Вверх страницы
Вниз страницы

ЗНАКИ ИСПОЛНЕНИЯ ПРОРОЧЕСТВ

Объявление

ПРАВИЛА ФОРУМА размещены в ТЕХНИЧЕСКОМ РАЗДЕЛЕ: http://znaki.0pk.ru/viewtopic.php?id=541

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЗНАКИ ИСПОЛНЕНИЯ ПРОРОЧЕСТВ » История и сущность Православия » Старцы и старчество. Наставления и советы.


Старцы и старчество. Наставления и советы.

Сообщений 81 страница 100 из 903

81

а что с ними еще делать-то? не дарить же друг другу на память.

0

82

я думаю отправить туда, где их получала: в налоговую, ПРФ и т.д.

0

83

Ксения_ написал(а):

я думаю отправить туда, где их получала: в налоговую, ПРФ и т.д.

а потом выяснится что на Ваше имя зарегистрирована фирма или висит долг...

0

84

может разорвать тогда перед отправкой)?

0

85

Оксана написал(а):

а что с ними еще делать-то? не дарить же друг другу на память.

Просто удивлен, ты ведь еще несколько дней назад была более умеренных взглядов, а тут уже собралась все сжигать.

0

86

Подберезовик написал(а):

Просто удивлен, ты ведь еще несколько дней назад была более умеренных взглядов, а тут уже собралась все сжигать.

Лично я, пока, ничего сжигать не собираюсь, потому что не считаю все эти бумажки отречением от Христа и не вижу в них вреда для моей души, но если Ксения вред видит, то что ей еще посоветовать? не переубеждать же.
Но если настанет время уходить в леса, я никому письма писать не стану и отправлять бланк с ИНН тоже не буду, просто сожгу.

0

87

ПРЕПОДОБНЫЙ СИЛУАН АФОНСКИЙ.

Сначала ссылка, там есть молитвы от прп.Силуана Афонского на разные случаи жизни (помимо прочей информации о нем): http://silouan.narod.ru/

Жил на земле человек, муж гигантской силы духа, имя его Силуан. Он долго молился с неудержимым плачем: «Помилуй меня,» но не слушал его Бог. Прошло много месяцев такой молитвы, и силы души его истощились; он дошел до отчаяния и воскликнул: «Ты не умолим!» И, когда с этими словами в его изнемогшей от отчаяния душе что-то надорвалось, он вдруг на мгновение увидел живого Христа; огонь исполнил сердце его и все тело с такой силой, что, если бы видение продлилось еще мгновение, он умер бы. После он уже никогда не мог забыть невыразимо кроткий, беспредельно любящий, радостный, непостижимого мира исполненный взгляд Христа, и последующие долгие годы своей жизни неустанно свидетельствовал, что Бог есть любовь, любовь безмерная, непостижимая.

О нем, этом свидетеле Божественной любви, предстоит нам слово.

Афонский схимонах отец Силуан (мирское имя — Семен Иванович Антонов) родился в 1866 году в Тамбовской губернии, Лебединского уезда, Шовской волости и села. На Афон приехал в 1892г, в мантию пострижен в 1896 г.; в схиму — в 1911г.. Послушание проходил: на Мельнице, на Каламарейском метохе (владение Монастыря вне Афона), в Старом Нагорном Русике, в Экономии. Скончался 24 сентября 1938 года. Эти немногочисленные факты почерпнуты из формуляра Афонского монастыря.

От «родился» до «скончался» — все бедно, не о чем рассказать; касаться же внутренней жизни человека пред Богом — дело нескромное, дерзновенное. Среди площади мира открывать «глубокое сердце» христианина — почти святотатство; но уверенные в том, что ныне старцу, ушедшему из мира победителем мира, уже ничто не страшно, уже ничто не нарушит его вечного покоя в Боге, позволим себе попытку рассказать о его чрезвычайно богатом, царственно богатом житии, имея в виду тех немногих, которые и сами влекутся к той же божественной жизни.

Многие, соприкасаясь с монахами вообще и со старцем Силуаном в частности, не видят в них ничего особенного и потому остаются неудовлетворенными и даже разочарованными. Происходит это потому, что подходят они к монаху с неверною меркою, с неправильными требованиями и исканиями.

Монах пребывает в непрестанном подвиге, и нередко чрезвычайно напряженном, но православный монах — не факир. Его совершенно не увлекает достижение, посредством специальных упражнений, своеобразного развития психических сил, что так импонирует многим невежественным искателям мистической жизни. Монах ведет сильную, крепкую, упорную брань, некоторые из них, как отец Силуан, ведут титаническую борьбу, неведомую миру, за то, чтобы убить в себе гордого зверя, за то, чтобы стать человеком, подлинным человеком, по образу совершенного Человека Христа, т.е. кротким и смиренным.

Странная, непонятная миру христианская жизнь; все в ней парадоксально, все в порядке как бы обратном порядку мира, и нет возможности объяснить ее словом. Единственный путь к уразумению — это творить волю Божию, т.е. блюсти заповеди Христа; путь, указанный Им Самим.

Детство и молодые годы
Из долгой жизни старца хочется привести несколько фактов, являющихся показательными для его внутренней жизни и в то же время его «историей.» Первый из них относится к его раннему детству, когда ему было не более 4-х лет. Отец его, подобно многим русским крестьянам, любил оказывать гостеприимство странникам. Однажды, в праздничный день, с особенным удовольствием он пригласил к себе некоего книгоношу, надеясь от него, как человека «книжного,» узнать что-либо новое и интересное, ибо томился он своей «темнотой» и жадно тянулся к знанию и просвещению. В доме гостю были предложены чай и еда. Маленький Семен (мирское имя) с любопытством ребенка смотрел на него и внимательно прислушивался к беседе. Книгоноша доказывал отцу, что Христос не Бог и что вообще Бога нет. Мальчика Семена особенно поразили слова: «Где Он, Бог-то?» и он подумал: «Когда вырасту большой, то по всей земле пойду искать Бога.» Когда гость ушел, то Семен сказал отцу: «Ты меня учишь молиться, а он говорит, что Бога нет.» На это отец сказал: » Я думал, что он умный человек, а он оказался дурак. Не слушай его.» Но ответ отца не изгладил из души мальчика сомнения.

Много лет прошло с тех пор. Семен вырос, стал большим здоровым парнем и работал неподалеку от их села, в имении князя Трубецкого. Работали они артелью, Семен в качестве столяра. У артельщиков была кухарка, деревенская баба. Однажды она ходила на богомолье и посетила могилу замечательного подвижника — затворника Иоанна Сезеновского (1791-1839). По возвращении она рассказала о святой жизни затворника и о том, что на его могиле бывают чудеса. Некоторые из присутствующих подтвердили рассказы о чудесах, и все говорили, что Иоанн был святой человек.

Слыша эту беседу, Семен подумал: «Если он святой, то значит Бог с нами, и незачем мне ходить по всей земле — искать Его,» и при этой мысли юное сердце загорелось любовью к Богу.

Удивительное явление, с четырехлетнего до девятнадцатилетнего возраста продержалась мысль, запавшая в душу ребенка при слышании книгоноши; мысль, которая, видимо, тяготила его, оставаясь где-то в глубине неразрешенной, и которая разрешилась таким странным и, казалось бы, наивным образом.

После того как Семен почувствовал себя обретшим веру, ум его прилепился к памяти Божией, и он много молился с плачем. Тогда же он ощутил в себе внутреннее изменение и влечение к монашеству, и, как говорил сам Старец, на молодых красивых дочерей князя стал он смотреть с любовью, но без пожелания, как на сестер, тогда как раньше вид их беспокоил его. В то время он даже просил отца отпустить его в Киево-Печерскую Лавру, но отец категорически ответил: «Сначала кончи военную службу, а потом будешь свободен пойти.»

В таком необычном состоянии Семен пробыл три месяца; затем оно отступило от него, и он снова стал водить дружбу со своими сверстниками, гулять с девками за селом, пить водку, играть на гармонике, и вообще жить подобно прочим деревенским парням.

Молодой, красивый, сильный, а к тому времени уже и зажиточный, Семен наслаждался жизнью. В селе его любили за хороший миролюбивый и веселый характер, а девки смотрели на него, как на завидного жениха. Сам он увлекся одною из них и, прежде чем был поставлен вопрос о свадьбе, в поздний вечерний час с ними произошло «обычное.»

Замечательно при этом, что на следующий день утром, когда он работал с отцом, тот тихо сказал ему: «Сынок, где ты был вчера, болело сердце моё.» Эти кроткие слова отца запали в душу Семена, и позднее, вспоминая его, Старец говорил: «Я в меру отца моего не пришел. Он был совсем неграмотный, и даже «Отче наш» читал с ошибкой, говорил «днесть» вместо «днесь,» заучил в церкви по слуху, но был кроткий и мудрый человек.»

У них была большая семья: отец, мать, пять братьев-сыновей и две дочери. Жили они вместе и дружно. Взрослые братья работали с отцом. Однажды, во время жатвы, Семену пришлось готовить в поле обед; была пятница; забыв об этом, он наварил свинины, и все ели. Прошло полгода с того дня, уже зимою, в какой-то праздник, отец говорит Семену с мягкой улыбкой: Сынок, помнишь, как ты в поле накормил меня свининой? А ведь была пятница; ты знаешь, я ел ее тогда как стерву.

- Что же ты мне не сказал тогда?

- Я, сынок, не хотел тебя смутить.

Рассказывая подобные случаи из своей жизни в доме отца, Старец добавил: «Вот такого старца я хотел бы иметь: он никогда не раздражался, всегда был ровный и кроткий. Подумайте, полгода терпел, ждал удобной минуты, чтобы и поправить меня и не смутить.»

Старец Силуан был весьма большой физической силы. Он был еще совсем молодой, до военной службы, однажды на Пасху, после обильного мясного обеда, когда братья его разошлись по гостям, а он остался дома, мать предложила ему «яичницу»; он не отказался; мать сварила ему целый чугун, до полусотни яиц, и он всё съел.

В те годы он работал со своими братьями в имении князя Трубецкого, и в праздники иногда ходил в трактир; были случаи, что он выпивал за один вечер «четверть» (2.5 литра) водки, но пьяным не бывал.

Однажды, в сильный мороз, ударивший после оттепели, сидел он на постоялом дворе. Один из постояльцев, переночевавший там, хотел возвращаться домой; пошел он запрячь свою лошадь, однако скоро вернулся, говоря:

- Беда! Нужно ехать, и не могу: лед обложил лошади копыта толстым слоем, и она от боли не дается отбить его.

Семен говорит: — Пойдем, я тебе помогу.

На конюшне он взял шею лошади около головы подмышку и говорит мужику: «Обивай.» Лошадь все время стояла не шелохнувшись; мужик отбил лед с копыт, запряг и уехал.

Голыми руками Семен мог брать горячий чугун со щами и перенести его с плиты на стол, за которым работала их артель. Ударом кулака он мог перебить довольно толстую доску. Он поднимал большие тяжести и обладал большой выносливостью и в жару и в холод, он мог есть очень помногу и много работать.

Но эта сила, которая позднее послужила ему для совершения многих исключительных подвигов, в то время была причиной его самого большого греха, за который он принес чрезвычайное покаяние.

Однажды, в престольный праздник села, днем, когда все жители весело беседовали возле своих изб, Семен с товарищами гулял по улице, играя на гармонике. Навстречу им шли два брата — сапожники села. Старший — человек огромного роста и силы, большой скандалист, был «навеселе.» Когда они поравнялись, сапожник насмешливо стал отнимать гармошку у Семена; но он успел передать её своему товарищу. Стоя против сапожника, Семен уговаривал его «проходить» своей дорогой, но тот, намереваясь, по-видимому, показать своё превосходство над всеми парнями села в такой день, когда все девки были на улице и со смехом наблюдали сцену, набросился на Семена. И вот, как рассказывал об этом сам Старец:

- Сначала я подумал уступить, но вдруг стало мне стыдно, что девки будут смеяться, и я сильно ударил его в грудь; он далеко отлетел от меня и грузно повалился навзничь посреди дороги; изо рта его потекла пена и кровь. Все испугались и я; думаю: убил. И так стою. В это время младший брат сапожника взял с земли большой булыжник и бросил в меня, я успел увернуться; камень попал мне в спину, тогда я сказал ему: «Что ж, ты хочешь, чтоб и тебе то же было?» — и двинулся на него, но он убежал. Долго пролежал сапожник на дороге; люди сбежались и помогали ему, омывали холодной водой. Прошло не менее получаса прежде, чем он смог подняться, и его с трудом отвели домой. Месяца два он проболел, но, к счастью, остался жив, мне же потом долго пришлось быть осторожным: братья сапожника со своими товарищами по вечерам с дубинками и ножами подстерегали меня в закоулках, но Бог сохранил меня.

Так в шуме молодой жизни начал уже заглушаться в душе Семена первый зов Божий к монашескому подвигу, но избравший его Бог снова воззвал его уже некоторым видением.

Однажды, после нецеломудренно проведенного времени, он задремал и в состоянии легкого сна увидел, что змея через рот проникла внутрь его. Он ощутил сильнейшее омерзение и проснулся. В это время он слышит слова:

«Ты проглотил змею во сне, и тебе противно; так Мне нехорошо смотреть, что ты делаешь.»

Семен никого не видел. Он слышал лишь произнесший эти слова голос, который по своей сладости и красоте был совершенно необычный. Действие, им произведенное, при всей своей тихости и сладости было потрясающим. По глубокому и несомненному убеждению старца — то был голос Самой Богородицы. До конца своих дней он благодарил Божию Матерь, что Она не возгнушалась им, но Сама благоволила посетить его и восставить от падения. Он говорил:

«Теперь я вижу, как Господу и Божией Матери жалко народ. Подумайте, Божия Матерь пришла с небес вразумить меня-юношу во грехах.»

То, что он не удостоился видеть Владычицу, он приписывал нечистоте, в которой пребывал в тот момент.

Этот вторичный зов, совершившийся незадолго до военной службы, имел уже решающее значение на выбор дальнейшего пути. Его первым следствием было коренное изменение жизни, принявшей недобрый уклон. Семен ощутил глубокий стыд за свое прошлое и начал горячо каяться перед Богом. Решение по окончании военной службы уйти в монастырь вернулось с умноженной силой. В нем проснулось острое чувство греха, и в силу этого изменилось отношение ко всему, что он видел в жизни. Это изменение сказалось не только в его личных действиях и поведении, но и в его чрезвычайно интересных беседах с людьми.
Время военной службы

Военную службу Семен отбывал в Петербурге, в Лейб-Гвардии, в саперном батальоне. Уйдя на службу с живой верой и глубоким покаянным чувством, он не переставал помнить о Боге.

В армии его очень любили как солдата всегда исполнительного, спокойного, хорошего поведения, а товарищи как верного и приятного друга; впрочем, это было нередким явлением в России, где солдаты жили очень по-братски.

Однажды, под праздник, с тремя гвардейцами того же батальона он отправился в город. Зашли они в большой столичный трактир, где было много света и громко играла музыка; заказали ужин с водкой и громко беседовали. Семен больше молчал. Один из них спросил его:

- Семен, ты все молчишь, о чем ты думаешь?

- Я думаю: сидим мы сейчас в трактире, едим, пьем водку, слушаем музыку и веселимся, а на Афоне теперь творят бдение и всю ночь будут молиться; так вот — кто же из нас на Страшном Суде даст лучший ответ, они или мы?

Тогда другой сказал:

- Какой человек Семен! Мы слушаем музыку и веселимся, а он умом на Афоне и на Страшном Суде.

Слова гвардейца о Семене: — «а он умом на Афоне и на Страшном Суде» — могут быть отнесены не только к тому моменту, когда они сидели в трактире, но и ко всему времени пребывания его на военной службе. Мысль его об Афоне, между прочим, выражалась и в том, что он несколько раз посылал туда деньги. Однажды ходил он из Устижорского лагеря, где летом стоял их батальон, на почту в село Колпино, чтобы сделать перевод денег на Афон. На обратном пути, еще недалеко от Колпина, по дороге, прямо навстречу ему бежала бешенная собака; когда она совсем уже приблизилась и готова была броситься на него, он со страхом проговорил: «Господи, помилуй!.» Лишь только произнес он эту короткую молитву, как какая-то сила отбросила собаку в сторону, словно наткнулась она на что-то; обогнув Семена, она побежала в село, где причинила много вреда и людям, и скоту.

Этот случай произвел на Семена глубокое впечатление. Он живо почувствовал близость хранящего нас Бога и еще сильнее прилепился к памяти Божией.

Окончив свою службу в гвардии, Семен, незадолго до разъезда солдат его возраста по домам, вместе с ротным писарем поехал к отцу Иоанну Кронштадтскому просить его молитв и благословения. Отца Иоанна они в Кронштадте не застали и решили оставить письма. Писарь стал выводить красивым почерком какое-то мудреное письмо, а Семен написал лишь несколько слов:

«Батюшка, хочу пойти в монахи; помолитесь, чтобы мир меня не задержал.»

Возвратились они в Петербург в казармы, и, по словам Старца, уже на следующий день он почувствовал, что кругом него «гудит адское пламя.»

Покинув Петербург, Семен приехал домой и пробыл там всего одну неделю. Быстро собрали ему холсты и другие подарки для монастыря. Он попрощался со всеми и уехал на Афон. Но с того дня, как помолился о нем отец Иоанн Кронштадский, «адское пламя гудело» вокруг него не переставая, где бы он ни был: в поезде, в Одессе, на пароходе, и даже на Афоне в монастыре, в храме, повсюду.

Приезд на Святую Гору.
Монашеские подвиги.

Приехал Семен на Святую Гору осенью 1892г. и поступил в Русский монастырь святого великомученика Пантелеимона. Началась новая подвижническая жизнь.

По афонским обычаям, новоначальный послушник «брат Симеон» должен был провести несколько дней в полном покое, чтобы вспомнить свои грехи за всю жизнь и, изложив их письменно, исповедать духовнику. Испытываемое адское мучение породило в нем неудержимое горячее раскаяние. В таинстве Покаяния он хотел освободить свою душу от всего, что тяготило ее, и потому с готовностью и великим страхом, ни в чем себя не оправдывая, исповедал все деяния своей жизни.

Духовник сказал брату Симеону: «Ты исповедал грехи свои перед Богом и знай, что они тебе прощены… Отныне положим начало новой жизни… Иди с миром и радуйся, что Господь привел тебя в эту пристань спасения.»

Вводился брат Симеон в духовный подвиг вековым укладом Афонской монастырской жизни, насыщенной непрестанной памятью о Боге: молитва в келье наедине, длительное богослужение в храме, посты и бдения, частая исповедь и причащение, чтение, труд, послушание. Вскоре он освоил Иисусову молитву по четкам. Прошло немного времени, всего около трех недель, и однажды, вечером, при молении пред образом Богородицы, молитва вошла в сердце его и стала совершаться там день и ночь, но тогда он еще не разумел величия и редкости дара, полученного им от Божией Матери.

Брат Симеон был терпеливый, незлобивый, послушливый; в Монастыре его любили и хвалили за исправную работу и хороший характер, и ему это было приятно. Стали тогда приходить к нему помыслы: «Ты живешь свято: покаялся, грехи тебе прощены, молишься непрестанно, послушание исполняешь хорошо.»

Ум послушника колебался при этих помыслах, и тревога проникала в сердце, но по неопытности своей он не понимал, что же, собственно, с ним происходит.

Однажды ночью келья его наполнилась странным светом, который пронизал даже и тело его так, что он увидел и внутренности свои. Помысел говорил ему: «Прими, — это благодать,» однако душа послушника смутилась при этом, и он остался в большом недоумении.

После видения странного света, стали ему являться бесы, а он, наивный, с ними разговаривал, «как с людьми.» Постепенно нападения усиливались, иногда они говорили ему: «Ты теперь святой,» а иногда: — «Ты не спасешься.» Брат Симеон спросил однажды беса: «Почему вы мне говорите по-разному: то говорите, что я свят, то, — что я не спасусь?» Бес насмешливо ответил: «Мы никогда правды не говорим.»

Смена демонических внушений, то возносящих на «небо» в гордости, то низвергающих в вечную гибель, угнетала душу молодого послушника, доводя его до отчаяния, и он молился с чрезвычайным напряжением. Спал он мало и урывками. Крепкий физически, подлинный богатырь, он в постель не ложился, но все ночи проводил в молитве или стоя, или сидя на табуретке. Изнемогая, он сидя засыпал на 15-20 минут, и затем снова вставал на молитву.

Проходили месяц за месяцем, а мучительность демонических нападений все возрастала. Душевные силы молодого послушника стали падать, и мужество его изнемогало, страх гибели и отчаяния — росли, ужас безнадежности все чаще и чаще овладевал всем его существом. Он дошел до последнего отчаяния и, сидя у себя в келье, в предвечернее время, подумал: «Бога умолить невозможно.» С этой мыслью он почувствовал полную оставленность, и душа его погрузилась во мрак адского томления и тоски.

В тот же день, во время вечерни, в церкви Святого Пророка Илии, что на мельнице, направо от царских врат, где находится местная икона Спасителя, он увидел живого Христа.

«Господь непостижимо явился молодому послушнику,» — и все существо, и самое тело его исполнилось огнем благодати Святого Духа, тем огнем, который Господь низвел на землю Своим пришествием (Лк. 12:49). От видения Симеон пришел в изнеможение, и Господь скрылся.

Невозможно описать то состояние, в котором находился он в тот час. Его осиял великий Божественный свет, он был изъят как бы из мира и духом возведен на небо, где слышал неизреченные глаголы, в тот момент он получил как бы новое рождение свыше (Ин. 1:13, 3:3). Кроткий взор всепрощающего, безмерно любящего, радостного Христа привлек к себе всего человека и затем, скрывшись, сладостью любви Божией восхитил дух его в созерцание Божества уже вне образов мира. Впоследствии в своих писаниях он без конца повторяет, что Господа познал он Духом Святым, что Бога узрел он в Духе Святом. Он утверждал также, что когда Сам Господь является душе, то она не может не узнать в Нем своего Творца и Бога.

Познавшая свое воскресение и увидевшая свет подлинного и вечного бытия, душа Симеона первое время после Явления переживала пасхальное торжество. Все было хорошо: и мир великолепен, и люди приятны, и природа невыразимо прекрасна, и тело стало иным, легким, и сил как бы прибавилось. Но постепенно ощутимое действие благодати стало слабеть. Почему? Что же делать, чтобы не допустить этой потери?

Началось внимательное искание ответа на растущее недоумение в советах духовника и в творениях Святых отцов-аскетов. «Во время молитвы ум храни чистым от всякого воображения и помысла и заключай его в слова молитвы,» — сказал ему старец отец Анатолий из Святого Русика. У старца Анатолия Симеон провел достаточно времени. Свою поучительную и полезную беседу отец Анатолий закончил словами: «Если ты теперь такой, то что же ты будешь под старость?» Так уж получилось, но своим удивлением он дал молодому подвижнику сильный повод к тщеславию, с которым тот не умел еще бороться.

У молодого и еще неопытного монаха Симеона началась самая трудная, самая сложная, самая тонкая брань с тщеславием. Гордость и тщеславие влекут за собой все беды и падения: благодать оставляет, сердце остывает, ослабевает молитва, ум рассеивается и начинаются приражения страстных помыслов.

Молодой монах Силуан постепенно научается более совершенным аскетическим подвигам, которые большинству вообще покажутся невозможными. Сон его по-прежнему прерывчатый — несколько раз в сутки по 15-20 минут. В постель по-прежнему он не ложится, спит сидя на табуретке; пребывает в трудах днем, как рабочий; несет подвиг внутреннего послушания — отсечение своей воли; учится возможно более полному преданию себя на волю Божию; воздерживается в пище, в беседах, в движениях; подолгу молится умною Иисусовою молитвою. И несмотря на весь его подвиг, свет благодати часто оставляет его, а бесы толпою окружают по ночам.

Смена состояний, то некоторой благодати, то оставленности и демонических нападений, не проходит бесплодно. Благодаря этой смене душа Силуана пребывает в постоянной внутренней борьбе, бодрствовании и усердном искании исхода.

Прошло пятнадцать лет со дня явления ему Господа. И вот однажды, в одно из таких мучительных борений с бесами, когда, несмотря на все старания, чисто молиться не удавалось, Силуан встает с табурета, чтобы сделать поклоны, но видит перед собой огромную фигуру беса, стоящего впереди икон и ожидающего поклона себе; келья полна бесов. Отец Силуан снова садится на табурет и, наклонив голову, с болезнью сердца говорит молитву: «Господи, ты видишь, что я хочу молиться тебе чистым умом, но бесы не дают мне. Научи меня, что должен делать я, чтобы они не мешали мне?» И был ответ ему в душе: «Гордые всегда так страдают от бесов.» «Господи, — говорит Силуан, — научи меня, что должен я делать, чтобы смирилась моя душа.» И снова в сердце ответ от Бога: «Держи ум твой во аде и не отчаивайся.»

Отныне душе его открылось не отвлеченно-интеллектуально, а бытийно, что корень всех грехов, семя смерти есть гордость; что Бог — есть Смирение, и потому желающий стяжать Бога должен стяжать смирение. Он познал, что то несказанно сладкое великое смирение Христово, которое ему было дано пережить во время Явления, есть неотъемлемое свойство Божественной любви, Божественного бытия. Отныне он воистину познал, что весь подвиг должен быть направлен на стяжание смирения. Ему дано было познать великую тайну Бытия, бытийно познать.

Он духом проник в тайну борьбы преподобного Серафима Саровского, который после явления ему Господа в храме, во время Литургии, переживая потерю благодати и богооставленность, тысячу дней и тысячу ночей стоял в пустыне на камне, взывая: «Боже, милостив буди мне, грешному.»

Ему открылся подлинный смысл и сила ответа преподобного Пимена Великого своим ученикам: «Поверьте, чада! Где сатана, там и я буду.» Он понял, что преподобный Антоний Великий был послан Богом к Александрийскому сапожнику учиться тому же деланию: от сапожника он научился помышлять: «Все спасутся, один я погибну.»

Он познал в опыте жизни своей, что полем духовной битвы со злом, космическим злом, является собственное сердце человека. Он духом узрел, что самым глубоким корнем греха является гордость, — этот бич человечества, оторвавший людей от Бога и погрузивший мир в неисчислимые беды и страдания; это подлинное семя смерти, окутавшее человечество мраком отчаяния. Отныне Силуан, выдающийся гигант духа, все силы свои сосредоточит на подвиге за смирение Христово, которое ему было дано познать в первом Явлении, но которое он не сохранил.

Монах Силуан после данного ему Господом откровения твердо стал на духовном пути. С того дня его «любимой песнью,» как сам он выражался, становится:

«Скоро я умру, и окаянная душа моя снидет в тесный черный ад, и там один я буду томиться в мрачном пламени и плакать по Господе: «Где Ты, свет души моей? Зачем Ты оставил меня? Я не могу жить без Тебя.»

Это делание привело скоро к миру души и чистой молитве. Но даже и этот огненный путь оказался некратким.

Благодать уже не оставляет его, как прежде: он ощутимо носит ее в сердце, он чувствует живое присутствие Бога; он полон удивления перед милосердием Божиим, глубокий мир Христов посещает его; Дух Святой снова дает ему силу любви. И хотя теперь он уже не тот неразумный, что был прежде; хотя из долгой и тяжелой борьбы он вышел умудренным; хотя из него выработался великий духовный борец, — однако и теперь страдал он от колебаний и изменчивости человеческой натуры и продолжал плакать невыразимым плачем сердца, когда умалялась в нем благодать. И так еще целых пятнадцать лет, доколе не получил он силу одним мановением ума, никак невыражаемым внешне, отражать то, что раньше тяжело поражало его.

Через чистую умную молитву подвижник научается великим тайнам духа. Сходя умом в сердце свое, сначала вот это — плотяное сердце, он начинает проникать в те глубины его, которые не суть уже плоть. Он находит свое глубокое сердце, духовное, метафизическое, и в нем видит, что бытие всего человечества не есть для него нечто чуждое, постороннее, но неотделимо связано и с его личным бытием.

«Брат наш есть наша жизнь,» — говорил Старец. Через любовь Христову все люди воспринимаются, как неотъемлемая часть нашего личного вечного бытия. Заповедь — любить ближнего, как самого себя, — он начинает понимать не как этическую норму; в слове как он видит указание не на меру любви, а на онтологическую общность бытия.

«Отец не судит никого, но весь суд дал Сыну… потому что Он Сын человеческий» (Ин: 5:22-27). Сей Сын человеческий, Великий Судья мира, — на Страшном Суде скажет, что «единый от меньших сих» есть Он Сам; иными словами бытие каждого человека Он обобщает со Своим, включает в Свое личное бытие. Все человечество, «всего Адама,» воспринял в Себя и страдал за всего Адама.

После опыта адских страданий, после указания Божия: «Держи ум твой во аде,» для старца Силуана было особенно характерным молиться за умерших, томящихся во аде, но он молился также и за живых, и за грядущих. В его молитве, выходившей за пределы времени, исчезала мысль о преходящих явлениях человеческой жизни, о врагах. Ему было дано в скорби о мире разделять людей на познавших Бога и не познавших Его. Для него было несносным сознавать, что люди будут томиться «во тьме кромешной.»

В беседе с одним монахом-пустынником, который говорил: «Бог накажет всех безбожников. Будут они гореть в вечном огне.» Очевидно, ему доставляло удовлетворение, что они будут наказаны вечным огнем. На это старец Силуан с видимым душевным волнением сказал: «Ну, скажи мне, пожалуйста, если посадят тебя в рай, и ты будешь оттуда видеть, как кто-то горит в адском огне, будешь ли ты покоен?»- «А что поделаешь, сами виноваты» — ответил монах. Тогда Старец со скорбным лицом ответил: «Любовь не может этого понести… Нужно молиться за всех.»

И он действительно молился за всех; молиться только за себя стало ему несвойственным. Все люди подвержены греху, все лишены славы Божией (Рим. 3:22). Для него, видевшего уже в данной ему мере славу Божию и пережившего лишение ее, одна мысль о таковом лишении была тяжка. Душа его томилась сознанием, что люди живут, не ведая Бога и Его любви, и он молился великою молитвою, чтобы Господь по неисповедимой любви Своей дал им Себя познать.

До конца своей жизни, несмотря на падающие силы, и на болезни, он сохранил привычку спать урывками. У него оставалось много времени для уединенной молитвы, он постоянно молился, меняя в зависимости от обстановки образ молитвы, но особенно усиливалась его молитва ночью, до утрени. Тогда молился он за живых и усопших, за друзей и врагов, за весь мир.

http://www.pravmir.ru/prepodobnyj-silua … his-o-nix/

+2

88

Старец Силуан Афонский (из книги иеромонаха Софрония)

О различии христианской любви и человеческой справедливости

ЛЮДЯМ обычно свойственно юридическое понимание справедливости. Возложение на кого-либо ответственности за вину другого — они отвергают, как неправду. В их юридическом сознании это не укладывается. Но иное говорит дух любви Христовой. По духу этой любви разделение ответственности за вину того, кого любим, и даже несение всей полноты ее, не только не чуждо, но и до конца естественно. Больше того, в этом несении чужой вины выявляется подлинность любви и достигается ее самосознание. Если от любви пользоваться только ее услаждающей стороною, то где разумность? Но когда привходит свободное принятие на себя вины и трудов любимого, тогда любовь достигает своего всестороннего совершенства.

Многие не могут или не хотят понять и доброю волею понести последствия первородного греха Адама. Они говорят: «Адам и Ева съели запрещенный плод, а причем тут я? Я готов отвечать за мои грехи, но только за свои личные, а никак не чужие». И не понимает человек, что таким движением своего сердца он в самом себе повторяет грех Праотца, и последний становится уже его личным грехом и падением. Адам отрекался от ответственности, возлагая вину на Еву и Бога, давшего ему эту жену, и тем разбил единство Человека и единение его с Богом. Так всякий раз, когда мы отрекаемся от несения вины за общее зло, за дела ближних своих, мы повторяем тот же грех и также разбиваем единство Человека. Господь спросил Адама прежде Евы. И нужно думать, что если бы он не оправдывался, но взял бы на себя ответственность за их общий грех, то иными были бы судьбы мира, как изменятся они, если и мы будем брать на себя тяготу вины ближних.

Всякий человек, во всяком деле многое может сказать в свое оправдание, но если он внимательно посмотрит в сердце свое, то увидит что, оправдываясь, не избегает лукавства. Оправдывается человек, во-первых, потому, что не хочет признать себя хотя бы частично виновником зла в мире, оправдывается потому, что не сознает себя одаренным богоподобною свободою, а лишь явлением, вещью мира сего, и потому зависимым от него. В таком сознании есть много рабского, и потому оправдываться — рабское дело, а не богосыновнее.

В блаженном Старце мы не видели склонности оправдываться. Но странно, такой образ действия, т. е. принятие на себя вины и прошение прощения, представляется многим как раз чем-то рабским. Так различны представления сынов Духа Христова и недуховных людей. Недуховному кажется невероятным, что весь человеческий мир можно ощущать, как некое целостное бытие, включаемое в личное бытие каждого человека, без устранения прочих лиц. Всю совокупность общечеловеческого бытия, по смыслу второй заповеди: «Возлюби ближнего, как самого себя», должно и возможно включить в свое личное бытие. Тогда всякое зло, происходящее в мире, будет восприниматься не как постороннее, но как и свое собственное.

Если каждая человеческая личность-ипостась, созданная по образу абсолютных Божественных Ипостасей, способна вместить в себе полноту всечеловеческого бытия, как каждая Божественная Ипостась является носителем всей полноты Божеского бытия, а таков глубокий смысл второй заповеди, то и бороться со злом, космическим злом каждый будет, начиная с самого себя.

* * *

Сам Старец всегда говорил только о любви Божией, и никогда о справедливости, но мы нарочно вызывали его на эту беседу. Он говорил приблизительно так:

«О Боге нельзя сказать, что он несправедлив, т. е. что в Нем есть неправда, но нельзя и говорить, что Он справедлив так, как мы понимаем справедливость. Святой Исаак Сирин говорит: «не дерзни Бога назвать справедливым; ибо какая же это справедливость — мы согрешили, а Он Сына Единородного предал на крест?» А к тому, что говорит преподобный Исаак, можно добавить: мы согрешили, а Бог Святых Ангелов поставил на службу нашему спасению. Но Ангелы, как исполненные любви, и сами имеют желание служить нам и в том служении принимают на себя скорби. А вот бессловесных животных и прочую тварь Господь предал закону тления, потому что не должно было оставаться ей свободною от этого закона, когда человек, ради которого она сотворена, чрез грех свой стал рабом тления. Так что, кто добровольно, а кто и не добровольно, но «вся тварь стенает и мучится до ныне», по слову Апостола (Рим. 8, 20—22), сострадая человеку. И это не есть закон справедливости, а закон любви».

* * *

Любовь Христова, как Божественная сила, как дар Духа Святого, Единого, действующего во всех, онтологически связует воедино; любовь усвояет жизнь любимого. Любящий Бога — включается в жизнь Божества; любящий брата, включает в свое ипостасное бытие жизнь брата; любящий весь мир, духом объемлет весь мир.

Та великая молитва за мир, которою молился блаженный великий Старец Силуан, приводит именно к такому восприятию, лучше сказать, к осознанию онтологической общности своего личного бытия с общечеловеческим бытием. Если возможно говорить, как говорят многие современные философы, что наше чувственное восприятие какой-либо вещи (объекта) не есть только субъективный психический акт, отдельный от объективного бытия самой вещи, но есть сама та вещь, своим реальным действием входящая в наше сознание, чем устанавливается общение в бытии, то тем более должно сказать об общности бытия там, где действует единая, всепроницающая Божественная благодать Святого Духа — Всезиждителя.

http://azbyka.ru/tserkov/duhovnaya_zhiz … tml#Head18

0

89

В завершении предыдущего разговора. Может, кому-нибудь будет полезно.

Ответ о.Константина на мой вопрос о мученичестве.

Вопрос от Ксении:
О.Константин, простите, что занимаю много времени, но есть еще вопрос.
Я не совсем понимаю, в чем суть и значение мученичества.
Слышала мнение, что мученичество — это искупление наших грехов. Но разве наши грехи не искуплены Господом?
И есть ли гордость в том, если допустим я желаю пострадать не за себя (раз мои грехи искуплены Великой Жертвой), а за своих невоцерковленных родителей?
У старца Паисия есть слова:
»Те, кто отрекался от Христа, должны были смыть свое отступление мученичеством.»
Т.е. это есть ДОЛГ тех, кто отрекался? И без этого его покаяние не зачтется?
Я думала, что выбор мученичества — это сверх-обязательный акт, для тех, кто имеет совершенную любовь, рвение, горение. Это не так?
Я говорю именно о ситуации, когда есть выбор — принимать мученический крест или нет. Понятно, что если потенциальные мучители прямо спросят: христианин ли ты, нужно прямо и ответить.
Правильно ли я понимаю, что покаяние без деятельной составляющей (делай противоположное) не зачтется??

монах Константин:
Ксения, мученичество — это, прежде всего, проявление любви ко Господу и верности Его заповедям. Как сказано у святых отцов: «Вера — есть готовность умереть ради Христа за заповедь Его» (преп. Симеон Новый Богослов).
Наши грехи действительно омываются кровью Христовой, а мы только проявляем веру Ему, исполнением заповедей Его, вплоть до мученичества.
Поэтому мысль мученически пострадать за неверующих родителей ошибочна.
Вам необходимо с любовью и сердечной болью молиться о них ко Господу, который найдет способ просветить и спасти их.
В наставлении старца Паисия о необходимости исправить грех отречения исповеданием даже до мученичества, говорится прежде всего о внутренней покаянной перемене человека от малодушного и маловерного, до твердого в вере и верности Христу. Аще Господь сподобит, то для такового возможно и пролить свою кровь.
По мысли старца Паисия это желательно, но обязательным условием прощения греха отречения не является. Тому во есть свидетельство опыт греческой церкви 17-19 веков.
Мученичество не является добровольным выбором. Человек может желать его по любви к Богу, а не по гордостному рвению, и просить Господа сподобить пострадать за Него. А совершится оно может только по Божественному изволению промыслом Божиим.
При ситуации выбора нужно предоставлять решение Господу: «Не якоже аз хощу, но якоже Ты» и ждать Божественного вразумления наблюдая ситуацию.
Для того,чтобы принести полное покаяние, нужно «сотворить плод, достойный покаяния». То есть, помимо внутренней глубокой перемены, совершить дела, противоположные прежним грехам.


Как хорошо, когда есть у кого спросить http://www.kolobok.us/smiles/standart/smile3.gif

+2

90

Приехала из Боголюбского монастыря.
Отец Петр служит, ходит потихоньку, но Литургию вел.
Говорил проповедь. Сказал: "Вот, некоторые говорят, нам бы пенсию побольше, тысяч 10... Зачем??? А вот и нет! Вы все хотите хорошо пожить для тела - машины, квартиры, дети с дипломами. Не надоест потом тело носить? А о душе подумать? Как жили наши предки: село, дом и храм. А сейчас??? Потом пришел Петр, навязал западное....Давайте возвращаться к правильному. Мы сейчас разгребаем то, что до нас наворотили в прошлый век и раньше. И не правители правят, а Бог, запомните это! Сейчас все стали такие умные, многие академики пишут, выступают, заслушаешься. Только без толку, если это без Бога. Мы такие умные, только разум неправильный! Что толку???
Вот меня многие спрашивают: брать ли элек. паспорта? А что я вам буду говорить - вы такие умные, грамотные! Читайте Апокалипсис! Что там сказано - кто примет, будет пить вино ярости. А что это такое? Это беснование. Принятие этого - отречение от Христа!!!
Сейчас надо жить правильно - молиться, ходить в храм, водить в храм детей, мужей, жён. Исповедоваться, Причащаться почаще".

Много говорил, буду вспоминать, дополнять)))

+5

91

Жасмин_ написал(а):

Много говорил, буду вспоминать, дополнять)))

не отлаживай в "дальний ящик" пожалуйста. У нас тоже так говорят,, и практически теми же словами, в ветке выше Дарина поставила статью о греческих венчаниях и отпеваниях - так это наглядный пример словам наших священников и отца Петра.  Вот они последствия европаизации или лучше сказать, демонизма.

0

92

vik.mi.67 написал(а):

не отлаживай в "дальний ящик" пожалуйста.

Вот как всегда бывает: слушаешь, слушаешь, а потом мало что можешь вспомнить.  :dontknow:  Много информации, только главное запомнилось.
Хочу внести уточнение. На другом форуме я выложила эту информацию, а люди почему-то подумали, что отец Петр считает элек. паспорт печатью. Это не так, он такое не говорил.
Он сказал так: "Вы такие умные, такие грамотные - читайте Апокалипсис и думайте!!!". Как говориться - кто знает, тот поймет. По дальнейшем его словам было ясно, что он против введения этих документов. Только и всего, никаких слов "Новый паспорт печать (начертание), бегите в леса, кругом 666" (нужное подчеркнуть)  не было. А то очень многие любят придумывать то, чего нет, не на этом форуме, а вообще: почитатели прот. Андрея Кураева, который грязью обливает монастырь, считающие "Документы можно брать, кто против тот сектант", говорящие "Боголюбово - рассадник ересей" и так далее... Им только дай повод, начнут ругать отца архимандрита.
БОльшая часть проповеди была о том, что люди живут в мирской плоскости и не думают о духовном. Постоянная мирская суета отводит от главного, от познания себя и от стяжания благодати. И что нужно возвращаться к правильному понимаю вещей. Вспомнить, как и чем жили наши предки. Понять, что главное, а что второстепенное.

+1

93

Старец Паисий о прелести.


— Геронда, я боюсь прелести.

— Правильно делаешь. Тот, кто боится прелести, не впадает в прелесть, потому что такой человек, будучи внимательным, исповедует [Старцу] все свои помыслы. Он не скрывает ничего и таким образом получает помощь.

— Геронда, а что такое предрасположенность к прелести?

Быть предрасположенным к прелести — значит иметь идею о том, что ты что-то из себя представляешь, и показывать другим то, что ты занимаешься каким-то деланием. Быть предрасположенным к прелести — значит считать, что ты достигла духовной меры, поскольку, к примеру, совершаешь какой-то подвиг, а о других думать, что они еще не уяснили смысла духовной жизни, и вести себя с ними гордо. Если человек эгоистично насилует себя в подвижничестве, желая достичь меры какого-то святого и того, чтобы другие им восхищались, — то это начало прелести. Одно дело — принуждать, а другое — насиловать себя в подвиге. Как-то раз я сказал одному человеку: “Будь внимательным, чтобы не впасть в прелесть из-за неправильного отношения к духовной жизни. Ты находишься в духовной опасности”. — “Я впаду в прелесть? — возмутился он. — Да я даже мяса и то не ем!” Между тем этот человек не ходил даже на исповедь. Свои грехи он “исповедовал” иконе. “Да православный ты или протестант? — спросил я его. — В какой книге ты прочитал, что так надо исповедоваться?” — “А что? — спрашивает он меня. — Разве Христос меня не слышит?” Понимаешь, что творится!

— Геронда, помогает ли телесный подвиг в борьбе против страстей?

— Если телесный подвиг используется для того, чтобы побороть страсти, то помогает. Тело смиряется, и плоть подчиняется духу. Однако если кто-то занимается “сухим” подвижничеством [1], то в результате у него создаются иллюзии. Ведь подвижничество такого рода культивирует душевные страсти, развивает гордость, приумножает самоуверенность и ведет к прелести. Тогда, глядя на свое “сухое” подвижничество, человек приходит к выводам о своем духовном преуспеянии. “Я занимаюсь таким-то и таким-то телесным деланием, — гордится он. — А вот такой-то брат в этом отношении хромает. Я уже дошел до меры такого-то святого, а другого святого я уже превзошел…” — и он приумножает свои посты и бдения. Однако весь совершаемый им подвиг вылетает в трубу, потому что человек совершает его не с целью отсечь страсти, а для того, чтобы получить эгоистичное удовлетворение. Я был знаком с одним монахом, который от гордости занимался телесным деланием, и его помысл говорил ему, что он великий аскет. Он дошел уже до ручки: не ел, совсем не стирал одежду и лежал в страшном смраде и грязи. От грязи его одежда совсем сгнила. Как-то я взял его одежду, чтобы ее постирать. Но что там было стирать! Однажды он сказал мне: “Преподобного Иоанна Кущника [2] я уже оставил позади”. — “Да что ж ты, — говорю, — несешь? По-твоему, святой Иоанн Кущник достиг святости через грязь?” Прошло еще несколько дней, он снова пришел ко мне и заявил: “Преподобного Максима Кавсокаливита [3] я тоже оставил позади”. — “То есть как же это ты его оставил позади?” — спросил я. “Да как, — отвечает, — очень просто: кручусь как волчок по Святой Афонской Горе!” — “Ну ты, — говорю, — даешь! Преподобный Максим достиг состояния бестелесных и летал, а не крутился, как ты — волчком!” Потом этот человек стал “возделывать” в себе память смертную и в помысле внушал себе: “Сейчас я нахожусь в аду”. Прошло еще немного времени, и он — якобы для того чтобы смириться — начал говорить: “Сейчас я стал диаволом, стал сатаной и пойду собирать своих приверженцев”. Таким вот образом этот человек впал в прелесть.

Ссылки:
1) “Сухими” Старец называл подвижничество, аскезу, которые совершаются как самоцель, а не как средство для очищения сердца и достижения совершенства во Христе.
2) Память преподобного Иоанна Кущника совершается 15 января.
3) Память преподобного Максима Кавсокаливита совершается 13 января.

Источник

+4

94

Отступление от веры смывается мученичеством (старец Паисий Святогорец)

Сегодня большинство хочет, чтобы змею из дыры вытаскивали другие. Если они не достают ее сами, тогда пусть, по крайней мере, предупредят других: "Осторожно! Нет ли там змеи?" - чтобы те задумались. Однако они не делают даже этого. Живи мы во времена мучеников, то с нашим рационализмом мы говорили бы так: "Я отрекаюсь от Бога внешне, но не внутренне. Таким образом я получу назначение на такую-то должность и стану помогать какому-нибудь бедняку". А во времена мучеников Церковь не причащала тех, кто бросал ладан в идоложертвенный огонь, такие люди принадлежали к чину плачущих [1]. Те, кто отрекался от Христа, должны были смыть свое отступление мученичеством. А во времена иконоборчества от христиан требовали жечь или бросать на землю иконы, и они предпочитали не бросать их, а становиться мучениками. А мы, если бы нам сказали швырнуть икону, сказали бы: "Ну и швырну ее, она написана в стиле Возрождения. Попозже закажу себе другую, византийскую".

- Геронда, а как относится Церковь к тайным христианам? Они не отреклись от Христа?

- Настоящие тайные христиане от веры не отрекались. К примеру, когда турки сожгли двадцать семь селений в Каппадокии, относившихся к Фарасам, то некоторые жители ушли оттуда далеко, в другие края, где местное население и не знало, что они христиане. Их считали за мусульман. И ни разу не возникло ни одной ситуации, когда бы кого-то из них прямо спросили: "Ты христианин?", чтобы пришлось ответить: "Да, я христианин" или "Нет, я мусульманин". Эти люди - тайные христиане. Однако с того момента, как кого-то схватят и скажут ему: "Мы узнали, что ты христианин", он должен сказать: "Да, я христианин". То есть ему никогда нельзя говорить, что он мусульманин. И в эпоху древней Церкви были верующие, тайно принявшие Крещение, о которых другие думали, что они не христиане. И все же, когда требовалось, эти тайные христиане открыто исповедовали свою веру. Например, святой Севастиан был военачальником и тайно принял христианское Крещение. Другие считали его идолопоклонником, но он был христианин. Тайно он оказывал христианам большую помощь. Однако, когда стало известно, что он христианин, он исповедал веру и пошел на мученичество.

В одной турецкой деревне было много тайных христиан, а староста был священником. Его имя было отец Георгий, но люди называли его Хасаном. Однажды к нему пришли турки и донесли о том, что в определенном месте, в катакомбах, прячутся христиане "Не беспокойтесь, - сказал он, - я пойду погляжу". Взял он своих людей, пошел в эти катакомбы и застал там всех христиан, собравшихся вместе. Тогда он идет к царским вратам, снимает с крючка епитрахиль, надевает ее и служит им вечерню! "Примите надлежащие меры, - сказал он им потом, а турок успокоил: - Никого там нет, это ложные слухи". Такие люди не отступники. Однако с той минуты, как христианина начнут подозревать и скажут ему. "Мы видели, как ты крестишься! Ты христианин", а он ответит: "Нет, я мусульманин", он становится отступником.

http://3rm.info/12549-otstuplenie-ot-ve … stvom.html

0

95

Бог терпит нас

Сейчас Бог терпит то, что происходит. Терпит для того, чтобы злой человек не смог оправдаться.
В некоторых случаях Бог вмешивается Сам и немедленно, в других же случаях Он ждет и не указывает выхода сразу. Он ждет от людей терпения, молитвы, борьбы.
Какое же у Бога благородство! Иного человека взять: сколько народу перерезал на войне, а до сих пор жив! В иной жизни Бог скажет ему: "Я дал тебе жить больше, чем добрым". Смягчающих вину обстоятельств у такого человека не будет.

— Геронда, а почему иногда такие люди, будучи тяжело больны, не умирают?

— Видимо, у них есть тяжкие грехи, потому и не умирают. Бог ждет, может быть, они покаются.

— А как же люди, которых они мучают?

— Те, кто не виновны и мучаются, откладывают на сберкнижку. Те, кто виноват, погашают долги.

— Геронда, что значит: "Лукавии человецы и чародее преуспеют на горшее, прельщающе и прельщаеми" ?

— Гляди: есть люди с неким эгоизмом, и Бог дает им по затылку, чтобы они спустились пониже. У других людей эгоизма чуть побольше, и Бог дает им по затылку, чтобы они спустились еще пониже. Однако тех, у кого есть сатанинская гордость, Бог не трогает. Может казаться, что эти люди процветают, но какое это процветание? Это черное процветание. И потом они падают не просто вниз, но прямо в бездну. Боже сохрани!..


Спасение нашей души.

— Геронда, одни чувствуют уверенность в том, что они спасутся, а другие сомневаются в этом. Какое расположение является более правильным?

— Цель в том, чтобы человек соблюдал заповеди Божий. Духовный человек должен достичь такого состояния, что если бы даже Бог и не впустил его в рай, то его это не волновало бы. Надо хорошенько понять, что сегодня мы живы, а завтра можем уйти, и стараться прийти ко Христу. Достигшие по Благодати Божией познания суетности этой жизни получили величайшее дарование. Им нет нужды достигать дара прозорливости и предвидеть будущее, поскольку достаточно предусмотреть, попечься о спасении своей души и принять максимально возможные духовные меры для того, чтобы спастись. Вот и Христос сказал: "Сколько стоит одна душа, не стоит весь мир" [75]. Каково, стало быть, достоинство души! Поэтому спасение души — это великое дело.

— То есть, Геронда, не должно иметь надежду на спасение и страх мучений?

— Если есть надежда на спасение, то страха мучений нет. Раз у человека есть надежда спасения, то он более-менее в порядке. Бог не оставит человека, подвизающегося, насколько он может, с любочестием, не расположенного к бесчинствам и то побеждаемого, то побеждающего в борьбе своей. Кто хоть немного расположен к тому, чтобы не опечалить Бога, пойдет в рай "в галошах." Благой по Своей природе Бог "втолкнет" его в рай, Он дает ему намного больше, чем человек заслужил, Он устроит все так, чтобы взять его душу в тот час, когда он находится в покаянии. Он может биться всю свою жизнь, но Бог не оставит его, заберет его в наиболее подходящее время.

Бог добр, Он хочет, чтобы все мы спаслись. Если бы спасение было только для немногих, то для чего было распинаться Христу? Райские врата не тесны [76], они открыты всем людям, смиренно склоняющимся и не раздутым гордостью. Лишь бы они покаялись, то есть отдали бремя своих грехов Христу, и тогда они свободно пройдут в эту дверь. Кроме того, у нас есть смягчающее обстоятельство: мы перстны, мы не один только дух, как Ангелы. Однако нам нет оправдания, если мы не каемся и не приближаемся смиренно к нашему Спасителю. Разбойник на кресте сказал одно только "прости" и спасся [77]. Спасение человека зависит не от минуты, а от секунды. Смиренным помыслом человек спасается, принимая же помысл гордый, он теряет все.

Нам подобает спастись от любочестия и от ничего другого. Для Бога нет величайшей боли, чем видеть человека в мучении. Думаю, что одной лишь благодарности Богу за многие Его благословения и смиренного, с любовью, отношения к Его образам — нашим ближним в соединении с небольшим любочестным подвигом достаточно для того, чтобы наша душа была упокоена и в сей и в иной жизни [78].

Старец Паисий Святогорец                           
Слова. Tом II. Духовное пробужение

http://www.orthedu.ru/books/pais2.htm

+2

96

Нужно любочестно уверовать в Бога.

— Геронда, я расстраиваюсь из-за находящих на меня помыслов неверия.

— То, что ты расстраиваешься и не принимаешь их, значит, что эти помыслы от лукавого. Иногда Бог попускает нам иметь помыслы сомнения или неверия, чтобы увидеть наше расположение и любочестие. Но наш Бог — это не басня, подобная басням о Зевсе, Аполлоне и тому подобных "богах." Наша "вера" — истинная и живая. У нас есть "облако святых," как пишет апостол Павел [206]. Эти люди познали Христа, имели личный опыт общения с Ним и ради Него пожертвовали собой. И в нашу эпоху есть люди, посвятившие себя Богу и переживающие небесные состояния. Они держат связь с ангелами, святыми, даже со Христом и Матерью Божией. Я расскажу тебе кое-что и о себе, чтобы тебе помочь. Вот видишь, я тоже "сдаю кровь," рассказываю о некоторых событиях для того, чтобы помочь другим. Видя, как собранное человеком знание вытесняет из него веру, я, желая ее укрепить, рассказываю некоторые события из области веры.

Когда я был ребенком, мы жили в Конице. Читая много житий святых, я давал читать их и другим детям или же собирал ребят, и мы читали вместе. Я восхищался великим подвижничеством святых, постами, которые они держали, и старался им подражать. От поста моя шея стала тоненькой, как стебелек от вишенки. Ребята дразнили меня: "У тебя голова упадет!" Что я тогда пережил! Ну, это ладно. Кроме того, мой старший брат, видя, что от постов я болею, и опасаясь, что я не закончу школу, забирал у меня брошюрки с житиями, которые я читал. Потом я прятал их в лесу, в часовне святой Варвары, тайком приходил туда и читал. Как-то раз один наш сосед, по имени Костас, сказал моему брату: "Я вправлю ему мозги, сделаю так, что он выбросит книжки, которые читает, и посты с молитвами оставит тоже." Что же, разыскал он меня, а мне было тогда около пятнадцати лет, и начал рассказывать мне теорию Дарвина. Он говорил, говорил, пока не заморочил мне голову. Как был с замороченной головой, я сразу направился в лес, в часовню святой Варвары. Войдя внутрь, я стал просить Христа: "Христе мой, если Ты есть, явись мне!" Я долго повторял это и без остановки делал поклоны. Было лето. Пот тек с меня ручьем, я весь взмок, вконец выбился из сил. Но я ничего не увидел и не услышал. Что же, выходит даже Бог не помог мне хоть бы каким малым знамением хоть бы стуком каким, какой-нибудь тенью — я ведь в конце концов был ребенок. Рассматривая происходившее по человечески или с помощью логики, кто-нибудь мог бы воскликнуть: "Боже мой, да ведь жалко его, несчастного! С одиннадцати лет он поднимался на скалы, он так подвизался, а сейчас переживает кризис. Ему заморочили голову дурацкими теориями, дома ему чинил препятствия брат, он убежал в лес, чтобы попросить у Тебя помощи!" Но никакого ответа: ничего, ничего, ничего!!! Выбившись из сил от многих поклонов, я присел. "Ну ладно, — подумал я тогда, — а что ответил мне Костас, когда я спросил его, какого мнения о Христе придерживается он?" — "Это был самый добрый, самый справедливый Человек, — ответил он мне.— Своим учением о справедливости Он задел интересы фарисеев, и от зависти они распяли Его." И тогда я решил: "Раз Христос был таким добрым и справедливым Человеком, раз другого подобного Ему никогда не было, раз злые люди от зависти и злобы умертвили Его, то ради этого Человека стоит сделать больше, чем сделал я. Ради Него стоит даже умереть." Только я так решил, как явился Христос. Он явился среди многого света, часовенка просияла, и сказал мне: "Аз есмь воскрешение и Живот. Веруяй в Мя, аще и умрет, оживет" [207]. В одной руке Он держал раскрытое Евангелие, в котором я прочитал те же самые слова. Со мною произошло такое внутреннее изменение, что я без остановки повторял: "А ну-ка, Костас, приди-ка сюда сейчас, давай теперь поговорим, есть Бог или Его нет!" Видишь, Христос, для того чтобы явиться мне, ждал моего собственного любочестного решения. Если же Он хочет любочестного решения от ребенка, то насколько больше Он хочет его от взрослого?

— Некоторые, Геронда, подвергают сомнению весь божественный промысел.

— Да как же можно принять всю эту историю со Христом за сказку? А разве то, что написали о Христе пророки, жившие за семьсот лет до Него и говорившие о Нем с такими подробностями, не заставляет этих людей задуматься? В Ветхом Завете с точностью говорится даже о том, за какую сумму будет предан Христос [208], и о том, что евреи не положат эти деньги в сокровищницу храма, поскольку они будут ценою крови, но купят на них участок земли для погребения странников [209]. Исполнилось то, о чем пророчествовал Захария и другие пророки. Все настолько ясно! Подробности до таких мелочей! В Священном Писании говорится даже о том, что сделают с ризами Христа [210]. И все это было сказано за много лет до Его Рождества. Да как же [после всего этого] я приму помысл неверия? А потом мы видим апостола Павла. Он был гонителем христиан и в Дамаск направлялся с этой целью. На пути ему явился Господь и сказал: "Савле, Савле, что мя гониши?" [211] — "Кто Ты, Господи?" — спросил Савл. "Я Христос, Которого ты гонишь," — ответил ему Господь. Потом Христос извещает Ананию, и тот крестит бывшего гонителя! А сколько горя хлебнул после этого апостол Павел, сколь многий подвиг подъял он, проповедуя во всех язы цех! Потом были мученики. Одиннадцать миллионов мучеников! Что, у них у всех было не в порядке с головой? Как же можно забывать все это? Может ли не уверовать человек, хоть чуть-чуть прочитавший Евангелие? Если бы в Евангелии имелись еще какие-то подробности, то это весьма помогло бы уверовать всем людям. Но Бог нарочно не допустил этого, чтобы люди просеялись, чтобы стало ясно, кто любит Его, кто жертвует ради Него собой, не ожидая чудес или чего-то подобного. Я думаю, что какие бы богохульства ни услышал человек любочестный, они не прикасаются к нему, не влияют на него.

Надо уверовать в Бога любочестно, а не требовать для этого чуда. Знаешь, как я расстраиваюсь, когда приходят взрослые люди и говорят мне, что хотят увидеть какое-то чудо, чтобы уверовать? Если бы они были дети, то имели бы какое-то оправдание по причине своего возраста. Но говорить "для того, чтобы уверовать, надо что-то увидеть," самому не сделав ради Христа ничего, — это ведь такая дешевка! Да хоть бы и увидели они чудо, пойдет ли оно им на пользу? Они объяснят это колдовством или еще чем-нибудь в этом роде.

Слова Старца Паисия Святогорца:
Духовное Пробуждение

http://www.fatheralexander.org/booklets/russian/duhovnoe_probuzhdenie_2_paisij_eznepidis.htm#_Toc48361022

+1

97

[Старец Анфим] Один из старейших насельников Афона дал небольшое интервью корреспонденту греческого новостного портала, в котором коснулся самых злободневных вопросов современности:

Как Вы можете охарактеризовать сложившееся положение?

– Какое может быть будущее у Греции, если у власти в стране находятся не настоящие греки?

Грядут великие скорби. Ситуация будет только ухудшаться. Я жил во время Второй Мировой Войны и могу сказать, что положение тогда было не таким тяжелым как сегодня. За долгами следует рабство. Кредиторы нас оккупировали.

Изменений к лучшему ждать нечего, пока к власти не придут настоящие патриоты Греции.

– Есть ли выход из сложившегося положения?

– Просыпайтесь! Главное, что сегодня необходимо – это Покаяние. Для нас христиан единственная надежда это Христос. Мы должны уповать на Бога, а не возлагать свои надежды на людей.

Источник: agioritikovima.gr

Перевод: AgionOros.ru

Справка:

Старец Анфим один из старейших насельников Святой Горы Афон. Последние пятьдесят лет он живет в каливе Введения во Храм Пресвятой Богородице при ските Святого Пантелеимона (которая находится как раз напротив «Панагуды» - кельи, где подвизался старец Паисий Святогорец).

http://russianathens.gr/index.php?optio … temid=1098

+1

98

Старец Паисий о последних временах
(извините, если уже было).

Новые удостоверения личности.

— Геронда, один человек сказал: "А как же банкнота в пять тысяч драхм? Она имеет на себе три шестерки, и мы ей пользуемся? То же самое будет и на удостоверении личности"...

— Пять тысяч драхм — это денежная купюра. На английском фунте тоже нарисована королева Виктория, о меня это не беспокоит. "Кесарю кесарево." Однако [другое дело], когда речь идет об удостоверении личности. Это не деньги, а нечто личное. У слова "тавтотита" [139] буквальный смысл, то есть человек отождествляется с тем, что он декларирует. Они, значит, подсовывают диавола, а я расписываюсь в том, что его принимаю? Да как же я пойду на это?

— Геронда, а какая связь между новым удостоверением и печатью?

— Новое удостоверение — это не печать. Это введение печати.

— Люди, Геронда, спрашивают, что им делать в связи с навязыванием новых удостоверений.

— Если спрашивают, то вы лучше рекомендуйте им советоваться со своими духовниками и проявлять терпение, чтобы увидеть, как поведет себя Церковь, потому что многие задают вопросы, но немногие понимают ответы. В брошюре "Знамения времен" я пишу обо всем предельно ясно. Каждый же пусть поступает согласно своей совести. Конечно, есть и такие, которые говорят "А, это мнение одного монаха. Это не позиция Церкви." Однако мнение, которое я выразил, не было моим собственным. Я всего лишь изложил слова Христа, слова Евангелия, поскольку собственное мнение мы должны покорять воле Божией, которая выражена в Евангелии. А другие говорят противоположное моим словам [и, прикрываясь моим мнением], утверждают, что это сказал отец Паисий. А третьи, слушая это, не берут в расчет того, что эти вопросы чрезвычайно серьезны, не спрашивают, говорил ли я такое в действительности, но принимают это на веру. Я не боюсь, говорю без стеснения. Приходят какие-то люди ко мне в каливу, бросают в ящик шестерки. Это еще ладно, куда ни шло. Но однажды бросили одну картонку за калиткой. Я думал, что кто-то приходил, не застал меня дома и написал для других "Его нет." Потом читаю и вижу такое! Такое скверное ругательство, что и мирскому человеку не услышать! Наступит, наступит чистка для всей этой грязи, но мы пройдем через грозу. Люди уже поднялись на борьбу. Надо со многою молитвою подниматься и нам.

Одни переживают за проблему с удостоверениями личности, а другие используют это и создают трудности. Церковь должна занять правильную позицию, она должна говорить, объяснять верующим, чтобы те поняли, что принятие ими нового удостоверения будет падением. И одновременно Церковь должна добиваться от государства того, чтобы новое удостоверение личности, по крайней мере, не было обязательным. Если позиция, занятая Церковью, будет серьезной, если к свободе верующих будет проявлено уважение и кто захочет — возьмет новое удостоверение, кто не захочет — останется со старым, то лишь немногие люди твердых убеждений не примут трех шестерок. Их ждут испытания, потому что остальные пойдут против них. Большинство людей примет удостоверение с числом зверя. Те, кто захочет спокойствия и комфорта, примут новые удостоверения, а несчастные, благоговейные люди останутся со старыми документами, и поэтому их будут мучить.

Сейчас и обещание министра о том, что 666 не будет стоять на удостоверениях ни явно, ни скрыто, тоже что-то значит. Проявим терпение, время покажет. Их слова о том, что трех шестерок не будет, это уже кое-что. Они начали отказываться сами. Посмотрим, что же поставят на удостоверения в конечном итоге. А до того времени, как станут распространяться новые удостоверения, может разразиться и гнев Божий. И потом, ведь не в двадцать четыре часа все получат новые удостоверения. Появятся первые карточки, они будут рассмотрены, и если министр окажется лжецом, то борьба будет праведной. А если мы сейчас продолжим протесты, то те, кто всем этим заправляет, скажут: "Вот, смотрите, православные устраивают смуту. Еще и вопрос не встал, а они горланят и протестуют." Хороший сторожевой пес лает, когда приходит вор. Когда вор убегает, он прекращает лаять. Если же пес лает беспрерывно, то хорошим сторожем его не назовешь.

— А еще, Геронда, было сказано, что раз у нас веротерпимость, то в новых удостоверениях не будет указано вероисповедание.

—Да, их это не интересует, однако это интересует меня, потому что это удостоверение моей личности. Там написано, откуда я и что я за человек. Если будет отсутствовать вероисповедание, то возникнут проблемы. Например, кто-то придет в брачную контору. Если в его удостоверении написано "православный," не имеет значения, какой пробы, то все в порядке. Если же вероисповедание не указано, то как ему дадут разрешение на брак? Церкви от этого будет путаница. Но если вероисповедание станут вписывать по желанию, то это будет и как исповедание веры. Европа — это Европа. У нас другой расклад.


Коварный способ введения печати.

Помаленьку, после введения карточек и удостоверений личности, то есть составления персональных досье, они лукавым образом приступят к нанесению печати. С помощью разнообразных ухищрений людей станут принуждать принимать печать на лоб или руку. Они устроят людям затруднения и скажут: "Пользуйтесь только кредитными картами, деньги упразднятся." Для того, чтобы что-то купить, человек будет давать карту продавцу в магазине, а хозяин магазина будет получать деньги с его счета в банке. Тот, у кого не будет карточки, не сможет ни продавать, ни покупать. А, с другой стороны, они начнут рекламировать "совершенную систему": незаметное для глаз начертание числа 666 на лбу и руке. Одновременно по телевидению станут показывать, как кто-то взял чужую карту и получил по ней деньги в банке. Будут без остановки говорить: "Печать лазерными лучами на лбу или руке — это более надежно, поскольку номер печати знает только ее владелец. Печать — это совершеннейшая система: вор ни головы, ни руки у вас не украдет, ни номера подглядеть не сможет." Поэтому бандитам, злодеям и дают сейчас возможность свободно действовать. На Афоне вокруг Кариеса ограбили пятнадцать келий, а одного монаха убили во время грабежа.

Таким-то вот образом каждый получит возможность присваивать чужое и красть все, что захочет. Допустим, кому-то вздумается обманом приобрести земельное угодье. Он скажет, что оно якобы принадлежало его дедушке или что сам он когда-то арендовал эту землю под пастбище. Попробуй разберись! А потом представители властей скажут: "К сожалению, контролировать их мы не можем. Контроль может осуществляться только с помощью компьютера." И они приступят к запечатлению. В компьютере будет высвечиваться, запечатлен ли ты, и в зависимости от этого тебя станут или не станут обслуживать.

Три с половиной года будут тяжелыми. Тем, кто не согласится с этой системой, придется нелегко. Их будут стараться засадить в тюрьму, постоянно находя для этого какой-нибудь новый повод. Пройдет год, и их повезут на допрос в другой город, чтобы дело было рассмотрено в другом суде, из того города повезут в третий. А потом скажут: "Извини, ты невиновен. Если бы ты был запечатлен, то мы проверили бы тебя за одну минуту. А сейчас мы были не в состоянии осуществить контроль."

— Геронда, а не смогут ли они ставить печать силой?

До этого они не дойдут из-за учтивости. Они ведь будут корректны, как и подобает европейцам. Они проявят высшее благородство! Мучить людей они не будут, однако, не имея печати, человек не сможет жить. "Вы страдаете без печати, — скажут они, — а если бы вы ее приняли, то трудностей у вас бы не было." Имей человек хоть золотые монеты или доллары, использовать их он не сможет. Поэтому, приучив себя уже сейчас к жизни простой, умеренной, можно будет пережить те годы. Иметь маленько землицы, возделать немного пшенички, картофеля, посадить несколько масличных деревьев, и тогда, держа какую-нибудь скотинку, козочку, несколько курочек, [христианин] сможет пропитать свою семью. Потому что от запасов пользы тоже немного: продукты долго не лежат, быстро портятся. Но и, конечно, продлятся эти притеснения недолго: года три, три с половиной. Ради избранных дни сократятся [144], они даже и не заметят, как пройдут эти годы. Бог не оставит человека без помощи.

— Геронда, вмешается ли Христос в то, что будет происходить в эти нелегкие годы?

— Да. Тут вон видишь, как к человеку с добрым расположением, но подвергающемуся обидам, часто являются святые, Пресвятая Богородица, Христос для того, чтобы его спасти. Насколько же больше поможет Господь теперь, когда несчастные люди находятся в таком затруднительном положении. Сейчас разразится одна гроза, наступит непродолжительная диктатура антихриста-сатаны. А потом Христос вмешается, задаст хорошую трепку всей этой антихристовой системе, зло будет попрано Им, и Он в конце концов обратит его в добро.


Печать равна отречению.

— При том, что святой евангелист Иоанн Богослов предельно ясно пишет в Апокалипсисе о начертании, некоторые этого не понимают. И что ты им скажешь? К несчастью, можно услышать ужасно много "глупостей от ума" некоторых современных "гностиков." "Я приму удостоверение с тремя шестерками и изображу на нем крест," — говорит один. Другой вторит: "А я приму печать на лоб и осеню свой лоб крестным знамением." И повторяют целую кучу подобных глупостей. Они думают, что освятятся подобным образом, в то время как такие мнения являются прелестью. Один Владыка сказал мне: "Я в удостоверении, там, где буду расписываться, нарисую крестик. От Христа я не отрекаюсь: я всего лишь пользователь обслуживающей меня системы." — "Ну хорошо, — говорю я ему, — вот ты Владыка, и ставишь, ввиду своего особого положения, крестик перед своим именем. Другой — архимандрит, его положение тоже особое, и он тоже ставит крестик перед своим именем. А людям что прикажешь делать?" Грязь не освящается. Чистая вода приемлет Благодать и становится водой святой. Но моча святой водой стать не может. Камень чудесным образом превращается в хлеб. Но нечистоты освящения не приемлют. Следовательно, диавол, антихрист, находясь в виде своего символа в нашем удостоверении, на нашем лбу или руке, не освящается, даже если мы ставим там крест. Силу Честного Креста — этого Святого Символа, Божественную Благодать Христову мы имеем только тогда, когда храним Благодать Святого Крещения, в котором мы отрицаемся сатаны, сочетаваемся Христу и принимаем святое запечатление — "печать дара Духа Святаго." А они, видишь ли, объясняют все [такой простой] логикой! Поставят рядом крестик — и все в порядке! А ведь мы видим, что святой апостол Петр отрекся от Христа внешне, но и это было отречением. Они, принимая печать антихриста, отрекаются от печати Христовой, данной им во Святом Крещении, и еще говорят, что имеют в себе Христа!

— А если, Геронда, кто-то примет печать по неведению?

Скажи лучше, по равнодушию. Какое там неведение, когда все ясно до предела? Да если и не знает человек, ему должно поинтересоваться и узнать. Предположим, что мы не знали и поэтому приняли печать. Но тогда Христос скажет нам: "Лицемери, лице убо небесе умеете разсуждати, знамений же временам не можете искусити?" [147]. Приняв печать, пусть даже и по неведению, человек теряет Божественную Благодать и принимает бесовское воздействие. Вон когда священник при Крещении погружает дитя во святую купель, оно, и не понимая того, принимает Святого Духа, и потом в нем обитает Божественная Благодать.


Толкования пророчеств.

— Геронда, некоторые говорят: "Чему от Бога суждено быть, то и будет. Какое нам до этого дело!" Как к этому относиться?

— Да, детонька моя, говорят-то они говорят, но на самом деле это не так! Мне тоже приходится слышать от некоторых: "Евреи не такие дураки, чтобы разоблачать себя тремя шестерками, раз об этом пишет в Апокалипсисе евангелист Иоанн. Если бы это было так, то они устроили бы все более умно и тайно." Хорошо, так что же, книжники и фарисеи не знали разве Ветхого Завета? Разве Анна и Каиафа не знали лучше всех других написанного о том, что Христос будет предан за "тридесять сребреник" [148] ? Почему же они [дали Иуде] не тридцать один или двадцать девять сребреников, а тридцать? Но они были ослеплены. Бог знал, что все произойдет именно так. Бог предведает, но не предопределяет. Это только турки верят в судьбу, в кишмет. Бог знает, что события произойдут таким-то образом, а человек делает по своей глупости то, о чем заранее знал Бог. Не потому, что Бог отдал распоряжение о чем-то; нет. Он видит, до чего дойдет злоба людей, и знает, что своего мнения они не изменят. Это не значит, что Бог предопределяет события.

А другие заняты пророчествами, на которые дают собственные толкования. Не оговариваются, по крайней мере: "Так мне говорит помысл, — но утверждают. — Это так!" И приводят целую кучу собственных мнений. Есть и такие, что истолковывают пророчества, как хотят, для того чтобы оправдать свои страсти. Так, например, о словах святого Кирилла: "Лучше, чтобы в нашу эпоху не произошли знамения антихриста"  — человек, желающий оправдать себя, свою трусость, скажет: "А вот видишь? Святой Кирилл боялся, что он отречется! А я что же, разве выше святого Кирилла? Следовательно, даже если я и отрекусь от Христа, то в этом нет ничего страшного!" А между тем святитель говорит: "Лучше, чтобы не произошли," чтобы его глаза не увидели антихриста, а не потому, что он якобы боялся. Видишь, что делает диавол?

К сожалению, и некоторые современные "гностики" пеленают своих духовных чад, как младенцев, якобы для того, чтобы те не волновались. "Это неважно, — говорят они, — ничего страшного, лишь бы вы имели веру внутри себя." Или же причитают: "Не говорите вы на эту тему — об удостоверениях, о печати, чтобы люди не волновались!" Тогда как, говори они людям:

"Давайте постараемся жить более духовно, быть близ Христа и ничего не бояться, ведь самое большее — мы станем мучениками," они бы хоть как-то готовили их к грядущим трудностям. Узнав истину, человек задумается и отрясет с себя сон. Ему станет больно за происходящее, он будет молиться и остерегаться, чтобы не попасть в ловушку.

Что же происходит сейчас? Мало того, что такие "толкователи" комментируют пророчества по-своему, так они еще и сами трусят, подобно людям мирским. А им следовало бы проявлять духовное беспокойство и помогать христианам, всевая в них добрую обеспокоенность ради того, чтобы те укрепились в вере и ощутили божественное утешение. Я удивляюсь: неужели все то, что происходит, не заставляет их задуматься? И почему после толкований, данных ими от своего ума, они не ставят хотя бы вопросительного знака? А если они помогут антихристу с его печатью и увлекут в погибель и другие души?! Говоря в Евангелии "еже прельстити аще возможно и избранныя", Господь имеет в виду то, что прельстятся те, кто истолковывает Писания от ума.

Итак, за "совершенной системой кредитных карточек," за компьютерной безопасностью кроется всемирная диктатура, кроется иго антихриста. "...Да даст им начертание на десной руце их или на челех их, да никтоже возможет ни купити, ни продати, токмо кто имать начертание, или имя зверя или число имене его. Зде мудрость есть. Иже имать ум, да почтет число зверино: число бо человеческо есть, и число его шестьсот шестьдесят шесть" [152].

Ссылка

0

99

СТАРЕЦ РАФАИЛ (БЕРЕСТОВ). БЕСЕДА О ВАЖНОМ...

Беседа со старцем Рафаилом (Берестовым), записанная всего несколько дней назад. О спасении России и грядущем царе, о военных угрозах и необходимости подготовки к тяжелым временам, об уходе православных из городов в общины и поселения... Просим святых молитв о старце Рафаиле, находящемся сейчас в больнице в критическом физическом состоянии.

http://3rm.info/uploads/posts/2013-03/1363774636_rafail-berestov2.jpg

Иеромонах Авель: - Батюшка, благослови.

Иеросхимонах Рафаил: - Бог да благословит.

Иеромонах Авель: - Сегодня появляется много разных книг с руководством по выживанию в экстремальных ситуациях, в случае природных бедствий, войн, «террористических» актов. Свои рекомендации дают военные специалисты, специалисты МЧС, охотники, альпинисты. Что кроме этого нужно православному христианину, какой духовный стержень иметь в этих чрезвычайных ситуациях?

Иеросхимонах Рафаил: - Конечно, правильная вера. Конечно, иметь духовного отца, и духовно ему открываться. Иметь братолюбие, иметь постоянную молитву. И нам надо духовно укрепляться. Вот, допустим, я своим братьям советую, монахам советую заниматься гимнастикой. Когда мы были в горах, я советовал подтягиваться, чтобы крепче были. Вы же знаете, что все больные, но когда занимаются гимнастикой, когда они мужественно и постятся и занимаются спортом, они подтягиваются, становятся физически сильные и решительные.
И, вообще-то, надо заниматься не только спортом, но верующей молодежи нужно объединяться, соединять молодежь в спортивных таких объединениях, учить их военному искусству, спорту, ну, допустим, борьбе Кадочникова. А также уметь точно стрелять, бегать, делать различные военные упражнения, перебежки, переходы, и, если это возможно, пользоваться всеми видами оружия.

Иеромонах Авель: - А для чего это необходимо?

Иеросхимонах Рафаил: - Необходимо, потому что Россию просто хотят уничтожить. И это у нас уже на носу. Поэтому мы не должны сейчас спать, а должны все готовиться к войне, к защите своей Родины, защите своей Церкви. Или, наоборот, к защите Церкви и защите Отечества. Поэтому все мы должны не только пилюльки глотать, но и укрепляться духом, и тренироваться, уметь воевать, уметь кидать гранаты, биться штыком, даже правильно стрелять уметь. Кто имеет духовное оружие, тот может научиться очень метко стрелять. Поэтому люди, знающие, должны тренировать, особенно молодежь. Нам надо готовиться к войне. Россия должна сама себя оборонять, потому что правительство все уже не наше, оно уже служит порабощению России.

Иеромонах Авель: - А как понять готовить себя к войне, когда мы живем в такое время новых технологий, когда есть ядерное оружие, бактериологическое оружие, климатическое оружие, вот HAARP и другие, для чего нужно еще иметь физическую подготовку, с кем нам придется воевать?

Иеросхимонах Рафаил: - Нам воевать придется. Допустим, придут сюда натовцы-американцы, и придут со своей техникой, а мы сможем с верой перекрестить, и упадут их ракеты, упадут их самолеты, и в бой пойти смело, и обратить этих спецназовцев в обратку (т.е. в бегство – прим.ред.). Мы, православные, мы должны защитить свою Православную Родину и свое Православие. Поэтому нужно уже сейчас тренировать всю молодежь и мужчин.

Иеромонах Авель: - Какая причина того, что многие москвичи, многие жители Санкт-Петербурга и других больших городов ищут дома в глубинке и даже покупают дома в заброшенных деревнях?

Иеросхимонах Рафаил: - Для этого есть двоякая необходимость. И от той глобализации, которая развращает молодежь, разрешает наркотики, всякими нечистыми видео, кино…спаиваниями. Поэтому уводят семью свою в глубинку. Это одна цель. Другая цель, что в случае войны, они, масоны-сатанисты, человеконенавистники, хотят погубить большую часть человечества, по большим городам. Если нанесут удары по всем городам, то сразу уничтожат очень много миллионов людей, т.к. большинство миллионов живет в городах. Поэтому надо нам рассредоточиться, чтобы иметь и военную силу для обороны жизни и для обороны страны. И чтобы нам вместе жить, бороться против глобализации, которая является подготовкой к печати антихриста. И, вообще, весь мир объединяется во имя антихриста, а мы должны объединяться во имя Иисуса Христа. Это уже будет война с антихристом, с антихристовым духом, собственно. Потому что сейчас вся политика становится богословием: или с антихристом или со Христом. Мы со Христом, и должны умереть за Иисуса Христа, как Он умер за нас. Аминь.

Иеромонах Авель: - Аминь.
- Оказывается, что глобализация – это не просто всемирный процесс объединения экономики, политики, создания единого территориального пространства, таких союзов, как Европейский Союз, Северо-Американский, Африканский и других, но и это процесс с духовной составляющей, касающийся нашего спасения во Христе. И действительно ли может быть такое, что от нашего отношения к глобализации может зависеть и наша верность Господу нашему Иисусу Христу?

Иеросхимонах Рафаил: - Вот именно, если мы не будем понимать, что это такое, глобализм, и если мы будем такие расслабленные, и, будем такие слепцы, как нам даже наши иерархи говорят: «берите, это ничего, это не имеет никакой силы, что цифры эти возьмете или не возьмете, все это является обольщением». Именно цифры являются символикой или сатанинской или Христовой. Именно вот эта цифровая символика несет в себе дух антихриста.

Если мы ее возьмем, то мы сочетаемся с антихристом, с его именем 666. Поэтому от веры своей за Иисуса Христа мы будем воевать и за Православие, и за Россию. Вот так. И мы будем объединяться в скиты, в монастыри и общины, чтобы уйти из этого развратного мира. Изыдите и к нечистоте его не прикасайтесь. Мы объединяемся во имя Иисуса Христа. Во имя Иисуса Христа мы хотим собраться в эти объединенные скиты, монастыри, общины.

Иеромонах Авель: - А что такое христианская община в нашем времени?

Иеросхимонах Рафаил: - Это объединение во имя Иисуса Христа. Священник со своей паствой уходит от мира, который полон соблазнов, в деревню, а потом может вообще в лес и там воспитывает в тишине, в уединении свою паству в духовном учении. Они объединяются во имя Иисуса Христа. Там они молятся, там они и преподают детям, там есть врачи, они лечат больных людей, там у них есть свое хозяйство, и они спасаются, молятся. Так может быть, даже и скиты монашеские от них близко.

Иеромонах Авель: - А не напоминает ли создание таких общин, вот как некогда пришли завоеватели и индейцам пришлось уйти в резервации? Не напоминает ли это, что сейчас создаются для русских людей резервации в нашей же державе, в нашей же стране?

Иеросхимонах Рафаил: - Это может быть даже выгодно нам уходить в резервации от этих завоевателей. Мы ушли от завоевателей и собираемся во имя Иисуса Христа в свои духовные общества, со своими чадами духовными, молимся, спасаемся, исполняем свой устав, свое богослужение, вот, и учимся, и трудимся, и молимся, и совершаем богослужение, и радуемся, и праздники устраиваем.

Иеромонах Авель: - Ну вот, если такое было с индейцами, это происходило, потому что это был завоеванный континент. Означает ли это, что и Россия сейчас завоевана?

Иеросхимонах Рафаил: - Вот именно, Россия завоевана. И не только Россия, и Европа, да и почти весь мир, или завоеван, или воюет, как американцы воюют с арабами, объединяют их вместе с Израилем. Подчиняя Израилю.

Иеромонах Авель: - Батюшка, ну вот создание такой общины, уход и жительство, обособленное вне оккупированного государства - не является ли это, может быть, малодушием и предательством России врагам?

Иеросхимонах Рафаил: - Это мужество, это объединение во имя Христа. Они, возможно, будут гонимы, и очень даже гонимы, но они ушли от мира, чтобы не повредились их дети, и не стали наркоманами, пьяницами, мужеложниками, скотоложниками и прочее. Они создали себе общество как в первые века – общество Иисуса Христа. Все продали, объединились, все общее. Именно такие наши объединения, они близко к первому веку Христианства. Скудость и смирение, в общей любви, в общей болезни, в общих страданиях, в общих радостях, в общих торжествах. Вот так. Так что это очень необходимые такие общины в России, чтобы их было побольше. Это как раз поможет в партизанской войне для освобождения России от завоевателей.

Иеромонах Авель: - Значит, эти общины еще пригодятся и будут воевать?

Иеросхимонах Рафаил: - Они пригодятся. Отсюда будут и воины, тут будут склады, и они будут помогать партизанам, от них будет и приток этих партизан, они же будут и скрывать, может быть, некоторых людей. Потому что они будут научать, научатся скрывать, жить скрытно. Они будут использовать все, что им заповедовали, как жить в экстремальных условиях.

Иеромонах Авель: - Батюшка, значит это люди, которые не просто по малодушию и страху ушли, а по рассудительности?

Иеросхимонах Рафаил: - Это не по страху и малодушию, это рассудительность и решительность, сохранить своих детей, себя самих в вере Христовой и чистоте и не получать печати антихриста. Потому что они (слуги антихриста и антихрист – прим.ред.) хотят закабалить весь народ и всех зачипировать и всех сделать бесноватыми роботами. Это всем известно.

Иеромонах Авель: - Может так готовится будущее России?

Иеросхимонах Рафаил: - Это куется будущее России. Тут и военные будут, тут и подвижники будут, тут и ученые будут. Может быть даже будут делаться и заводики свои, даже ремонтировать технику какую-то, или примитивную, или даже современную.

Иеромонах Авель: - Что является связующим звеном в такой общине, ведь там много разных людей, разных характеров, у каждого свои привычки? И ведь, когда вместе собираются люди, получается много противоречий, много немирностей, много споров. Что является примирением, объединяющим звеном?

Иеросхимонах Рафаил: - Объединяющим звеном, примирением является их общий дух, их любимый батюшка, которого они любят и уважают. Он всегда приходит, и с ними мягкий, радостный, твердый, и всех наставляет, и все перед ним смиряются, слушаются. Ради уважения этого батюшки, духовника, примиряются все. Он их и их накаленность смиряет и умиротворяет.

Иеромонах Авель: - Батюшка, есть сейчас два духовных маршала, но они вот женщины: Галина Царева и Татьяна Грачева. Галина – она режиссер, и очень много фильмов готовит русским людям и всем православным христианам, потому что ее фильмы даже в Сербии смотрят, в Болгарии, в других странах, чтобы оповестить о грядущей опасности. Даже один духовный старец ее назвал «глашатаем Апокалипсиса». А Татьяна Грачева раскрывает всю эту тайну беззакония в книгах.
Они порой говорят о таких вещах, о которых даже епископы, священники и даже монахи молчат. Вот, нужно ли прислушиваться к их предупреждению, с которым они обращаются к людям?

Иеросхимонах Рафаил: - Когда апостолы замолкнут, камни возопият. Вот они являются камнями Христовыми, которые свидетельствуют нам об истине, о необходимости борьбы, видении положения вещей, и, слава Богу, что такие камни есть. Они на уровне апостолов.

Иеромонах Авель: - Их слова здравы, истинны?

Иеросхимонах Рафаил: - Истинны, здравы, совершенно здравы. И правильны.

Иеромонах Авель: - Вот Татьяна Грачева в своей последней книге «Последнее искушение России» раскрывает близость всемирной войны, и, не столько даже всемирной войны, а готовящейся войны на Россию. Каким духом нужно воспитывать именно православного воина? Что необходимо православному воину, будущему защитнику России, чтобы можно было в будущей войне с врагами России победить?

Иеросхимонах Рафаил: - Вот надо воспитывать молодежь, воина, чтобы он был верующий человек, преданный Христу. Очистить его от всяких страстей через покаяние, и чтобы он мог положить душу свою за овцы, за братьев своих, чтобы остановить и танки и самолеты противника, заглушить их пулеметы. Такие воины нам нужны, и такие воины будут воспитываться именно в этих общинах.
Хочу самое главное добавить, что с нами Бог. Если мы – христиане, если мы православные, если мы объединяемся во имя Иисуса Христа, то Иисус Христос будет с нами. Он не допустит, чтобы враги, сатанисты глумились над нами. С нами Бог, разумейте языцы, и покаряйтеся, яко с нами Бог. И Бог поругаем не бывает. Это вы все узнаете. Аминь. И наши враги увидят силу Христову, и приедут учиться православию к нам, православным. Аминь.

Иеромонах Авель: - Батюшка, мы обсуждаем все эти проблемы, надеясь, что это доброе беспокойство, по старцу Паисию. Существует мнение, что этого делать не нужно, что это мысли, омрачающие жизнь, что все это будет не сейчас, не сегодня, а через многие десятилетия, многие годы. И что, как обсуждают все это, все это мы нагнетаем обстановку. Как распознать признаки времен, о которых Cам Господь Иисус Христос предупреждает нас в Святом Евангелии?

Иеросхимонах Рафаил: - Слушаться святых людей. Отец Паисий, который об этом нас предупреждает, - святой человек, преподобный. Он беседовал со Христом. Вообще, он – святой человек. А это либералы говорят. Они всячески искушают. Провокаторы. Либералы, которые людей всячески искушают, соблазняют, отводят от истины. Тут нужно духовное рассуждение правильно духовно рассуждающих отцов. Самому человеку (необходимо) постоянно воцерковляться, все изучать, спрашивать, слушать свою совесть, особенно совесть духовника своего.

Иеромонах Авель: - А если духовники, пастыри духовные, архипастыри нам говорят, что ничего страшного, перестаньте, раздражаются, когда мы подходим к ним с такими словами?

Иеросхимонах Рафаил: - Вот хорошо тут написано. Почитай, вот тут будет ответ.

Иеромонах Авель (читает): - «Возможно, кто-то раздраженно скажет: «ну зачем все эти рассуждения об антихристе?» Некоторые называют их даже «проповедью антихриста». Отвечу словами архиепископа Аверкия: «Братие, если вы услышите, что кто-нибудь с насмешкой, с иронической улыбкой на лице или же со злобой и раздражением относится к проповеди о приближении антихриста, второго пришествия Христова, кончине века и Страшного Суда, знайте, что вы имеете дело с лицом, уже так или иначе вовлеченным слугами антихриста в подготовку его скорейшего прихода и воцарения на земле. Бойтесь таких людей, как разрушителей нашей святой веры и Церкви».
Это же так страшно, что так получается, что даже пастыри могут быть вовлечены вольно или невольно в пришествие сына погибели».

Иеросхимонах Рафаил: - Есть пастыри, которые завербованы, они работают на какие-то спецслужбы. И работают во вред Церкви. Так было в советское время, вербовали по  комсомольской путевке. Таким остался отец Андрей Кураев. Так мне рассказал отец Георгий Тартишников, который сам был завербован, но он стал профессиональным богословом.

Иеромонах Авель: - А что получается, что эти пастыри, находясь в Церкви, совершая святые Таинства, читая Священное Писание, говоря проповеди своей пастве, оказывается, что их не касается благодать, и как они живут, не по вере, что ли?

Иеросхимонах Рафаил: - Вот и я так слышал от одного ФСБэшника, который сказал нам, сам он, с кафедры говорил, что ему сказали, что как практика показала, завербованные люди среди верующих мало приносят пользы. Лучше всего вообще неверующего, или ЦРУшника или с Моссада завербовать, и он принесет намного больше пользы. У них недоверие к православному, верующему человеку. Может сказаться благодать где-то, он не проявит у них послушания. А сколько их таких людей, которые давали подписку и стали ревностными православными? А здесь завербованные чикисты, или ФСБэшники, ЦРУшники или с Моссада, они работают точно на своих господ, на антихриста.

Иеромонах Авель: - И вот, как православному христианину определиться, кому доверять? Ведь, если по таким принципиально важным вопросам, как глобализация, нумерация людей, внедрение печати антихриста, у архиереев Русской Православной Церкви нет четкой позиции: их позиция выражена не церковно, она не ясная, политически обтекаемая, и в это же время, когда такая позиция преподносится на Архиерейском Соборе, в это время духовники, священники, монахи, даже простые миряне бьют в набат и говорят: «лучше умереть, чем принять эти антихристовы начертания».
Как разобраться, кому доверять? Вот такое противостояние идет.

Иеросхимонах Рафаил: - Одни боятся страха ради иудейска. Другие работают на это во вред Церкви. Их трудно распознать. Кто из страха ради иудейска молчит, против совести, конечно. Кто вообще сотрудник, работает на антихриста. Нам надо смотреть, как чада Божии, как Божии люди, как они ревнуют, они чувствуют опасность. Как говорят монахи, духовники, что, о чем говорят. Их забота это выражает, тревогу чад Божиих, Церкви Христовой.

Иеромонах Авель: - Батюшка, а вот какой самый явный признак близости последнего времени, именно близости внедрения печати? И то, что сейчас люди принимают начертания, чипы, берут биометрические паспорта, все это как-то связано с печатью?

Иеросхимонах Рафаил: - Это непосредственно связано с печатью. В самом начале масоны стали выдавать так называемый российский паспорт, который вовсе не российский, а масонский, там российской графы и нету. Поставлены там три шестерки – 666. Это и есть цифровое имя антихриста, как сказал об этом апостол Иоанн Богослов. Поэтому это непосредственно относится к антихристовой печати. И дальнейшее цифровое имя, как имя от антихриста, т.е. от антихристовых слуг берут имена свои, они из бесов, по типу крещения у православных «крещаются во имя Отца. Аминь. И Сына. Аминь. И Святаго Духа. Аминь». И погружаются в воду. И здесь они нас, мистически, как бы присоединяют к антихристу через три шестерки – 666 и дают цифровое имя одного из бесов человеку помимо его желания, желает он или не желает.

Люди, кто не понимает, бывают как слепцы, идут на заклание и не знают, что их хотят заклать. А те, кто разумные люди, кто это понимает, что к чему, да и слава Богу, большинство людей стало сейчас все-таки понимать, которые раньше спорили и говорили, что вы творите, что это вообще безумие, да как это без паспорта можно жить, сейчас они говорят: «Да, это, действительно, готовится к печати антихриста». Потому что это самый сильный  признак этого приближения антихристова. Эта самая глобализация, объединение всех народов и война со всеми непокорными людьми, которые не хотят подчиняться антихристу и мировому порядку. Со всеми воюют, пытаются смирить их, изнурить войной. Каков политик, таков закон антихристов. Это все явные свидетельства о конце мира, о приближении царства антихристова и его печати.

Иеромонах Авель: - Батюшка, на тебя есть такое нарекание. Многие тебя обвиняют, что вот, отец Рафаил занимается политикой, говорит все о печати, о номерах, о паспортах. Действительно ли это так, что ты говоришь только об этом, или ты советуешь людям иногда молиться? Или молитва только для монахов, а миряне должны только утренние и вечерние читать? И имеет ли Иисусова молитва какое-то решающее действие в духовной жизни христиан последнего времени?

Иеросхимонах Рафаил: - Самое решающее действие на душу человека, на душу христианина имеет Иисусова молитва. Потому что она защищает нас от насилия бесовского через их (бесов) прилоги, помыслы, их радио, их телевидение, всю их электронику. Все это связано с тем, чтобы искушать человека. А непосредственно бесы искушают через прилоги, помыслы. Иисусова молитва является непосредственной защитой от влияния бесовского. Через это влияние впадают люди в винопитие, наркоманию, блуды, гордость, убийство, и прочие множественные грехи. Единственная защита – молитва Иисусова. Аминь.

Иеромонах Авель: - Батюшка, но она только для монахов или и для мирян тоже?

Иеросхимонах Рафаил: - Для всех. Некоторые говорят, что эта молитва дается только монахам. Мирским нельзя ее читать, иначе они попадут в прелесть. Это глупость. Всем эта молитва дается Богом. Непрестанно молитеся, всех благодарите. Эта молитва дается всем людям, всем православным христианам. И для защиты, и для общения с Богом.

- Есть такое высказывание старцев последнего времени, что люди, которые будут находиться под благодатным действием молитвы Иисусовой, они смогут увидеть и различить сети и самого даже антихриста. Именно Иисусова молитва, если она с покаянием и внимательностью, она дает зрение духовное, видеть все вот эти сети бесовские и оберегать себя и людей, и говорить им, чтобы они не падали, чтобы они не шли и не брали электронные документы, чтобы не чипировались.

Иеромонах Авель: - И еще батюшка, может быть последний вопрос, у многих людей сейчас смущение, т.к. архиереи не всегда выражают ту позицию, которую хотели бы услышать православные христиане. И из-за этого многие доходят до крайности, что уходят из храма, начинают молиться только дома, перестают участвовать в церковных таинствах. Ты, как, согласен с такой позицией или твоя позиция другая? Можно ли и нужно ли ходить сейчас в храмы Божии даже там, где служат пастыри, которые говорят противное?

Иеросхимонах Рафаил: - Церковь Христова – столб и утверждение Истины. Кому Церковь не мать, тому Бог не отец. Через Церковь мы должны войти в Царствие Небесное. Поэтому никто, пускай, не уходит из Церкви. Если тут много провокаторов, зачем вы этих провокаторов слушаете? Вы слушайте Церковь Христову. Слушайте духовных людей, которые вам будут говорить во спасение, во благо. Зачем вам искушаться от провокаторов? Провокаторы, искушения всегда должны быть, но они для того, чтобы их всегда побеждать. Так было в Церкви, так оно было и раньше. И сейчас есть, и будет.

Иеромонах Авель: - Значит, к церковным таинствам приступать можно и нужно?

Иеросхимонах Рафаил: - Да.

Иеромонах Авель: - А время приближения вот этого нечестивого Собора, когда примутся антиправославные решения, тогда нужно ли будет уйти православным из храмов?

Иеросхимонах Рафаил: - Тогда православные останутся в своей Церкви православной Христовой. А нечестивцы, которые изменят истины церковные, они уйдут в раскол и создадут церковь антихриста. А мы, верные христиане, священники, монашествующие и верующие, мы все останемся в Церкви Христовой и будем верны ее таинствам, ее догматам церковным, и уставам церковным, и богослужению церковному. У нас будут и свои верные священники, и епископы, и дьяконы, и мирские, которые, как были в Православии, так и останутся, останутся верны Иисусу Христу. А неверные, которые уйдут с нечестивыми, которые примут Папу, как главу Церкви, а это уже как антихрист, потому что глава Церкви – Христос. И мы останемся со Христом.

Иеромонах Авель: - Батюшка, вот еще одно противоречие, которое смущает души верующих. Есть пророчество о грядущем православном Царе, есть молящиеся о приходе православного Царя, о даровании покаяния нашему народу. А есть пастыри, которые утверждают: «Даже и не молитесь, все настолько безнадежно, что нечего и молиться о Царе. Уже только приход антихриста и будет. Россия не воскреснет. Ничего не будет». Ты что мог бы сказать по этому вопросу? Как нам жить: с верой и надеждой или..?

Иеросхимонах Рафаил: - Я слышал, что некоторые очень духовные отцы говорили, что «я, - говорит,- не вижу покаяния в нашем народе, потому не вижу и возможности воскресения, что был бы Царь православный». Так смущался один очень хороший старец, рассуждал. Но очень прозорливый старец, отец Николай (Гурьянов – прим.ред), он правильно говорил: «Царь грядет! Царь грядет!». Поэтому я принял его мнение. Настолько он ясно и определенно говорил, что Царь придет, вот и я поверил, потому что мне раньше о.Кирилл тоже говорил, что придет Царь, хотя он в последнее время сомневался.

Но часть покаяния у русского народа все-таки было. Так и засвидетельствовал о.Петр. Поэтому Господь изберет малое число истинных, верных чад своих, народ Божий. Поэтому, может быть, Он принял покаяние. Возможно, в Россию еще придет Царь, если он (народ) до конца чашу поругания, чашу унижения, оскорбления, поношения… (примет).  Еще будет много скорбей на Руси. И захотят ее разорвать, и порвать и уничтожить. И вообще уничтожить русский народ. Вот. И потому что русскому народу еще много придется испытать. И будут люди каяться, А потом, когда будет война, и все увидят, что Небо будет за православных. Что с нами Бог. С нами Бог, разумейте языцы и покаряйтеся, яко с нами Бог! Что Бог поругаем не бывает. И Бог станет за Православие. И сила православного народа победит нечестивых. Когда нечестивые сами приедут, и будут многие каяться и принимать Православие.

И тогда Господь предоставит русскому народу избрать Царя Православного. Его примут люди, венчают его на Царство, и он, во-первых,  наведет порядок в Церкви, куда забрались всякие волки и тигры, и всякие шпионы всех конфессий. И наведет порядок и мир в русском народе, в России. Россия расцветет яко Феникс. Тогда будет расцвет Православия. Из России в Европе, в Америке, в Австралии, в Африке, во всех странах будут принимать крещение и принимать сан священнический. Из России, из Греции, из православных стран. Так будет.

Глава змия будет смертельно ранена. Антихриста. Масонства. Потом уже когда вновь заживет глава змия, масонство придет в силу, тогда Церковь опять отпадет от Православия. Но Православие, Россия будет укрепляться с Царем. Тогда будет сильное российское государство, воцерковленное во Христе Иисусе Господе нашем, и проповедь будет Православия по всему миру. Вот такое мое видение. Простите.

Иеромонах Авель: - Спаси Господи, батюшка. Благослови.

Иеросхимонах Рафаил: - Бог да благословит.

Скачать аудио: http://3rm.info/uploads/audio/pravoslav … t-2013.mp3
Источник

0

100

Спаси Господи батюшку Рафаила!Даруй ему исцеление и нам грешным,наставника не отыми.

0


Вы здесь » ЗНАКИ ИСПОЛНЕНИЯ ПРОРОЧЕСТВ » История и сущность Православия » Старцы и старчество. Наставления и советы.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC