Вверх страницы
Вниз страницы

ЗНАКИ ИСПОЛНЕНИЯ ПРОРОЧЕСТВ

Объявление

ПРАВИЛА ФОРУМА размещены в ТЕХНИЧЕСКОМ РАЗДЕЛЕ: http://znaki.0pk.ru/viewtopic.php?id=541

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



БЛАГОЕ СЛОВО

Сообщений 121 страница 140 из 209

121

Подлинный Апокалипсис тихо происходит в наших сердцах…
Тихий Апокалипсис

Последние годы тревожны как по Писанию: ужасные явления, землетрясения по местам, смятения и войны… и море «восшумело и возмутилось»… Словом, налицо «начало болезней». И мы с тревогой следим за последними новостями, обсуждаем их, ужасаемся, но не замечаем, как чужая беда, боль становятся частью глобального шоу. Тема Апокалипсиса давно стала чем-то отличным от подлинного содержания этого важного слова. Ведь слово «Апокалипсис» переводится как «Откровение» – это то, что открыто Богом для нашего вразумления, для того, чтобы мы трезвились, помня об истинной цели земной жизни, о необходимости достижении единства с Богом. Понятие Апокалипсиса у нас стойко ассоциируется со страшными, катастрофическими событиями мирового масштаба. И все мы знаем о внешних признаках приближения вселенской катастрофы. Много о них говорим, обсуждаем это. Но есть и другие, куда более важные, сокровенные признаки. Господь говорит, что в последние времена «по причине умножения беззакония во многих охладеет Любовь».
А апостол Павел добавляет – точно про нас, – что люди будут:

самолюбивы,
сребролюбивы,
горды,
надменны,
злоречивы,
родителям непокорны,
неблагодарны,
нечестивы…

Вот на что нам надо обращать внимание, вот чего страшиться больше землетрясений, цунами и радиации… Мы живем в эпоху глобального изменения климата. Я говорю не о погоде – пусть этим занимаются метеорологи. Речь идет о катастрофическом изменении человеческой природы. Кто-то возразит, что со времен грехопадения как раз ничего не изменилось ни в человеке, ни в человечестве в целом. Но это, увы, не так. Иначе не было бы Вселенского потопа и гибели Содома и Гоморры – этих горьких примеров массовой и катастрофической деградации со всеми вытекающими последствиями. Природа человека и общества в целом «удобопреклонна ко греху», по слову Святых Отцов, и в наше время это особенно очевидно. И подлинный Апокалипсис тихо и незаметно происходит в наших сердцах, только масштаб его не достиг той критической точки, когда стихии, разгоревшись, разрушатся, и земля и все дела на ней сгорят. Дух Христов уходит из нашей жизни, а водворяется прочно иной, страшный, сатанинский дух корысти, прагматизма, распущенности, равнодушия и безпредельного самолюбия. Вот живые примеры из недавних встреч. Он не может нормально ходить, а только передвигается, едва семеня, очень медленно, иногда останавливается и не может тронуться с места. Стоит, переминаясь с ноги на ногу, точно собираясь духом. Молчаливый, сосредоточенный человек. Я пару раз предложил помощь, но он вежливо отказался. Видно, как для него важно это личное преодоление. Он приходит в храм в любую погоду: летом в жару, когда плавится асфальт, и осенью в безпробудную слякоть, зимой в гололед (особенно опасный в его положении) и в весеннюю распутицу. Он идет и идет в храм, как будто восходя на свою незримую Голгофу. И только на днях я узнал мимоходом его историю. Толковый, работящий мужик, заботливый отец и верный муж, он еще недавно вел напряженную, полноценную жизнь, но вот – заболел. Что-то у него случилось с суставами, так что он теперь едва может передвигаться. А дальше произошло то, во что даже в наше бездушное время трудно поверить. Жена с тещей выгнали его из дома… просто так, ни за что… потому что заболел и стал обузой. И выписали… И он не стал судиться с ними. Захотел потерпеть напраслину ради Христа, понести свой Крест. Теща с женой воспитывают его 11-летнего сына так, что он стыдится отца. А тот переносит все смиренно и просто, никого не осуждая, говоря, что сын, повзрослев, станет, может быть, думать иначе… Его приютил нищий сосед в облупленной мазанке с прохудившейся кровлей и рассохшимися рамами. А рядом – в обнесенном каменным забором добротном коттедже осталась жена, которая его бросила, и те, кого он до сих пор по изумительному незлобию продолжает считать родными. Иногда ему нечего есть. И тогда приметливые и сердобольные бабульки собирают ему в пакетик масло, крупу, консервы и хлебушек – что придется. И он этому искренне рад, благодарит от сердца Бога и бабушек… А вот другая история, тоже из недавних: Подошла ко мне со слезами женщина. Я слушал ее, и мне казалось, что я попал в какой-то кошмарный сон. Женщина эта – супруга состоятельного господина. Они прожили в законном браке немало лет, и вот оказалось, что женщина больна онкологически и лечение будет стоить немалых средств. Тогда муж пошел к врачу и выяснил, каковы шансы на выздоровление. Врач честно признался, что незначительные, потому что болезнь запущена. Тогда муж сказал жене: «Дорогая, прости, но я не могу на тебя тратиться… это не рентабельно. Ты пойми: шансов, что ты поправишься, очень мало, а я потеряю все». Женщина, рассказывая это, рыдала взахлеб, и я не находил слов для ее утешения. Я только понимал, что Апокалипсис уже наступает. Здесь и сейчас. И опять же кто-то скажет: так было всегда! Да, всегда пребывали в мире и подлость, и равнодушие, и корысть. Но если использовать актуальную терминологию, то «уровень радиации» был иной. Не критический. А сейчас он не то чтобы «предельно допустимый», а уже давно «смертельно опасный». Мы так боимся радиации, столько говорим о ней, особенно сейчас, но не замечаем, что концентрация «частиц греха» в воздухе давно превышает допустимые нормы. Но опасности мы не чувствуем, потому что перестали слышать голос собственной совести, этот «счетчик Гейгера», заботливо вложенный Богом в душу каждого человека. А все потому, что совесть, постоянно и сознательно попираемая, перестает быть слышима, она заглушается привычкой греха и беззаконной жизнью. Мы страшимся всевозможных катастроф, но Господь говорит: «Не бойтесь убивающих тело». Страдания и даже сама смерть могут стать горнилом для доброй души, так что она, подобно очищенному золоту, достигнет Царствия Божиего. Но когда утрачен Дух Христов, когда душа обнажена от Благодати – тогда она еще здесь, на земле, живет в преддверии вечной смерти, и нужно быть тугим на сердце, чтобы этого не чувствовать. Вот в этом-то и состоит главная беда, предвестие Апокалипсиса – в нашем безчувствии. В утрате понимания того, что на самом деле есть добро и благо. В самозабвенном упоении страстями, в поиске наслаждений, комфорта, довольства и успеха во что бы то ни стало, вопреки духовным и нравственным нормам. В тотальной порабощенности греху, в страстных зависимостях. Вообще зависимость в наше время не узко психиатрический термин, а диагноз общества, не то чтобы потерявшего Веру, а отрекшегося от Ее силы – образом жизни, утратой традиций и нравственных норм. Верят сейчас почти все, но эта вера туманная, ни к чему не обязывающая, вера «на всякий случай». И, самое печальное, эта вера не только не противостоит множеству зависимостей, а и подстраивается под них так, чтобы не нужно было ничего менять в своей жизни. Так возникает безконечное множество «страстных» вер: вер, содействующих бизнесу, льстящих похоти, властолюбию, самолюбию и гордыни… Кроме зависимостей, очевидно губительных и социально опасных, таких как алкоголизм, наркомания, лихоимство, есть зависимости менее маргинальные, если можно так выразиться, но от того не менее опасные как для самого человека, так и для общества... Это прежде всего блуд, который распространяется со скоростью губительного поветрия. Говорю «губительного» совсем не метафорически. Сколько семей рушится, оставляя детей если не круглыми, то полусиротами, калеча их души, формируя с детства больное, искаженное представление о семье, об отношениях мужчины и женщины. Молодежь, не зная пределов, развращает, калечит в каком-то неистовстве собственные души, не понимая, что со временем придется пожинать горькие плоды собственного безумия. Потому что «возмездие за грех – смерть», разложение души, и изменить действие этого закона может только глубокое и искреннее покаяние. И к покаянию этому еще нужно прийти.

Есть зависимости, которые с точки зрения современного мира решительно считаются добродетелями, но с точки зрения православной веры не менее губительны и опасны для души, чем страсти «грубые». И именно своей видимостью добра эти страсти и зависимости и опасны. Опасность их в том, что они губят душу, лишают ее жизни духовной, уводят от Бога, если можно так сказать, более незаметно. К этим «незаметным» страстям можно отнести страсть успеха, благополучия, когда человек во главу своей жизни ставит достижение статуса в обществе, карьерный рост, достаток и успех. Все эти одержимости, именуемые порой «здоровой амбициозностью», на самом деле уводят человека от понимания подлинной цели и ценности человеческой жизни, делают его рабом одной из опаснейших страстей – гордости – и ее производных – самолюбия и честолюбия (тщеславия). Самый «успешный» человек может быть в то же время в полном смысле духовным мертвецом, именно в силу ослепления собственной благополучностью и самодостаточностью; он может погибнуть для Царствия Божиего, всю жизнь прослужив собственной самости. Такой человек часто становится не способен увидеть свой грех, покаяться в нем – а это и есть верный признак духовной смерти. Я приводил примеры поразительного бездушия в отношении близких людей. Но есть и противоположная, «душевная» страсть, которая губит миллионы людей, незаметно для них самих. Я говорю о «заботах житейских», которыми абсолютное большинство крещеных людей оправдывают отсутствие сознательной христианской жизни. Господь говорит: «Смотрите за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объедением и пьянством и заботами житейскими» (Лк. 21: 34). Вот как удивительно получается: Христос такое, казалось бы, естественное и даже положительное дело, как заботы житейские, приравнивает к смертным грехам чревоугодия и пьянства. Почему так? А потому, что в безконечных житейских заботах человеку как раз и легче всего забыть о Боге, о душе и даже о совести, прикрывая самые постыдные грехи: хищничество, обман, воровство, корысть, безбожие – «благими» заботами о своей семье и о своих близких. Вот в этом и состоит главная опасность этой «тихой страсти». В том, что она губит души незаметно, но совершенно несомненно. Более того, горькому пьянице или обжоре легче осознать свой грех, покаяться в нем, чем «заботливому семьянину», который будет оправдывать самые страшные грехи «высокими целями». Вспомните фильм «Крестный отец» – ведь там именно все и было изначально построено на этой «доброй» идее семейственности. Страшно сказать, но и семья, и заботы житейские могут стать идолом, влекущим человека в погибель. Вот почему Господь говорит: «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин меня» (Мф. 10: 37). Любовь к семье, заботы о ней, труд и карьера, зарабатывание денег – все это хорошо и правильно, но только в том случае, если человек не забывает о главном своем призвании – жить в согласии с Богом. Если все свои помышления, слова и поступки добрый семьянин сверяет не с мнением этого больного мира, а с законом Божиим. Это единственное основание для полноценной, радостной, здоровой и свободной жизни. В Писании говорится: «Господь есть Дух; а где Дух Господень – там свобода» (2 Кор. 3: 17). Вот формула истиной свободы, которая должна быть начертана у нас в сердцах, так чтобы во всей многосложности жизни мы, прежде всего, заботились о том, чтобы оставаться причастниками Духа Христова, поступали бы по-христиански. И хотя такое поведение, такой образ жизни обычно противоречит принятым в современном обществе нормам и добавляет проблем в жизни человека, но в конечном итоге сам человек останется в высшем выигрыше – в выигрыше подлинной, высшей свободы, свободы сопричастности Божией Правде, Красоте и Любви. И это вовсе не абстрактные понятия, а высшая реальность, по отношению к которой мы и должны строить всю свою жизнь. Когда случается катастрофа, в обществе начинаются всевозможные проверки, мониторинги, тестирования… Люди стремятся обезопасить себя, предупредить беду. И это вполне естественно. Но почему же мы игнорируем совет Того, Кто знает, как на самом деле избежать всех этих бедствий?! «Бодрствуйте и молитесь», – говорит Господь! Бодрствовать – значит не дать себя обольстить духу времени, жить по Закону Божиему, думать, говорить и поступать в трепетном сознании Его присутствия. И молиться нам нужно не только вычитывая положенное количество слов, а живым сердцем, с болью, надеждой и верой обращаясь к живому всемогущему Богу. Тревожные новости приходили из Японии, "Страны восходящего солнца", и как тут не вспомнить, что Фукусима переводится с японского как "Остров счастья". И, может быть, случившаяся страшная трагедия 2011 года – это еще одно напоминание всем нам, живущим на земле, что счастье без Веры – как дом, построенный на песке. Что технологический рай может легко обернуться техногенным адом. Просто потому, что высшее счастье – это согласие с Богом, и "Царство Его внутри нас есть". Только нужно его найти...
Священник Димитрий Шишкин

http://veroyu.my1.ru/news/svjashhennik_ … 02-27-5150

+2

122

вчера по радио слушала слово митрополита. он очень хороший оратор. слова его просто в сердце входили

Окружное послание

Митрополита Пирейского Серафима

на начало Святой Великой Четыредесятницы (Великого Поста

Дорогие мои братья и чада о Господе,
При наступлении периода Постной Триоди наша Церковь проявила попечение, с помощью богослужения, через слушание евангельских зачал и песнопений, о нашей надлежащей подготовке к тому, чтобы мы смогли бы мягко и постепенно войти в Великую Четыредесятницу. Ныне, в начале этого церковного периода, Церковь заботится о том, чтобы мы стали открытыми для вхождение в спасительную заводь духовных подвигов, с уверенностью и надеждой. Потому что, как ни странно это звучит, усилия в духовной борьбе, когда они не имеют надлежащих предпосылок, условий, часто в себе скрывают опасности. Многие люди, несмотря на то, что они проводили дни жизни в чрезмерном подвиге, им не только не удавалось вкусить сладкие плоды аскетического подвига, но, либо они разочаровались и оставляли все стремления и усилия, либо даже, что еще хуже, они становились предметом осмеяния лукавым и верили, что они духовно преуспели, что достигли меры святости, и тем самым в конечном итоге они оказывались лишенными Божественной благодати И им приходилось претерпевать великие искушения и трагические падения.

Наша Церковь учит истинному содержанию поста, более глубокому пониманию его смысла, его молитвенному и аскетическому этосу, тому образу которым мы должны проходить эти дни. Точное знание, засвидетельствованное Святыми Отцами, как смысла этого церковного периода, так и того образа жительства к которому мы призываемся, является необходимым условием для подвига который мы начинаем.
В нашем усилии, направленном на поиск глубочайшего содержания Великой Четыредесятницы, бы обретем великую пользу, если обратим наше внимание на смысл покаяния. Это в нашу эпоху представляется весьма затруднительным, так как нераскаянность имеет своим началом мирскую логику и понимается как правильная жизненная позиция. Мы часто слышим от лиц, публично и неоднократно заявляющих, что, мы ни в чем из того, что совершили и сделали в нашей жизни не раскаиваемся.
Бывает однако часто и так, что многие из нас верят, что они переживают состояние покаяния, но, тем не менее, они от него оказываются весьма далекими. Это связано прежде всего с трудностью определиться нам по достоинству и с полной искренностью в отношении наших промахов, неудач и грехов. Иногда мы приближаемся к нашим падениям эмоционально, а иногда и нравственно.
Эмоциональное сближение с нашими грехами нас обыкновенно приводит к тому психическому состоянию, которое обычно называют угрызениями совести. Наши предки в древние времена, прежде чем они смогли познать Христа Спасителя, тогда, когда они с помощью мифов пытались ощутить, найти истину вещей, они описали психическое состояние человека, который впал великий грех и он мучился от терзаний совести, через страшные формы Мифический Эриний. Эринии переставляются как обладающие ужасным взглядом. Их задачей состояла в том, чтобы охотиться на виновника, избирая его для для наказания за совершенные им нечестивые поступки. Эта борьба была исполнена горя, так как виновный не мог успокоится вообще и нигде. Часто это приводило к сумасшествию или даже к самой смерти.
Люди пытаются много раз в растерянности противостоять нашим падениям, принимая на себя выбор во время угрызений своей совести. Эти угрызения совести, возвращают нас назад, когда причиняющие душевную скорбь события наших падений снова и снова приходят нам на ум, нанося удары и раны нашему существу, пи этом мы не обладаем силой им противостоять или их излечить. Угрызения совести нас словно блокируют в прошлом, во время которого мы совершили наши деяния, при этом человеку не предоставляется никакого выхода из этой личной драмы,какого-то утешения и отдохновения в этой душевной боли. Угрызения совести порождают слезы, которые однако же не приносят очищения и исцеления, напротив, они приводят к возрастанию боли, усугубляют проблемы, увеличивают разочарование, приводят к бездействию. Вот почему угрызения совести не связаны с истинным покаянием.
Но моралистической подход к грехам, не в состоянии привести в действительной реабилитации. Стремление человека прожить свою жизнь порядочно, честно и справедливо, приводит обычно к столкновению со страстями и бессилием нашей природы. Чувство справедливости в нас омрачено и поэтому мы часто сами поступаем несправедливо с окружающими нас людьми, а в особенности поступаем несправедливо по отношению к самим себе. Мы не восстаем против наших грехов искренне и с мужеством. Мы ищем мягкости и оправданий, стремясь поступать с другими иначе, при этом вероятно веря в то, что мы сами по себе не хулиганы, а жертвы. Хотя мы вновь судим наши грехи с невероятной строгостью, что находится далеко от истины, и поэтому вряд ли освободит нас от наших страстей.
Мы нуждаемся в самоконтроле в любой момент времени. Если мы хотим противодействовать нашим ошибкам, то мы должны осознать нашу за них вину. Это первый шаг на пути противодействия тому, что омрачает наше бытие.
Принимая нашу ответственность за все это, тем не менее, в одиночку, мы не сможем осветить нашу жизнь, ее воссоздать как по отношению к Богу, так и по отношению к людям. Человек, который принимает свою вину, он выявил проблему, но однако еще не смог понять как ее разрешить. Пребывая в таком психическом состоянии, признавая то, что не приходит к разрешению и освобождению от последствий грехов, люди либо разочаровываются, либо ожесточаются. Поэтому виновность не является просто синонимом термина покаяния.
Но что, в конечном счете, является покаянием? Давайте послушаем Отцов Церкви, те, кто дают нам православный взгляд на жизнь и существование., и что же они свидетельствуют о покаянии.
Святитель Григорий Палама говорит:
"Покаяние это ненависть ко греху и любовь добродетели и уклонение от зла и творение блага".

Мы там признаем покаяние, где есть отвращение ко греху и любовь к добродетели. Давайте обратим наше внимание, возлюбленные, что покаяние, прежде всего является внутренним состоянием, которое совершается в душе человека, а не является только-лишь улучшением поведения по внешнему образу и виду. Изменение происходит во глубине нашего бытия, которое в результате и приводит к удалению от зла и стремлению человека совершать благие дела.
Давайте обратим наше внимание на то, что преподобный Иоанн Синайский пишет в своей книге «Лествица» в главе о «О покаянии».
«Покаяние есть купля смирения. Покаяние есть всегдашнее отвержение телесного утешение. Покаяние есть помысл самоосуждения и попечения о себе, свободное от внешних попечений. Покаяние есть дщерь надежды и отвержение отчаяния. Кающийся есть непосрамленный осужденник».1
Давайте обратим наше внимание на эти слова. Покаяние оказывается связанным со смирением, самоосуждением, с добровольным уклонением от всякого утешения, но в то же время она представляется как дочь надежды, как и отвержение отчаяния, как избавление от осуждения за грех. Но не вялятся состоянием, которое окружает человека плотным кольцом тяжелого горя, но оно возрождает человека, высвобождая его от уз его же падений.
И святитель Иоанн Златоуст возвещает:
«Согрешили? Покайтесь, и не делайте неисцелимой страсть по причине нерадения. Как темнота исчезает когда светит свет, так и грех исчезает когда светит покаяние».
Для свт. Иоанна Златоуста единственным ответом на грех является покаяние, которое действует как свет,благодаря появлению котрого исчезает всякая тьма. Покаяние это Свет Христов, который просвещает всех, поэтому в причастности Божественной благодати заключается божественное просвещение. Оно не является достоянием человека, но Божественным даром в душе каждого человека, когда она принимает решение оставить губительную ночь греха.
Учение Святых Отцов Церкви нам доказывает, что покаяние это не угрызения совести и не ощущение виновности, не является эмоциональным сокрушением или же рациональным самоосуждением, оно не является ни отчаянными слезами или отчаянием, или самоосуждением. Покаяние не является теоретической схемой, велением морали. Это правда, ощущается и в личности мытаря и блудного сына, в прп. Марие Египетской, в апостолах Петре и Павле, в разбойнике, распятого вместе с Господом и в стольких иных святых, которых Церковь поставляет перед нашим взором для заключается безопасный и надежный путь спасения.
Мои дорогие братья и чада о Господе,
Дверь покаяния открывается с нашим вступлением в Великий пост. Не бойтесь узости ворот, не смущайтесь ее скромного вида, чтобы не дрогнуть размышляя о вашей духовной наготе, не отвергайте возможности, которую всем нам подает Бог, дабы мы осознанно подошли к Пасхе, к тому прохождению, которое выводит из рабства греху и приводит к свободе распятого и воскресшего Христа.

+ Ваш Митрополит Пирейский

Серафим

http://apologet.spb.ru/ru/

+1

123

МОЛИТВА СВЯТОГО ЕФРЕМА

http://www.andreytkachev.com/wp-content/uploads/molitva1.jpg

Ее читают и в храмах, и в домах на протяжении всего поста. И объяснена эта молитва, казалось бы, глубоко и подробно. Но суть святых вещей, суть слов, рожденных Святым Духом, такова, что от умноженных усилий по изучению и истолкованию открываются новые оттенки и грани смысла. Этот труд не несет усталости, наоборот, укрепляет труженика, радует и указывает дальнейший путь.

Обратим внимание на то, что в этой молитве речь идет о духовной борьбе, то есть о такой борьбе, где один дух противостоит другому. Дух «целомудрия, смиренномудрия, терпения, любви» дай мне (просит человек словами святого Ефрема), а «дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия» не давай. На языке Библии «не давай» может означать «не допусти». Так и в молитве Господней «не введи во искушение» означает «не допусти впасть в искушение»

Это может показаться назойливым напоминанием, но скажем еще раз о том, что пост – это духовная борьба, а не гастрономическое явление. Один дух, то есть один духовный настрой и образ мыслей, противостоит здесь другому духу. И тот и другой дух ведут борьбу за право поселиться в духе человека, о котором сказано: «И ваш дух, и душа, и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа» (1 Фес. 5: 23).

Итак, целостный человек – это единство духа, души и тела, сохраняемое без порока. Подобная целостность у святого Ефрема называется «целомудрием» и поставлена в начало всех благих прошений. Это не только удаление от блуда во всех его разновидностях, но цельность человека, единого в делах, словах и мыслях. Молитвенная просьба, таким образом, заключается в том, чтобы дух человеческий воспринял в себя дух добродетелей и оградился от духа греховного.

Есть короткая притча Христа о закваске, которую женщина вложила в три меры муки, доколе не вскисло все. Три меры муки это и есть дух, душа и тело, которые должны соединиться под действием «закваски» Святого Духа.

А что же «иной дух»? Он стремится влезть в человека, чтобы родить свою модель поведения и мышления. Человек – существо умное, и, следовательно, грехи у него гнездятся в умной сфере, а не в телесной. Через телесную сферу грехи лишь только проявляются. Есть, к примеру, блуд, но есть и «дух блуда». Вот читаем у Осии: «Дела их не допускают их обратиться к Богу своему, ибо дух блуда внутри них, и Господа они не познали» (Ос. 5: 4) И еще у того же пророка: «Дух блуда ввел их в заблуждение, и, блудодействуя, они отступили от Бога своего».

Так же можно мыслить обо всех грехах. Есть чревоугодие, а есть дух чревоугодия – обжорства и лакомства. Есть хорошо известный по нынешним временам дух стяжательства, зависти, несытости. Этот дух представляет уму деньги в качестве высшей ценности и посягает на то, чтобы всему назначить цену, даже вещам бесценным по определению. По душам целых поколений сей дух пронесся с разрушительной силой урагана, и именно духовное противостояние способно ему сопротивляться. Все остальное не действует: с ветром, как известно, шашкой не повоюешь.

Человеку, положим, ничего не надо, все для жизни у него есть. Но зашел человек в супермаркет, хлынули на него призывы рекламных акций, вид товарного изобилия, втянул человек носом сладкий воздух, пропитанный ладаном маммоны, и вот ему уже все надо, всего хочется. Что это? Это пример вторжения в сознание особого духа и пример победы этого духа над человеком.

Так что святой Ефрем отрывает нас от плоти и уводит в более тонкие сферы, где совершаются самые важные события жизни, самые катастрофические поражения и самые героические победы.

Отметим также, что в этой молитве упоминаются грехи не самые явные, не самые бросающиеся в глаза. Казалось бы, подумаешь – празднословие. Что такого особенного? Или – праздность. В этом перечне нет ни пьянства, ни обжорства, ни гнева с раздражительностью, ни парения ума на молитве. Нет многого, в чем регулярно каются православные люди. Очевидно, преподобный – человек опытный, и свою молитву он преподносит нам как плод этого подвижнического опыта.

Подвижнический опыт заключается вначале в отсекании грубых и явных грехов. «Не пью, не курю, матом не ругаюсь». На этой стадии может родиться квази-протестантское благодушие и уверенность в собственной святости. Но это – у людей глуповатых и поверхностных. Подвижнический же опыт влечет человека дальше, и там, куда он человека влечет, грех открывается взору, как тончайшие сети, разбросанные повсюду. Шагу нельзя ступить, не зацепив одну из нитей, а эта нить тянет другую, а та – третью, и… коготок увяз – всей птичке пропасть. Становятся заметны и связи между грехами и страстями, так что уже нечто казавшееся ранее маловажным теперь видится как начало пути, ведущего в пропасть.

Первое, что названо святым Ефремом, это «праздность», вернее «дух праздности». Для подвижника праздность – это сон на посту. Подвижник должен непрестанно чередовать полезные труды – молитву, труд, чтение, чтобы всегда быть подобным котлу, стоящему на огне. На горячий котел, по слову Пимена Великого, мухи не садятся. И тогда оку духовного труженика открывается, что «дух праздности» есть один из господствующих духов современности. Не трудиться и не учиться хочет «усредненный» современный человек, но отдыхать (от чего?), накапливать впечатления, расслабляться. На сленге это называется «отрываться», «зажигать», «балдеть». Не будь этой самой идеи праздности и стремления к ней, как к подлинному счастью, грех не маршировал бы так победно по улицам городов «цивилизованного» мира.

Но наш мир есть не только мир «расслабляющийся». Он же есть и мир унывающий. Само веселье нынешнее зачастую свидетельствует о глубоком надрыве в душе человека. Это не народные гулянья после сбора урожая. Это попытка забыться или раствориться в шуме. Депрессии, нежелание жить, потемки сознания, от которых спасаются наркотиками и алкоголем, то есть еще большими потемками, это же болезни века. Действительно: «Не плоть, а дух растлился в наши дни, И человек отчаянно тоскует…»

Уныние есть язва лютая, быть может, лютейшая. Серафим Саровский говорил об этой страсти как о самой тяжелой. Куда бы ни бежал, принесешь ее с собою. Чем больше будешь стремиться к веселью и легкости, тем на более тяжкие приступы уныния себя обречешь. Оно не уйдет, вспугнутое твоим смехом. Оно терпеливо постоит за спиной, подождет, а когда устанешь смеяться, снова возьмет за горло. Воистину, мы вступили в эпоху, когда молитва святого Ефрема стала нужна всем без исключения.

Любоначалие же, это, просто говоря, желание начальствовать, властвовать, управлять. На каждой руке по пять пальцев и все – указательные. Пушкин не зря назвал эту страсть «змеей сокрытой». Есть ведь многие, кому командовать некем. Но дайте им в подчинение на один только день пару человек – и вы удивитесь рвению и административному восторгу! А домашний деспотизм не отсюда ли растет, когда маленький человечек тиранит домочадцев, реализуя свои наполеоновские комплексы? На работе он – паинька и почти ангел, а дома – лев, выбежавший из клетки. Говорят, хочешь узнать человека – дай ему власть. А я бы сказал, что не надо так испытывать человека. Это опасный эксперимент. Пусть лучше молится человек молитвой Ефрема Сирина. Она его на сто процентов касается.

И еще одна грань становится заметна. Простые профессии нынче не в чести. Деток двигают в юристы, в менеджеры, в банковскую сферу. То есть туда, где «рулят процессом», а не гвозди забивают. Скоро десять банкиров выстроятся в очередь к одному электрику, потому что банкиров будет больше, чем электриков или столяров. А корень все там же – в любоначалии, в страсти к белым рубашкам, кожаным портфелям, служебному транспорту и высоким мыслям о личной значимости. Отче Ефреме, моли Бога о нас!

Все три духа, упомянутые выше, и поведенческие модели, этими духами созданные, открыто бросаются в глаза. Можно ожидать, что и четвертый дух не стоит особняком, но встроен в систему. Так оно и есть! Дух празднословия завершает перечень, и он же, как смог, накрывший большие города, плотным облаком покрывает нашу жизнь.

Празднословие – это свобода слова помноженная на рабство мысли или на ее отсутствие. В нынешнем мире нам разрешено говорить все или почти все. Но велено говорить громко и всем сразу, так, чтобы никто никого не слушал, но все просто выговаривались. Это в эпоху цензуры слова были и оружием, и драгоценностью. В эпоху болтовни самые важные и емкие речи рискуют утонуть в тоннах макулатуры, рискуют затеряться в толпе слов, сказанных без надобности, праздно.

Культура слова связана с культурой молчания. Кому не о чем молча думать, тому и говорить не о чем. Говорить «просто так» нельзя. Это все равно, что есть, не чувствуя голода, и этим разрушать здоровье. Слово – это семя. Оно оплодотворяет, если оно живо. И совсем не зря существует такое понятие, как «словоблудие», потому что говорение ни о чем есть разновидность духовного излития семени на землю (ср.: Быт. 38: 9). Чуть далее об этом говорится, что это было «зло пред очами Господа». Празднословие – враг молитвы, враг тишины, враг серьезных мыслей. Его одного хватит, чтобы оказаться в аду, поскольку «за всякое слово праздное дадут ответ люди в день судный».

Мы, сами того заранее не желая, увидели, что в четырех страстях, названных святым Ефремом, пред нами предстали не просто четыре греховных духа. Предстал перед нами некий один дух, впитавший в себя все другие. и дух этот – дух мира сего. Это дух мира праздного, тоскливого, болтливого, высокомерного и, как ни странно, уверенного в себе. В этом противоречивом и больном мире мы живем, дух этого мира смешивается с воздухом, которым мы дышим, и травит нас постоянно. Так как же нам не бежать со всех ног в храмы Божии? Как же нам оставаться в бездействии?

Слава Богу, введшему нас «во пречестные дни сии».

Приступим в святые дни поста к Богу с верой и дерзновением. Будем часто приносить Владыке жизни нашей прошения об исцелении нашего сокровенного внутреннего человека. Молитвы собственные сочинять не будем. По большей части, все нужное уже сказано. Нужно лишь потрудиться понять и усвоить смысл церковных молитвословий. Как в орехе, нужно разгрызать твердую скорлупу привычных слов, чтобы добраться до ядра духовного смысла и ощутить его вкус.

Таких орешков в золотых скорлупках у нас еще немало.

Прот. Андрей Ткачев
http://www.andreytkachev.com/molitva-svyatogo-efrema/

+1

124

Посмотрите этот выпуск, он сам по себе очень интересный и полезный, но меня поразили слова Дмитрия Смирнова в самом конце, смотрите примерно с 48 минуты, он говорит "антихрист уже пришел"... оговорился или информацией владеет?

http://www.dimitrysmirnov.ru/blog/otvet-18119/

0

125

Оксана написал(а):

оговорился или информацией владеет?

не оговорился, а говорит всё так как оно есть на самом деле, только в своей манере. Мы же уже вели этот разговор : неужели священники не понимают, что происходит на фоне глобального тотального контроля - вот и ответ, всё они понимают, потому и поднял о.Дмитрий "завесу" под семи замками.  Тут уж он без намёков всё сказал - от зубов отлетела вся истинная обстановка в мире.

0

126

Тамар, эту статью Жасмин напечатала в какой -то соседней ветке вчера.  Да смилуется Бог над монахом Своим.

0

127

Святитель Амфилохий Иконийский
О правой вере [1]

Итак, один Бог и Отец и Вседержитель.

И один Его истинный Сын, единородный Бог Слово, соестественный, совечный, единосущный, равный (Отцу), ничем не отличающийся от Отца, кроме того, что Он не есть Отец единородного Сына; Бог истинный от Бога истинного, Вседержитель от Вседержителя, Господь всех от Господа всех, Свет от Света, Единый от Единого, Совершенный от Совершенного, Всецелый от Всецелого, бесстрастно и превечно рожденный от Ипостаси Отца, не сотворенный; Которым все стоит (ср.: Кол.1:17); Кто есть Сила творческая и сохраняющая; Которого царствию не будет конца.

И один Дух Святой, соестественный, совечный, единосущный, неизменяемый, равный (Отцу и Сыну), ничем не отличающийся от Отца и Сына, кроме того, что Он не есть Отец или Сын, ибо Он не рождает Единородного и Сам не был рожден, но исшел, то есть исшел от Отца. Он не рожден и не сотворен. Он существует в Своей собственной Ипостаси. Он освящает, животворит, совершенствует и умудряет всякую разумную природу, видимую и умственную, и обновляет ее через Свое Крещение, и сынами Божиими делает нас по Своему милосердию. Ибо Он есть Бог истинный, говорящий через пророков и апостолов; Он - ни слуга, ни служитель (Божий), но помощник вместе с Богом, равный по действию и Творец по естеству. Он творит благие (существа) и совершает наравне с Отцом и Сыном; Своей Ипостасью Он всегда везде присутствует и следит за всем.

Нет трех Богов - да не будет! - но один (Бог) и один Господь. И не так, чтобы один был больше, другой меньше. И (один Бог) не по Слову, но по одному Божеству и согласию и царству. Вот что значит "один Бог".

Таким же образом те триста восемнадцать отцов, что созвали Собор в городе Никее, будучи исполнены Божественной премудрости и совершенного внимания, - по той причине, что у некоторых из них даже члены тела были отсечены за Христа богоненавистниками, когда они не отреклись от такого исповедания правой и непорочной веры в то, что истинный Сын соестествен и единосущен (Отцу) и что единородный Сын не есть тварь, - изложили (догматы), обретенные ими через Божественного Духа. Они заключаются в следующем: "Веруем во единого Бога Отца, Вседержителя" и все прочее.

И когда он (т.е. Амфилохий) закончил (чтение Никейского Символа веры), он сказал: Какая точность! Ведь для них недостаточно было сказать "Единородного Сына Божия, рожденного от Отца", но вместе с этим они сказали: "то есть, из сущности Отца". Опять же, сначала они сказали "сошедшего", а потом "воплотившегося", чтобы всякому стало ясно, что не с неба Господь наш принес плоть на землю, но от Девы и в Деве и сверх-девственно. От Девы - потому что именно из Нее Он воплотился; в Деве - потому что Сущий стал человеком, не претерпев изменения, тогда как Дева родила без того, чтобы Ее девство было разрушено; сверх-девственно - потому что Он есть Бог и тайна сия неизреченна. Аминь.

по ирони судьбы на сегодня

Перевод с сирийского иеромонаха Илариона (Алфеева

http://www.pagez.ru/lsn/0333.php

0

128

ГОРДОСТЬ, ТЩЕСЛАВИЕ И САМОЛЮБИЕ

Из наследия Оптинских старцев

В миру гордость и самолюбие иногда почитаются едва ли не добродетелями и признаками благородства натуры. Представление это ошибочное и бывает, по словам преподобного Макария, «по неведению или от помрачения страстей». Старец писал духовному чаду:
«В прежнем твоем письме упоминаешь не раз о самолюбии своем и будто уважаешь оное, красуешься им, как некоей утварью. Надобно его истреблять из себя всеми мерами, оно-то причиною есть всех наших зол и пороков. Мирские люди еще считают оное добродетелью и благородством – и это по неведению или от помрачения страстей; а нам надобно во всём противиться ему смирением и самоотвержением».

Бог гордым противится

Гордость и тщеславие относятся к самым опасным страстям. Оптинские старцы много говорили и писали о борьбе с этими страстями. Преподобный Лев горестно называл тщеславие «ядом, который убивает плоды и самых зрелых добродетелей».

«Сия страсть от юности до преклонных лет и до самого гроба нередко простирается. Она не только страстных, преуспевающих, но иногда и совершенных преследует, почему и требует немалой осмотрительности. Бесстрастный Творец лишь может искоренить ее. О, коль трудно избегнуть сего яда, убивающего плоды и самых зрелых добродетелей».

Преподобный Варсонофий говорил о гордости как о бесовском свойстве:

«Бог гордым противится, а смиренным дает благодать. Почему не сказано, что Бог противится блудникам, или завистливым, или еще каким-либо, а сказано: именно гордым? Потому что бесовское это свойство. Гордый становится уже как бы сродни бесу».

Преподобный Никон предостерегал:

«Не должно тщеславиться ни здоровьем, ни красотою, ни другими дарами Божиими… Всё земное непрочно: и красота, и здоровье. Благодарить Господа надо, благодарить со смирением, сознавая свое недостоинство, а не тщеславиться чем-либо».

Преподобный Амвросий предупреждал, что ничто так не препятствует успехам в духовной жизни, как гордость и тщеславие, а исчадиями этих страстей бывают зависть и ненависть, гнев и памятозлобие:

«Все мы сплошь да рядом больше или меньше недугуем тщеславием и горделивостью. А ничто так не препятствует успеху в духовной жизни, как эти страсти. Где бывает возмущение, или несогласие, или раздор, если рассмотреть внимательно, то окажется, что большею частию виною сего бывают славолюбие и горделивость.

Почему апостол Павел и заповедует, глаголя: “Не бываем тщеславни, друг друга раздражающе, друг другу завидяще” (Гал. 5: 26). Зависть и ненависть, гнев и памятозлобие – общие исчадия тщеславия и гордости».

Тщеславие и гордость, хотя одной закваски, но действие и признаки их разные

Преподобный Амвросий наставлял:

«Тщеславие и гордость одно и то же. Тщеславие выказывает свои дела, чтобы люди видели, как ходишь, как ловко делаешь. А гордость после этого начинает презирать всех. Как червяк сперва ползает, изгибается, так и тщеславие. А когда вырастут у него крылья, возлетает наверх, так и гордость».

А чтобы показать, чем гордость и тщеславие отличаются друг от друга и как действуют на человека, преподобный Амвросий даже сочинил рассказ об утках и гусях, олицетворяющих эти страсти. Поводом для такого рассказа стал подаренный старцу ковер с изображением уток:

«Недавно подарили мне ковер, на котором красиво изображены утки. Я пожалел, что не догадались тут же выставить и гусей, так как на ковре осталось еще много места. Мысль такая мне пришла потому, что свойство и действие уток и гусей хорошо изображают свойство и действие страстей: тщеславия и гордости.

Тщеславие и гордость, хотя одной закваски и одного свойства, но действие и признаки их разные. Тщеславие старается уловлять похвалу людей и для этого часто унижается и человекоугодничает, а гордость дышит презорством и неуважением к другим, хотя похвалы также любит.

Тщеславный, если имеет благовидную и красивую наружность, то охорашивается как селезень и величается своею красивостью, хотя мешковат и неловок часто бывает так же, как и селезень. Если же побеждаемый тщеславием не имеет благовидной наружности и других хороших качеств, тогда для удивления, похвал человекоугодничает и как утка кричит: “Так! так!” – когда на самом деле в справедливости не всегда так, да и сам он часто внутренне бывает расположен иначе, а по малодушию придакивает.

Гусь, когда бывает что-либо не по нем, поднимает крылья и кричит: “Кага! каго!” Так и горделивый, если имеет в своем кружке какое-либо значение, часто возвышает голос, кричит, спорит, возражает, настаивает на своем мнении. Если же недугующий гордостью в обстановке своей не имеет никакого веса и значения, то от внутреннего гнева шипит на других, как гусыня, сидящая на яйцах, и, кого может кусать, кусает…»

Чем же ты гордишься?

Очень многим и гордиться-то вовсе нечем. По этому поводу преподобный Амвросий передавал такой рассказ:

«Одна исповедница говорила духовнику, что она горда. “Чем же ты гордишься? – спросил он ее. – Ты, верно, знатна?” – “Нет”, – ответила она. – “Ну талантлива?” – “Нет”. – “Так, стало быть, богата?” – “Нет”. – “Гм… В таком случае, можешь гордиться”, – сказал напоследок духовник».

«Возноситься нечем: Бог дает слово. Доброго слова человек сам собою сказать не может. Всякое доброе слово от Бога. Сказано: “Не нам, Господи, не нам, а имени Твоему даждь славу” (Пс. 113: 9)».

Указывая, что человеку нечем гордиться, старец прибавлял:

«Да и чем в самом деле человеку тут возноситься? Оборванный, ощипанный просит милостыни: “Помилуй, помилуй!” А подастся ли милость, это еще кто знает».

Как определить у себя признаки смирения или гордости

Преподобный Макарий писал о главных признаках наличия у человека смирения или гордости:

«Признаком смирения и гордости да будет для тебя следующее: вторая всех зазирает, укоряет и видит в них черноту, а первое видит только свою худость и не дерзает судить кого-либо».

Преподобный Анатолий (Зерцалов) учил своих чад, что иногда излишнее смущение при каком-либо деле также выдает затаенное тщеславие:

«Трусишь при пении от тщеславия. Много его у тебя».

Печаль наказания Божия гордым

Преподобный Лев предупреждал о том, что гордые терпят различные бедствия:

«Ежели не положить вину на себя, то не перестанешь бедствовать, нося печаль наказания Божия гордым».

Избавиться от гордости очень трудно

Избавиться от гордости очень трудно. Если человек думает, что он уже негордый, что уже стяжал смирение, то это явно, по словам старца Макария, доказывает его гордость:

«В письме твоем ты назвала себя смиренною (конечно, это по неведению), но ты еще не достигла сей меры, чтобы быть смиренною. Когда бы мы приобрели это богатство, то и все добродетели удобно бы стяжали. Да оно и одно без других добродетелей может нас спасти, а добродетели без оного, напротив, никакой пользы не приносят. Стяжавый смирение стяжал Бога. Это всё учение святого Исаака, великого мужа.

Так ты не должна думать, что ты смиренна, а когда думаешь, то явно показываешь свою гордость».

Гордость неразрывно связана с другими страстями

Преподобный Амвросий говорил:

«Три колечка цепляются друг за друга: ненависть от гнева, гнев от гордости».

«Тщеславие не дает нам покоя, подстрекая к ревности и зависти, которые мятут человека, возбуждая в душе бурю помыслов».

«Лупишь глаза – оттого и помыслы, прежде тщеславные, а потом и дурные. Ты заметь: непременно прежде тщеславные, а потом дурные. Ты вниз голову держи, вот так, не лупи глаза на народ».

А преподобный Макарий предупреждал, что от гордости страсти получают силу, а смирение, наоборот, низлагает страсти:

«Но надобно знать, что все страсти от гордости нашей получают силу нас побеждать, а, напротив, смирение их низлагает».

Одна гордость может заменить все прочие страсти

Бывает, что в человеке так велика гордость, что прочие страсти стихают. Преподобный Макарий наставлял:

«Одна страсть другую укоряет: где самолюбие, там сребролюбие уступает, и наоборот бывает. А нам известно, что все пороки иногда оставляют человека, а один с ним пребывает – гордость».

Такой человек может внешне вести себя безукоризненно и с презрением смотреть на других людей, мучимых страстями пьянства или курения или иными страстями. Но во взгляде этого внешне безупречного человека такая гордыня и самолюбование, такое превозношение своими достоинствами, что одной гордости его уже достаточно для погибели души. Старец предупреждал:

«Однако бывает, по слову святого Иоанна Лествичника… и то, что от некоторых все страсти удаляются, кроме одной гордости, которая заменяет собою все прочие страсти, и потому надобно иметь осторожность, чтобы вместо плодов не принести плевел».

Как бороться с этими страстями

Преподобный Макарий советовал при борьбе с помыслами высокоумия и гордости не стыдиться открывать их на исповеди:

«О том, что помыслы находят высокоумные, надобно открывать и не стыдиться».

Преподобный Иларион наставлял при появлении помыслов тщеславия и похвалы самого себя напоминать себе, что главное – смирение, а вот его-то у нас и нет. И первым доказательством этого являются как раз приходящие к нам помыслы тщеславия:

«Отсекать помыслы тщеславия и похваляющие тем, что Богу приятнее всего смирение, а у тебя его нет; следовательно, ничего нет и доброго. Так правильно и должно делать».

Старец Иосиф учил при появлении помыслов тщеславия вспомнить свои грехи:

«А когда тщеславие взойдет, тогда не худо и вспомнить какой-нибудь грешок, укоряя себя».

И старец Амвросий давал такой совет:

«Если будешь отвечать тщеславию вспоминанием своих грехов и лености, то увидишь, что нечем хвалиться».

Преподобный говорил:

«Человек – яко трава. Кто гордится, тот вянет, как трава, а кто боится Бога, тот будет помилован Господом».

«Надо вниз смотреть. Ты вспомни: “Земля еси, и в землю пойдеши”».

«Когда нападет гордость, скажи себе: чудачка ходит».

Старец советовал:

«Как придет тщеславие, так молись: “Господи, от тайных моих очисти мя, и от чуждих пощади рабу Твою”».

Иногда человек изо всех сил пытается избавиться от помыслов гордости и тщеславия, но ему это никак не удается. По этому поводу преподобный Амвросий писал:

«Вражий гул продолжает тебе досаждать, и враги всячески ухитряются уязвить душу твою стрелами гордости и возношения».

Старец советовал в таком случае в первую очередь рассмотреть свое душевное расположение:

«Прежде всего рассмотри душевное расположение, мирна ли ты со всеми, не осуждаешь ли кого».

Преподобный писал духовному чаду:

«…молись со смирением Богу псаломскими словами: “Грехопадения кто разумеет; от тайных моих очисти мя и от чуждых пощади рабу твою”. У всех святых отцов единогласный ответ и совет в подобных случаях: во всяком искушении победа – смирение, самоукорение и терпение – разумеется, при испрашивании помощи свыше. Молись о сем и Царице Небесной, и всем угодникам Божиим, к каким ты имеешь особенную веру, чтобы помогли тебе избавиться от прелести бесовской».

«Самолюбие наше корень всему злу. Оно есть начало всех страстей, оно есть причина всех наших бедствий и страданий, иногда в настоящее время, а иногда как последствие прежних ошибок… Секира к истреблению корня самолюбия – вера, смирение, послушание и отсечение всех хотений и разумений».

Гордость могут побороть также труд и скорби. Преподобный Амвросий говорил:

«Много нужно трудиться, много ран принимать, чтобы не погибнуть от гордости. Когда нас не трогают, не толкают, гордость живет в нас до конца жизни».

В самом желании быстро взойти на высоту добродетелей сокрыта гордость

Гордость и тщеславие бывают скрыты в самом нашем желании мгновенно избавиться от всех страстей, скоро взойти на высоту добродетелей. В этом, по словам преподобного Льва, скрывается духовная гордость:

«Вы, желая угодить Богу, хотите скоро взойти на высоту добродетелей и мните это возможным от вас, что ясно доказывает в вас духовную гордость (в чём вы и сами себя сознаете)…»

Смирение же хорошо знает, что «добродетель не груша: враз не скушаешь».

«От тайных моих очисти мя, и от чуждих пощади раба Твоего» (Пс. 18: 13–14).

Преподобные отцы наши, старцы Оптинские, молите Бога о нас, грешных!

http://www.pravoslavie.ru/put/60226.htm

+1

129

О ПОКАЯНИИ

Наставления св. праведного о. Иоанна Кронштадтского.

"Сегодня, возлюбленные братия, вы пойдете каяться. Хочу по долгу пастыря внушить вам, что требуется от того, кто приступает к исповеди, чтобы исповедь его была истинная, богоугодная и душеспасительная. Именно, от кающегося требуется сокрушение о грехах своих, намерение исправить свою жизнь, вера во Христа и надежда на Его милосердие.

И так, прежде всего, требуется сокрушение о грехах своих. Но этого-то весьма часто, мы духовники и не видим у своих духовных детей.

Весьма многие приходят на дух с совершенным равнодушием и, если бы у них не спросить ничего, то они или ничего бы не сказали, или сказали только вообще, что-де грешен, отец духовный, во всех грехах. И если бы еще это сказали с сердечным сознанием своей вины: нет, то и горе, что без сознания грехов своих, а так – чтобы скорее кончить с исповедью. Возлюбленные! не будем дело крайнего милосердия Божия к нам грешным обращать в повод к гневу Божию. Что мы за безчувственные такие! Нам ли не о чем поскорбеть на исповеди! Мало ли у нас грехов: если бы мы и всю жизнь свою стали плакать о грехах своих: и тогда бы не сделали ничего лишнего, а только должное. Ах! если бы кто из нас сказал, что он не имеет греха, то он обманывал бы себя самого, и в том человеке напрасно кто стал бы искать истины.

Вы не видите своих грехов? молитесь Богу, чтобы Он дал вам видеть их; не даром вы часто за священником говорили в Церкви: Господи! даруй ми зрети моя прегрешения! Постараемся же хоть теперь общими силами увидеть свои грехи, чтобы после на исповеди с сердечным сокрушением признаться в них. И вот первый весьма важный грех наш тот, что мы, будучи великими грешниками, не чувствуем, что мы грешники, заслуживающие не милость, а наказание Божие! Осудим же себя прежде всего в этой безчувственности, и скажем Господу от всей души: вот я, Господи и Владыко живота моего, грешник безчувственный, величайший я грешник, а грехов своих не чувствую; должно быть потому, что грехи мои умножились паче числа песка морского, и я весь – в грехах, как больной оспою – в оспе. Каюсь Тебе, Господу Богу моему, от всего сердца в моей безчувственности, и молю Тебя: Сам даруй мне чувствовать всем сердцем, как я много прогневлял и прогневляю Тебя. О! эта мнимая, фарисейская праведность наша, сколько она погубила и погубляет людей! И назло нам она поражает наше сердце именно во время говения, во время самого таинства покаяния и перед таинством святого Причащения.

Но посмотрим дальше - какими грехами согрешали мы Богу больше всего? А вот, если мы люди маловерные, живем на земле не для неба, не для Бога и спасения души своей, а – для земли и всего приятного на земле, словом – живем для плоти, для ее удовольствий, а не для безсмертной души своей, не для ее будущей жизни – разве это не великий грех? Что, забыли мы разве страдания за нас Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Его пречистую кровь, за нас пролитую на кресте, Его славное воскресение! Разве не для нас, т.е., чтобы нас возвести на небо, удаленных грехом от неба было Его сошествие на землю, Его божественное учение, Его чудеса, Его пророчества, например, о будущем страшном суде, о воскресении мертвых в последний день мира, о блаженстве праведных и вечных муках грешных? Наконец, Его страдания, Его воскресение из мертвых и вознесение на небо? Итак, если верно, что мы должны жить здесь для жизни будущего века, то разве не грех – не жить для той жизни, а всеми мыслями и всем сердцем жить на земле и для земли? А сколько греха бывает оттого, что мы хотим жить только на земле хорошо и не веруем от всего сердца в будущую блаженную жизнь? Сколько бывает оттого злобы, ненависти, сребролюбия, зависти, скупости, обмана? Отсюда все пороки: все плотские похоти, все страсти души. Вот и в этом покаемся, т. е. покаемся, что мы маловеры, если не неверы, и что для Бога и для спасения души своей, или не живем здесь, или весьма мало живем; также, что мало в сердцах наших надежды, если только не вовсе ее нет – на будущую жизнь. Еще мы страдаем самым великим грехом неблагодарности к Богу, не любви к Нему за Его безчисленные, неизреченные милости. Это я думаю всякий, хотя бы по временам сознает за собою. Вот все вы, кто движется на своих ногах, все здоровы телом и душой, почтены разумом от Бога Творца, свободною волею, а чем вы были еще так недавно? Ничем; а вот Господь всех вас привел от небытия в бытие и с того времени все вам дарствовал: подарил вам душу с ее способностями, тело с его мудрым и прекрасным устройством, дал вам и постоянно дает пищу для питания вашего тела, одежды для его одеяния, дал вам уголок на земле Своей, и кров – в жилище ваше; питает вас безценною, животворящею пищею тела и крови Своей; услаждает и упокоевает Ею; веселит вас слушанием слова Его, прощает вам без числа грехи ваши, постоянно хранит вашу жизнь – как мать жизнь младенца, царство Свое будущее дарует нам, и мало ли чего не делает из любви Своей к нам грешным и неблагодарным? Перечислить невозможно. И что же? Как мы отвечаем на любовь Его к нам – любовь, которой нет числа и меры? Одними беззакониями, одним злонравием, одною неблагодарностью. И так со слезами покаемся в своей неблагодарности перед Богом, в своей нелюбви к Нему, и также со слезами испросим у Него дара любви. О!Благослови, душе моя, Господа, и не забывай всех воздаяний Его (Пс102:2)

От кающегося требуется еще намерение исправить свою жизнь: и на это обратите внимание. Идучи на исповедь, говорите в себе: после исповеди я постараюсь всеми силами исправиться от тех грехов, в которых теперь хочу каяться. Не буду больше обманывать себя; не буду лгать Богу; не буду оскорблять больше таинства покаяния. Помоги, Господи, укрепи душевные силы мои, Господи! Что за польза от такого покаяния, после которого опять без зазрения совести предаются тем же грехам, в коих покаялись? На таких людях исполняется пословица: «пес возвращается на свою блевотину, и свинья, омывшись, в лужу свою» (2Петр.2:22)

Наконец еще требуется от кающегося вера во Христа и надежда на Его милосердие. Всякий приступающий к исповеди должен веровать, что во время таинства Сам Христос невидимо стоит и принимает его исповедание; что один только Христос может оставлять грехи, так как Он Своими страданиями, честною Своею кровью и Своею смертью исходатайствовал Себе право у Отца небесного прощать нам все наши беззакония, не оскорбляя божественного правосудия, и что Он, по милосердию Своему, всегда готов нам простить всякие грехи, только бы мы с сердечным сокрушением признались в них; только бы было в нас намерение впредь жить лучше, только бы вера в Него была в нашем сердце. Вера твоя спасе тя: иди в мире (Мк.5:34). Так Он внутренне говорит всякому после разрешения от священника, кто кается как должно.

Будем же каяться все чистосердечно; позаботимся все об исправлении жизни; принесем Богу плоды покаяния. Аминь.

Св. праведный о. Иоанн Кронштадтский «Великий пост»

+2

130

Мир тебе, одиноко идущий…
Иеромонах Роман — выдающееся явление русской духовной культуры

http://s3.uploads.ru/t/g3VuD.jpg

Песни-молитвы нашего современника иеромонаха Романа, чьё творчество сегодня почитают тысячи людей — прямое продолжение духовного наследия преподобного Романа Сладкопевца, грека, жившего в середине V столетия в сирийском городе Емесе, день памяти которого мы чтим 14 октября.

Впервые я услышала голос иеромонаха Романа в сутолоке уличного шума, из чьего-то раскрытого окна:

Если тебя неудача постигла,

Если не в силах развеять тоску,

Осенью мягкой, осенью тихой

Выйди скорей к моему роднику.

За родником — белый храм,

Кладбище старое...

Этот забытый край

Русь нам оставила!

Сразу мир стал другим, сердце воспрянуло ввысь. Достала записи, слушала без конца. Даже не думала: хорошо бы познакомиться с этим человеком, узнать его поближе. Достаточно было просто жить в мире его песен, освещённом светом Христовым. Судьба свела нас через несколько лет: я составляла раздел в антологии “Русская поэзия. ХХ век”, посвящённый современной поэзии. Без стихотворений иеромонаха Романа он был бы, безусловно, неполон, хотя его стихи лучше воспринимаются, будучи переложенными на музыку: в исполнении автора они обретают пронзительную глубину и трагизм.

Но когда мы встретились, иеромонах Роман не мог не только петь, но даже говорить и ничего не слышал. Ходили слухи: принял обет молчания, наказали, запретили брать в руки гитару. Позже оказалось: простуженный, с температурой 39, колол дрова на морозе, из ушей и горла хлынула кровь...

Мы отправились к нему в скит по его приглашению в октябре 2002-го. Наслушавшись рассказов знакомых, как неслись на джипе зимой по льду реки Лочкино, провалились, тонули (там глубоко!), я опасалась: ехать ли? Но накануне отъезда возвращалась с работы в десятом часу вечера: темень, слякоть, возле “Черкизовской” — агрессивная толпа футбольных фанатов (был какой-то крутой матч на “Локомотиве”), за мостом, у рынка (тогда он ещё функционировал), ходят стаями те, кто днём торгует и ещё невесть кто. На мосту пробка, грязь, забитые маршрутки, нарушающие все мыслимые правила движения, мат-перемат... В воздухе ощущалось почти материально реализованное зло. И меня как в лоб ударило: кипя каждый день в этом прообразе ада, чего я боюсь? Утонуть, направляясь в духовную обитель великого поэта земли русской?! Да это же счастье: “Кто не тонул, тот не молился” — пел в сердце его голос.

В Псковскую область выехали из Минска, оттуда в деревню Боровик, дальше плыли на лодке. Всё, окружавшее нас, было прекрасно: казалось, не существует иного, кроме этого плавного теченья реки, покоя средь русской природы.

Благодати исполнены кущи,

Пруд заросший туманом кадит.

Мир тебе, одиноко идущий,

И тому, кто тебя приютит!

Он встретил нас на причале, благословил. Был бос (поразило — кругом грязь, а его ноги совсем не испачканы), в сером подрясничке, в пятнах краски: он всегда в работе, на острове многое сделано его руками. Деревья красовались в багряных уборах, за маленьким храмом в честь иконы Божией Матери “Взыскание погибших”, искусно украшенном деревянной резьбой, колыхались лиловые заросли иван-чая. Всюду царил идеальный порядок. В келье — саморучно изготовленные полки, заполненные святоотеческими, богословскими, литургическими книгами, всюду иконы, на стене — портрет старца Николая Гурьянова, благословившего “монаха с гитарой”, как тогда обзывали отца Романа хулители, строить “храм на болотах”. Тогда ещё не было скита Ветрово. Отец Роман говорит: мол, какой храм на болоте? Отец Николай отвечает: “Будет храм”. А отец Роман: “Да вы ж знаете, батюшка, где это? Там же болото, глухомань!” “Нет, храм будет” — отвечает. И сказал, с какой стороны, через каких людей этот храм будет. И действительно, два-три года прошло и всё исполнилось в точности. Отец Николай очень любил иеромонаха Романа, просил всех защищать его от нападок (коих тот претерпел в своей многотрудной жизни немало). Завет учителя благодарный инок запечатлел в стихах:

Скажи, отец, как мне спасаться,

Какой дорогою пойти?

— От юных лет не пресмыкаться,

Не лукомудрствовать в пути.

Не закопти икону Божью,

Стараясь не отстать от всех,

Гордыней, мелочностью, ложью, —

Всё это — непотребный грех.

........................................

Не тлей, гори, пока есть силы,

Гори, пока душа чиста,

И до неведомой могилы

Взирай на одного Христа.

“Старец Николай Гурьянов многие годы и сам играл на фисгармонии и пел стихи. Он-то и дал мне понять, что пение может быть продолжением молитвы. Он же благословил записывать на кассеты мои песнопения”, — рассказал отец Роман.

Общались через записочки, а две монахини, прибывшие вместе с нами для помощи по хозяйству, отлично понимали батюшку и так, по жестам. Я подарила ему икону “Спас Благое Молчание” своего нехитрого письма, на которой Христос изображён “в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа” (1 Петр. 3, 4), в виде юношески прекрасного Ангела в Царском одеянии. Руки Христа скрещены на груди, чем выражена суть Его молчания: “0н не возопиет и не возвысит голоса Своего” (Ис. 42, 2). Образ “Спас Благое Молчание” особенно любит и чтит наше православное монашество, в среде коего практика исихазма и “умной молитвы”, пришедших к нам со Святой Горы Афон в XIV в., до сих пор считаются наиболее благотворными для ума и сердца молитвенного отшельника.

Жаль, что эта икона не могла быть известна в древности преподобному Роману, прозванному Сладкопевцем — она встречается только на Руси. “Благое молчание” ведь тоже было частью его судьбы. Святой Роман не был нем в медицинском смысле, его “немота” была обусловлена вербальным разрывом между мышлением и речью — косноязычием, к тому же он был лишён музыкального слуха. Однако мальчик очень хотел служить Богу, стал клириком в Константинополе при храме Святой Софии. Патриарх Евфимий отличал Романа за искреннюю веру и добродетель, но это не понравилось его товарищам. На одном из предрождественских богослужений они вытолкнули Романа на амвон, вынудив петь кафизмы (их полагалось петь на праздник). Храм был переполнен, служил патриарх, присутствовали император и придворная свита, все видели позор молодого клирика. Опечаленный, он долго молился пред иконой Пресвятой Богородицы, а ночью она явилась ему во сне, подала свиток (по-гречески “кондактион”) и велела его съесть. Святой Роман повиновался и тут же вдохновенно придумал свой знаменитый кондак праздника Рождества Христова: “Дева днесь Пресущественнаго раждает, и земля вертеп Неприступному приносит; Ангели с пастырьми славословят, волсви же со звездою путешествуют; нас бо ради родися Отроча Младо, Превечный Бог”. От Богородицы преподобный Роман получил дар не только сочинения, но и исполнения церковных песнопений. До своей кончины он успел написать около тысячи сочинений, которыми христиане уже двадцать веков прославляют Господа.

Песни-молитвы иеромонаха Романа (Матюшина) — прямое продолжение духовного наследия Сладкопевца. Через них он привёл в храм многих людей, которые до того, как услышали его боговдохновенный голос, оставались глухи к молитвам церковным.

"Эти стихи по-настоящему талантливы. В них отзвуки древней христианской поэзии и русской классики, народные мотивы и очень современный, живой и понятный взгляд автора на мир", — считает архимандрит Тихон (Шевкунов).

А литератор И.К. Рогощенков афористично и точно охарактеризовал миссию иеромонаха Романа: “Он — великий православный русский поэт, вернувший поэзии Православие, а Православию — поэзию”:

Поэт — кто суету отбросив,

Перечеркнёт плотское “я”,

Поэт — всегда хоругвеносец

На крестном ходе бытия.

…Ночью иеромонах Роман служил всенощную.

Много сокровенных моментов переживает верующий человек за свою жизнь. А я никогда не забуду всенощную в скиту Ветрово. Отец Роман провёл службу, не произнеся ни звука. И это безмолвное Богообщение катарсически перевернуло мне душу...

Когда придётся умирать,

Душа начнёт перебирать

На чём бы утвердиться.

Тогда никто не будет мил,

когда уже не станет сил

Ни плакать, ни молиться.

В потоке непрерывной лжи,

Что называем словом жизнь,

Забрезжит утешенье.

Не наши громкие слова,

Не велехвальная молва —

Полночное моленье.

Когда при полной тишине,

С иконами наедине,

Благословенным часом,

О целом мире забывал,

Христово имя призывал,

Дышал Сладчайшим Спасом.

Через несколько лет нас пригласила к себе Лилия Петровна Смирнова, московская знакомая, корректор книг иеромонаха Романа. У неё мы встретились с батюшкой. Каково же было наше счастье, когда мы снова услышали его негромкий, ставший уже таким родным голос!

Он не любит рассказывать о себе: “Читайте стихи — там всё есть”, и часто повторяет, что Александр Матюшин и иеромонах Роман — разные люди. Александр Иванович Матюшин родился 16 ноября 1954 г. в Рябчёвске, небольшом селе Брянской области Трубчевского района, оттуда же родом сам Боян-певец из “Слова о полку Игореве”.

Кто знает? Может быть, и сам отец Роман — один из достойных потомков великого Бояна.

Отец был потомственным крестьянином, мать, Зоя Николаевна, учительницей в школе. После смерти мужа она стала монахиней.

Зоя Николаевна, в монашестве Зосима, умерла в 1994 году, ей посвящены десятки стихотворений сына, в них — высокий сплав боли и любви:

Жизнь без мамы сродни расставанью

И прощанию с жизнью своей.

Саша Матюшин учился в советской школе, писал стихи, но никому не показывал: уровень районной газеты его не устраивал, а куда и к кому можно ещё обратиться, не знал. После школы он работал плотником, рабочим силикатного завода, художественным руководителем во Дворце культуры, учителем музыки в школе. В 1972 г. поступил на филфак Калмыцкого государственного университета. Зов к монашескому уединению он услышал ещё в юности, в стихах звучало: “Я хочу стать схимником”. Вехой духовного становления стал для него 1980 год: уход в Вильнюсский Свято-Духов монастырь, в 1981 — в Псково-Печерский. В 1983 г. принял монашеский постриг, а в 1985 рукоположен в иеромонахи. Служил в Киево-Печерской лавре, затем в приходах псковского благочиния — в Кярово, в Каменце. Зима 1990-го стала роковым рубежом — врачи приговорили его к смерти. “Дом печали, дом печали, у Невы стоящий дом, поместили, откачали...” — напишет он о том времени, и ещё: “Там я кровушкой умылся, что поделать — заслужил”.

Господь помиловал раба своего Романа.

С 1993 года он живёт и служит в скиту Ветрово. Но те, кто представляют себе его жизнь как благостное сиденье посреди прекрасной русской природы, будут очень далеки от истины.

Летом — работа на острове, встречи, поездки в братские монастыри Белоруссии, Сербии. Впервые он побывал там в годы войны, по возвращению написал книгу “Там моя Сербия”. В Польше, в Белостокском женском монастыре, отец Роман вместе с монахиней Гавриилой расписал иконостас. Бывал он и в Иерусалиме, которому посвятил много пронзительных строк: “Иерусалим, Иерусалим, светлая моя мечта! Иерусалим, Иерусалим — город моего Христа...” Зимой, в заметённом вьюгами и сугробами скиту, длинными месяцами одиночества он пишет иконы, читает, отвечает на множество писем. Одному из своих “летних гостей” рассказывал:

— Бывает и неспокойно, но кого бояться? От зверей — не самые большие страхи, двуногих зверей бы не случилось. Уголовники? Бывает, забредали беглые, всякие. Этих-то как раз чего бояться? Они помощи ищут, доброго слова, они видят крест... Бояться надо тех, которые с крестом не в ладу... Волки, говорите? Как же, случаются здесь и волки, и кабаны. Однажды ночью топот разбудил меня. В темноте в окошко не разглядеть. Помолился, стихло. Утром поглядел — весь снег утоптан волчьими следами.

В зимнем покое и одиночестве рождаются стихи. Кукулии и кондаки святого Романа Сладкопевца в христианском богослужении отличаются “усладой сладкопения”, они витиеваты, насыщены повторами, хотя встречаются и афористичные строки: “Неженатый в тоске угрызается, а женатый в суете надрывается. Бездетный грустит, у многодетного много забот”, “Созерцая земные веселия, помышляя в уме об увиденном, восскорбел я, постигнувши явственно, сколь горька сия чаша житейская!”

Иеромонах Роман, прежде подбиравший для каждой песни особую мелодию, аранжировку, всё реже придаёт значение красоте звучания, всё чаще просто нараспев читает свои стихи-молитвы.

“Он развил в себе безошибочный тон чтения, переходящего в нужный момент на пронзительный взлет мелодии, когда воззвать иначе нельзя, равно как в литургии есть органика перелива псалмов, проповедей, молитв и духовного пения, всему свое место, свой черёд”, — пишет Людмила Ильюнина. А вот слова Валентина Распутина:

“Всего себя выпевающий голос отдаёт себя во имя желанного преображения и всего себя обретает заново. На меньшее он не согласен. Так и с Россией: он не удовлетворится частью её посреди будущего срама, ему нужно, чтобы она восславилась и восстала вся”.

В 1999 году в Пскове на празднике славянской письменности и культуры у стен Троицкого храма соорудили гигантскую многоэтажную стену, с которой сводный хор тысяч голосов исполнял произведения Глинки, Рахманинова, а в финале детские, женские мужские голоса вознесли над всей Россией как мощный набат песню-молитву “звонаря всея Руси”:

Колокольный звон над землёй плывёт,

А в монастыре братский хор поёт:

“Господи, помилуй!”

.........................

Странники стоят, молится народ.

Русь ещё жива, Русь ещё поёт:

“Господи помилуй!”

24 января 2012 года иеромонаху Роману была вручена Всероссийская литературная православная премия св. благоверного князя Александра Невского в Святодуховском просветительском центре Александро-Невской Лавры.

“Иеромонах Роман — выдающееся явление русской духовной культуры. Пройдёт совсем немного лет и имя иеромонаха Романа, скит Ветрово будут звучать для православного человека как символы возрождения нашего Отечества”, — считает доктор философских наук, профессор, академик Российской академии образования Александр Корольков.

С этим согласна вся Россия, весь славянский православный мир.

http://www.stoletie.ru/obschestvo/mir_t … ij_806.htm

+1

131

Продолжение

Не для греха земля сотворена…
Иеромонах Роман откликнулся на письма читателей «Столетия»

Статья, посвящённая личности и творчеству иеромонаха Романа (Матюшина), взволновала наших читателей. В адрес отца Романа стали приходить многочисленные письма с просьбой ответить порой на самые сокровенные вопросы... Искренние пожелания здоровья, творческих успехов и Господней помощи во всех его делах, в свою очередь, растрогали батюшку, он просил передать читателям «Столетия»:

«Прежде всего, благодарю всех за теплые слова, очень тронут! Рад, что песни помогли кому-то устоять в этой жизни и прийти к Божьему дому! Это самое главное! Заранее прошу прощения, что не смогу ответить всем, также прошу прощения, если невольно задел кого-то своими ответами и вопрошающий услышал совсем не то, что хотел услышать. Просеивайте сказанное: все мы впервые пришли на эту Землю, все мы учимся жить».

Вопросы отцу Роману начали задавать после того, как читатель под ником «борец за правду» высказал сожаление, что, готовя свой материал для публикации, Наталья Лясковская не спросила, что думает иеромонах Роман о многих животрепещущих проблемах, волнующих православных людей в наши дни: «Жаль, что автор не спросила у о. Романа о некоторых очень важных вещах: как он, например, относится к ИНН, электронным паспортам… Ему бы я поверил: правильно — не правильно, нужно — не нужно. И следовал бы его заветам». «Борцу за правду» резонно возразил «apropos»: «Автор-то, может быть, и спросила и про ИНН, и про прочее, да в одну статью всё не впихнёшь. Я вот хотел бы узнать поподробнее о поездках отца Романа в Сербию: где именно бывал, с кем встречался, что делал, что видел, что думает? Нельзя ли про Сербию отдельно с ним поговорить? Ну и про все темы, которые затронуты в коментах. Понятно, эта статья ко дню рождения приурочена, а вот ещё бы парочку — порасспрашивать об очень многом. А давайте свои вопросы все в коментах напишут, Н. Лясковская с о. Романом пообщается, а «Столетие» напечатает? По-моему, конструктивная идея!»

Вопросы посыпались, как из рога изобилия. Иеромонах Роман написал Наталье Лясковской: «Отвечать ежедневно на вопросы читателей — значит, ничего не делать в скиту. Но и отталкивать никого не могу».

Сегодня мы публикуем часть из ответов отца Романа.

борец за правду

Жаль, что автор не спросила у о. Романа о некоторых очень важных вещах: как он, например, относится к ИНН, электронным паспортам...

Иеромонах Роман:

— ИНН не принимал, но в районном правлении (как сказал мне местный священник) дают ИНН заочно, даже не спрашивая и не ставя в известность того, кого сосчитали. Но это уже не мои проблемы.

apropos

Я вот хотел бы узнать поподробнее о поездках отца Романа в Сербию: где именно бывал, с кем встречался, что делал, что видел, что думает? Нельзя ли про Сербию отдельно с ним поговорить?

Иеромонах Роман:

— Сербия очень большая тема. Говорить об этой стране в нескольких строках — значит, ничего не сказать.

Мария из Москвы

Правильно ли скрываться в лесах, живя в прекрасном краю, а не ходить по трущобам города, спасая, увещевая, неся Свет Христов людям каждый день, каждый час, неутомимо, беззаветно, как Иоанн Кроншадтский? Вдали от Москвы спасаться легко, Вы здесь попробуйте что-то сделать и для своей души, и для других!

Иеромонах Роман:

— У всех своя стезя. Правильно жить там, где благословляет Господь. И протоиерей Иоанн Сергиев не стал бы Кронштадтским, скрываясь в лесах, и иеромонах Серафим не стал бы Светильником Саровским, обходя трущобы города. «Вдали от Москвы спасаться легко» — Вы говорите о мирянах или о монашествующих? Если о мирянах — кто Вам мешает «спасаться легко»? Зачем усложняете свой путь? Езжайте в умирающую деревню и попробуйте выжить на единственном заработке — собирании ягод и грибов. Если же имели в виду монашествующих, то знакомый московский архимандрит не нашел НИ ОДНОГО (!) монаха из числа своей братии, который согласился бы поменять трудности московского монастыря на легкости болотного скита. «Вы здесь попробуйте что-то сделать и для своей души, и для других!» Вы ведь меня уже приговорили, и если напишу, что иногда покидал свое уединение, пытаясь «что-то сделать» в Питере, Москве, Минске, Кишиневе, Белостоке, Белграде, Хельсинки, Лейпциге, то обвините, что монах болтается по миру. Заранее соглашаюсь с Вашими обвинениями.

интерн

Верит ли иеромонах Роман, что скоро настанет конец света?

Иеромонах Роман:

— Повсюду уничтожается не только Святое, искореняется здравое. Противоестественные пороки вводятся в норму. А противоприродное воюет на природу, которая уже сейчас пытается сбросить с себя сатанеющее человечество. Не для греха Земля сотворена.

Алина

Почему нельзя молиться за самоубийц? Моя подруга в отчаянии от тяжелой болезни (у нее был рак) покончила с собой, я хочу молиться за нее, помочь ее душе! За тех, кто истязал детей, девушек, мальчиков, вообще людей, убивал, пытал, значит, молиться можно, а за несчастных, не видящих от горя или страдания другого выхода — нельзя?! Это несправедливо! Говорят — самоубийцы отнимают жизнь, это грех. Но ведь это гораздо меньший грех, чем тот, что совершают разные садисты, маньяки, бандиты, которые Евгения Родионова обезглавили или умучили о. Петра Сухоносова (это я тут у вас прочла статью о нем!).

Иеромонах Роман:

— Молиться ни о ком не грех. Но есть молитва церковная, а есть келейная. В отчаянии накладывать на себя руки — отвергать Милосердие Божие и Промысл Божий о себе, признавая, что Господь несправедлив и дал Крест выше сил. Люди церковные страшатся нести с собой отчаянье в жизнь Вечную. Никто Вам не запрещает молиться о своей подруге, сострадание — Христианская черта («Милости хочу, а не жертвы…»), но враг мстит. Ваша верность внушает уважение, Вы настоящая подруга, но будьте готовы к искушениям. Очень важно брать на себя то бремя, которое не сломает.

«За тех, кто истязал детей, девушек, мальчиков, вообще людей, убивал, пытал, значит, молиться можно, а за несчастных, не видящих от горя или страдания другого выхода — нельзя?!»

За тех, кто истязает детей, убивает и пытает — молиться бесполезно, пока они не опомнятся и не начнут каяться, пока они не станут людьми. Хотя, как не помолиться об их вразумлении?

отик

Почему православие так против женщин-священников? Есть женщины-монахини, игуменьи, диакониссы, почему же не может быть священниц? Чем женщины хуже мужчин? Женщины тащат православие на своих согбенных плечах сотни лет, а их место все равно ниже мужчины. Это многих отталкивает от православия. Никто не хочет быть человеком второго сорта.

Иеромонах Роман:

— Потому что Сам Господь так установил! Да и чисто по физиологическим причинам женщина не сможет служить ежедневно. Или нечистота уже не нечистота? Не покланяйтесь идолу равноправия, не ставьте человеческое выше Божьего. Так поступили на Западе, начали рукополагать женщин во священники и пошло-поехало, «венчают» содомитов всех мастей, а в «пасторши» ставят содомиток. И что, кирхи переполнились молящимися? Наоборот, протестанты идут к католикам, а кирхи продают разным дельцам, и те переоборудуют их под магазины или рестораны.

«Чем женщины хуже мужчин?» Ничем. Но женщина-штангист не подымет олимпийский вес мужчины-штангиста. Нельзя преступать Божьи рубежи. Некоторые «мужчины» последовали Вашей логике и сказали: «Чем мужчина хуже женщины? Как это мы лишены радости материнства?! Не хотим быть людьми второго сорта!» И вот счастливые СМИ оповестили осчастливленному миру – «мужчина забеременел! Мужчина родил!» Что сто́ит равноправие, достигнутое путем безумия?

Надежда и Ираида, г. Дятьково

Стихи и песни отца Романа (нашего брянского земляка) дают силы и вселяют, укрепляют ВЕРУ. Слушаем. Слышим. Молимся. Храни его Господь. Автору публикации Наталье — низкий поклон!

Иеромонах Роман:

— Поклон родной Брянщине!

Инна

Я тоже хочу спросить: Иеромонах Роман, есть ли у Вас друзья? Наверняка, есть — кто они?

Иеромонах Роман:

— Живу один. Какие друзья в полном уединении? Во многих городах и странах есть люди, о которых молюсь, иногда встречаюсь, переписываюсь, но душа скучает только о Господе.

Иннок

« Иеромонах Роман, считают ли сербы, что русские сдали их америкосам? И так ли это оно и было? Мы ведь многого не знаем, сербам на месте, в центре беды, яснее все.

Иеромонах Роман:

— Разные есть сербы, но среди моих знакомых, которые приходят в Белградский монастырь, где останавливаюсь (после Литургии обычно общаемся), только любящие Россию. Есть в этой любви и вере что-то детское.

лука

Ну, и я спрошу: когда и как можно с Вами встретиться, о. Роман? Мне очень нужна духовная поддержка, теряюсь перед множеством проблем, испытаний. Если приеду, примете, поговорите?

Иеромонах Роман:

— Сейчас уже выпал снег, до скита трудно добраться. Если доживем до весны, если Господь благословит, можете приехать с автором этой статьи Н. Лясковской. А пока, чтобы не множить трудности, сходите в храм к священнику.

Анна Пермь

Доехать до о. Романа у меня вряд ли получится, а вот по какому адресу можно написать письмо? Ведь в статье сказано, что он отвечает на письма?

Иеромонах Роман:

— Обычная почта в виде почтовой машины проезжает пару раз в неделю. Поздравительные открытки из Польши (отправленные к Пасхе) получал уже после Троицы. Почему и завел электронный адрес. Переписка отнимает очень много времени, нарушает уединение, но стараюсь, хоть и кратко, по возможности отвечать, не отворачиваться от людской беды. Обычно мне пишут: Псковская область, скит Ветрово, иеромонаху Роману. Как ни странно – доходят, а полный адрес: Псковская обл., Псковский р-н, п/о Боровик, скит Ветрово.

цоколь

Мой вопрос: не нужна ли помощь в скиту? Чинить построить там, отремонтировать? я бы с радостью.

Иеромонах Роман:

— Благодарю за желание помочь! Одному мне уже не потянуть, за всем нужен уход. Оставьте свои координаты автору этой статьи, может, по весне и приедете.

Игорь Д.

Отец Роман, считаете ли Вы грехом питье вина?

Иеромонах Роман:

— Разве Безгрешный грешил на браке? Мало того, Он воду претворил в вино. Вредит нарушение меры. К тому же, мы, славяне, не среди виноградников выросшие, защита у нас не ахти какая. Алкоголем, табаком, блудом, сквернословием уничтожаем себя.

Алина Самоконтроль

Отец Роман, Вы могли бы стать Инквизитором? Мне кажется, я могла бы. Иногда хочется выжечь огнем всю заразу ужасную, вроде пусирайток. Может, пора?

Иеромонах Роман:

— Очень Вас понимаю, но не приведи, Господь! Даже страшно представить, какая греховная нечистота и смрад подымаются от Земли в Небеса! Не потому ли мир второй бережется для огня? Не будем ускорять время, наполняя свои сердца ненавистью.

Аникей

Отец Роман, как вы считаете — можно лечиться у врачей-иноверцев? Вы сами принимаете лекарства, лечитесь? То есть в статье прочитал что у вас была операция, а так то — от простуды или там голова если болит, можно пить лекарства?

Иеромонах Роман:

— Да разве мы выбираем врачей? Вот в районной больнице в прошлом году меня чуть не угробили. Когда знакомый игумен привез меня туда, главврач глянул на нас, резко встал и… захлопнул двери. Мы только переглянулись. Меня, все же, положили. На третий день, когда терял сознание в коридоре (нюхая нашатырь, который постоянно держал при себе), краем глаза увидел проходящего главврача. «Мне плохо, помогите!» — обратился к нему. Тот глянул и… пошел своей дорогой. Правда, он прислал ко мне медсестер и меня закатили в палату. Потом отправили на рентген и срочно перевели в областную Псковскую больницу. Там меня встретил приветливо улыбающийся молодой хирург с крестиком на шее. Он же сразу пригласил меня в операционную. Был очень внимательным, чувствовалось – верующий врач. Конечно, это лучший вариант, но, повторюсь, мы в больнице не выбираем себе врачей. Что касается лекарств… Не принимаю ничего. Если чувствую озноб, пью чай с медом, и никаких порошков и пилюль! Мы сейчас едим столько химии, что травить себя самому неразумно. Впрочем, в скиту у меня совсем другие условия, чем в городе. Здесь и вода, и воздух не так загажены, пью колодезную воду, которая тоже лечит. Мой совет: не подсаживайтесь на лекарства.

Ольга

Как вы, отец Роман, относитесь ко всяким «православным коммунам», братствам, молодёжным «когортам»? Не приведёт ли создание таких «православных групп» к греху гордыни тех, кто входит в эти группы? «Элита Православия» — кому не захочется состоять в таком братстве?

Иеромонах Роман:

— Мы очень разобщены. Мне не нравятся словосочетания «православные коммуны», «молодежные когорты», но Православные братства и сестричества делают большое дело. Было время, Православные братства помогли выстоять Православию. А к гордыне может привести все, в миру гордятся даже своими падениями. И, тем не менее, Вы правильно отметили, что легко захворать избранностью. Нужен трезвый духовник.

Иванов

Я бы хотел спросить у глубокоуважаемого иеромонаха Романа: почему современное (особенно в больших городах) духовенство так жадно до денег? Иногда просто невозможно спокойно помолиться в храме, так и ходят старухи с тарелками по нескольку раз, прямо чуть ли не в живот упираются ими каждому — дай, дай! От исповеди отходишь: положите деньги! — говорит священник. А если у меня нет? Не отысповедует меня? Насколько я знаю, все ведь зарплату получают, как и миряне, должны ее отрабатывать, а не выжимать «чаевые». Господи, прости меня — не осуждаю, огорчаюсь, что так себя ведут те, кто пример бескорыстия должен подавать...

Иеромонах Роман:

— Да, дорогой, затронули очень больную тему. Был в одном монастыре на Всенощной… Только запели псалом – пошли с тарелками! Потом еще раз, потом на полиелее… Также и на Литургии ходили несколько раз. Только пропели Херувимскую — Всякое ныне житейское отложим попечение — идут! Отложили попечение! Давно бы нужно прекратить это вымогательство! Есть ящики для пожертвований — достаточно! Подошел тихонько, положил незаметно и отошел. Жертва должна быть тайной. Какая польза от вынужденной жертвы? Доброхотного дателя любит Бог! Очень печально, что уроки прошлого ничему нас не научили! Тем хуже для нас! Лучшие умы древности, находясь во тьме язычества, знали, что «пристрастие к роскоши никогда не уживается с честностью»! А мы только гордимся, что просвещены Светом Христовым, но своими пристрастиями затыкаем уши, чтобы не услышать:

«Вы — соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям» (Мф. 5.13).

Ольга Райская

Как Вы оцениваете исполнение Ваших песен Жанной Бичевской и Ваенгой? Они делают это с Вашего разрешения или самочинно? Если, допустим, я захочу спеть на концерте Вашу песню, нужно спросить у Вас разрешения? Я пою песни на стихи многих современных поэтов: Евтушенко, Риммы Казаковой, Ирины Лоскутовой и др.

Иеромонах Роман:

— С Жанной Бичевской и ее мужем Геннадием Пономаревым встречались один раз в Москве, очень давно. Жанна брала благословение на исполнение. Она профессиональная певица, приобрела известность задолго до иеромонаха Романа. Есть песни, которые мне очень понравились, а есть, которые не коснулись сердца. Ваенга, к сожалению, пока не нашла времени взять благословение на исполнение. Не могу ее судить, так как со мной трудно связаться. Исполняет она очень эмоционально, нужно бы ровнее, и, к сожалению, перевирает слова (в песне «Я лежу на холме» вместо «что ты заслужил» поет «что ты натворил», что меняет смысл песни).

Очень жаль, что не слышал Вашего исполнения. Важно, чтобы исполнители сами понимали, о чем поют. Тогда и автор, и исполнитель делают Божье дело. Тяжело видеть (и не только мне), когда поющий(ая) занимается самолюбованием. Надеюсь, к Вам это не относится. Если есть возможность, пришлите Н. Лясковской ссылку на Ваше исполнение, чтобы я мог прослушать.

не певец

Отец Роман, мне должны делать пересадку почки, как вы относитесь к трансплантации? Или уж помирать? Была ещё история в прессе: женщина сохранила сперму сына в банке ДНК в специальном институте, а когда сын молодой умер от рака, нашла суррогатную мать, ее оплодотворили и теперь у той женщины есть внук. А так бы не было никого, сын у нее один был. По-человечески ее понять можно: она хотела, чтоб род не прервался, чтоб было продолжение сына и т. п. А все же что-то есть в этом противоестественное...

Иеромонах Роман:

— Помоги Вам, Господи! В наше время ставятся такие вопросы, которые даже и не мыслились в прошлом. В трансплантации, как мне кажется, есть какое-то занижение достоинства человека: царь природы, Образ и Подобие Божие, низводится до уровня машины, само лечение превращается в замену механизма. Но мы принимаем решение, исходя из меры нашей веры. В Вашем случае мне трудно что-то посоветовать. Не знаю, сколько Вам лет, есть ли жена и дети. Моему знакомому иерею два раза вскрывали череп (опухоль мозга) – болезнь возвращалась. Врачи предложили сделать третью операцию. Он пошел в монастырь, и старая матушка ему сказала: «Довольно операций! Молись, причащайся, готовься к Вечности!» После такого наставления он пришел ко мне и спросил совета. Я сказал, что старая монахиня предлагает ему пойти по максимуму, но решать ему придется с матушкой. «Как, матушка, отпускаете батюшку в Вечность?» — бедняжка вздохнула и замотала головой: «Помилуйте, как мне без него с малыми детьми?» «Видите, батюшка, нельзя Вам идти по максимуму. Идите поисповедайтесь, причаститесь и ложитесь на операцию, а мы будем молиться, чтобы исполнилась воля Божия». Так он и сделал. И, слава Богу, болезнь отступила! Наверное, и Вы не одинок, а потому решать Вам нужно со своими ближними, и думается мне, Вам тоже не придется пойти по максимуму. Сигналы поступили серьезные, но не все сигналы к смерти. Подумайте, где могли дать повод болезни… Жаль, не назвали своего имени, чтобы мог о Вас помолиться и попросить молитв в монастырях, где бываю. Да исполнится на Вас воля Божия!

А об истории с женщиной ничего не хочется говорить. Это совсем другая тема, противоестественная, как сами же написали.

Олег

Батюшка, мой брат в тюрьме заболел туберкулезом, помолитесь за него, очень прошу! Сидит за драку, влез, как дурак, за одного там вступился, а оказалось зря, человек был гнилой. Но Леха увидел, что трое противу одного и влез, такие дела. Жалко брата за никчемного человечишку страдает.
Зачтется ему у Бога его заступление, если тот мужик не стоил доброго слова?

Иеромонах Роман:

— Помоги, Господи, Алексею! Он поступил по человечески, не испугался, заступился за обижаемого, это угодно Богу! Нельзя жалеть о том, что была оказана человеку помощь, даже если человек оказался «никчемным». Очень жаль, что он заболел туберкулезом. В тюрьме легко заболеть.

Иванов

Вот ещё, батюшка: можно ли перед исповедью, когда уже стоишь в толпе ожидающих, читать Последование к Причащению? У нас в храме запрещают.

Иеромонах Роман:

— Не понимаю, почему на исповеди запрещают готовиться к Причащению. Если человек заранее приготовился к исповеди дома, если читает молитвы не вслух, кому он мешает? Может, исповедь совершается во время Службы и священник не хочет, чтобы прихожане отвлекались от Службы?

Руслан

Отец Роман, может ли человек стать православным монахом, если в детстве он был обрезан по мусульманскому обряду и воспитывался также, а потом вырос и крестился? Мне это очень важно.

Иеромонах Роман:

— Христос в детстве тоже был обрезан. Не вижу в обрезании, которое произошло в детстве, до Крещения, препятствия монашеству или священству. Важна вера!

Татьяна

Отец Роман, где можно увидеть иконы Вашего письма, в каких храмах, в каких городах и странах?

Иеромонах Роман:

— Иконописец я слабенький, не имею возможности писать ежедневно, пишу раз в год, да и то не один. Много икон было написано в польском православном монастыре под Белостоком. Писал только Лики, руки и ноги, а облачение, золочение, надписи писала монахиня этого монастыря, потому что мне нужно было возвращаться в свой скит. Еще в Кишиневе в Кафедральном соборе нижний ряд расписан нами.

Николай М.

Был на прошлой неделе в Псково-Печерском. Нет уж там того, как в песне о. Романа: "Пела братия простая, как в обители поют. И мелодия святая утешала скорбный люд"...
Пора нашим священнослужителям быть ближе к простым людям. А то чуть какое-то начальство или эстрадно-телевизио-киношная "звезда" прибыла - все забегали, "скорбный люд" пораспихали по углам...»

Иеромонах Роман:

— Печально, если все это так, как увидели. Неприятно видеть, когда и в миру бегают перед начальством или «звездами», а уж «бегать» в рясах в святой обители негоже вовсе.

«Вы куплены дорогою ценою; не делайтесь рабами человеков». 1 Кор. 7.23

Игорь

Отец Роман, кто Вас учил играть на гитаре? Как получилось, что Вы стали играть и петь свои песни?

Иеромонах Роман:

— Пел и играл еще в миру. А как взял в руки гитару уже монахом – это особая тема. Если сказать кратко – то благословил на это о. Николай Гурьянов.

Жанна

Отец Роман, как Вы относитесь к деятельности Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета? Я специально интересовалась, действительно деятельность этого учебного заведения приносит пользу7 Никаких реальных результатов не нашла. Значит, просто очередной междусобойчик, где на факультете педагогики учится 10-20 человек, а все проводимые "мероприятия" мелки и случайны. Выступают в школах и ставят спектакли с детьми сотни тысяч людей, и, на мой взгляд, многие делают это с большей самоотдачей, творческой искрой и боговдохновенностью, чем какой-нибудь унылый "Маленький принц" в подготовке выпускников ПСТГУ.

Иеромонах Роман:

— Чтобы дать объективную оценку, нужно хоть раз там побывать или почитать о деятельности этого университета. Даже если всё так, как пишете, что изменит мое отношение? Спектакль же и боговдохновенность понятия несовместимые.

Подготовила Наталья Лясковская

http://www.stoletie.ru/obschestvo/ne_dl … na_802.htm

0

132

ВРЕМЯ ПОСЛУЖИТЬ И ПОРАБОТАТЬ БОГУ.

http://ruskalendar.ru/upload/iblock/a01/a019dc6b88b78bc8c5d5fe5a4521951e.jpeg

Все временное, как бы оно ни казалось важным, есть яко ничто в сравнении с вечностью. Слава, честь, достоинства, титулы и отличия – ничто, ибо они в час смерти спадут с нас, как падают теперь листья с дерев. Богатства, стяжания, дома, вертограды – ничто, ибо из всего этого ничего не пойдет за нами в вечность, все достанется другим, может быть, даже врагам нашим, и употребится против наших желаний и намерений. Самые горести и бедствия, от коих мы в этой жизни плакали, роптали, не знали, где найти места – ничто, ибо в час смерти они явятся, якоже небывшие.

Существенно важно то, что может прейти в другой мир. Пусть что-либо не имеет никакой важности для временного пребывания моего на земле, пусть даже вредит ему; но если оно окажет для меня благотворное действие в вечности, то я буду дорожить им, как сокровищем, употреблю на приобретение его все силы и средства.

Не должно, забывая вечное, предаваться временному и тленному. Нет, что ни буду я делать на земле, никогда не буду делать для одной земли, а всегда буду иметь в виду небо и вечность. Сретит ли меня счастье – я воспользуюсь дарами его для служения Богу и человечеству, для искупления грехов моих делами сострадания и помощи бедствующим собратиям моим. Постигнут ли меня искушения – я перенесу их в духе смирения и преданности, обращая скорбь и слезы мои на пользу душе моей.

Итак, пробудимся от пагубного нечувствия! Довольно мы служили и работали миру суетному; время послужить и поработать Богу и Спасителю нашему. Довольно погубили мы талантов, нам данных, на причинение вреда душе и совести своей; час уже начать думать о покаянии и возвращении в дом отеческий. Пойдем же в домы свои с тем, чтобы не жить так, как жили или паче убивали себя прежде; пойдем и начнем, при помощи Божией, устраивать вечный храм души своей, который теперь лежит в развалинах, дабы мы обрели место покоища, подобающего тем, кои добре потрудились во времени для вечности, а не место печали и воздыхания, ожидающее грешников нераскаянных. Аминь.

Иннокентий, архиепископ Херсонский и Таврический

http://ruskalendar.ru/publications/detail.php?ID=13994

+1

133

Когда христианство утратит свое былое имя
Слово в Неделю 2-ю Великого поста

Протоиерей Александр Шаргунов

Второе воскресенье Великого поста называется «Неделей светотворных постов».

Церковь совершает память святителя Григория Паламы, великого богослова XIV века, «проповедника благодати», как поется о нем в тропаре. Святитель Григорий учил о Нетварном Фаворском Божественном свете Преображения, который никогда не начинается и никогда не кончается, но всегда пребывает там, где Господь, в Церкви Его, и мы призваны быть свидетелями этого света, мы можем видеть этот свет, приобщаясь ему по дару Христа, по мере очищения наших сердец.

Когда христианство утратит свое былое имя, так что оно уже будет никому не опасно, тогда враги его, открытые или затаенные, обратят с восхищением свой взор ко временам его минувшей славы. Не страшась более опаляющей любовью сердца благодати, они не будут скупиться на похвалы монашеского делания, несравненной красоты богослужения, церковного слова, совершенства его философии. Это был, скажут они, великий момент нашей цивилизации. Они признают его способность проникновения в глубины человеческого духа. О его нравственных и культурных ценностях будут говорить с уважением, смешанным с грустью. Они подчеркнут, что, несмотря на некоторые его отрицательные черты, на излишний догматизм и элементы фанатизма, оно помогло человечеству в его становлении и развитии. Постепенно утратив бесполезную свою устремленность к небесам, оно сумело воплотиться в земном. Но, добавят они, в конце концов, как все на свете, оно исчерпало себя. В это время в прекрасных храмах с иконами-шедеврами будут звучать древние знаменные распевы и на глазах у любопытных будут демонстрироваться евхаристические сосуды — драгоценные предметы музея.

Когда христианство больше не будет никому мешать, как сказал один богослов, ему воздадут, наконец, по справедливости, и это будет наподобие надгробной похвалы. И тогда наступит полное торжество греха и смерти. За умножение беззаконий охладеет любовь; соль перестанет быть соленой, солнце померкнет и луна не даст света своего.

Мы видим, что намерения у врага серьезные. И потому не просто утешения среди невыносимой скорби, а Самого Утешителя Духа Истины ищем мы Великим постом. Святой Игнатий Брянчанинов молился за своего друга: «Господи, дай Леониду духовное утешение, чтобы его вера стала живой, сердечной, а не просто слушаньем слов!» Преподобный Силуан Афонский так молился за весь народ.

А оптинский старец Нектарий, который часто повторял: «Как я могу быть наследником прежних старцев! У них благодать была целыми караваями, а у меня — ломтик», — в ответ на вопрошание одной своей почитательницы, правда ли, что все признаки Второго Пришествия исполнились, говорил: «Нет, не все. Но, конечно, даже простому взору видно, а духовному открыто, что раньше Церковь была обширным кругом во весь горизонт, а теперь он — как колечко; а в последние дни перед пришествием Христовым она вся сохранится в таком виде: один православный епископ, один православный иерей и один православный мирянин. Я тебе не говорю, что церквей не будет, они будут, да Православие-то сохранится только — в таком виде». «Ты обрати внимание на эти слова, — добавлял он, — ты пойми. Ведь это во всем мире».

Разумеется, не в буквальном, наверное, смысле говорил старец Нектарий, что останется один епископ, один священник и один мирянин, а в том смысле, что пока есть в Церкви хоть один человек, подлинно ищущий спасения, ради одного только человека Господь не отнимет от Нее благодати. И такие испытания наступают, что без сугубой благодати никто, ни один человек не может устоять в истине и любви.

Вот о чем говорит сегодняшний праздник. Среди торжествующей лжи каждый христианин должен быть богословом, — тем, кто может сказать слово о Боге, не потому, что знает все о Христе, а потому, что знает Христа. Как Сам Христос говорит: «И знаю Моих, и Мои знают Меня» (Ин. 10, 14). Так нам надо пройти Пост, чтобы в конце его вместе с Церковью не одними устами пропеть: «Воскресение Христово видевше». Подобно апостолам, о которых мы слышали в Евангелии на всенощной, нам надо самим прикоснуться к ранам Его и к Воскресению Его, потому что без этого дальше невозможно жить. Чтобы мы могли говорить другим не только то, что мы слышали, но и то, что мы видели своими глазами, то, чего касались наши руки, — Слово Жизни, ибо Жизнь явилась нам. Богословами становятся молитвою и постом. Богословие — это продолжение молитвы (должен быть один и тот же язык — тот, на котором говорят с Богом) и продолжение поста, как ответная отдача себя, душой и телом, Христу Богу. Всем нам памятны эти слова: «Если ты богослов, то чисто молишься, и если ты чисто молишься, ты богослов».

Вот среди каких опасностей мы находимся. Вначале чисто человеческая мудрость, для которой требования жизни в Духе кажутся безумием, а за нею — распад сознания и гибель всего. Не сразу преступный, как говорит Феофан Затворник, атеизм, но вначале просто как бы неотрицание «высшего разума». Но наш Бог — больше, чем «высший разум», Он — Отец, Который любит, и Сын, Который был распят и победил смерть, и Дух Святой — Свет, Просвещающий всякого человека, приходящего в мир.

Время поста и молитвы. Стой насмерть, христианин, будь готов заплатить всею кровию своею за одну каплю благодати, купленной дорогою ценою! Мы должны им помешать, не дать им победить, удержать зло — быть «удерживающим» — теми, кто на самом деле причастны крепости Божией, благодати Святого Духа, заградить открытые уже для последнего приговора Церкви уста растления и лжи.

Протоиерей Александр Шаргунов

http://www.pravoslavie.ru/put/60489.htm

30 марта 2013 года

+1

134

ДУХ ПРАЗДНОСЛОВИЯ НЕ ДАЖДЬ МИ…

25 марта 2013г.

Какая разница, говорить или молчать? Почему поддерживать светские беседы вредно для души? Что происходит с жизнью человека, не умеющего контролировать собственный язык?

В церковнославянском языке беременная женщина называется «непраздной», то есть «занятой». Причем, не чем-нибудь занятой и наполненной, а носящей в себе благословение. В этом смысле говорит Исайя: «Так говорит Господь: когда в виноградной кисти находится сок, тогда говорят: «не повреди ее, ибо в ней благословение» (Ис. 65:8) Соответственно, «праздный» —это пустой и лишенный благословения, ничего в себе не носящий. Дух празднословия есть именно такой дух — праздный, ничего важного в себе не носящий, выветривающий из души те остатки теплоты, которые есть еще в ней.

Празднословная эпоха — говори, что хочешь — далеко не безобидное явление. Ее дух, к примеру, враждебен молитве. Митрополит Антоний (Блум) не зря одно из слов озаглавил вопросом: «Может ли еще молиться современный человек?» Читать молитвенные тексты, конечно, может. Но вот собираться в молитву целиком, напрягать ум, удерживать внимание, стоять перед Богом, может ли?

В немалой степени анемичная молитвенность современника есть плод словесной разбросанности, истощения попусту словесных ресурсов. В известном смысле сказанное о браке и семени, может быть применено к языку и словам. «Пусть не разливаются источники твои по улице, потоки вод — по площадям» (Прит. 5:16) Там, в притчах, по контексту видно, что речь идет о верности в браке, о брачном целомудрии. Но слово — это тоже семя. Оно зачинает дела, оно творчески меняет мир. Его тоже нельзя лить по площадям как мыльную воду.

Для того, чтобы было о чем говорить, нужно, чтобы было о чем молчать. Тихое и медленное созревание слова в тайном мраке внутренней жизни так же необходимо, как полносрочное донашивание ребенка. Иначе мир будет наполнен выкидышами, не способными выжить и окрепнуть.

Празднословие же не терпит молчания, враждует против него. Дух празднословия в тишине ощущает угрозу. Так и летучие мыши, если бы умели говорить, кричали бы «Выключите свет!» Болтовня есть явление фоновое, безразличное к смыслу — лишь бы что-то звучало. Это синоним отчуждения всех ото всех, потому что родным людям молчание не тягостно. Чужие, да, те обязаны заполнять тишину болтологией, чтобы не чувствовать неловкость. Отсюда вывод: торжество бессмысленных разговоров есть доказательство отчужденности людей друг от друга и глубокого внутреннего одиночества.

Раньше рисовали агитплакаты на тему: «Сколько воды вытекает за сутки из незакрытого крана, если толщина струйки равна спичке?» Точную цифру не скажу, но объем утрат в результате получается устрашающий. Вернемся к нашей теме, вооружившись аналогией. Вместо незакрытого крана — не закрывающийся рот. Толщину струйки определить сложно, тут уже спичка не помощник, но струя пересыхает только на время сна. Каковы потери? Подсчет здесь вряд ли возможен, но потери огромны.

Больно смотреть, когда машина, везущая зерно, по дороге высыпает сквозь щели в бортах килограммы драгоценного груза. Так же больно смотреть, когда теплотрасса, усеянная наспех залатанными дырами, греет зимой воздух на улице, а батареи в домах едва теплые. Такие потери сродни болтовне «на воздух», сродни разговорам без цели и смыла. Можно, кстати, предположить, что связь между теми и этими потерями глубока и реальна. Ведь все хозяйственные люди молчуны. Они конкретны и практичны.

Среди фермеров, рыбаков, лесорубов, шахтеров найти болтуна большая редкость. Практичность и немногословность некоторых северных народов вошла в анекдоты, но смеется хорошо известно кто. У молчунов, как показывает опыт, не только слова, но и вода, тепло, налоговые сборы тратятся разумно и экономно. А ведь мы тоже далеко не южане, но «варежку» прикрывать не умеем. Может отсюда и многое другое?

Путь из Египта болтовни в Палестину молитвы лежит через пустыню молчания. Но это не молчание немого. Это молчание, при котором совершается внутренняя работа собирания помыслов. Как говорит Давид: «Воспламенилось сердце мое во мне; в мыслях моих возгорелся огонь; я стал говорить языком моим». Но прежде этого было вот что: «Я сказал: буду я наблюдать за путями моими, чтобы не согрешать мне языком моим; буду обуздывать уста мои, доколе нечестивый предо мною. Я был нем и безгласен, и молчал даже о добром; и скорбь моя подвиглась» (Пс. 38).

То есть, сначала был нем и безгласен. А потом сердце воспламенилось, в мыслях появился огонь, язык заговорил доброе и важное. Такова последовательность, и если сердце в человеке не горит, то очевидно, что он не умеет по временам быть немым и безгласным.

+1

135

Архиепископ Аверкий (Таушев)

Церковь перед лицом отступления
Завещание.

Архиепископ Аверкий предупреждал, что если мы хотим оставаться верны Христу, то мы не должны доверять тому, что может казаться "разумным", тому, что согласуется с "мнением" нашего падшего ума. Вместо этого мы должны следовать велению совести и заповедям Господа нашего и ожидать за это ненависти со стороны тех, кто находится – и в секулярной и в церковной сфере – во власти духа мира сего. Он писал:

"В наше время Истину вполне официально и торжественно объявляют ложью, а ложь – истиной. И каждый, хочет он этоо или не хочет, должен верить всему этому, вопреки всем доказательствам и без оснований. Если же нет, то горе! Тому, кто следует указаниям совести и учению Господа, придется дорого заплатить за это. И так происходит везде – иногда даже в религиозной и церковной среде... Братья! Не станем ни в малейшей степени поддаваться духу мира сего: мы ведь так хорошо знаем из Слова Божьего, что мир этот находится во власти жестокого князя тьмы – нашего яростного противника, злодея, лжеца и человекоубийцы от начала (Ин. 8; 44) – дьявола. Не будем же бояться осмеяния, всеваемых им раздоров, притеснений и преследований со стороны его верных слуг..."

Осматриваясь вокруг себя, архиепископ Аверкий видел, как сатана подрывает самые малейшие благочестивые намерения христиан. Те люди, чьи сердца жаждут любви, не получают ее от христиан, которых по этой любви и должны узнавать (Ин. 13; 35) – и их сердца засыхают и исполняются горечью, точно так же как у всех окружающих. Когда же "испаряется" христианская любовь, ее заменяют суррогаты, способные объединять церковь лишь на внешнем уровне: официальность, установленные нормы поведения, актерство, человекоугодничество, политические союзы – все эти подмены, объединяющие фальшивую церковь, внутри которой – пустота. Пустота, которую заполнит грядущий антихрист. Так происходит то, что архиепископ Аверкий назвал "просеиванием". Отделение мудрых и разумных этого мира (Лк. 10; 21) от тех, кто не обращает внимания на "мнения" мира и просто хочет быть со Христом в Его Царствии. Это отсеивание фальшивого от настоящего, утверждал Архиепископ Аверкий, еще увеличивает бремя лежащее на боголюбивых пастырях, так как размыты оказываются основные определения из-за сатанинской лжи и подмен:

"Жизнь христианская стала сейчас столь трудной, как никогда прежде, ибо козни врага человеческого спасения чрезвычайно усложнились и утончились. Во много раз стал труднее и ответственнее подвиг пастырствования... Воочию начинают сбываться слова святителя Феофана Затворника о последних временах: "Тогда, хотя имя христианское будет слышаться повсюду, и повсюду будут видны храмы и чины церковные, но все это – одна видимость, внутри же отступление истинное". Отсюда, помимо всегда, в первую очередь, необходимого примера личной высокой духовно-нравственной жизни, для современного пастыря вытекает ответственейшая и важнейшая задача – научить верующих распознавать истинную Церковь среди множества лже-церквей, и словом, исполненным духовной силы и мудрости, удерживать их в лоне ее, а заблудших привлекать".

Архиепископ Аверкий ощущал бремя этой ответственности быть может сильнее всех великих православных пастырей нашего времени. Подобно любимому им св. Иоанну Кронштадтскому, принадлежавшему к предыдущему поколению, он видел, что труднее всего примирить со своими пастырскими задачами несомненную победу зла в мире.

На устах архиепископа Аверкия часто было выражение св. Григория Богослова: "страждущее Православие". Это выражение относится, во-первых, к страданиям, которые претерпевают православные христиане в этой "юдоли плача" на своем пути к Небесному Отечеству, и, во-вторых, к преследованиям вечной Истины в этом падшем мире, где царствует диавол.

Архиепископ Аверкий по своему опыту знал, что такое "страждущее Православие". Незадолго до смерти, его, больного телом, а духом состраждущего Церкви Воинствующей, спросили, как он себя чувствует. "Как я могу себя чувствовать, – ответил он, – когда слава Православия исчезает, зло празднует победу, христиане становятся враждебными и недоброжелательными друг к другу, и православные христиане ничем не лучше – наверно, даже хуже их, потому что православным больше дано. И кто постоит в эти страшные последние времена за бедное страждущее Православие?!..."

В своей последней книге архиепископ Аверкий упомянул о том, как отразилась его пастырская забота о "духовном разорении" на его долгой болезни, которая окончилась потом его смертью:

"В результате всех эмоциональных потрясений, которые я пережил в связи с тем, что происходит в наши дни, я был поражен (по крайней мере, как утверждают врачи) рядом серьезных болезней, которые чуть было не стали причиной смерти, потому что я не мог примириться со всем происходящим вокруг меня и относиться к этому равнодушно ".

Упокоение в Боге в 1967 году принесло архиепископу Аверкию освобождение от тяжелейшего бремени пастыря. С мирской точки зрения, он умер побежденным. На земле война сатаны с любыми видами праведности продолжается и должна закончиться его победой. Но на небе архиепископ Аверкий – победитель. Он благочестиво пожил приуготовляя себя к жительству со всеми святыми на небесах. Он вдохновляет нас на это же следующими словами, которые он написал всего за год до смерти:

"Пусть только набожность и благочестие будут светильниками в наших руках, как у старца Симеона – и в более таинственном смысле – в глубине наших душ и сердец. Тогда мы сможем от всего сердца возгласить прежде своего отшествия из этой жизни: "Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром, яко видеста очи мои спасение Твое!"

В душе архиепископа Аверкия, когда он почил, не было отчаяния, неверия в Истину и любовь. Он жил в этой Истине и любви, и знал, что Истина победит антихриста, после малого времени его царствования.

В последние времена истинные апостолы Христовы будут умирать или погибать как в первые годы: закат похож на восход. И до тех самых пор нас будут предохранять от тонких искушений и подмен, которые уже находятся среди нас, пламенные слова Архиепископа Аверкия, одного из последних истинных апостолов. Он стоял перед лицом потока мирового Отступления и не поколебался. Он раскрыл наиболее хитроумно скрытые сети духа злобы, показав их всем, кто имеет глаза, чтобы видеть. Он звал не оставить нашу вечную надежду, но не надеяться на земное, то, что может быть имитацией. С мужеством и стойкостью он исполнял свой долг, не в глазах только служа, как человекоугодники, но в простоте сердца, боясь Бога (Кол. 3; 22). Поэтому прежде своего отшествия ко Господу он писал, не имея ни тени сомнения: "Меня, как и всех, будет судить справедливый Бог. Но я могу сказать одно: я делал все честно, в соответствии со своей совестью, и не взирал на лица".

http://lib.eparhia-saratov.ru/books/01a … ion/9.html

+1

136

Слово на 1-й Пассии

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Ангельским силам невозможно было постичь великую тайну воплощения Христова. Непостижима им и тайна крестных страданий и крестной смерти Христа Спасителя.

Эта же тайна непостижима миру, тому миру, дружба с которым есть вражда на Бога (см.: Иак. 4: 4).

И если силам небесным тайна эта непостижима от трепета предстояния престолу Царя Славы, от полноты благоговения и страха познания Вседержителя, то миру непостижима эта тайна от нежелания знать Бога, от нежелания страдания, от нежелания скорби, от суеверного страха смерти и конца.

Этот мир алчно требует: еще, еще и еще, больше, больше… Больше наслаждения и покоя. И выдает это все за истинную цель жизни. И работники этого мира трудятся не покладая рук над тем, чтобы и тень печали не покрыла личину старого греха.

Но «когда мир совлечет с человека всё и в день смерти вынесет его из дома, тогда узнает человек, что мир подлинно лжец и обманщик» (Исаак Сирин).

Ибо нет такого пути в этом мире, на котором не встретил бы человек страдание.

«Человек рождается на страдание» – читаем мы в одной из древнейших книг Ветхого Завета – книге Иова (Иов 5: 7). «Человек рождается на страдание, – пишет Дух Святой в этой книге, – как искры, чтобы устремляться вверх». Чтобы не смешаться с прахом земным, но в очистительном огне спасительных страданий устремляться духом ввысь.

Павел, апостол, ободряя филиппийцев, писал к ним: «Живите достойно благовествования Христова… не страшитесь ни в чем противников: это для них есть предзнаменование погибели, а для вас – спасения. И сие от Бога, потому что вам дано ради Христа не только веровать в Него, но и страдать за Него» (Флп. 1: 27–29). «И вера – дар, но вера с страданием за нее есть высший дар» (святитель Феофан Затворник).

Какое значимое, глубокое слово «страдать». Означает оно «терпеть, выносить, испытывать, добиваться, стараться, претерпевать». В греческом оригинале этого текста послания ему соответствует слово «пасхин», созвучное и родственное названию самого главного нашего торжества.

Нам, стремящимся стать друзьями Христовыми, Сам Христос сказал: «Вам дано знать тайны Царствия Божия» (Мк. 4: 11).

Знать тайны Царства Божия значит знать, что Царство это в нас и мир этого Царства, его радость, праведность, его благодать – в нашем сердце.

Нам дано знать, что жизнь вечная начинается здесь, на земле. Она начинается у подножия Креста, произрастает от единого корня этого святого Древа Жизни.

В молитве Симеона Нового Богослова к Святому Причастию читаем, что Господь «милостию сострастия» тепле кающихся и очищает, и просвещает, и делает причастниками света преображения, общниками Божества Своего. В страданиях Своих Он Сам сострадает нам, первым протягивает руку помощи в несении креста. Покоящийся на Древе Крестном раскрывает объятия, созывает к Себе всех труждающихся и обремененных.

И тогда скорби болезней, предательства, тягот, неустроенности, неблагополучия жизни и вся тяжесть суеты мира – у Креста становятся святым, благодатным даром для исцеления души.

Мутящие ум и сердце тяжкие грехи становятся ничтожными и покрываются милостью дара покаяния.

Печаль, уныние, ропот, отчаяние, недовольство собой и миром – у Креста преображает стремление к духовному преображению.

Плоть становится духом, земное – небесным, смерть становится жизнью.

Таков великий дар страстей Христовых, таково великое таинство жизни в Церкви, такова великая милость человеколюбия Божия «не только веровать в Него, но и страдать за Него (Флп. 1: 29), страдать вместе с Ним.

Предстоя Святому Распятию, будем благодарны Спасителю за Его страшные и спасительные страсти, за Животворящий Крест, за вольное погребение, будем просить Его показать и нам святое Свое воскресение. Аминь.
Иеромонах Никон (Париманчук)

http://www.pravoslavie.ru/put/60503.htm

+2

137

Митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай (Хаджиниколау): Пришло время восстать
Митрополит Месогейский и Лавреотикийский Николай выступил со специальным обращением, посвящённым сложившейся в Греции ситуации.

Владыка резко негативно охарактеризовал политику греческого правительства, которое постоянно обрушивает на граждан всё новые и новые налоги: «зарплаты и пенсии сократили, число безработных выросло и многие стали обездоленными. И при этом они в угрожающей форме требуют выплачивать дополнительный налог на жилище».

Митрополит Николай заявил, что Церковь не оставит свою паству в беде: «Хотел бы обратиться ко всем, кто не может заплатить особый налог на недвижимость1. Не впадайте в отчаяние! Знайте, что мы все месте встанем с вами плечом к плечу и крикнем “Попробуй взять с того, у кого ничего нет”2.

Пусть поймут, наконец, что мы так больше не можем. Мы дошли до самого края. Но мы не хотим, чтобы они нас окончательно прикончили».

Обращаясь к своей пастве владыка Николай обещает: «если у вас будут отключать электричество, мы отключим его во всех храмах. Будем венчать людей при свечах, а Литургии служить со слезами на глазах».

Митрополит полагает, что народ не в состоянии больше терпеть сложившееся положение и призывает людей «подняться, показать силу и взять ответственность за свои судьбы в собственные руки». «Некоторые [политики] опорочили нас на весь мир и привели нас в пасть зверя. Возможно они сделали это из-за своей глупости, но более вероятно реализуя свои подозрительные интересы… Пришло время, чтобы те кто принимает решения поняли, что происходит в домах, на улице, в повседневной жизни простых людей».

Комментируя своё решение выступить со специальным обращением, владыка Николай рассказал, что за последние дни он получил сотни писем и звонков с просьбой о поддержке. В своём обращении митрополит предлагает следующий выход: «Мы должны крикнуть в уши власть имущих: Хватит! Мы не можем больше терпеть. Ищите другие пути выхода из кризиса… Пришло время восстать. Всё должно измениться. И раз кое-кто не хочет ничего менять, это должны сделать мы сами».
http://www.agionoros.ru/docs/581.html

+1

138

Афонские старцы о молитве
AgionOros.ru публикует отрывки из поучений афонских старцев, посвящённых молитве. Некоторые из них публикуются на русском языке впервые

Схиархимандрит Кирик Афонский (1938)1

Надлежит призывать благодатную помощь Божию либо словами, либо мысленно: Господи, благослови! Господи, помоги! Без помощи Божией мы не можем ничего сделать полезного и спасительного; а если делаем что-либо без испрашивания благодатной помощи у Бога на свое дело, то этим только обнаруживаем свою духовную гордость и противимся Богу. Призыванием имени Божия мы получаем благословение от Господа, Который скажет в день он: "приидите благословеннии Отца Моего и наследуйте Царство уготованное вам от сложения мира". А те, кто не будет иметь на себе печати благословения Божия, - тем скажет: "отойдите от Меня, Я вас не знаю"...

Вот как важно для нас призывание имени Божия и получение благословения от Него на все дела и начинания наши, (и в особенности пред чтением Св. Писания, а наипаче пред молитвою!).

***

Св. Апостол Павел сказал: непрестанно молитесь, и вся во славу Божию творите, сие бо угодно и приятно пред Спасителем нашим Богом. Непрестанно молиться, - это не значит стать пред св. иконами и молиться целый день, хотя и надо молиться в определенное время. Можно и должно молиться за всяким делом, как говорит св. Иоанн Златоуст: "можно молиться и сидя за прялкой и ум возводить к Богу разумов, взирающему на ум и сердце наше". Итак, занимаясь делом житейским (без чего нельзя обойтись никому), можно и должно молиться, и от видимого, ощущаемого нам предметного мира переносить свою мысль на невидимое имя Божие.

***

Привыкшему к празднословию придет ли охота молиться? Откуда придет к нему благое слово молитвы, когда язык его привык переливать одни пустые и праздные слова?

Старец Иосиф Исихаст (1898-1959)

Молитва без внимания и трезвения – это потеря времени, труд без оплаты.

***

Начало пути к чистой молитве есть борьба со страстями. Невозможно быть преуспеянию в молитве, пока действуют страсти. Но даже они не препятствуют пришествию благодати молитвы, не было бы только нерадения и тщеславия.

***

Молитва - это единственная помощь, которая содействует очищению разума, и без нее мы не можем жить духовно. Однако никто не может держать ум и молиться чисто, если не придет благодать Божественного и духовного ведения или если не придет сверхъестественным образом некий благой и божественный помысел или другое действие Божией благодати. Отсюда подвижник должен знать, что не сам он держит ум, аБожия благодать, и по мере Божией благодати он молится чисто... И пусть знает такой, что это не от него, а от Бога. И пусть благодарит Бога. И пусть учит других, что мы должны действовать теми способами, которые в наших силах, показывая Богу наше намерение и желание молиться чисто. Но придет ли это, зависит от Бога.

***

Когда ты приступаешь к исполнению своего долга, к молитве, то приступай с великим смирением, прося милости Божией. Не потому, что Он у тебя в долгу и обязан дать тебе благодать, но ты - узник, и просишь благодати, чтобы она тебя разрешила, и говоришь: "Владыко, сладчайший Господи наш Иисусе Христе! Ниспошли святую Твою благодать и разреши мя от уз греха. Просвети мою тьму душевную, дабы уразумел Твою беспредельную милость и возлюбил и возблагодарил достойно Тебя, сладчайшего моего Спаса, достойного всякой любви и благодарения. Ей, благий благодетелю мой и многомилостивый Господи, не удали от нас Свою милость, но умилостивись над Своим созданием. Вем, Господи, тяжесть моих прегрешений, но вем и Твою нечаянную милость. Зрю тьму бесчувственной моей души, но верую со благими надеждами, ожидая Божественного Твоего просвещения и избавления от лукавых моих зол и губительных страстей предстательством сладчайшей Твоей Матери, Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии и всех святых. Аминь". Не прекращай просить так до последнего твоего дыхания, и Бог силен исполнить твое прошение. Ему слава и держава во веки веков. Аминь.

Старец Софроний Сахаров (1896-1993)

Молитва есть бесконечное творчество, высшее всякого иного искусства или науки.

***

Ты, может быть, скажешь, что теперь нет таких монахов, которые молились бы за весь мир; а я тебе скажу, что когда не будет на земле молитвенников, то мир кончится, пойдут великие бедствия... Мир стоит молитвами Святых.

Старец Паисий Святогорец (1924-1994)

- Батюшка, как нужно готовиться к молитве?

- Так же, как готовимся к божественному причащению. Там божественное приобщение, здесь божественное общение. Когда причащаемся, принимаемся в себя Христа, приходит Божественная благодать. В молитве мы постоянно общаемся со Христом и иным образом принимаем Божественную благодать. Неужели этого мало! В причастии приобщаемся Тела и Крови Христовых, в молитве общаемся с Богом. Как перед причащением необходимо исповедоваться духовнику, так и перед началом молитвы нужно со смирением исповедоваться Христу. «Господи, я ничтожный человек… Не стоит Тебе со мной возиться, но прошу Тебя, помоги мне». Так приходит Божественная благодать и открывается путь к общению с Богом.

Если человек не раскается и не исповедуется в смирении Богу, то останется неподготовленным. Возникает преграда, которая препятствует его общению с Богом. Дверь остаётся закрытой и душа не находит покоя. Но если он скажет: «Согрешил, Боже мой», то преграда падает или, лучше сказать, Бог открывает дверь и человек принимает благодать божественного общения.

- Батюшка, я читала в «Лествице», что для молитвы нужно быть облечённым в одежду, в какую облекается человек, когда собирается предстать перед царем2. Что это за одежда?

- Уничижать себя перед Богом и смиренно просить прощения за свои прегрешения. «Виновата, говори, Боже мой, я — неблагодарная, я огорчила Тебя. Прости меня». Но говори это с внутренним сокрушением, не внешне. Это та одежда, в которую нужно облекаться, когда беседуешь с Богом. Если этого нет, то ты как будто говоришь Богу: «Как дела? Ну, что новенького?». Если у человека, перед которым мы прегрешили, мы должны просить прощения, то тем более нужно просить прощения у Бога за наши ежедневные прегрешения.

- Это значит, батюшка, что нужно думать о согрешениях, которые я ежедневно совершаю?

- Прежде проси прощения у Бога за прегрешения, которые сотворила в течение дня, и уже потом думай о своей греховности в общем. Так ты смиряешься и уже потом начинаешь высказывать свои просьбы. Я начинаю молитву словами: «Боже, милостив буди мне грешнику» (Лк. 18, 13). Повторяю это несколько раз шепотом и потом начинаю творить молитву. Как-то я просил Бога, чтобы Он научил меня молиться. И тогда мне было видение юноши семнадцати лет, который молился. Он привёл меня в совершенное сокрушение! Он так плакал и молился, что я был изумлён и потрясен. Начинал с исповеди: «Я неблагодарный, неисправимый…». Потом говорил: «Что я сам, находясь в таком состоянии, могу с собой сделать, Боже мой, если Ты не поможешь мне?» И потом начинал говорить прошения.

- Батюшка, часто во время молитвы я думаю о своих прегрешениях и поэтому не могу сосредоточиться.

- Мы же уже говорили, что испытывать себя и исповедовать свои прегрешения нужно до начала молитвы, а не во время неё. А то получается уже не самокритика, а собеседование с тангалашкой. Перед молитвой нужно подумать о том, что в нас не так, на это направить свой ум, настроить прицельную рамку, а потом… огонь!

Старец Ефрем Филофейский

Цель нашей жизни достигается глубоким и подлинным покаянием, исполнением заповедей Христовых, Святым причастием, умной и сердечной молитвой. Этот путь для всех без исключения людей.

***

Молитва, песнопение, церковное богослужение, поклоны, а главное, священная исповедь и Божественное Причащение, а ещё любая помощь ближнему и, особенно, дела любви, которые делаются от чистого сердца, а не от гордости и эгоизма, — вот средства, которые помогают благоукрашению души.

***

Подобно тому, как меняется тело, меняется и душа. Если человек приближается к Богу, то начинает более воспринимать Божественное. Дотрагиваясь до тела, мы узнаём, тёплое оно или холодное, проводим рукой по одежде — и устанавливаем, что она мягкая, касаемся мебели — и выясняем, что мебель твёрдая. Прикасаясь к вещи, мы определяем её свойства. Так и с душой: если мы приближаемся к Богу правильно, то воспринимаем действие Божественных энергий. Когда мы молимся, то становимся способны ощущать, например, любовь Божию, радость, мир, Премудрость и Благоутробие Божии. И сами мы при этом становимся милосердными, просвещёнными, приобщаемся любви и очищаемся. Бог чист — и человек с Ним делается чистым, потому что принимает от Бога силу и очищает себя. Так постепенно душа исполняется красотой в очах Божиих.

***

Если человек молится, то принимает от Бога благоухание и благодать, и Ангел его тоже молится рядом. Просит человек — просит и Ангел, умоляя: «Боже мой, услышь его молитву, сделай то, о чём он просит». А если молитва наша ещё сопровождается слезами и покаянием, тогда Ангел радуется, потому что имеет бόльшее дерзновение к Богу ради такой прекрасной души, такого прекрасного человека.

***

Будем же молиться за наших братьев, христиан, чтобы и они нашли путь спасения. Кроме как о себе будем молиться и о людях, которые не знают Бога. Это и есть свидетельство нашей деятельной любви к ближнему. А если мы и впрямь любим своих братьев, значит, творим дело Божие, потому что «Бог любы есть, и пребываяй в любви в Бозе пребывает, и Бог в нем пребывает»3

***

Станем же бороться против эгоизма, вооружась молитвой. Пусть молитва «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя» по возможности не прекращается даже ночью. Тело без души разлагается, начинает источать зловоние, делается источником заражения. То же самое происходит с душой, когда в ней нет молитвы. Всегда будем держать перед своим мысленным взором задачу — как бы уничтожить этого зверя, живущего внутри нас, наш эгоизм, и будем постоянно молиться. Разольём благоухание молитвы в своём малом храме Божием, который есть тело и душа человека. Телом и духом своими станем прославлять Святого Бога.

Литература:

1. Схиархимандрит Кирик Афонский (1938). Царский путь ко спасению

2. Изложение монашеского опыта. Старец Иосиф Афонский, Изд-во: Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1998г.

3. Архимандрит Софроний. О молитве. СПб.: Сатисъ. 1994.

4. Старец Силуан. -Париж, 1952.

5. Паисий Святогорец.Слова. Том VI (перевод Издательского Дома «Святая Гора»)

6. Ефрем Филофейский. Искусство спасения. М., «Святая Гора», 2012

1 Схиархимандрит Кирик (Максимов(?)) Родился в России в небогатой семье. Окончил городское училище. В молодые годы, еще до революции, выехал в Грецию и поступил в Русский Свято-Пантелеимонов монастырь на Афоне. Исполнял послушания на Афонском подворье в Москве, где принимал участие в издании книг св. Феофана Затворника. Настоятель Афонского подворья в г. Одесса.

Вернувшись на Афон, принимал активное участие в борьбе с имяславием. После революции остался в монастыре и был духовником его братии.

В 1930-х гг. на некоторое время был вызван в Югославию сербским Патриархом Варнавой для оказания содействия в устройстве там церковной жизни русской эмиграции.

Скончался 15 дек. 1938 г. в г. Панчево (Югославия). Похоронен в Болгарии.

2 См.: Ἁγίου Ἰωάννου τοῦ Σιναΐτου. Κλῖμαξ. Λόγος ΚΗ´, παρ. γ´. Ἀθῆναι, 1970. Σ. 159.

http://www.agionoros.ru/docs/583.html
3 1 Ин. 4:16.

+1

139

О ВНИМАНИИ УМА НА МОЛИТВЕ

Святитель Иоанн Златоуст:

Молиться надо так, чтобы ум был всецело собран и напряжен. Должно призывать Бога со скорбящей душой и не говорить лишних слов, не растягивать молитву, а говорить немного простых слов, потому что не от множества слов, а от трезвенности ума зависит услышание. Если ты растянешь свою речь, то часто можешь рассеяться вниманием и дать диаволу возможность совершенно бесстрашно подойти к тебе и обольстить, отвлечь твою мысль от того, что ты говоришь...

Когда бодрствуешь в молитве, помышляй не об усталости, причиняемой бодрствованием, а о дерзновении, доставляемом молитвой.

Зная коварство диавола, постараемся особенно во время молитвы отгонять его, как будто бы мы видели его присутствующим и стоящим перед нашими глазами; постараемся удалять от себя всякий помысел, смущающий душу нашу, напрягать все свои силы и творить усердную молитву так, чтобы не только язык произносил слова, но и душа вместе со словами восходила к Богу.

И если ты сам не слышишь своей молитвы (по рассеянности), как же ты хочешь, чтобы Бог услышал ее?

Кто беспечен и невнимателен к тому, что говорит в молитве, тот взывает не к Богу, но говорит тщетно и напрасно.

Мы не знаем как следует пользы от молитвы, потому что не внимаем ей со всем усердием и не упражняемся в ней по законам Божиим.

Во время молитвы мы можем удерживать внимание, если будем помнить, с Кем беседуем, если будем представлять, что приносим духовную жертву.

0

140

Все-таки молитвенные правила как-то не вяжутся с вышесказанным. Ведь такую кучу слов нужно проговорить, всегда это поражает и угнетает. А если под растягиванием молитвы имеется в виду молитва часа на три, то получается, что правило короткое, плохи дела в общем.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC