возможности контроля применяемой технологии. В данном случае подразумевается наличие научно-лабораторной базы и подготовленного персонала. Таким образом, можно сделать вывод – эффективность лечения может быть достигнута только с учетом всех вышеперечисленных требований.

До сих пор речь шла о неком абстрактном «лечении». Может создаться впечатление, что независимо от того, чем человек болен, достаточно провести несколько сеансов «клеточной терапии», и все будет хорошо. Некоторые медицинские центры вот так прямо и обещают – отчего возникают сильные подозрения, что «дурят нашего брата».

На самом деле, клеточная терапия – действительно один из самых многообещающих методов, но следует разобраться, что из этих прекрасных обещаний уже выполняется, что выполнится вот-вот, что – дело неопределенного будущего, а о чем-то, может, и вообще стоит забыть.

М.Суханова, к.б.н., Центр медико-биологических технологий

http://www.transplantology.com/index.ph … ;Itemid=95

http://babystar007.narod.ru/fetaterapia.htm

http://www.stemcellclinic.com/

Заявление о фетальной терапии

27 марта в Свято-Димитриевском училище сестер милосердия состоялось очередное заседание Совета по биомедицинской этике. На нем был принят окончательный текст Заявления "О фетальной терапии". Ниже мы приводим его текст с некоторыми комментариями.

Более подробно о фетальной терапии

Дело в том, что одним из требований, предъявляемых к документам Совета, является краткость.

Тем не менее, нам представляется, что от читателя-непрофессионала может ускользнуть точный смысл некоторых формулировок. В приводимых ниже комментариях мы постараемся дать необходимые пояснения. Они подготовлены по материалам устных выступлений членов Совета: прот. Димитрия Смирнова, проф. Недоступа А.В., проф. Силуяновой И.В., акад. Алтухова Ю.П., акад. Таболина В.А., проф. Кондратьева Ф.В., священников иеромонаха Анатолия (Берестова), Николая Балашова, Максима Обухова.

Московский Патриархат Совет по биомедицинской этике

Заявление о фетальной терапии.

Несмотря на резкие протесты общественности, в России продолжает применяться так называемая фетальная терапия. В основе фетальной терапии лежит изъятие и использование тканей человеческих эмбрионов и плодов (лат. - fetus), жизнь которых искусственно прерывается на разных сроках, чаще всего 15-20 недель.

Фетальные - зародышевые - ткани вводят в организм людей, страдающих различными заболеваниями, а также в целях "омоложения" стареющего организма, и даже используют в производстве косметических средств. С научной точки зрения фетальная терапия представляется спорным методом лечения, эффективность которого нельзя считать доказанной, а негативные побочные действия окончательно выявленными. Методы фетальной терапии требуют использования тканей насильственно умерщвленного человеческого существа. Подобная практика способствует распространению и коммерциализации абортов, в том числе так называемых "абортов по социальным показаниям", проводимых на сроке беременности до 22 недель, разрешенных в России с 1996 года и запрещенных в большинстве стран мира. Осуждая аборт как смертный грех, Совет по биомедицинской этике высказывает убеждение, что он не может быть оправдан и в том случае, если от уничтожения зачатой человеческой жизни кто-то другой, возможно, будет получать пользу для здоровья.

Само существование данного вида "лечения" свидетельствует о глубокой духовной поврежденности, моральной деградации общества, отвернувшегося от Бога. Мы считаем, что применение фетальной терапии является тяжким грехом как для тех, кто ее проводит (врачи и пациенты), так и для матерей, соглашающихся на использование своих детей в этой процедуре.

Совет по биомедицинской этике настаивает на законодательном запрещении фетальной терапии.

27 марта 2000 года.http://orthomed.ru/pms.php?id=communities.sovet.00013

+1

3

Старица Антония и ее молитвы о убиенных младенцах .

http://antoniya98.ru/clip_image002.jpg

Исполнилось сто лет со дня рождения схимонахини Антонии (Кавешниковой Анастасии Яковлевны, в монашестве Аполлинарии, 1904-1998), старицы, дарованной России для укрепления веры.

Тернистым был ее жизненный путь. Смиренно, терпеливо несла она тяжелейший крест семейной жизни, ГУЛАГа, психушек. Испытав ее верность, Господь дал ей, уже монахине, затем и схимонахине, великие дары. Зрение прошлого, будущего, сокровенного, а, главное, воли Божией, помогло многим людям определить их призвание. Кому монашество, кому замужество…

По молитве старицы сходила на людей милость Божия, избавляя наркоманов от неминуемой гибели, изгоняя бесов из одержимых, возвращая к жизни смертельно больных, вытаскивая отчаявшихся из безысходности, даруя чадородие бесплодным и всегда исправляя душу, направляя к Богу, соответственно меняя и жизнь. Обращалась ее молитва к делам соборной жизни. Способствовала стремительному восстановлению Крыпецкого монастыря, как об этом можно прочитать в книге «Крыпецкая обитель» (Издание второе, 2001). Молилась об обретении мощей преподобного Корнилия Крыпецкого. Твердо сказала: найдутся! Утром 23 июля 1997 года мощи были обретены под корнями дерева — в день преп. Антония Печерского, основателя русского монашества, чье святое имя носила схимонахиня Антония.

«Знаю, что схимонахиня Антония усердно молилась Господу об открытии места захоронения блаженного Корнилия и обретении его святых мощей. Верю, что её молитва влилась в единый духовный поток с молитвами многих ныне здравствующих подвижников и прошениями небесных покровителей нашего монастыря», — пишет настоятель монастыря игумен Дамаскин в газете «Русь Державная» (2001, № 1).
В 1920 году большевики впервые в мире легализировали аборты, спровоцировав сползание и всего мира к ужасу детоубийству. Полились реки младенческой крови (200-250 миллионов истребленных жизней в России на одно поколение живущих). Могла ли взирать без скорби на неслыханную жестокость Матерь Божия? Она явилась матушке и открыла ей, как нужно молиться о загубленных младенцах. Молитвы, восстанавливающие порушенные узы естественной любви матери и младенца, способные вызволить Россию и мир из бездны дьявольского ожесточения сердца, резко меняли жизнь тех, кто их исполнял.
Последнее упокоение старица нашла в Никольском Черноостровском монастыре в Малоярославце (монастырское кладбище находится за оградой, справа от обители)
После отшествия схимницы ко Господу чудесным содействием Божиим буквально из ничего воссоздалась ее жизнь в подробностях, нашлись ее духовные дети со всех концов России. На основании собранных материалов были написаны две книги о матушке: «Я испытал тебя в горниле страданий» А. Трофимова (М., ) и «Помяните мою любовь» В. Медушевского (М., 2004)

Оригинальный текст на сайте http://antoniya.ru/
http://antoniya98.ru/index/o_molitvakh/0-6

Отредактировано Дарина (2012-04-21 21:19:55)

+1

4

Молодые, красивые, жизнерадостные и милые... Господи, ПОЧЕМУ они это делают?!!

0

5

Алексей Серёгин написал(а):

ПОЧЕМУ

Это обычный эгоизм.
Даже котят топят, потому что не хотят всего-то, месяц повозиться - кормить, присматривать за ними, пристраивать их потом...
Я - вот что главнее, не он, она или они, а Я!

+2

6

Еще раз о православном отношении к абортам

«Право» женщины на аборт  - это, пожалуй, одно из основных завоеваний т.н. эмансипации, даже разрешение разводов не имеет такого значения.  Почему же, к примеру, эвтаназия, запрещена в большинстве стран, мы все понимает бесчеловечность убийства тяжело больных и стариков, видим в этом явлении проявление фашизма? А вот убийство не рожденных детей, да еще в условиях практически вымирания белой расы, еще вызывает вопросы, споры, даже демонстрации?

Мне вспоминается наша семейная история. Моя бабушка работала фельдшером в Монголии в конце 30-х годов ХХ века, когда только закончились события на Халхин-Голе.  Столица этого государства тогда представляла собой несколько юрт, а рождаемости не было вообще. Причем местные люди уже начали забывать, как выглядят младенцы. Когда на свет Божий появилась моя мама, посмотреть на такое, без преувеличения, чудо как новорожденный ребенок, собрались практически все жители вымирающей страны. Причиной такого бедствия стал бытовой сифилис, с которым успешно справились наши медицинские специалисты. Естественно, что вопрос об абортах даже не стоял. Так неужели нужно дойти, что называется, «до края», чтобы понять истинную ценность человеческой жизни?!

Демографические проблемы, чтобы не сказать – катастрофа, постоянно поднимаются  священниками и мирянами Русской Православной Церкви. Святейший Патриарх  Кирилл, находясь с визитом в Болгарии, отметил: «Мы знаем, что сокращение рождаемости, особенно в благополучных странах, обусловлено не тем, богаты или бедны их жители, а тем, что они не хотят брать на себя повышенных обязательств и жертвовать собою ради детей. Понятие жертвенности уходит из жизни людей еще и потому, что многие не могут понять: а почему и во имя чего я должен жертвовать что-то другому человеку? Живем один раз, так зачем я должен оторвать от себя что-либо и отдать кому-то еще? Психология потребления, которая сегодня становится господствующей, вытесняет саму идею жертвенности».

Современные люди боятся ответственности. Семья, дети – это так тяжело, лишний ребенок – лишний рот, зачем плодить нищету, -  вот их аргументы. Но ведь и аборт – это тоже ответственность: за лишение жизни маленького человека, за здоровье не состоявшейся матери, да и не полноценный отец тоже несет ответственность.

В России законодательный запрет абортов на государственном уровне обсуждается. На Украине такой законопроект уже внесен на рассмотрение Верховной Рады – местного парламента.  Конечно, это политическая дань предстоящим выборам.  Но для основной массы населения именно предвыборный период – часто единственная возможность получить хоть что-то от т.н. «народной» власти.

Вот, как говорит об этом Высокопресовященнейший Агафангел, митрополит Одесский и Измаильский: «Подобная инициатива может вызвать только полное одобрение и солидарность, какими бы общественными силами она ни была предпринята. Отношение Православной Церкви к абортам однозначное - это грех детоубийства, самое страшное, что только могут совершить родители по отношению к своему ребенку. Вот, что говорится по этому поводу в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви: С древнейших времен Церковь рассматривает намеренное прерывание беременности (аборт) как тяжкий грех. Канонические правила приравнивают аборт к убийству. В основе такой оценки лежит убежденность в том, что зарождение человеческого существа является даром Божиим, поэтому с момента зачатия всякое посягательство на жизнь будущей человеческой личности преступно».

Нам говорят о том, что запрет абортов – это посягательство на права женщин. Приводится также аргумент, что Бог наделил людей даром свободной воли, поэтому женщина имеет право сама определять, что ей делать, но потом отвечать за последствия. «Любое право одного оканчивается там, где начинается право другого, - считает Владыка Агафангел, - И здесь следует строго подчеркнуть полноту ответственности не только женщин, но и мужчин, иногда по вине, которых женщина вынуждена пойти на этот отчаянный шаг. Так называемая свобода выбора несопоставима с бесценным даром жизни, которым наделен Творцом каждый человек с момента зачатия. Ведь во всех иных случаях общество осуждает любое посягательство на человеческую жизнь. Почему же в этом случае делается исключение? Признавая право на совершение аборта, государство и общество вносят червоточину бесчеловечности и аморальности в основные принципы своего бытия. Но и помимо нравственной стороны вопроса, необходимо сказать об иных угрозах для жизни нашего государства, население которого уменьшилось на несколько миллионов человек и продолжает стремительно сокращаться. Речь идёт уже о вымирании нации. И одна из главных причин этого - именно аборты. Помимо прямого воздействия на сокращение численности народа Украины, аборты имеют и косвенные негативные последствия. Речь идет о психическом и физическом здоровье матери, которому наносится непоправимый ущерб. Зачастую последствием одного или нескольких абортов становится полная неспособность женщины к дальнейшему деторождению. Да и само общество, признающее право матери на убийство находящегося в её утробе младенца, не может быть цельным и здоровым, не может иметь твердых моральных основ своего существования, а потому неизбежно обречено на неуклонную деградацию и вымирание, что мы с сожалением и наблюдаем сегодня». Трудно не согласиться и не признать мудрость и абсолютную правильность слов Одесского Архипастыря, которые ставят все понятия, искаженные в наше апостасийное время, что называется, «с головы на ноги».

Но у борцов «за права женщин» есть еще аргументы, в их числе такой, что с запретом легальных абортов, возрастает количество криминальных, с тяжелыми, часто смертельными последствиями. А также такой, что если женщина решила сделать аборт, то она его все равно сделает, вне зависимости от запрета.

В качестве иллюстрации приведу рассказ своей родственницы, которая делала подпольный аборт, несмотря на отсутствие запрета. Операция проходила дома у женщины-гинеколога, на кухне, на столе, за которым ее семья обычно принимала пищу. Причем в это же время муж и дети врача в соседней комнате смотрели телевизор. Операция проходила без наркоза, несчастная жертва, а только так я и могу назвать свою родственницу, кусала от боли губы и руки, а когда все уже закончилось, она вышла из этого дома и взмолилась к Богу, о котором только-только вспомнила: «Господи, сделай так, чтобы у меня никогда больше не было детей!» И Бог ее услышал, прошло время, женщина повторно вышла замуж, снова захотела стать матерью, но больше не смогла…

Кроме жуткого ощущения полного отсутствия какой-либо морали, рассказанная мной история свидетельствует о том, что отнюдь не запрет абортов порождает подпольные операции. «По поводу рассуждений о том, что, мол, желающие сделать аборт все равно найдут незаконные пути к достижению цели, то такая логика абсолютно порочна, - говорит митрополит Агафангел, -  В таком случае, не надо и наркотики запрещать - ведь всегда будут изыскиваться пути к их нелегальному распространению, не надо запрещать и взяточничество - желающие дать или получить взятку будут изобретать все более изощрённые способы обойти закон, и так далее. Не об этом нам должно думать, а о том, как уберечь, зачастую еще мало, что разумеющих молодых людей, будущих матерей и отцов, от непоправимого шага. Для этого важны не только запретительные меры (которые, безусловно, должны иметь место, в том числе, и в отношении бесчестных врачей, если таковые будут попирать закон), но и разъяснительные, и поощрительные. Нужна масштабная социальная позиция общества и целенаправленная государственная программа по воспитанию в народе, особенно у молодого поколения, таких духовных и социальных ценностей, как семья, материнство, благоговение перед бесценным даром жизни. Необходимо прививать молодежи чувство ответственности за свои деяния, за судьбу семьи, народа и страны».

Наверное, не только мне кажется, что государство – в смысле разных ветвей власти - боится запрещать аборты законодательно. Почему-то  наши госчиновники очень боятся, что нашу страну назовут не демократичной. Парадокс в том, что чем больше они боятся, тем громче на западе говорят об отсутствии демократии в России или на Украине.

«К сожалению, Церковь на сегодняшний день не обладает теми мощными информационными возможностями, которые имеет государство. Необходимо, чтобы государство в союзе со всеми здоровыми силами общества и, прежде всего с Украинской Православной Церковью, являющейся той Церковью, к которой искони принадлежал украинский народ и которая сегодня охраняет его вековые духовные традиции, занялись осуществлением целенаправленной политики по борьбе за ценности семьи и материнства, начиная от школьной скамьи. Если все мы не поставим перед собой такой цели – значит, общество наше не сможет решить ни нравственных, ни государственно-политических, ни экономических задач, стоящих перед ним. Оно станет во всех смыслах бесплодным», - считает Владыка Агафангел.

Ведь именно этого – полного вырождения русского народа (в широком смысле) и добиваются наши западные «партнеры», эти волки в овечьих шкурах, генетические враги Русского Государства. Им необходима наша благодатная жизненная территория, но без народа, населяющего ее.

«Самое главное, чего мы все, граждане Украины, добьёмся принятием данного закона - это снятие с государства и общества в целом тяготевшего над ними долгие годы тяжкого груза сопричастности этому страшному греху и нравственной ответственности за его широкое и безнаказанное распространение»,  - это тоже слова Одесского Святителя, с которыми трудно не согласиться,  и можно только призвать российских законодателей не только последовать примеру украинских депутатов, но и показать им пример, запретив аборты. Ведь законодательно запрещена пропаганда гомосексуализма во многих регионах Российской Федерации, и никакие вопли т.н. «правозащитников» никого не волнуют.

Сегодня стоит вопрос о выживании белой расы вообще, и русского народа, в частности. В этом утверждении нет никакого расизма или нацизма. По греховности своей человек не может сам ограничивать себя, нам нужны законы. Без них наша цивилизация просто уничтожит сама себя. В числе таких необходимых ограничителей – законодательный запрет абортов на государственном уровне. Иного пути нет. Вернее есть, - в то состояние, когда дети становятся чудом, как в Монголии 30-х годов.

Ольга Кравец

http://3rm.info/23972-esche-raz-o-pravo … ortam.html

+1

7

http://www.fotolink.su/pic_b/d1bedd793c4557e645c7a7b1c6c0c709.jpg
с книги "Духовное путешествие слепой девушки. Схимонахиня Сергия"

Отредактировано Vitaliy (2012-05-22 14:23:34)

+1

8

Вы меня простите, друзья, но ничего кроме противления, подобные тексты во мне не вызывают. Ну ладно мать наказывается, это понятно, но дитя при чем? В чем его вина? Как модератор удалять материал не буду и даже просить не буду , но как православная христианка, я считаю такие вот изыски - прелестью или откровенной ложью.

0

9

  http://www.pravpiter.ru/zads/n028/ta001.htm

Отредактировано иван (2012-05-22 22:49:31)

0

10

Младенцы в аду БЫТЬ НЕ МОГУТ! Господь не садист и даже если младенец здесь на земле умирает от болезни, травмы несовместимой с жизнью, его убивают и т.д., то он попадает в рай, потому что Он, Господь милостив и утрет всякую слезу, а уж тем более слезу невинного младенца.

+1

11

Иван, сори, не верю.

+1

12

Младенцы в аду БЫТЬ НЕ МОГУТ! Господь не садист и даже если младенец здесь на земле умирает от болезни, травмы несовместимой с жизнью, его убивают и т.д., то он попадает в рай.

Попадают,  но если они крещенные… если же нет (а до рождения этого никак не может произойти) – они находятся в а аду до того момента пока туда не попадают их родители. Из фильма о р. Б. Андрее.

0

13

Те кто считают, что Господь может отправить невинно-убиенную душу в ад - клевещут на Господа.
Что касается ролика который выложил Иван, эти страшные видения скорее были даны женщине для вразумления, было показано, какие муки терпел младенец во время аборта. Блин, неужели кто-то думает что в аду реально летают хищные птицы и пожирают детей?
Вспомните вифлеемских младенцев, они тоже не были крещены святой водой в православном храме, но удостоились славы святых, ибо крестились кровью.

+2

14

Страшный грех абортов. Cтарец Паисий Святогорец
— Геронда, одна сорокалетняя госпожа, мать взрослых детей, забеременела и сейчас уже на третьем месяце. Ее муж настаивает на аборте и угрожает, что в противном случае разведётся с ней.

— Если она сделает аборт, то расплачиваться за него будут её другие дети — болезнями и несчастными случаями. Сегодня родители убивают своих детей абортами и лишаются благословения Божия. В прежние времена, если младенец рождался больным, то его крестили, и он умирал как ангелочек. И не было оснований беспокоиться на счёт его загробной участи. У родителей оставались другие — крепкие — дети, и при этом с родителями пребывало и благословение Божие. А сейчас детей крепких родители убивают абортами, а детей больных стараются силой удержать в этой жизни. Родители ездят по англиям да по америкам, чтобы вылечить своих больных детей. Таким образом из поколения в поколение дети рождаются всё менее и менее здоровыми. Потому что если родителям удастся вылечить своих детей и они не умрут и вступят в брак, то рождённые ими дети тоже могут быть больными. Видишь, что из всего этого выходит? А вот если бы родители рождали не одного, а нескольких детей, то им не приходилось бы так убиваться, скитаясь по врачам и заграницам, чтобы продлить жизнь ребёнка больного. Больной ребёнок уходил бы к Богу. И уходил бы к Нему как Ангел.

— Геронда, я где-то читала, что ежегодно во всем мире совершается 50 миллионов абортов [1], от которых умирает 200 тысяч женщин.

— Детей убивают потому, что если народонаселение умножится, то, как говорят, живущим нечего будет есть, людям не будет хватать необходимого. Но ведь пустует столько площадей, столько лесов, а при современных технических средствах их можно быстро превратить, к примеру, в оливковые рощи, которые можно раздать неимущим. И при этом нет опасности, что вырубка лесов приведёт к нехватке кислорода, потому что на месте диких деревьев будут посажены деревья культурные. В Америке сжигают пшеницу, а здесь, в Греции, фрукты и другие плоды закапывают в землю [чтобы они не падали в цене]. А тем временем в Африке люди умирают от голода. Когда в Абиссинии была страшная засуха и люди умирали от истощения, я попросил знакомого судовладельца, который помогает людям в подобных случаях, обратиться с просьбой к тем, кто закапывает фрукты и овощи в землю, и попросить их бесплатно загрузить ими корабль, чтобы отвезти голодающим. Но как он ни просил их об этом, они ответили ему отказом.

Сколько же тысяч человеческих зародышей ежедневно убивают! Аборт — это страшный грех. Аборт — это убийство, и не просто убийство, а убийство очень тяжкое, потому что убивают некрещёных детей. Родители должны уразуметь, что жизнь человека начинается с момента его зачатия.

Однажды ночью по произволению Божию мне довелось пережить страшное видение. После этого я понял, что такое аборты! Была ночь на вторник Светлой Седмицы. Как обычно, я зажёг две свечи и поставил их в две консервные баночки. Обычно эти свечи горят и в то время, когда я сплю. Я ставлю их за тех, кто страдает душевно и телесно — я отношу к ним и живых, и усопших. И вот в двенадцать часов ночи, творя Иисусову молитву, я увидел большое, огороженное каменной изгородью поле. Поле было засеяно пшеницей, всходы едва-едва начали подрастать. Стоя за изгородью, я зажигал свечи за усопших и ставил их на каменную стену. Слева виднелась безводная, бесплодная местность — одни скалы и каменистые обрывы. Эта местность не переставая тряслась от сильного гула, в который сливались тысячи душераздирающих, разрывающих сердце криков. Даже самый чёрствый человек, услышав это, не мог бы остаться равнодушным. Страдая от этих криков и не понимая, что происходит, я услышал голос, говорящий мне: "Поле, засеянное ещё не начавшей колоситься пшеницей, — это усыпальница душ умерших, которые воскреснут. В месте, сотрясающемся и дрожащем от душераздирающих криков, находятся души детей, убитых абортами". Пережив такое, я уже не мог прийти в себя от той великой боли, которую испытал за души этих детей. И лечь отдыхать тоже не мог, несмотря на то что очень устал.

— Геронда, а можно ли что-то предпринять, чтобы был отменён закон, легализующий аборты?

— Можно, но надо, чтобы государство, Церковь зашевелились — чтобы люди узнали о тех последствиях, к которым приведёт недостаток рождаемости. Священники должны объяснить людям, что закон об абортах противоречит заповедям Евангелия. Врачи — со своей стороны — должны говорить о тех опасностях, которым подвергается делающая аборт женщина. Посмотри: европейцы, имея воспитанность, передали её в наследство и своим детям. Мы же, имевшие раньше страх Божий, потеряли его и не оставили в наследство будущему поколению ничего. Поэтому сейчас мы разрешаем аборты, узакониваем гражданский брак...

Если евангельскую заповедь нарушает один человек, то ответственность падает на него одного. Однако если что-то противоречащее заповедям Евангелия становится государственным законом, то гнев Божий приходит на весь народ — для того чтобы его воспитать.
____________________________________________________________
1) Произнесено в 1989 году.

+2

15

Есть такая книга "Страшный Суд Божий, видение Григория, ученика святого и богоносного отца нашего Василия Нового Цареградского".
Цитата: "Потом Господь повелел отделить от левой стороны слепых, не ходивших по мановению Божию. На них не было ни печати зла, ни печати добра. Господь посмотрел на них, сжалился с кротостью. На родителей же их грозное обратил внимание, осуждая их, что не постарались просветить их Святым Крещением. И повелел Господь святым Своим Ангелам даровать им место покойное на полудне, Западе, и несколько причастное наслаждению вечной жизни, но чтобы они не видели лице Божие.

Они велегласно прославили Бога: "Всемилосердный Владыко, владеющий жизнью и смертию, благословен Ты и благ, и милосерд, потому что Господь жизни и смерти лишил нас временной жизни неисповедимыми Твоими судьбами, и потому одного просим у Тебя: "Помилуй нас, Господи". - И даровал ми Господь малое утешение.

Это были некрещеные младенцы. Возрастом все они были одинаковы. Прославили они благость Божию за Его милость и вошли в покой, уготованный им от Господа."

http://lib.rus.ec/b/205356/read

Оксана написал(а):

Те кто считают, что Господь может отправить невинно-убиенную душу в ад - клевещут на Господа.

Согласна.

+3

16

Старец Николай Гурьянов. Мама

Мама, мама, что ты мыслишь?
Что ты хочешь сотворить?
Кровный плод своего чрева
Тайно хочешь погубить?
Разве ты об этом мама не слыхала ни когда,
Что и плод убит тобою ждет Господнего Суда.
Светлым днем иль тайной ночью ты убийство совершишь
Ты загубишь меня мама и опять на грех спешишь.
Знай же мама, я все вижу. Хоть загублен я тобой
Но душа моя живая снова встретится с тобой.
Моих братиков, сестричек ты за рученьки ведешь.
Они светлые, как солнце, а ты мрачная идешь.
Ты заходишь в Храм Господень, перед Господом стоишь,
И печальными глазами, на Спасителя глядишь.
Твое сердце скорбь тревожит,
Заливает глаз слеза.
За живых ты Бога молишь, за меня же - никогда.
Я живу во тьме без света в бесконечной темноте,
Жду я, мама, суд Господень и тревожусь о тебе.
За сестричек и братишек свечу Богу ты теплишь,
Милостынею обильной бедных странников даришь.
Про меня ты позабыла и не хочешь вспоминать,
И убогому страдальцу милостыню оказать.
Ты подумай, моя мама, что умерший я лежу:
Все я вижу, все я слышу, но сказать я не могу.
Моих братиков, сестричек породила ты на свет,
Покрестила, причастила, у меня крещенья нет.
Ты послушай моя мама, как рыдает вся земля.
Как младенцы горько плачут, жалясь Богу на тебя.
Ты не думай моя мама что ты вечно будешь жить,
Но придет смерть с косою душу с телом разлучить
Вот тогда-то, моя мама, повстречаемся с тобой.
Ты со скорбью, со слезами скажешь мне:
"Сыночек мой!
О, какой же ты красивый, стройный юноша стоишь.
Не ужели ты здесь вырос, со мной
убийцей говоришь."
Сын готов простить убийство своей матери родной,
Но Господь строго накажет за нарушенный закон.
Господь строго судить будет неразумных матерей
За убийство в своем чреве своих собственных детей.
Без свидетелей осудит муку вечную терпеть.
Страшно будет после смерти в реке огненной гореть.
Мама, мама, я взываю, за душу твою скорблю,
Не губи ты больше души, пожалей душу свою.
Всех сестренок и братишек не учи ты злым делам,
Потому что время близко, время Страшного Суда.
Помяни, Господи, всех безымянных младенцев и
окрести их в море щедрот Твоих.

Отредактировано nora (2012-06-26 17:55:28)

+3

17

Исповедь биологического отхода

Начну с самого главного. Я, как и все те, кто читает эти строки, – «биологический отход». Так считают наши законы. Во всяком случае, я был им чуть больше 30 лет назад. Я в хорошей компании – в 1799 году «биологическим отходом» был Александр Сергеевич Пушкин.

Я не могу понять этой страшной логики. Допустим, человек должен родиться 1 января. Означает ли это, что 31 декабря в 23 часа 59 минут он еще не имеет права на жизнь, а на следующий день его уже защищают государственные законы, и никто не может его просто так выкинуть в мусорную корзину? Неужели 1 день или 2 месяца до рождения ребенка дают кому-то право его убивать? Я сейчас не буду пускаться в долгие разговоры о плохих родителях и сложных жизненных условиях. Я хочу, чтобы каждый из нас услышал главный вопрос, обращенный и ко мне лично: «Способен ли я, Андрей Зайцев, при каких-то условиях на убийство человека?»

К сожалению, возможно ответ мой будет положительным. В нежелательной мне трагической ситуации, когда нужно будет выбирать между жизнью моей жены и моего будущего ребенка, я не могу выбрать ребенка. Это ужас, которого я никому не желаю.

Но вряд ли все двести человек, чьи дети остались лежать в мусорных баках, стояли перед этим нечеловеческим выбором. Скорее всего, они послушались «умных» советов о том, что не нужно спешить заводить детей, что сперва нужно сделать карьеру, купить машину или просто пожить для себя. Их убеждали в том, что человек, живущий какое-то время в них – просто мусор, от чьего появления могут расстроиться родители или уволить с работы. Эти разговоры – часть нашей повседневной жизни. Мы не обращаем на них внимания, мы с легкостью кидаем вслед многодетным семьям упреки в том, что они не умеют пользоваться презервативами, мы не готовы пустить в свою жизнь другого человека.

Как любой будущий отец, я тоже боюсь, что мне будет тяжело, что я не заработаю достаточно денег на семью, что мне тяжело будет спускать коляску с 5 этажа без лифта. Когда в моей семье появится долгожданный нами младенец, я не знаю, как я себя поведу – возможно, буду скандалить, стану совсем нервным, но я знаю одно – я изо всех сил буду стараться дать своему сыну или дочери все лучшее, на что способен. Вот уже четыре годы мы хотим, чтобы в нашу семью пришло это чудо. Я стараюсь поддерживать свою жену, говорю ей о том, что наша любовь не зависит от наличия детей, но внутри себя я очень хочу, чтобы мой род не окончился на мне. Я понимаю всю ответственность этой роли, я помню слова Владимира Легойды о том, как он, взрослый мужчина, переживал, когда заболела его дочь. Я благодарен ему за то, что он написал об этом целую колонку, и я знаю, что для него, его дочка никогда не была и не могла быть «биологическим отходом». В моей голове не укладывается, что человека можно любить по щелчку пальцев, и что любовь эта начинается одновременно с выдачей свидетельства о рождении или повязывания бирки в роддоме. Прав мой коллега Александр Ткаченко, высказавший мнение, что можно выбросить в корзину все достижения науки о внутриутробной жизни младенца, если мы до рождения считаем ребенка биомассой. В этом случае нам остается сделать лишь следующий шаг – сбрасывать некрасивых детей, уродливых взрослых и немощных стариков со скалы. Во всей этой ситуации я обвиняют только самого себя – больше 20 лет я нахожусь в Церкви, больше десяти лет занимаюсь журналистикой, учил детей в школе, преподаю в ВУЗе. Многие люди, считающие себя верующими и порядочными, тоже где-то трудились. Получается, что все это время каждый из нас не нашел слов, чтобы объяснить людям, что нельзя выбрасывать детей в мусор. Вся страна не нашла этих слов, чтобы поддержать женщину, готовую сделать аборт от этого шага. Мы, христиане, не смогли рассказать молодому отцу, что не нужно бояться собственных детей, и он настоял, чтобы его невеста или жена сделала аборт.

Есть ли выход из этой ситуации? У меня нет ответа на этот вопрос. Я очень хорошо помню слова митрополита Антония Сурожского о том, что некоторым детям со страшными врожденными пороками лучше и не рождаться на свет. За эти слова владыку очень сильно ругали, но они были сказаны в конкретном интервью при ответе на заданный вопрос. Но в отличите от митрополита Антония, мы не воспринимаем аборт как ужас, как убийство, мы стали рассматривать его как рутинную процедуру. Если открыть газеты с рекламой, то аборт на поздних сроках будет стоить гораздо дешевле, чем систематическое лечение от бесплодия или ЭКО. Не может такого быть в нормальном обществе.

Убийство не может быть доступнее для людей, чем возможность подарить жизнь другому человеку.

В противном случае мы действительно становимся биологическими отходами, несмотря на факт собственного рождения.

Андрей Зайцев

http://3rm.info/26541-ispoved-biologich … thoda.html

0

18

Иродов грех. Новые оправдания смертного греха

В Свердловской области в лесу у трассы Екатеринбург – Нижний Тагил в синих емкостях для воды были обнаружены 248 мертвых неродившихся младенцев. После всего ужаса, показанного по ТВ, любой нормальный человек должен воскликнуть: «Доколе мы будем убивать своих собственных детей? Расчленять их на части, делать из них крема, мумифицировать в формальдегиде, спускать останки человеческих рук и ног в канализацию? Немедленно остановите аборты!»

Но наш народ, в основной своей массе состоящий из детоубийц в уже третьем поколении, сегодня возмущается: «Почему врачи «медицинские отходы группы Б» не скрыли от общественности, не зарыли в землю или не сожгли?». Так сказать с глаз долой, из сердца – вон! Ведь на бирках у трупов 15-20 недельных абортированных младенцев написаны фамилии и номера палат, куда женщины пришли для того, чтобы убить свое дитя. Сегодня обнародованы лишь 248 из миллионов этих печатей, бирок, надписей, которые получат детоубийцы и на страшном суде. Там тоже все записано: вес убиенного, дата, и место, где все произошло. Так же, как в уголовном деле скрупулезно описываются подробности изнасилования и убиения маньяками детей, так и здесь все ранее скрытое под черным покровом смерти, вдруг обнаружит свою страшную правду, которая вопиет к совести человека: «Вы – детоубийцы, служители Ирода и Каина, служители сатаны! Прекратите убивать своих собственных детей!»

Сегодня в России большинство врачей даже и не подозревают о том, что они призваны на свое служение для спасения и защиты жизни человека. Современные гинекологи-абортмахеры живут среди нас, пьют по утрам кофе и вежливо здороваются с нами при встрече на лестничной площадке. Но когда они приходят на работу в государственный или коммерческий абортарий, то сразу же теряют человеческое подобие и превращаются в кровожадных зверей. Они вооружаются смертельным оружием, кюретками и абортцангами и каждый день выходят на кровавую охоту за нерожденными, которые не способны сами себя защитить или спрятаться от них. А если вдруг кто-то передумал отдавать им на расчленение свое дитя, то гинекологи-детоубийцы бегут за все еще беременными, предлагая все сделать безопасно, или даже звонят домой, уговаривая отдать на заклание младенца, и запугивая мать картинами страшных болезней и смерти.

Такова психология убийцы-маньяка, который не может остановиться и прекратить убивать. На ежедневную кровавую охоту его выводит за руку сам сатана, «человекоубийца от начала». Но по ночам к этим так называемым врачам приходят «мальчики кровавые в глазах», о которых мне рассказывал один из гинекологов. Он не может нормально спать, но и прекратить убивать он не может. У него нет сил для покаяния в смертных детоубийственных грехах, он намертво прикован к ним цепью, которая крепче железа.

Но армия детоубийц состоит не только из женщин, идущих на аборт и врачей, которые его выполняют. Ее передовую когорту составляют законодатели, депутаты Госдумы РФ, которые обеспечивают легальное прикрытие детоубийства в законе, а также их приспешники-помощники.

Вот их недавние проабортные предложения и инициативы: насильственные аборты для несовершеннолетних и недееспособных; детоубийство в законе, но только не за мои православные деньги; аборты только после информированного добровольного согласия и после консультации с психологом; незаконный аборт это детоубийство после 12 недель, кроме медицинских и социальных показаний – все остальные случаи – законное право детоубийц. А за предложением о «неделе тишины» – вечность, в которой только слышны безмолвные крики миллионов убиваемых младенцев.

Ежегодно у нас делается порядка 5–6 млн незаконных абортов в год. Незаконных, потому что они делаются на сроках, когда проводить их уже нельзя. Это небезопасно для матери и, это уже убийство достаточно зрелого плода. Находка в контейнерах — это уже не эмбрионы, а человеческие плоды — неродившиеся убитые человеческие существа (Из интервью главы комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Елены Мизулиной корреспонденту газеты Известия, 24.07.2012).

Понятно, что Е. Мизулина Святителя Василия Великого, который считал нерожденного младенца с момента зачатия человеком, не читала. Для Святителя все внутриутробные дети – это дети Божьи, которым Бог даровал бессмертную душу по своей любви к человеку. Но для Мизулиной – эмбрионы до 12 недель беременности обрекаются для детоубийства в законе, и получается, что они к homo sapiens не относятся. Но после 12 недель – это уже совсем другое дело, это – неродившиеся человеческие существа со всеми вытекающими из законодательства РФ последствиями.

Мизулина также выступает на стороне матери-детоубийцы, для которой убивать ребенка на больших сроках беременности по ее словам «небезопасно».

Женщины, наверное, и не знают, что происходит после аборта,- участливо спрашивает корреспондент “Известий” Мизулину.

Мы уже предлагали внести поправку в закон об охране здоровья,— отвечает она,- необходимо ввести обязательное информирование женщины, куда идут так называемые медицинские отходы после аборта. Ведь без согласия женщины их никуда использовать нельзя. То, что происходит сейчас в этом деле, это абсолютно неконтролируемая ситуация. 20–22 недели — этот абортивный материал идет на стволовые клетки, на фармакологические косметологические цели. Спрос на такой материал — огромный!

Представьте улицу, на которой горит реклама огней: «Аборты – дешево, только после всестороннего информирования женщины», «Мы не выбрасываем эмбрионы после абортов, мы аккуратно спускаем все медицинских отходы в канализацию», «Женщины, сдавайте абортивный материал для медицинских целей только на законных основаниях!» или «Покупаем волосы взрослого человека и органы нерожденных для косметологических целей! Лицензия имеется».

Очень много указывает на криминальный характер действий медиков, которые привели к такому большому числу неродившихся детей,- добавляет Мизулина, лишний раз подчеркивая, что криминалом для нее является только детоубийство, которое осуществляется не в соответствии с законами РФ.

Гинеколог Липман, комментируя по ТВ ситуацию с выброшенными в лес трупами нерожденных младенцев, говорит: О каких подпольных криминальных абортах идет речь, когда на аборт в России женщины выстраиваются в очередь?

12 июля 2012г. Мизулина Е.Б. уже внесла поправки в Административный и Уголовный кодексы, предусматривающие за незаконные аборты как административную, так и уголовную ответственность.

Во-первых, мы (внесенным законопроектом) вводим административную ответственность за то, что нарушены правила “недели тишины”, или сроки прерывания беременности – аборт допускается до 12 недель, свыше – только если есть утвержденные Минздравом медицинские показания или исчерпывающий перечень социальных показаний,- пояснила Е. Мизулина.
Если это не соблюдено, – это прямое нарушение закон.- подчеркнула она,- Предусмотрены штрафы, “для граждан – максимум 5 тыс. руб., для должностных лиц – 50 тыс. руб., более высокие санкции для юрлиц. Эти нормы распространяются как на государственные, так и на частные клиники – на все виды медицинских организаций.

Эти законодательные поправки разрабатывала экспертная группа при комитете Мизулиной по совершенствованию законодательства в сфере профилактики абортов, в которую входят о. Максим Обухов, о. Димитрий (Першин), И.В. Силуянова и др. Уже не в первый раз священнослужители РПЦ принимают участие в процессе регламентации детоубийства, который отменяет заповедь Божью «Не убий!»

Снова и снова Православную церковь тянут в грязную политику, которая рассматривает заповеди Божьи как изменяемый и обсуждаемый компонент жизни. Но Святые Заповеди Божьи для православного христианина – непререкаемы. Они – столп и утверждение истины, которые никакими человеческими законами Мизулина, о. М. Обухов и о. Д. Першин изменить не могут.

Сейчас мы сражаемся либо на стороне Христа, либо на стороне диавола. Кто с кем – расстановка сил предельно ясна. Во время оккупации ты становился героем, если не приветствовал немца. Сейчас ты становишься героем, если не приветствуешь диавола… (св. Паисий Святогорец).

Православная Церковь должна отделить свою Святую Евангельскую позицию от очередных людоедских законодательных поправок, которые оскорбляют и попирают Закон Божий, которые толкают Россию в ад.

Нет ничего хуже оправдания гнусного детоубийства беззащитного внутриутробного дитя. И если православные священнослужители участвуют в законодательных процессах по регламентации смертного греха детоубийства, то они предают этим Православную веру, и своего Господа, который сказал о всех нерожденных детях: «Не убий!».

Сегодня миллионы людей, которые носят на себе православный крест, убивают миллионы нерожденных детей, которые никогда не сподобятся Святого Крещения.

И если Православная Церковь молчит, когда вся русская земля вопиет к отмщению за кровавую детоубийственную бойню, тогда мы обращаемся к Президенту РФ: “«Запретите аборты или снимите с себя крест!”

О.А. Селихова
http://www.3rm.info/26893-irodov-greh-n … greha.html

+1

19

0

20

Такие мы в 12 недель. Спасешь чужую жизнь - сохранишь свою.(ФОТО)
http://3rm.info/29567-kakie-my-v-12-nedel.html

http://3rm.info/uploads/posts/2012-10/1350810141_12-nedel.jpg

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC