Вверх страницы
Вниз страницы

ЗНАКИ ИСПОЛНЕНИЯ ПРОРОЧЕСТВ

Объявление

ПРАВИЛА ФОРУМА размещены в ТЕХНИЧЕСКОМ РАЗДЕЛЕ: http://znaki.0pk.ru/viewtopic.php?id=541

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЗНАКИ ИСПОЛНЕНИЯ ПРОРОЧЕСТВ » История и сущность Православия » Старцы и старчество. Наставления и советы.


Старцы и старчество. Наставления и советы.

Сообщений 1 страница 20 из 903

1

Из жизни старцев ( мудрость праведных) или Душеполезное чтение

составитель Дм.Гриценко
 
1
Некий батюшка все никак не мог унять нескольких неофитов в своем приходе. Им слово – они в ответ десять, да все из святоотеческого писания, и даже чуть свысока на простеца-священника поглядывая, не понимая, что даже азов веры еще не постигли. В какой-то момент им показалось, что они совсем его одолели, но тут отче достал большую стеклянную банку и, наполнив ее камнями, спросил у неофитов:
– Полна ли банка?
– Да, полна, – услышал он уверенный ответ.
Тогда высыпал в нее немалое число гороха и потряс. Естественно, горошек занял свободное место между камнями. И еще раз спросил священник неофитов:
– Полна ли банка?
– Полна, – хором отвечали они, впрочем, уже с меньшим апломбом, чем прежде, чувствуя каверзу, которая не заставила себя ждать.
Священник высыпал в банку целый куль песка, уточняя:
– А теперь?
– Полна... – раздался уже один-единственный неуверенный голос.
А батюшка уже лил в банку один за другим стаканы воды, приговаривая:
– Камни – это то, что вы прочли о вере, горошек – ваши дела, песок – опыт, вода – благодать Божия. Чем раньше вы решите, что «все познахом», тем меньше у вас надежды по-настоящему наполниться.

2

Зашел странствующий монах в церковь помолиться. Глядит – а вместо священника проповедует бес, одетый в одежды священника. Встал монах в сторонку и стал внимательно следить за речью беса, чтобы поймать его на слове, где он скажет неправду. Но бес все говорил точно, как в Священной Книге, ничего не изменяя. И так было до конца проповеди. Проповедь кончилась. Люди разошлись. Тогда монах подошел к бесу и сказал:
– Я узнал тебя: ты – бес!
– Точно так, – отвечал тот.
– Я хотел поймать тебя на слове, но ты все говорил правильно! – сказал монах.
– Я старался, – ответил польщенный бес.
– Так в чем же твой секрет? – спросил изумленный монах.
– Я говорил без любви в сердце, и знаю, что эти люди по моим словам поступать не будут. А этого для меня уже достаточно, – объяснил нечистый.

3

Несколько лет назад на Паралимпийских играх в Сиэтле девять атлетов – калеки и инвалиды – встали на стометровую беговую дорожку. После выстрела стартового пистолета все устремились к финишу. Все желали выиграть. Один мальчишка споткнулся, кувыркнувшись, упал на дорожку и заплакал. Остальные восемь бегунов, услышав плач, замедлили бег и оглянулись. Увидев мальчика, они остановились и побежали обратно – все. Одна девушка с синдромом Дауна присела возле мальчика и стала его целовать, приговаривая: «Сейчас лучше?» Наконец все девятеро обнялись и двинулись к линии финиша. Все зрители на стадионе встали и зааплодировали. Те, кто был там, до сих пор рассказывают эту историю.

4

Многим кажется, – писал святитель Николай Сербский, – что, будь они на другом месте, они были бы лучше.
Богатому кажется, что добродетели мешает богатство, бедному кажется, что – бедность, ученому – ученость, невежественному – невежество, больному – болезнь, старому – старость, молодому – молодость.
Это всего лишь самообман и признание своего духовного поражения. Представьте, если бы плохой воин оправдывался: на этом месте я буду побежден; дайте мне другое, и я буду храбр! Настоящий воин всегда мужествен, победит он или погибнет.
Если бы святой царь Лазарь покинул поле битвы, то считался бы побежденным; но, оставшись, выстояв до конца, он победил.
Адам потерял веру в раю, Иов укрепил веру на гноище. Пророк Илья ни разу не сказал: голод мешает мне быть послушным Богу! И царь Давид не говорил: корона мешает моему послушанию.

5

Как-то дьявол решил продать все инструменты своего ремесла. Он аккуратно выставил их в витрине на всеобщее обозрение. Коллекция впечатляла: здесь был блестящий кинжал Зависти, а рядом с ним красовался молот Гнева, на другой полке лежали лук Жадности, а рядом с ним живописно разместились отравленные стрелы Вожделения и Ревности. Были там орудия Страха, Гордыни и Ненависти, и у всех – ярлыки с названием и ценой.
А на самой красивой полке, отдельно от всех остальных инструментов, лежал маленький, неказистый и довольно потрепанный на вид деревянный клинышек, на котором висел ярлык: «Уныние». На удивление цена этого инструмента была выше, чем всех остальных вместе взятых.
Один прохожий спросил дьявола, почему он так дорого ценит этот странный клинышек.
– Действительно, я ценю его выше всех, – ответил дьявол, – потому что это единственный инструмент в моем арсенале, на который я могу положиться, если все остальные окажутся бессильными.
И он с нежностью погладил деревянный клинышек.
– Если мне удается вбить этот клинышек в голову человека, – продолжал дьявол, – он открывает двери для всех остальных инструментов.

6

Есть такая притча. После того, как Бог создал мир, человек сразу же шагнул за пределы дозволенного. Это обстоятельство очень обеспокоило Бога.
Он созвал семь архангелов на совет и сказал: «Возможно, Я совершил ошибку, создав человека, теперь Мне не будет покоя. Люди будут преступать дозволенное, а потом бесконечно жаловаться на свою несчастную жизнь. Куда бы Мне спрятаться от них?»
Архангелы долго думали. Один из них посоветовал Богу спрятаться на вершине Эвереста. Но Бог сказал: «Пока тебе не известно, но очень скоро люди доберутся и туда». Другой архангел предложил: «Спрячься на дне океана». Бог только вздохнул. Еще один посоветовал укрыться на Луне. Было еще множество разных предложений, но Бог все их отверг.
Наконец, один из архангелов сказал: «Спрячься в сердце человека, там Тебя никто не будет беспокоить, а найти сможет лишь человек с открытым сердцем». Это предложение понравилось Богу. Он так и поступил.

7

У одного верующего человека был неверующий сын. Отец переживал сильно, но никак не мог привить юноше религиозность. Чувствуя приближение смерти, он позвал сына:
– Исполни одну мою просьбу.
– Какую, папа?
– Когда я умру, ты сорок дней приходи в эту комнату минут на пятнадцать.
– А что мне при этом делать?
– Ничего не нужно делать. Просто сиди. Но каждый день не менее пятнадцати минут.
Сын похоронил отца и в точности исполнил просьбу: являлся каждый день в комнату и просто сидел. Так минуло сорок дней, после которых юноша сам пришел в церковь и стал глубоко верующим.
Лишь много лет спустя он осознал, сколь мудрым было отцово завещание. Отец понял, что у молодых слишком быстрый ритм жизни, сплошная суета и некогда над вечным подумать: о смысле жизни, о своей душе, о бессмертии, о Боге. Но стоит лишь остановиться, побыть в тишине – и Господь постучится в сердце.

8

Одной женщине приснился сон, что за прилавком магазина стоял Господь Бог.
– Господи! Это Ты! – воскликнула она с радостью.
– Да, это Я, – ответил Бог.
– А что у Тебя можно купить? – спросила женщина.
– У меня можно купить все, – прозвучал ответ.
– В таком случае дай мне, пожалуйста, здоровья, счастья, любви, успеха и много денег.
Бог доброжелательно улыбнулся и ушел в подсобное помещение за заказанным товаром. Через некоторое время он вернулся с маленькой бумажной коробочкой.
– И это все?! – воскликнула удивленная и разочарованная женщина.
– Да, это все, – ответил Бог и добавил: – Разве ты не знала, что в моем магазине продаются только семена?

9

Преподобный Силуан Афонский рассказывал об отце Паисии такой случай.
В 1977 году была великая засуха по всей Греции, но в особенности в Фессалии. Сельские жители находились в полном отчаянии: дождя не было уже около ста дней, и несчастье было неизбежно. Я пошел к отцу Паисию, чтобы открыть ему помыслы и получить пользу. Я и мысли не имел о возможном бедствии в сельской местности от засухи: что-то об этом слышал, но не обратил внимания. Отец Паисий казался обеспокоенным, но совершенно спокойным в глубине. Из сострадания несчастным земледельцам в конце нашей беседы он сказал: «Отец Силуан, сделай милость. Соверши бдение сегодня ночью и попроси Господа и Госпожу Богородицу собрать облака и пролить дождь в Фессалии, потому что от солнца и жары погорели посевы, а народ страдает и впадает в отчаяние. Мы обязаны поддержать его своими молитвами. И я тоже буду бодрствовать вместе с тобою, но каждый из нас – в своей келье».
Я сказал: «Благослови, отче Паисие», – и ушел в монастырь Кутлумуш.
На следующий день небо над Афоном почернело и на нас полил дождь. Радость, милость Божия, благословение! Я побежал к келье старца Паисия, и он, едва завидев меня, сказал мне: «Благословенный Богом, я сказал тебе молиться, чтобы дождь пошел только в Фессалии, а не на Святой Горе. Я дам тебе епитимью».

10

Два ангела-путника остановились на ночлег в доме богатой семьи.
Семья была не гостеприимна и не захотела оставить ангелов в гостиной. Вместо того их уложили на ночлег в холодном подвале. Укладываясь спать, cтарший ангел увидел дыру в стене и заделал ее. Младший ангел, увидев это, весьма удивился. На следующую ночь ангелы пришли на ночлег в дом, где жила гостеприимная, но очень бедная семья. Супруги разделили с ангелами свою скромную трапезу и уложили ангелов в свои постели, где гости могли бы хорошо выспаться. Утром ангелы были разбужены плачущими воплями хозяина и его жены. Их корова, чье молоко было единственным доходом семьи, лежала мертвая в хлеве. Младший ангел спросил старшего:
– Как это могло случиться? В первом доме, куда мы зашли, было все, а ты еще вдобавок помог той семье. В другом доме жили очень бедно, но эта семья была готова поделиться всем, – ты же позволил, чтобы у них умерла единственная корова. Почему?
– Вещи не такие, какими кажутся, – ответил старший ангел. – Когда мы были в подвале, я понял, что в дыре стены находится клад с золотом. Хозяин был груб и не хотел сделать добро, поэтому я отремонтировал стену, чтобы клад не был найден. Когда на следующую ночь мы спали в постели хозяина, пришел ангел смерти за его женой. Я отдал ему корову. Вещи не такие, какими кажутся, – со временем ты поймешь это. Даже если ты имеешь крепкую веру, тебе надо еще взрастить в себе большое доверие к Богу. Ибо все, что происходит, по воле Божией направлено к твоему благу.

11

Однажды по приезде в епархию к святителю Иосафу Белгородскому явилось духовенство. Из его среды он обратил внимание на одного священника, глубокого старца. Узнав, что ему уже 130 лет и он изнемогает, но живет, святитель так сказал ему: «Я хочу знать, не омрачена ли твоя душа каким-либо тяжким грехом, который по неведению, быть может, сочтен тобою малозначащим и забыт? Долговременная жизнь твоя убеждает меня как пастыря войти в подробное рассмотрение дела и, очистив душу твою, примирить с оскорбленным тобою… Пройди мысленно жизнь твою, проверь все случавшееся с тобою, приведи на память каждое действие служения своего Богу. Может быть, что-то встретится, имеющее тень какого-либо греха».

Оставленный на некоторое время старец-священник припомнил забытый грех и поведал святителю, как некогда он в один день дважды, из-за страха перед строгим помещиком, отслужил обедню, несмотря на неземной глас: «Остановись, что ты делаешь? Не дерзай, аще же дерзнешь, проклят будешь!» На этот голос священник ответил тогда словами: «Сам проклят ты будь». Узнав это и уразумев, что священник заклял ангела того храма, святитель довел пастыря до сознания совершенного им греха. Потом поехал с походной церковью на место, где находился прежде тот храм, в поле. Там благословил старца отслужить литургию. Когда была она отслужена (а во время ее святитель усердно молился, преклонив колена), священник произнес отпуст. Святитель велел ему стать у правого угла престола и читать «Ныне отпущаеши...» По прочтении благословил его и сказал: «Прощаю и разрешаю тя от всех твоих грехов». Тут же старец-священник стал слабеть, склоняться и, припав к подножию престола, тихо испустил дух. Тут его и похоронили. Так святитель-прозорливец спас душу согрешившего пастыря.

12

В отдаленном селе Бузихино был приход с очень строптивыми прихожанами: то это им не понравится в батюшке, то другое. Священники там менялись каждый год. Задумался тогда епископ: «Где ж мне взять такого совершенного пастыря?» А прихожане просят-умоляют: «Пришли нам, владыко, настоятеля, скоро Пасха, служить некому». И вспомнил архиерей про одного нерадивого батюшку, которого отправил за штат из-за буйства и слабости к зеленому змию. «Праздничную службу он справит, – видно, так поразмыслил владыка, – а потом, когда сельчане возмущаться им станут, можно и другого священника послать. На фоне о.Федора новый настоятель им святым покажется». Вызывает он провинившегося: так и так, последний тебе шанс...

Отправился о.Федор в Бузихино. Проходит месяц – ни одной жалобы на него. Проходит год – ничего. Посылает владыка своего секретаря узнать, что там и как. Тот возвращается: «Все в порядке, прихожане довольны, церковный совет доволен, отец Федор тоже доволен». Спустя еще год вызывает владыка о.Федора:
– Скажи, как тебе удалось с бузихинцами общий язык найти?
– А я как приехал, сразу смекнул их главную слабость, на ней и сыграл.
– Как это?
– А понял я, владыко, что бузихинцы – народ непомерно гордый, не любят, когда их поучают. Вот я им и сказал на первой проповеди: так, мол, и так, братья и сестры, знаете ли вы, с какой целью меня к вам архиерей назначил? Чтобы вы меня на путь истинный направили. Семинариев я никаких не кончал и по недостатку образования пить стал непомерно, за что и был уволен за штат. Оставшись без средств к пропитанию, влачил жалкое существование, в довершение ко всему моя жена оставила меня, не желая разделять со мной моей участи». Как такое сказал, так у меня на глазах слезы навернулись. Гляжу, у прихожан тоже глаза на мокром месте.
«Так бы мне и пропасть, – продолжаю я, – да наш владыко, дай Бог ему здоровья, назначил меня сюда со словами: «Никто, отец Федор, во всей епархии не может помочь тебе, окромя бузихинцев, ибо в этом селе живет народ добрый и благочестивый». Так что, дорогие мои, прошу вас и молю, где ошибусь я, укажите. Ибо отныне вручаю в руки ваши судьбу свою». С тех пор мы живем в мире и согласии.
Услышав это, архиерей решил, что негоже пастырю «овцой заблудшей» выставляться, и решил снять о.Федора с прихода. Но не тут-то было: бузихинцы встали горой, грозились до Патриарха дойти, лишь бы оставили им батюшку-настоятеля.

13

Все держи на дистанции, а душу приближай к Богу, – говорил свт.Николай Сербский.
Если прольешь в огонь воду, не будешь иметь ни огня, ни воды.
Если пожелаешь чужого, возненавидишь свое, потеряешь и то и другое.
Если приблизишься к служанке, как к жене, не будешь иметь ни служанки, ни жены.
Если часто пьешь за чужое здоровье, потеряешь свое.
Если постоянно считаешь чужие деньги, все меньше будет своих.
Если постоянно считаешь чужие грехи, будешь множить свои.
Если, преследуя лисицу, настигнешь ее – вернешь петуха; если, преследуя медведя, настигнешь его – петуха не вернешь и себя погубишь.

14

Митрополита Кирилла (Смирнова), Казанского и Свияжского, везли в ссылку. В одну глухую ночь он был выброшен из вагона на полном ходу поезда.
Стояла снежная зима. Митрополит Кирилл упал в огромный сугроб, как в перину, и не расшибся. С трудом вылез из него, огляделся – лес, снег и никакого признака жилья. Он долго шел цельным снегом и, выбившись из сил, сел на пень. Мороз пробирал до костей сквозь изношенную рясу. Чувствуя, что начинает замерзать, митрополит стал читать себе отходную.
Вдруг видит: к нему приближается что-то очень большое и темное, всмотрелся – медведь.
«Загрызет», – мелькнула мысль, но бежать не было сил, да и куда? А медведь подошел, обнюхал сидящего и спокойно улегся у его ног. Теплом повеяло от огромной медвежьей туши и полным доброжелательством. Но вот он заворочался и, повернувшись к владыке брюхом, растянулся во всю длину и сладко захрапел.
Долго колебался владыка, глядя на спящего медведя, потом не выдержал сковывающего холода и лег рядом с ним, прижавшись к теплому животу. Лежал и то одним, то другим боком поворачивался к зверю, чтобы согреться, а медведь глубоко дышал во сне и обдавал его горячим дыханием. Когда начал брезжить рассвет, митрополит услышал далекое пение петухов. «Жилье близко», – мелькнула радостная мысль, и он осторожно, чтобы не разбудить медведя, встал на ноги. Но тот поднялся тоже, встряхнулся и вразвалку побрел к лесу. А отдохнувший владыка пошел на петушиные голоса и вскоре дошел до небольшой деревеньки.

15

Три путешественника нашли однажды сокровище. Стали думать, как разделить его поровну. Как ни делили, найденное было столь велико, что даже малая часть составляла настоящее богатство. Но тут явился диавол и посеял в путешественниках зависть и жадность. Полюбовавшись своей находкой, они сели отдохнуть, чтобы подкрепиться, но каждый думал не о пище, а о том, как бы ему овладеть всем сокровищем. Необходимо было кому-то пойти в ближайший город, чтобы купить там еды. И вот один отправился, а двое оставшихся сговорились его убить, когда он вернется, чтобы разделить его часть между собою. Он же, купив еду, отравил ее ядом, чтобы по смерти обоих товарищей богатство осталось ему одному. Возвратившись, он немедленно был убит своими спутниками. Также и они, вкусив принесенной им пищи, оба умерли. А найденное сокровище осталось лежать на дороге. Так диавол губит людей.

16

Один городской житель сказал некогда преподобному Нифонту: «Живя в миру, невозможно спастись: если человек сам по себе благочестив, то другие вводят его в соблазн. Сверх того, сколько переговоров! Кто хочет быть совершенен, тот должен жить в монастыре или в пустыне».
Выслушав это, преподобный отвечал: «Чадо, место не спасет человека и не погубит; одни лишь дела спасают и губят. Нет пособия ни от святого сана, ни от святого места тому, кто не исполняет заповедей Божиих. Саул жил среди великолепия царского – и погиб. Давид жил среди того же великолепия царского – и принял венец. Лот жил среди беззаконников содомлян – и спасся. А Иуда находился в лике апостолов – и наследовал геенну. Кто говорит, что нельзя спастись в мире с женою и детьми, тот льстит своему безумию и порокам. Авраам имел жену и детей, рабов и рабынь и множество богатства, однако это не воспрепятствовало ему приобрести имя друга Божия.
Сколько спаслось служителей Церкви и пустыннолюбцев! Сколько вельмож и воинов! Сколько ремесленников и земледельцев! Сколько людей спаслось посреди шумных столиц и безмолвных пустынь! Прочитай жития святых и узришь имена угодников Божиих. С другой стороны, в этих же санах и сословиях, в этих же местах и в то же время погибло бесчисленное множество людей... От царей до рабов есть чада Царствия Небесного, и от царей до рабов есть чада погибели. Господь в объятия Свои принимает душу праведную равно с престола и от сохи, из алтаря и с поля брани. Итак, живет ли кто в мире, да не отчаивается. Согрешит ли – покаянием может опять приблизиться к Богу. Каждый пусть исполняет добродетели своего звания, которое Бог возложил на него, – и спасется. Напротив, если кто и удалится в безмолвную пустыню, но злых дел далече от себя не отставит, тот и в ней погибнет неминуемо».

17

Однажды поздним вечером в одном из домов вспыхнул пожар. Вся семья – отец, мать и дети – потрясенные происходящим, выбежали на улицу и смотрели на разгорающийся огонь. И вдруг все поняли, что среди них нет самого младшего члена семьи – пятилетнего сынишки. Скорее всего, он, испугавшись пламени и дыма, вместо того чтобы спуститься вниз, взобрался по лестнице на самый верх. Нельзя было уже и мечтать найти его. Неожиданно открылось окно, и в нем появилось искаженное страхом лицо ребенка. Отец в отчаянии закричал: «Прыгай!» Малыш, видя перед собой только клубы дыма и языки пламени, крикнул:
– Папа, я тебя не вижу!
– Зато я тебя вижу, не бойся, прыгай сейчас же!
Мальчик, набравшись мужества, прыгнул – и оказался прямо в объятиях отца.
Именно такой веры ждет от нас Бог.

18

Некий мудрец века сего пришел к старцу. Увидев, что у того нет ничего, кроме Библии, он подарил ему свой собственный библейский комментарий.
Через год он снова пришел к старцу и спросил:
– Отче, помогла ли тебе моя книга лучше понимать Библию?
– Напротив, – отвечал старец, – мне пришлось обращаться к Библии, чтобы понимать твою книгу.

19

За день до своего рождения ребенок спросил у Бога:
– Я не знаю, зачем я иду в этот мир. Что я должен делать?
Бог ответил:
– Я подарю тебе Ангела, который всегда будет рядом с тобой. Он все тебе объяснит.
– Но как я пойму его, ведь я не знаю его языка?
– Ангел будет учить тебя своему языку. Он будет охранять тебя от всех бед.
– Как и когда я должен вернуться к Тебе?
– Твой Ангел скажет тебе все.
– А как зовут моего Ангела?
– Неважно, как его зовут, у него много имен. Ты будешь называть его: «Мама».

Архив

+3

2

Часть 2

Из жизни старцев ( мудрость праведных) или Душеполезное чтение.

составитель Дм.Гриценко

20

Очень давно был на свете остров, на котором жили все чувства и духовные ценности людей: Радость, Грусть, Точность и другие. Вместе с ними жила и Любовь.
Однажды чувства заметили, что остров погружается в океан и скоро затонет. Все сели в свои корабли и покинули остров. Любовь не спешила и ждала до последней минуты. И только когда она увидела, что на спасение острова нет надежды, стала звать на помощь.

К отплытию готовился роскошный корабль Богатства. Любовь просила взять ее, но Богатство сказало, что на его корабле много драгоценностей, золота и серебра и для Любви места нет.

Любовь обратилась к Гордости, корабль которой отплывал следующим... Но в ответ Любовь услышала, что ее присутствие нарушит порядок и совершенство на корабле Гордости.
С мольбой о помощи Любовь обратилась к Грусти. «О, Любовь, – ответила Грусть, – мне так грустно, что я должна оставаться в одиночестве».
От острова отплыла Радость, но она была так занята весельем, что даже не услышала мольбу Любви.

Вдруг Любовь услышала голос: «Иди сюда, Любовь, я возьму тебя с собой». Любовь увидела седого старца и была так счастлива, что даже забыла спросить имя его. И когда они достигли земли, Любовь осталась, а старец поплыл дальше. И только когда его корабрь скрылся, Любовь спохватилась... Ведь она даже не поблагодарила старца! Любовь обратилась к Познанию:

– Познание, скажи мне, кто спас меня?
– Это было Время, – ответило Познание.
– Время? – удивилась Любовь. – Отчего оно мне помогло?
Познание ответило: «Только Время понимает и знает, как важна в жизни Любовь».

21

Жил некогда один инок в опустевшем капище. Раз пришли к нему лукавые духи и сказали: «Выйди из нашего места». «Вы не имеете места здесь», – отвечал он. Тогда нечистые духи начали повсюду разбрасывать пальмовые ветви, приготовленные им для плетения корзин. Старец вновь стал собирать их. Тогда бесы схватили его за одежду и поволокли вон, но он уперся в двери и закричал: «Иисусе, помоги мне!» – и они тотчас разбежались. Старец заплакал. Неведомый голос спросил его: «О чем ты плачешь?» – «О том, что враги спасения дерзают издеваться над рабом Божиим». Тогда голос отвечал ему: «Ты сам виноват, потому что забыл Меня. Как только ты призвал Меня, Я тотчас же поспешил к тебе на помощь».

22

Один искатель пришел к старцу и сказал:
– Я хочу найти путь к Богу. Помоги мне!
Тот внимательно посмотрел на него и спросил:
– Скажи мне сначала, любил ли ты кого-нибудь?
Гость ответил:
– Я не интересуюсь мирскими делами, любовью и прочим. Я хочу прийти к Богу!
– Подумай еще раз, пожалуйста, любил ли ты в своей жизни женщину, ребенка или хотя бы кого-нибудь?
– Я ведь уже сказал тебе, что я не обычный мирянин. Я – человек, желающий познать Бога. Все остальное меня не интересует.
Глаза старца наполнились глубокой грустью, и он ответил искателю:
– Тогда это невозможно. Сначала тебе следует познать, как это действительно, по-настоящему любить кого-нибудь. Это и будет первая ступенька к Богу. Ты спрашиваешь меня про последнюю ступеньку, а сам еще не ступил на первую.

23

В «Отечнике» рассказывается про одного подвижника, жившего в маленькой пещере, в которой возможно было помещаться только одному человеку. К нему во время его трапезы привыкла приходить волчица. Ожидала она всегда у входа в пещеру так долго, пока пустынник не выносил ей остатков своей трапезы: тогда она лизала его руки и уходила, как бы исполнив долг свой и получив утешение.

Случилось так, что подвижник отлучился на довольно продолжительное время из пещеры. Вернулся он только к ночи. В этот промежуток приходила волчица – к обычному часу трапезы. Обнаружив, что келья пуста, она вошла туда, и, увидев висящую в пещере корзинку из пальмовых ветвей с пятью хлебами, один из этих хлебов волчица достала и съела; затем, совершив преступление, ушла.

Пустынник, возвратившись, увидел, что корзинка повреждена и что недостает одного хлеба. По оставшимся крохам от съеденного хлеба он легко угадал виновного. Справедливость подозрения подтвердилась последствиями: в следующие дни волчица не приходила по своему обычаю, не решаясь на это после своего поступка.
Это огорчало пустынника. Призванная его молитвами, по прошествии семи дней она возвратилась и села, по обычаю, пред пещерой – как раз в это время пустынник употреблял пищу. Однако волчица не осмелилась подойти так близко, как подходила прежде, но сидела вдали, опустив глаза в землю, чем ясно выражала, что просит прощения. Пустынник, сжалившись над нею, приказал ей подойти ближе и, ласково погладив рукою по голове, угостил ее удвоенным количеством хлеба. Получив прощение, волчица развеселилась и снова начала исполнять принятую ею на себя обязанность – посещать пустынножителя.

24

Труд Каменотеса был тяжел, руки натружены и мозолисты, спина согнута, а лицо – сумрачно. Он был несчастлив. Однажды он сказал: «Это не жизнь. Почему моя судьба сделала меня тем, кто я есть? Если бы только я стал богатым, я был бы счастлив».

Ему явился Ангел и спросил: «Что должно случиться с тобой, чтобы ты ощутил, что ты богат и счастлив?» – «Если бы я был богатым, я бы жил в городе, в великолепной квартире, в комнате стояла бы большая кровать с балдахином, на которой я спал бы целыми днями». «Ты богат», – сказал Ангел.
И Каменотес стал богатым. Он жил в городе, в великолепной квартире на самом высоком этаже, спал целыми днями – и был счастлив.
Это продолжалось до того момента, пока однажды рано утром его не потревожил шум, доносившийся с улицы. Глянув в окно, он увидел золотую карету в сопровождении солдат. Это ехал Король. Люди приветствовали его и преклонялись перед ним. И богач внезапно понял, что несчастлив.
– Я так несчастен! – обратился он к Ангелу. – Король могущественнее, чем я. Если бы я только мог стать Королем, я был бы полностью счастлив.
– Отныне ты Король, – сказал Ангел.

И богач стал Королем. И был счастлив от своего могущества. Ему нравилось принимать знаки почтения, решать судьбы людей. Но однажды он обратил внимание на Солнце. И увидел, что оно может делать такие вещи, которые ему и не снились: превращать поля из зеленых в желтые, высушивать широкие реки и лишать жизни сами источники жизни. И тут Король понял, что несчастлив.

– Я так несчастен! – вновь обратился он к Ангелу. – Солнце могущественнее меня. Если бы только я мог стать Солнцем, я был бы счастлив.
– Хорошо, отныне ты – Солнце, – сказал Ангел.

И Король стал Солнцем. И был счастлив оттого, что в силах изменять мир. И он управлял миром, стоя в зените и радуясь своей силе.
Это длилось до тех пор, пока он не увидел Скалу. Она, черная, сильная, несокрушимая, была неизменна. Ни жар, ни холод не могли разрушить или поколебать ее. И он снова ощутил горечь несчастья. И сказал:

– Я так несчастен! Если бы я мог стать Скалой, я вновь обрел бы счастье.
И снова явился Ангел и сказал:

– Ты – Скала.
И он стал Скалой, и наслаждался своей силой и крепостью, ощущая, что может противостоять всему, что бы ни уготовила ему природа. Он радовался своей непобедимости и смеялся над Солнцем.
И так продолжалось до тех пор, пока однажды не пришел Каменотес.

25

Один благочестивый человек старался исполнять закон гостеприимства и всегда пускал в дом путников. Однажды к нему постучался пожилой странник почтенного вида и попросился отдохнуть. Хозяин проявил гостеприимство, поставил на стол еду и пригласил гостя подкрепиться. Тот с радостью сел за стол и немедленно принялся за трапезу. Благочестивый хозяин спросил его, отчего он не поблагодарил Бога перед едой. Гость ответил, что никогда этого не делал, да и теперь не намерен. Набожный хозяин рассердился и прогнал странника прочь.
В тот же вечер, когда благочестивый хозяин встал на молитву, Бог спросил его, почему он прогнал усталого и голодного гостя. «Я не смог вынести его неблагодарности к Тебе, Господь!»
Тогда Бог сказал ему: «Я терплю этого человека 60 лет, а ты не смог потерпеть его и один вечер!»

26

Истине, как дорогому вину, подобают добрые меха. Одна восточная притча рассказывает о том, как жестокий властелин увидел страшный сон, будто у него выпали один за другим все зубы. В сильном волнении он призвал к себе толкователя снов. Тот выслушал его озабоченно и сказал: «Повелитель, я должен сообщить тебе печальную весть. Ты потеряешь одного за другим всех своих близких». Эти слова вызвали гнев властелина. Он заточил в темницу несчастного и велел привести другого известного в царстве мудреца.
Явившись, мудрец выслушал сон и сказал: «Я счастлив сообщить тебе радостную весть – ты переживешь всех своих родных». Властелин был обрадован и щедро наградил его за это предсказание.

Придворные очень удивились: «Ведь ты сказал ему то же самое, что и твой бедный предшественник, так почему же тот был наказан, а ты вознагражден?»
«Верно, мы оба одинаково истолковали сон, – ответил мудрец. – Важно не только что сказать, но и как».

27

В животе беременной женщины разговаривают двое младенцев. Один из них – верующий, другой – неверующий.
Неверующий младенец: Ты веришь в жизнь после родов?

Верующий младенец: Да, конечно. Всем понятно, что жизнь после родов существует. Мы здесь для того, чтобы стать достаточно сильными и готовыми к тому, что нас ждет потом.
Неверующий младенец: Это глупость! Никакой жизни после родов быть не может! Как ты это себе представляешь?
Верующий младенец: Я не знаю всех деталей, но я верю, что там будет больше света и что мы, может быть, будем сами ходить и есть своим ртом.
Неверующий младенец: Какая ерунда! Человек способен питаться лишь с помощью пуповины. Это установленный факт.
Верующий младенец: Нам пока еще очень мало известно. Но я твердо верю, что наша настоящая жизнь начнется только после родов.
Неверующий младенец: Но ведь оттуда еще никто никогда не возвращался! Жизнь просто заканчивается родами. И вообще, жизнь – это одно большое страдание в темноте.
Верующий младенец: Нет, нет! Я точно не знаю, как все будет выглядеть, но в любом случае мы увидим маму, и она позаботится о нас.
Неверующий младенец: Маму? Ты веришь в маму? И где же она находится?

Верующий младенец: Она везде вокруг нас, мы в ней пребываем и благодаря ей движемся и живем, без нее мы просто не можем существовать.
Неверующий младенец: Полная ерунда! Я не видел никакой мамы, и поэтому очевидно, что ее просто нет.
Верующий младенец: Не могу с тобой согласиться. Ведь иногда, когда все вокруг затихает, можно услышать, как она поет, и почувствовать, как она гладит наш мир.

28

Однажды царь Акбар беседовал со своими придворными. Это были девять самых умных людей страны. У Акбара был непредсказуемый характер: он внезапно мог совершить какой-то импульсивный поступок, выходящий за все рамки дворцового этикета... И, конечно, с царя невозможно было спросить, почему он так поступил.
Неожиданно Акбар ударил человека, стоящего рядом. Им оказался Бирбал, самый рассудительный человек при дворе. Бирбал подождал несколько секунд, наверное, думая, что делать, – однако делать что-нибудь было нужно! И вот он развернулся и дал пощечину человеку, стоявшему рядом с ним. Им оказался один из министров.
Хорошенькое дело! Тот просто опешил: «Что происходит? Что это за шутки?» И, недолго думая, залепил по уху следующему... Говорят, эта пощечина обошла всю столицу. А ночью Акбара внезапно ударила его собственная жена. Он спросил:
– Что ты делаешь?
Она ответила:
– Я не знаю, в чем дело, но это происходит по всей столице. Сегодня меня ударила твоя старшая жена. Но она старше меня, поэтому я не могла ответить ей тем же. А кроме тебя, мне некого ударить.
– Надо же, – задумчиво произнес Акбар. – Моя собственная пощечина вернулась ко мне.

29

Однажды к авве Дорофею пришел послушник и спросил: «Отче, как я могу исполнить заповедь «не суди»? Если я вижу, что мой брат солгал, должен ли я считать, что все равно он поступил правильно?» В ответ услышал он от старца: «Если скажешь: «Мой брат солгал» – ты скажешь правду. Но если скажешь: «Мой брат лжец», то осудил его. Ибо это осуждение самого расположения души его, произнесение приговора о всей его жизни. И добавил авва: а грех осуждения, по сравнению с любым иным грехом, – бревно и сучок по притче Христовой.

Архив

+1

3

Из жизни старцев ( мудрость праведных) или Душеполезное чтение     часть 3

составитель Дм.Гриценко

30

Однажды брат пришел к авве Пимену и говорит: «Что мне делать, отец? Я страдаю блудной похотью. И вот уже ходил я к авве Ивистиону, он сказал мне: не позволяй ей долго оставаться в тебе...»
Авва Пимен отвечал брату: «Дела аввы Ивистиона высоки – он на небе, вместе с ангелами, – и не знает, что мы с тобой находимся в блуде! Но скажу тебе от себя: если человек будет воздерживать свое чрево от объядения и язык, то он может владеть собою».

31

Одному монаху мешали молиться звуки разных живых тварей, наполнявших ночь. Разнообразные существа трещали, цокали, завывали, квакали и т.д. Сколько брат ни пытался делать вид, что ему все равно, – ничего не помогало. Наконец, он не выдержал и крикнул из окна: «А ну, тихо! Вы мешаете мне молиться!»
Воцарилась тишина. Но только инок взялся читать акафист, как раздалось осторожное: «Ква-а». – «Тихо, я сказал!» – возопил брат. Однако едва встал на колени и произнес несколько слов молитвы, как прострекотол сверчок. И хотя он тут же умолк, монах пришел к выводу, что в покое его все равно не оставят. Пошел жаловаться старцу. Тот выслушал и, улыбнувшись, спросил: «Разве ты забыл слова о том, что всякое дыхание хвалит Господа? Не мешай другим славить Бога на их языках и тогда поймешь – они тебе подмога, а не помеха».

32

Митрополит Сурожский Антоний вспоминал однажды о своем общении со студентами Оксфорда. Он помогал в стенах этого древнейшего университета всем желающим совершить первые шаги в православии. Но как-то раз некий юноша заявил, что оставляет владыку, не считает его христианином. Святитель развел руками и предложил напоследок хотя бы объяснить, отчего же он не христианин, и вот услышал:

– Вы не пацифист!

О том что было дальше, владыка рассказывал:

«Я говорю: «Нет, я не пацифист, я не считаю, что надо просто никогда никак не реагировать. А ты пацифист?» Он говорит: «Да». — «И ты готов до предела идти в твоем пацифизме?» — «Да, до предела». — «Вот ответь мне на такой вопрос. Ты входишь в эту комнату и застаешь: какой-то хулиган собирается насиловать твою невесту. Что ты сделаешь?» Он говорит: «Я постараюсь его убедить отказаться от злого намерения». — «Хорошо, предположим, что, пока ты к нему речь держишь, он продолжает свое дело». — «Я стану на колени и буду молить Бога, чтобы Он сделал это невозможным». — «Ну а если все-таки все произойдет и он встанет и уйдет — что ты сделаешь?» — «Я буду молить Бога, чтобы из зла получилось бы добро». Я ему сказал: «Знаешь, был бы я твоей невестой, я бы поискал другого жениха».

33

О каждом человеке, здоровом или увечном, толковом или не очень, у Бога есть промысл... Есть притча о водоноше, который носил на плечах два больших горшка, висевших на конце шеста. Один горшок был безупречен и всегда доносил воду до дома полностью, а второй был с трещиной, и в нем хозяину удавалось донести до дома только половину.
В течение двух лет это продолжалось ежедневно: человек, носящий воду, доставлял только полтора горшка воды в дом своего хозяина. Конечно, безупречный горшок гордился своими достижениями. А треснувший горшок страшно стыдился своего несовершенства и был очень несчастен. После того как два года он чувствовал горечь от своей несостоятельности, как-то в один день он заговорил с водоношей возле источника:

— Я стыжусь себя и хочу извиниться перед тобой.
— Почему? Чего ты стыдишься?
— В течение этих двух лет из-за трещины в боку я был способен донести только половину моей ноши, вода просачивалась в течение всего пути назад к дому твоего хозяина. Тебе пришлось выполнять лишнюю работу...

Переносчик воды почувствовал жалость к старому треснувшему горшку и, будучи сострадательным, сказал:

— Поскольку мы возвращаемся к дому хозяина, я хочу, чтобы ты заметил красивые цветы по пути к нему.
Действительно, когда они поднялись на холм, треснувший горшок обратил внимание на превосходные цветы на одной стороне пути. Вид их обрадовал его, но в конце тропинки он опять почувствовал себя плохо, потому что опять был наполовину пуст.

Тут водонос сказал горшку:
— Ты заметил, что цветы росли только на твоей стороне пути? Дело в том, что я всегда знал о твоем недостатке, и я воспользовался им с пользой. Я посадил семена цветов на твоей стороне, и каждый день, когда мы шли назад от источника, ты поливал их. В течение двух лет я мог брать эти красивые цветы, чтобы украсить стол моего хозяина. Без тебя, такого, каков ты есть, не было бы этой красоты в его доме!

34

Некий старик долгими часами сидел в церкви без единого движения. Однажды священник спросил его, что Бог говорит ему. «Бог не говорит. Он только слушает», – прозвучал ответ. «Ну а вы тогда о чем говорите Ему?» – «Я тоже не говорю. Я только слушаю».

35

Закончив службу, священник объявил:
– В следующее воскресенье я буду беседовать с вами на тему лжи. Чтобы вам было легче понять, о чем пойдет речь, прочитайте перед этим дома семнадцатую главу Евангелия от Марка.
В следующее воскресенье священник перед началом своей проповеди напомнил:
– Мы договорились поговорить сегодня на тему лжи. Прошу тех, кто не смог прочесть семнадцатой главы из евангелиста Марка, отозваться.
Лишь несколько человек признались, что у них не хватило времени открыть Евангелие.
– Вы свободны, – сказал им священник. – А вот с остальными нам есть, что обсудить. У Марка нет семнадцатой главы.

36

В своем скромном будничном кафтане купец, исповедовавший христианство, отправился на праздник к одному знатному горожанину. Он очутился среди блистающих великолепием нарядов из шелка и бархата. С презрением гости смотрели на его бедную одежду. Нового гостя умышленно не замечали, презрительно морщили нос и оттесняли от стола, ломившегося от великолепных яств.

Тогда купец пошел домой, надел свой самый красивый кафтан и вернулся на праздник, исполненный достоинства. Как же все гости стали заискивать перед ним! Каждый старался вступить с ним в разговор, можно было подумать, что праздничный стол приготовили только для него – со всех сторон ему предлагали самые вкусные кушанья. Но вместо того, чтобы есть, купец запихивал их в широкие рукава кафтана. Шокированные и заинтригованные гости осаждали его вопросами: «О, господин, что это ты делаешь? Почему ты не ешь того, что мы тебе предлагаем?»

А гость, продолжая набивать свой кафтан яствами, ответил спокойно: «Я справедливый человек, и если говорить по правде, то ваше гостеприимство относится не ко мне, а к моему кафтану. Поэтому он должен получить то, чего заслуживает».

37

Часто неофиту, пришедшему в церковь из интеллигентской среды, не хватает «смирения ума», чтобы влиться в жизнь православной общины. Все-то ему кажется, что его не ценят, навязывают какие-то обычаи, правила. «Вот в первые века христианства, – вспоминает он из прочитанного, – было куда свободней». Между тем, попади он в то время...
Ученый Ориген, живший во II веке, в нынешнем понимании был истым интеллигентом – имел блестящие познания, поражавшие даже греческих философов-язычников, и отличался некоторым вольнодумием в богословских вопросах, за что его упрекали отцы Церкви. Видя это, власти Александрии всячески пытались отвратить его от христианства. Однажды посадили при входе в капище и велели раздавать всем входящим туда пальмовые ветви. Ориген подавал ветви и говорил: «Идите, примите не идольскую ветвь, а Христову...» Тогда делатели зла решили нанести срам христианскому ученому: «Или ты принесешь жертву нашим богам, или мы отдаем тебя эфиопу на осквернение твоего тела». Не в силах стерпеть позор, ученый согласился подойти к языческому алтарю: язычники положили ему на ладонь ладан и сами сбросили с нее на огонь жертвенника. Фактически Ориген не приносил жертву, это сделали за него. Но...

По церковному праву II-III веков вопросы вероотступничества рассматривались на особом Соборе, состоявшем только из христианских мучеников, выживших после гонений. Вердикт его был категоричен: Оригена извергнуть из общины. Ученый смиренно подчинился Собору и переехал в другое место, в Палестину. Там его тепло встретили и как известного и ученого толкователя Св. Писания убеждали проповедовать в храме. Ориген вышел на амвон и произнес только одно изречение, из псалма 49-го: «Грешнику же говорит Бог: что ты проповедуешь уставы Мои и берешь завет Мой в уста твои». После этого сел и заплакал. Вместе с ним плакали и все в храме.

38

Некий священник в Стамбуле был приглашен к турецкому судье для беседы. По дороге думал он о тех, кто не вернулся из дома этого человека, имевшего власть вершить суд скоро и казнить без промедления. Но судья встретил его благосклонно и, отослав слуг, наедине спросил со всей прямотою:
– Милостью Всевышнего я уже много лет судья и почитаем в народе за справедливый суд, ибо не принимаю подарков и не смотрю ни на какое лицо. Всю жизнь я питаю вдовиц, покровительствую сиротам и обездоленным. Скажи мне, наследую ли я то Царствие, которое вы, христиане, проповедуете?
Священник задумался, помолился внутренне и начал так:

– Дела милосердия твоего известны. Отвечу тебе, но прежде скажи мне, кто прилежнее служит тебе – рабы, коих в доме твоем довольно, или любимые сыновья твои?
Судья отвечал:
– Рабов я строго наказываю за малейшее непослушание, поэтому никто из них не осмеливается исполнять мои приказания с небрежением. Но к сыновьям я, верно, слишком добр, и по временам они меня огорчают.
– Хорошо. А кто же унаследует дом твой и все, что имеешь, – сыновья или рабы?
– Разумеется, сыновья.
– Вот ты и ответил на свой вопрос.

39

Один монах уклонялся от чтения Священного Писания, ссылаясь на занятость – то купол протечет, то дрова закончатся.
– Мы каждый день должны напоминать себе, что мы христиане, – говорил ему духовник.
– Но я и так об этом помню, и все четыре Евангелия знаю наизусть, – отвечал инок.
Можно было, конечно, дать ему послушание: хочется не хочется, а читай, и все тут. Старец, однако, решил сделать по-другому:
– Запрись в своей келье, – сказал он молодому монаху, – и повторяй непрестанно, что ты бык.
Прошло сколько-то времени, и наставник предложил ученику выйти.
– Не могу, – послышалось в ответ, – рога не пролезут.
На то, чтобы переубедить его, что никакой он вовсе не бык, понадобилось немало времени. Зато Писание инок читал с тех пор и напоминал себе непрестанно, в Кого верует, с величайшей охотой.

Архив

0

4

Из жизни старцев ( мудрость праведных) или Душеполезное чтение   часть 4

составитель Дм. Гриценко

40

В болоте тонул человек. Он весь погрузился в трясину, и только голова его еще выглядывала. Несчастный орал во всю глотку, прося о помощи. Скоро целая толпа собралась на месте происшествия. Нашелся смельчак, пожелавший спасти тонущего. «Протяни мне руку! – кричал он ему. – Я вытащу тебя из болота». Но тонущий взывал о помощи и ничего не делал для того, чтобы тот смог ему помочь. «Дай же мне руку!» – все повторял ему человек. В ответ раздавались лишь жалобные крики о помощи. Тогда из толпы вышел еще один человек и сказал: «Ты же видишь, что он никак не может дать тебе руку. Протяни ему свою, тогда сможешь его спасти».

41

Один юноша не без труда нашел отшельника, который скрывался в горах, чтобы спросить его: «Отче, что я должен делать, чтобы обрести должную веру?» Монах в ответ промолчал. На следующий день юноша вновь спросил его о том же и опять не получил ответа. Наконец на третий день инок повел гостя к близлежащей реке, вошел в нее и кивком предложил следовать за собой. Достигнув достаточной глубины, пустынник взял молодого человека за плечи и с головой погрузил его в воду. Там он продержал богоискателя некоторое время, не взирая на его попытки освободиться. Наконец, отпустил, а когда юноша пришел в себя, поинтересовался: «Сын мой, когда ты был под водой, чего ты желал сильнее всего?» Тот ответил без колебаний: «Воздуха! Воздуха! Я хотел только воздуха!» – «А не предпочел бы ты этому богатство, удовольствия, власть, сын мой? Не думал ли ты об этих вещах?» – допытывался монах. «Нет, господин, я хотел воздуха и думал лишь о воздухе». – «Так вот, – сказал отшельник, – чтобы спастись, ты должен желать этого с такой силой, с какой только что жаждал воздуха».

42

Старинная славянская народная легенда рассказывает о том, как странствовали Христос и апостол Петр по свету. Проходя одной деревней, Христос остановился и заслушался, как в одном доме пели. Святой же Петр отправился далее, но потом вернулся; послушали некоторое время оба и отправились дальше. Подошли к другому дому: Петр остановился послушать, а Христос пошел дальше. Св.Петр был изумлен: «Ты остановился там, где доносилась из окна народная песня, и прошел мимо дома, где пелись духовные стихи!» Ответил ему Христос: «Там пели народную песню, но сохраняли всевозможное благоговение, а тут поют духовные стихи, а благоговения нет».

43

Кротость – замечательное качество для того, чтобы терпеть других людей. Но есть кое-что выше нее. Владыка Сурожский Антоний рассказал однажды историю, которая произошла с ним в юности, в Париже:

– Я вспоминаю приходское собрание. Мне тогда было семнадцать лет. Сидели наши священники, между ними отец Афанасий. Была очень смелая, умная, образованная женщина в приходе, большой друг жены Чехова. Она встала и начала критиковать настоятеля, отца Афанасия. Помню, как я сидел и кипел внутренне, я чуть не перекипел, когда она о нем всему приходу сказала: «Этот дурак Афонька не может даже приход построить как следует!», но смолчал.
А потом мы поднимались по лестнице с отцом Афанасием, который во время всей этой тирады сидел, как изваяние, и я ему говорю: «Как вы могли так спокойно просидеть?» Он на меня посмотрел и говорит: «Да, правда! Как она меня должна любить, чтобы так правдиво при всех мне правду сказать обо мне самом!»

44

Однажды атеист прогуливался вдоль обрыва, поскользнулся и упал вниз. Падая, ему удалось схватиться за ветку маленького дерева, росшего из расщелины в скале. Вися на ветке, раскачиваясь на холодном ветру, он понял всю безнадежность своего положения: внизу были замшелые валуны, а способа подняться наверх не было. Его руки, держащиеся за ветку, с каждым мгновением слабели.

«Ну, – подумал он, – только один Бог может спасти меня сейчас. Я никогда не верил в Бога, но, может быть, ошибался. Терять все равно нечего». И вот он воззвал:
– Боже! Если Ты существуешь, спаси меня, и я буду верить в Тебя!
Ответа не было. Он позвал снова:
– Пожалуйста, Боже! Я никогда не верил в Тебя, но если Ты спасешь меня сейчас, я с сего момента буду верить в Тебя.
Вдруг раздался глас:
– О нет, не будешь, Я вижу, что написано в твоем сердце!
Человек так удивился, что едва не выпустил ветку.
– Пожалуйста, Боже! Ты самым ужасным образом заблуждаешься! Я на самом деле думаю так! Я буду верить!
– Ну хорошо, Я помогу тебе, – вновь послышался голос. – Отпусти ветку.
– Отпустить ветку?! – воскликнул человек. – Не думаешь ли Ты, что я сумасшедший?

45

Писатель Пауло Коэльо пересказывает такую притчу.
Как-то раз шли по дороге человек, конь и собака. Когда проходили они мимо огромного дерева, попала в него молния и испепелила всех троих. Однако человек не сразу понял, что уже покинул этот мир, и продолжал путь вместе с конем и собакой – порой покойникам требуется некоторое время, чтобы осознать перемену своей участи.
Дорога вела в гору, солнце пекло нещадно, и все трое измучились от жары и жажды. И вот за поворотом открылся им величественный мраморный портал, а за ним – площадь, вымощенная чистым золотом. Посередине бил фонтан холодной и чистой воды. Путник направился к стражу, охранявшему вход.
– Здравствуй. Как называется это прекрасное место?
– Это – рай.
– Как славно, что мы добрались до рая, нам очень хочется пить.
– Можешь войти и пить, сколько захочешь.
– Но мои конь и собака тоже страдают от жажды.
– Очень сожалею, – ответил страж. – Но животным сюда нельзя.
Путник огорчился, потому что жажда мучила его нестерпимо, но в одиночку пить не стал, а поблагодарил стража и пошел дальше. Долго шагали они вверх по склону и совсем выбились из сил, но вот, наконец, увидели некое поселение, обнесенное покосившейся деревянной оградой, а за ней – немощеную дорогу, с обеих сторон обсаженную деревьями. В тени одного из них лежал, прикрыв лицо шляпой, какой-то человек.
– Здравствуй, – поздоровался путник. – Я, мой конь и моя собака умираем от жажды.
– Вон за теми камнями есть источник. Пейте вволю.
Путник, конь и собака пошли к источнику и утолили жажду.
Потом путник вернулся, чтобы поблагодарить.
– Приходите, всегда будем вам рады, – отвечал тот.
– А не скажешь ли, как называется это место?
– Рай.
– Рай? А страж у мраморного портала сказал нам, что рай – там.
– Нет, там не рай. Там – ад.
– Отчего же вы не запретите им называться чужим именем! – растерялся от неожиданности путник. – Эта ложь может вызвать страшную путаницу!
– Ничуть не бывало. На самом деле, они оказывают нам большую услугу. У них остаются все те, кто оказывается способен предать лучших друзей.

46

Как-то раз в одном монастыре пришли к преподобному послушники и говорят:
– Отче, спрашивают нас часто люди вот о чем: «Столько церквей вокруг на земле нашей грешной, но какая же из них спасительная?»
Преподобный говорит:

– Ступайте и принесите дров к келье моей, да побольше.
Через некоторое время каждый из послушников принес столько поленьев, сколько унести смог. Стало смеркаться. Постучались к старцу послушники в келью, вышел он и увидел большую поленницу.

– Разложите костер, – молвил старец.
Наступила ночь, но тьма не обволокла стоящих, ибо возгорело пламя великое. Сели послушники подле, ждут в молчании – что наставник будет дальше делать?
А преподобный и говорит одному из них:
– Возьми поленце из костра и отбрось его в сторону.
Исполнил послушник веленное, взял горящее полено и отбросил его в сторону. Упало оно наземь и постепенно угасло, лежит и не светит более.
А костер горит, освещает людей… Прошло немного времени. Опять преподобный говорит послушникам:
– Выньте поленце из костра и отбросьте его в сторону.
Снова исполнили они просьбу – взял один из послушников горящее полено из костра и отбросил его в сторону, как и прежде. Упало оно наземь и также угасло. Костер меньше стал, но все горит и светит.

Так повторялось несколько раз. А тем временем приближался рассвет.
И вот, опираясь на посох, поднялся старец и, указав послушникам на потухшие разбросанные вокруг поленья, молвил:
– Перед вами те церкви, что откололись от истинной Христовой Церкви. Про них-то вы и спрашивали. Как огонь оставил эти поленья, так и благодать Божья покинула эти церкви.
После повернулся он к костру и добавил:
– А это Святая Соборная Апостольская Церковь. Мал стал костер, да все горит и светит.
Тут взошло солнце, осветило все вокруг, преподобный добавил:
– Вот так же до скончания века сего будет стоять и Святая Соборная Апостольская Церковь, храня в полноте и неизменности учение и таинства, доколе Христос не придет во славе Своей судить живых и мертвых.

47

В древности один монах, живший в монастыре, имел обет безмолвия, но постоянно впадал в гнев. Однажды он решил: уйду отсюда в уединенное место, видеть там никого не буду, а потому и гневаться будет не на кого – так избавлюсь от этой страсти. Решив так, он ушел из обители и одиноко поселился в пещере. Как-то раз отправился он за водой. Зачерпнув сосудом воду, монах поставил его на землю – и сосуд тотчас перевернулся и упал. Подняв его, он зачерпнул воды в другой раз – сосуд опять опрокинулся. Потом, наполненный водой, и в третий раз перевернулся. Монах рассердился, схватил его и разбил. Придя же в себя, он понял, что это бес насмехается над ним, и сказал себе: вот я удалился и в пещеру, и все же не избавился от гнева, и вновь побежден дьяволом. Пойду обратно в монастырь, ибо везде необходимы подвиг, терпение и Божия помощь! И, встав, отправился в прежнее место подвигов.

48

В дневнике схимонахини Иоанны (духовной дочери новомученика епископа Серафима (Звездинского) есть такое сравнение:
«Стоит яблонька, как невеста, – чиста, свежа, прекрасная в цвету своем. Не успела украситься, как уже облетает и исчезает ее юная краса... Будет ли кто оплакивать, что цвет ее увял и исчез? Всякий знает, что это необходимо для плодов. Все радуются, что будут яблочки. Так не плачьте о тех, кто умер рано, во цвете своей красоты. В вечной будущей жизни райские плоды ждут чистых и непорочных душою».

49

Один ученик спросил своего наставника:
– Учитель, что бы ты сказал, если бы узнал о моем падении?
– Вставай!
– А на следующий раз?
– Снова вставай!
– И сколько это может продолжаться – все падать и подниматься?
– Падай и поднимайся, покуда жив! Ведь те, кто упал и не поднялся, – мертвы.

Архив

0

5

Из жизни старцев ( мудрость праведных) или Душеполезное чтение               часть 5

составитель Дм.Гриценко

50

Жили-были два соседа. Пришла зимушка-зима, выпал снег. Первый сосед ранним утром вышел с лопатой разгребать снег перед домом. Пока расчищал дорожку, сильно утомился и посмотрел, как там дела у соседа. А у соседа - аккуратно утоптанная дорожка.На следующее утро опять выпал снег. Первый сосед встал на полчаса раньше, принялся за работу, глядит - а у соседа уже дорожка проложена. На третий день снегу намело по колено. Встал еще раньше первый сосед, вышел наводить порядок и прямо выбился из сил... А у соседа - дорожка снова ровная, прямая - просто загляденье!

В тот же день встретились они на улице, поговорили о том, о сем, тут первый сосед невзначай и спрашивает: «Послушай, сосед, а когда ты успеваешь снег перед домом убирать?» Второй сосед удивился сначала, а потом засмеялся: «Да я его никогда не убираю, это ко мне друзья ходят!»

51

Один монах не мог вполне понять некоего текста из Евангелия. Тогда он решил пойти к старцу за разъяснением. Враг же человеческий стал внушать ему, что нет никакой необходимости иди к старцу за разъяснением, ведь он не скажет ничего нового на этот счет. Но истинный монах все-таки пошел к старцу. И тот действительно дал такое же толкование, которое ему самому приходило на ум. Когда он возвращался обратно, лукавый снова шептал ему: не говорил ли я тебе, что старец скажет тебе то, что ты и сам думал.
Инок ответил:

– Прежде это было от твоего лукавого внушения, а теперь – от Бога!

52

За одним монахом бес ходил тридцать лет, стараясь соблазнить его, и все не удавалось. Наконец он соблазнил его блудом, и монах пал. А впасть в этот грех монаху – все равно что уничтожить все свои предшествовавшие труды. Бес пришел к падшему и сказал ему, что он теперь отпал от Бога и стал рабом греха и диавола.

– Ты теперь мой, – говорил бес.
– Ничего подобного, я – раб Божий.
– Да как же ты можешь быть Божиим, когда впал в мерзейший грех? Ты ужасный грешник.
– Ну что ж, что грешник? Я – Божий, а тебя знать не хочу.
– Да ведь ты пал?
– А тебе-то какое дело?
– Куда же ты теперь пойдешь? – растерянно вопрошал демон.
– В монастырь, конечно.
– Разве место тебе в монастыре после такого ужасного дела? Твое место теперь в миру. Да к кому же ты идешь?
– К духовнику на исповедь.
Что же сказал этому иноку духовник?
– Все свои прежние труды, брат, уничтожил ты своим падением. Встань и начни сначала.
А в ночь игумену того монастыря явился Господь Иисус Христос. Он держал за руку монаха.
– Узнаешь ли ты, кто это? – спросил Господь игумена.
– Узнаю, Господи, это монах из моего стада, но только падший.
– Знай же и то, что этот монах, не поддавшись наветам бесовским, склонявшим его к унынию и отчаянию, в самом падении своем посрамил беса, и Я оправдал его.

53

В одной местности наступила сильная засуха. Все посеянное на поле начало сохнуть. Жители обратились к священнику, чтобы совершил он молебен на дарование дождя. «Ладно, приходите завтра на поле, Бога молить будем, – сказал священник. – Если с верой приступим, то услышит нас Господь». Назавтра все собрались. Батюшка спрашивает прихожан:

– Верите, что Господь нас услышит?
– Веруем! – ответили ему.
– Ве-ру-ете, – покачал головой священник, – а где зонты, отчего вы не взяли их с собой? Разве это вера?

54

Некий пустынник долгое время не мог разрешить для себя один вопрос. Он и молился, и постился, но результата не было. Тогда он из своей кельи решил отправиться к соседнему брату – спросить его. Но как только пустынножитель вышел из пещеры, предстал ему ангел Божий и сказал, что Господь послал его открыть недоумение.
– Почему же ты не приходил, когда я молился и постился? – спросил пустынник.
– Потому, – ответил ангел, – что Бог желает, чтобы люди спасались совместно.

55

Старец Паисий Афонский всегда подчеркивал, что добрые дела нужно делать добрым способом, а иначе выйдет одна порча и бессмыслица. Как-то раз залетела к нему пчела, а один из братии стал выгонять ее, хлопая бумагой. Но это был напрасный труд.

– Ну, благословенный, – заметил старец, – пчела не уйдет, поскольку ты не выгоняешь ее добрым способом! Вот, смотри, как надо делать.
Он подошел и поставил ладонь перед пчелой. Она села на руку, и тот высунул свою руку в окно. Пчела улетела.
А вот еще одна иллюстрация мысли старца о добром способе. Как-то раз пришел к нему юноша с длинными, по моде, волосами до плеч. Спорить бесполезно. Мода!

– Где ты был, чадо, – улыбнулся старец гостю, – я искал тебя?
Юноша растерялся, так как впервые пришел на Святую Гору, и старец не мог его знать или ждать. Исполненный тревоги и любопытства, молодой человек спросил:
– Почему вы меня ищете? Что вы хотите от меня?
А старец в ответ:
– Вот, чадо, я хотел взять немного волос твоих!
– Зачем они вам, что вы будете с ними делать?
– Видишь ли, – объяснил старец, – я обещал одно чудо лысому, и он все ждет, бедный!
Юноша рассмеялся и с этого момента полюбил отца Паисия. Вот так, шутя и улыбаясь, старец убеждал и воспитывал.

56

Жил на свете один старый человек, каждый день он поднимался на вершину холма и задумчиво глядел на расстилающийся внизу городок. Однажды около него остановился путник с узлами за плечами и спросил: «Что за люди живут в этом городе? Я спрашиваю, потому что ищу, где поселиться». Старик ответил вопросом: «А какие люди жили в том городе, откуда ты родом?» – «Жалкое отродье, – сказал путник, – негодяи, грубияны, жадные, которым ни до кого, кроме самих себя, и дела нет. Зимой снега не выпросишь. А здесь как?» Старик ответил: «Лучше вам идти мимо. Люди здесь точно такие же, как и там, откуда вы пришли». И путник ушел.

Случилось, что и на следующий день к нему подошел другой путник с узлом за плечами и спросил то же самое: «Что за люди живут в этом городе? Ищу, где поселиться». И опять старик повторил свой вопрос о том, какие люди живут в том городе, откуда путник родом. «Горько мне вспоминать об этом – они все были такими честными, храбрыми и заботливыми, благородными и добросердечными, дружными и любящими, готовыми чужому отдать последнюю рубашку». Услышав такое, старик улыбнулся: «Добро пожаловать в наш город. Уверен, найдете вы здесь точно таких же людей, как в том городе, откуда пришли...»

57

К одному мудрецу многие просились в ученики. Но всех принять невозможно, потому что дар рассуждения лучше всего зреет в тишине. Однако и отказать всем нельзя, ведь сказано у Исайи: «несите воды навстречу жаждущим». Что же делать?

Вот пришел один проситься в ученики и слышит вопрос старца:

– Скажи мне, что ты сделаешь, если найдешь кошелек с деньгами – вернешь ли его хозяину?
– Нет, не верну. Если было попущение Божие, чтобы кошелек перешел ко мне, так тому и быть.
Старец изумленно посмотрел на соискателя и произнес:
– Ты пришел ко мне искать хитрости, а не мудрости. Но этому я не смогу тебя научить.

Пришел другой проситься и был встречен тем же вопросом:

– Вернешь ли ты найденный кошелек его хозяину?
Тот удивился столь простому испытанию и, не задумываясь, ответил:
– Если бы я знал, кто хозяин, я бы тут же вернул деньги.
– Тебе я тоже ничем не смогу помочь, – развел мудрец руками. – Ты из тех, кто способен лишь поучать, но не учиться.
Наконец, вошел третий из тех, кто желал поступить в ученики к мудрецу. В ответ на тот же вопрос он ответил без особой уверенности:
– Не знаю, авва, что буду делать, если найду кошелек. Корысть – величайшее искушение, она сокрушала и не такие твердыни, как я. Но уповаю, что Господь не оставит меня в эту минуту.
– Оставайся, – сказал мудрец, обнимая гостя, – и станем учиться друг у друга.

58

Старец Паисий Афонский беседовал с посетителем, в то время как один инок стоял поодаль, ожидая своей очереди, с сумой за плечами и поникшим видом. Скорбь его была от того, что один человек, которому он сделал много доброго, начал вдруг распространять про него злые сплетни. Скорбь и мучения инока были нестерпимы, но поначалу старец будто не замечал его состояния. Наконец, прервав разговор с гостем, он вдруг повернулся к молодому иноку и сказал, улыбаясь:

– Послушай, дорогой отец! Бывает, кто-то в жизни помогает ближним, благодетельствует и любит их, а те, в свою очередь, воздают ему добротой и любовью. Все это – как сухари в сумке, которую ты носишь на спине! Но когда тот, кому ты помогаешь, благодетельствуешь, вместо благодарности и признательности осуждает тебя, тогда это идет в другую «торбу», лучшую, которую имеем на Небе и которую выгодно иметь полную! Поэтому не смущайся: лишь благодари, поскольку наполняется «торба» твоя наверху, и не обрящешь ее пустой!
После этих слов старец повернулся и продолжил беседу с мирянином.
А инок, вздрогнув от неожиданного ответа на его внутреннюю скорбь, с удивлением заметил, как изгоняются из его души все те чувства, которые только что приносили ему такие мучения.

59

Один мирянин Т. решил обратиться к старцу Паисию Афонскому, чтобы рассказать об одном искушении. Когда он общался с товарищами, имеющими гордый образ жизни, то и сам вынужден был вести себя подобно им. И сколько сил ни прилагал, не мог изменить этого положения дел. Пока он рассуждал, как лучше задать вопрос, пришел один паломник и принес старцу в подарок прекрасный арбуз. Паисий взял его со словами:

– Поскольку ты принес мне арбуз, одолжи и нож твой, чтобы нам разрезать, и я скажу вам «тайну», как стали арбузы сладкими и вкусными!
Паломник дал ему нож, и старец начал разрезать арбуз на доли и давать каждому по куску. Когда дошла очередь до Т., у него было предчувствие, что то, что он услышал бы, относилось к нему и имело отношение к проблеме, которая его занимала.

И старец, посмотрев на него своим спокойным и проницательным взглядом, слегка улыбаясь, сказал:
– Если посадим рядом арбуз и тыкву, то произойдет следующее: тыква заберет всю сладость от арбуза, и арбуз станет невкусным и несладким, тогда как тыква, сколько бы ни приняла сладости, всегда останется тыквой. По этой причине, если хотим иметь сладкий и вкусный арбуз, нужно держать его подальше от тыквы.
Сказав это, старец дал паломнику прекраснейший ответ: он помог ему таким способом понять, что друзей нужно выбирать с разбором.

Архив

0

6

Наставления  старцев.

Из духовных наставлений старца Саввы

Каждое дело начинайте с молитвы. В молитвеннике есть особая молитва перед началом дела. Всегда читайте ее и, получив Божие благословение, через эту молитву будете иметь успех в труде. А после окончания дел не забывайте благодарить Господа.

Без помощи Божией всуе будем трудиться и мучить себя. Один монах поделился со мной своей скорбью: «Батюшка, почему так бывает? Стараюсь делать все как лучше, а мною все недовольны». – «А ты читаешь молитву перед началом всякого дела по молитвеннику?» – спрашиваю его. «Нет, не читаю». – «А вот теперь читай и увидишь разницу», – говорю ему.

Этот монах потом благодарил меня за такое вразумление, он поражен был, как помогала ему эта молитва.

Уныние, леность и нерадение – это три исполина, которыми связан весь род человеческий. Поэтому и молимся мы каждый день Царице Небесной: «Отжени от мене, смиренного и окаянного раба- Твоего, уныние, забвение, неразумие, нерадение…»

Старайтесь быть кроткими, нераздражительными, не за все выговаривайте – иное сносите, обходя молчанием. Когда чувствуете, что ваше обличение может вызвать пожар, тогда на поступки ближнего смотрите сквозь пальцы и усиленно молитесь за него, ибо любовь «вся уповает, вся терпит» (1Кор.13,7).

Из духовных наставлений старца Афиногена

На исповеди старец прежде всего требовал осознать два великих наших греха и каяться в них: первый – это неблагодарность Богу за все, что Он дает нам, а второй – отсутствие истинного страха Божия, благоговения перед Ним; а уж потом нужно было рассказывать о всех других грехах, из этих двух проистекающих.

Потом говорит: «Сам Господь велит читать Псалтирь; ты это запомни хорошенько, что мне Господь сказал, когда я был у Него на Тайной Вечери…

Старец говорил: «Без Бога – ни до порога. Если все твои дела идут хорошо, гладко, значит, Господь их благословил, и любое задуманное дело делается, а если какие препятствия будут в чем, значит, верно, это против Божией воли; лучше и не крутись – все равно ничего не получится, а подчинись воле Божией».

Когда старцу говорили, что не могут удержаться от обиды, от злопамятства, старец отвечал: «В это время проси Господа – далеко-то ходить не надо: Дух Святый всегда здесь. Говори: «Душе Святый, помоги мне удержаться от злопамятства»".


Старец Симеон (Желнин) (1869-1960)

Не осуждай ближнего: тебе грех его известен, а покаяние его неизвестно.
Чтобы не осуждать, надо бегать от осуждающих и хранить свой слух. Возьмем одно правило для себя: осуждающим не верить; и другое: никогда не говорить худо об отсутствующих.

Не мысли ни о ком зла, иначе сам сделаешься злым, ибо добрый помышляет доброе, а злой злое. Будем помнить старинные народные поговорки: «В чем кого осудишь – в том и сам побудешь»; «Знай себя – и будет с тебя». Краткий путь ко спасению – не осуждать. Вот путь – без поста, без бдения и труда.


Духовные наставления старца Серафима Вырицкого

Никогда не надо просить у Господа ничего земного. Ему лучше нашего ведомо то, что нам полезно. Молитесь. всегда так: «Предаю, Господи, себя, детей своих и всех родных и ближних в Твою святую волю».

Молитва ограждает и отражает страшные внушения темной силы.
И особенно сильна молитва близких, молитва матери, молитва друга – она имеет великую силу.

Как часто мы болеем, – говорил старец, – из-за того, что не молимся за трапезой, не призываем Божие благословение на пищу. Раньше все делали с молитвой на устах: пахали – молились, сеяли – молились, собирали урожай – молились.
Сейчас мы не ведаем, какие люди готовили то, что мы вкушаем. Ведь часто еда приготовлена с хульными словами, руганью, проклятиями. Поэтому обязательно нужно окроплять трапезу Иорданской (крещенской) водой – она все освящает, и можно не смущаясь вкушать то, что приготовлено.
Все, что мы вкушаем, – это жертва любви Божией к нам, людям; через пищу вся природа и ангельский мир служат человеку. Поэтому перед трапезой нужно особенно усердно помолиться. Прежде всего мы призываем благословение Отца Небесного, читая молитву «Отче наш».

А там, где Господь, там и Божия Матерь, там и Ангелы, поэтому поем: «Богородице Дево», радуйся…» и тропарь Ангельским Силам: «Небесных воинств Архистратизи…» Недаром мы говорим: «Ангела за трапезой» – и воистину Ангелы с нами за трапезой, когда мы с молитвой и благодарением вкушаем пищу. А там, где Ангелы, там и все святые. Поэтому мы поем тропарь святителю Николаю, призывая вместе с ним благословение всех святых на нашу трапезу.

Болящим старец советовал принимать по столовой ложке освященной воды через каждый час. Говорил, что сильней лекарства, чем вода и освященное масло, нет.

Хотя бы раз в жизни нужно поставить свечу за тех, кого мы обидели, обсчитали, у кого украли, не вернули долга.

Старец говорил, что душу нам дал Господь, но тело наше – от родителей и прародителей наших, поэтому часть их грехов переходит к нам. Вот мы и должны молиться о наших родителях и прародителях и на исповедях приносить покаяние за всех них. Они ждут нашей молитвы и так радуются, когда мы молимся о них; а те, кто уже находятся в Царстве Небесном, помогают нам.

Преподобный Феодосий Кавказский (1841-1948)

Спасение дается только через осознание грехов и сердечное покаяние, а также через терпение скорбей. Что бы ни случилось, принимайте со смирением и любовью. Ближних же своих спасайте, сколь можете – тех, кто еще слышать может. Не гнушайтесь ни старым, ни малым – даже капля святости, пролитая в душу ближнего, даст вам воздаяние.

Если бы люди знали, что их по смерти ожидает, день и ночь бы молились Богу, а то думают – умер, и конец всему. Наша жизнь по смерти земной только начинается – земными страданиями мы зарабатываем Вечность. Кто Бога знает, тот все терпит.

Кто не больше семи слов в сутки скажет, тот спасен будет. Молчание оберегает от всякого зла…

Старец Серафим (Романцев); 1885-1975

«Заметишь, что не удалось сделать все, что хотелось, скажи: «Господи, помилуй!» Надо бы заставить себя, да лень одолела – «Господи, прости». Если кого, забывшись, осудишь – скорее кайся, если что нарушишь – тоже. Покаявшись, старайся не грешить, а на допущенном не останавливай внимание, чтобы всегда иметь покойный дух, ни на что и ни на кого не возмущайся».

Когда хотите побеждать бесов, уступать должны человекам. Оскорбит ли кто? Уступи ему, и наступит мирная тишина, избавляющая душу от смущения. В духовной жизни не воздается злом за зло, но зло побеждается благочестно. Добро творите обидящим вас, молитесь за творящих вам напасть и всю печаль возложите на Господа. Он заступник и утешитель страждущим.

Старец Андроник (Лукаш); 1889-1973

Наблюдай за помыслами, потому что для тех, которые соглашаются с блудными помыслами и услаждаются ими, нет надежды на спасение.

Преподобный старец Севастиан Карагандинский (1884-1966)

За несоблюдение без причины постов, придет время – постигнет болезнь. Тогда не по своей воле будешь поститься. Господь попустит за грехи.
Для искоренения зависти надо смотреть на хуже тебя живущих, тогда мир будет в душе, а не смущение. И завидовать перестанешь.
Равенства ни на небе, ни на земле нет и быть не может. Равенство только во Единой Святой Троице.

Кто любит много говорить, празднословить и шутить, у таковых под конец жизни Господь отнимает речь.
В утешение больным, скорбящим, что не могут в храм Божий ходить: «Благословляю молиться умом молча: «Господи помилуй», «Боже, милостив буди мне, грешной». Господь услышит. Терпи болезни без ропота. Болезни очищают душу от грехов.

Тогда может быть покой, когда пропоют: «Со святыми упокой». А до этого не ищи покоя до самой смерти. Человек рождается не для покоя, а для того, чтобы потрудиться, потерпеть ради будущей жизни (покоя). А если здесь, в земной юдоли скорбей, в мире удовольствий, замедлить, то вечер (то есть закат дней) незаметно подступит и смерть застанет душу не готовой, без добрых дел, и времени их сотворить уже не будет. Кто много любит, тому многое и простится» (см.: Лк.7,47).

«Терпи и терпи все – все злострадания, всю тяжесть труда, укорения, клевету, но больше всего бойся отчаяния – это самый тяжелый грех.
«Когда враг досаждает, хочет мелочами, досадами раздражить, разгневать, похитить мир сердца, скажи только: «Христос Воскресе. Христос Воскресе. Христос Воскресе». Этих слов он боится больше всего, они его жгут, как огонь, и он убежит от тебя».

Старец Иоанн (Алексеев); 1873-1958

Старайся не осуждать никого ни в чем. Чего себе не хочешь, того и другим не делай. Помни, что за каждое праздное слово дадим ответ пред Богом на Страшном суде. Двум господам служить нельзя.

Ежедневно надо прочесть главу Святого Евангелия и главу Апостольских посланий.

Во всех недоуменных вопросах возьми себе за правило совет Богомудрых святых Отцов: если предстоит тебе два зла, выбирай меньшее, а если две добродетели предстоят – выбирай большую. Конечно, предварительно помолись, чтобы Господь вразумил.

Много слез сокрушенного сердца проливает человек, чтобы сделаться способным утешать других о Господе.
Нужно идти туда, где тяга душевная так мучает человека, что он склоняется на самоубийство. Это нелегкий подвиг, граничащий с истинным распятием собственной греховности, ибо только тот может уврачевать отчаявшегося, кто сам, силой своего духа, сможет взять на себя его душевное страдание».
Терпи, Христос, будучи безгрешным, терпел поношения от твари, а ты кто такая, чтобы не страдать?
Бог любит особенно тех, кто добровольно идет на страдания Христа ради».

Старец Зосима (в схиме Захария); 1850-1936

Радовался старец, если кто-нибудь из его духовных детей исполнял Богородичное правило, читая 150 раз в сутки «Богородице Дево…».
«Христа дает душе Пречистая Матерь Его. Молись Пресвятой усердно и будешь с Сыном Ее. Запомните эти слова», – говорил старец.

«Не забывайте, чада мои, никогда подвигов преподобного Сергия и преподобного Серафима, Саровского чудотворца, подражавшего ему. Оба эти святые особенно связаны с милостью Божией Матери. Владычица наяву явилась им, укрепляла, исцеляла их. Не будем же забывать Ее любви к этим святым, о которых Владычица сказала: «Это рода нашего». Будем как можно чаще прибегать к их заступничеству, будем тщательно запоминать их жития. Будем выучивать на память их наставления. И Матерь Божия не оставит нас и близких нам за молитвы избранников Своих. Святые любили Бога и в Боге любили всех людей. Весь мир во зле лежит, но мир не зло (миром называются все страсти вместе).

Старец Феофил (Россоха); 1929-1996

Раз в месяц причащаться надо, дома употреблять крещенскую воду и часть святой просфоры по утрам. Как первые христиане, подражать им надо.
В храмах чаще бывайте, веруйте, посещайте главные святыни Киевской Руси, особенно Лавру Киево-Печерскую. Угодникам Божиим целуйте ручки, подражайте им в жизни их.
Со слезами прошу и молю вас, будьте солнышками, согревающими окружающих вас, если не всех, то семью, в которой Господь вас поставил членом.

Старец в миру святой праведный Алексей Мечёв (1859-1923)

Будьте теплом и светом для окружающих; старайтесь сперва согревать собою семью, трудитесь над этим, а потом эти труды вас так завлекут, что для вас уже узок будет круг семьи, и эти теплые лучи со временем будут захватывать все новых и новых людей и круг, освещаемый вами, будет постепенно все увеличиваться и увеличиваться; так; старайтесь, чтобы ваш светильник ярко горел.

Преподобный Никон (Беляев); 1888-1931

Противодействовать и бороться с людьми, причиняющими зло, не надо, не только делом или словом, но даже в помыслах своих. Иначе бесы будут побеждать. За таких людей надо молиться. Тогда Господь поможет и бесы отступят.

Надо всегда твердо помнить – это страшный закон духовной жизни: если в чем кого осудишь или смутишься в чем-нибудь у другого человека, то тебя это же самое постигнет. Ты сделаешь сам то, в чем осудил другого, или будешь страдать этим самым недостатком.

Преподобный Нектарий (Тихонов); 1857-1928

Смотрите, какая красота: солнце, небо, звезды, деревья, цветы… А ведь прежде ничего не было! Ничего! – медленно повторил старец, протягивая рукою слева направо. – И Бог из ничего сотворил такую красоту. Так и человек: когда он искренно придет в сознание, что он – ничто, тогда Бог начнет творить из него великое.
В трудном, стесненном положении старец Нектарий заповедовал молиться так: «Господи, даруй мне благодать Твою!» И вот идет на вас туча, а вы молитесь: «Дай мне благодать!» И Господь пронесет тучу мимо.

Старец говорил, что «раньше благодарили Господа, а теперешнее поколение перестало благодарить Господа, и вот оскудение во всем, плоды плохо родятся и какие-то больные».
Еще старец говорил, что очень хорошо, если Господь долго не слушает молитвы. Нужно только продолжать молиться и не унывать: «Молитва – это капитал: чем дольше лежит капитал, тем больше процентов приносит.

Господь посылает Свою милость тогда, когда это Ему благоугодно; тогда, когда нам полезно принять. Если нам что-либо крайне необходимо, тогда следует два-три раза помолиться и за исполнение просьбы надо благодарить Бога. Иногда через год Господь исполняет прошение. Пример брать надо с Иоакима и Анны. Они всю жизнь молились и не унывали, а все надеялись, и какое послал Господь им утешение!»

Старец даже встал перед иконами, положил медленно крестное знамение на себя и поклонился низенько, коснувшись рукой правой до земли, и мне сказал: «Молись так».


Преподобный Анатолий (Потапов); 1855-1922

Окончательно ничего не предпринимайте, не отслужив молебна Спасителю, Матери Божией и всем святым. Если духом будете покойны, то намерение можете приводить в исполнение, если же страх и боязнь по болезни почувствуете, то не следует.


Преподобный Варсонофий (Плиханков); 1845-1913

Надо определить, какая страсть в нас господствует, и против нее вооружиться. Вести борьбу со всеми страстями сразу невозможно – задушат. Победив одну страсть, переходить к искоренению другой и т.д.

Человек, достигший бесстрастия, получает как бы диплом на право входа в Царство Небесное, делается собеседником Ангелов и святых. Человеку, не победившему страсти, невозможно быть в раю, его задержат на мытарствах. Но предположим, что он вошел в рай, однако остаться там не в состоянии, да и сам не захочет. Как тяжело человеку невоспитанному быть в благовоспитанном обществе, так и человеку страстному быть в обществе бесстрастных. Завистливый и в раю останется завистливым, гордый и на Небесах не сделается смиренным. Люди с противоположными взглядами не понимают друг друга и часто приносят вред.

Читайте Псалтирь ежедневно, хотя бы понемногу, и Господь не оставит вас Своею милостью, будет всегда вам Помощником и Утешителем.

Преподобный Силуан Афонский (1866-1938)

Если же ты осуждаешь, ропотлив, любишь творить свою волю, то, хотя бы ты и много молился, душа твоя оскудеет, и потому благодать Божия не живет в душе твоей; в смиренную же душу она легко входит и дает ей мир и покой в Боге.

Старец Кирик

Как только заметишь в себе (при свете совести и закона Божия) – грех ума, слова, мысли, либо какой греховной страсти или привычки, борющей тебя во всякое время и месте, – сию же минуту кайся Богу (хотя бы и мысленно): «Господи прости и помоги!»

Иеросхимонах Аристоклий (1838-1918)

Не надо утомлять себя до того, чтобы ослабеть для духовного делания, надо, чтобы все было соразмерно.


Архив

Отредактировано Бункер (2011-12-15 02:29:43)

0

7

Беседа о молитве с Кавказским пустынником, монахом Константином.
Его старцем некоторое время был схиархимандрит Виталий ( Сидоренко)

4. Молитва - это тайна общения души с Богом

- Молитве нужно обучаться по какой-то методе?
- Во-первых, само слово "метода" - не православное, не святоотеческое, поэтому лучше его не употреблять, когда речь идет о духовных деланиях. А во-вторых, во избежание каких-либо ошибок, нужно читать поучения Святых Отцов, писавших о молитве, и там находить разрешение своих недоумений.

Существует много различных святоотеческих наставлений и советов на эту тему. Например, есть такая известная книга под названием "Добротолюбие", в которой собраны поучения древних Святых. Есть много поучений и более близких к нам по времени подвижников благочестия - в частности, святителя Феофана Затворника, святителя Игнатия Брянчанинова и других Отцов Православной Церкви, у которых каждый может найти для себя ответ на интересующий его вопрос.

Вообще в святоотеческих творениях о молитве написано довольно много - осталось только читать и исполнять.

- А почему же тогда сегодня, при таком изобилии духовной литературы, мы не видим множества преуспевших делателей?
- Да потому что все мы стали очень "умными". А на деле получается, что не умеем применять святоотеческое учение в практической жизни. Если преодолеем леность, то зачастую еще остаемся в сетях гордости и самонадеянности.

И еще нужно иметь в виду, что при занятии молитвой встречаются такие две довольно распространенные ошибки. Первая - когда мы по каким-либо причинам совсем игнорируем теоретическую сторону делания. А вторая - когда святоотеческое наставление по приобретению молитвы воспринимаем, как какую-нибудь инструкцию по эксплуатации бытовой техники, в которой говорится: "Если нажмете на эту кнопку, то будет то-то, а если вот на эту - то то-то и то-то". Нечто подобное начинаем иногда делать и мы, учась молитве. Мы думаем, что если закроемся в темной комнате, сядем на низенький стульчик, прижмем подбородок к груди, сдержим дыхание, и т.д., - тогда у нас обязательно пойдет непрестанная молитва.

Вот потому-то я и говорю, что мы не должны увлекаться этой "методой". Нам просто нужно понять, в чем состоит суть молитвенного делания.
- И в чем же она состоит?

- Суть - в нашем предстоянии пред Богом, - именно Живым Богом, Который зрит на нас. А нам должно смотреть на себя (на свое окаянство, непотребство, на свое бедственное духовное состояние) и вопиять: "Помилуй мя!"

И еще нам нужно понять, что не бывает одного правила на все случаи жизни. Молитва - это тайна общения души с Богом, и она не совершается по какой-то "инструкции". Если душа поняла, к чему она должна стремиться, то она должна деятельно исполнять это, и Господь будет ее наставлять, просвещать, вразумлять, укреплять, и человек будет уже идти путем спасения и приближения ко Господу.

А преподать здесь какую-то одну всеобъемлющую теорию сложно, потому что теоретически это может быть одно, а практически у каждого человека получается по-своему, со своими особенностями.

- Почему это так?

- Потому что Господь подает каждому человеку свое, как читаем в тропарях: "Глубиною мудрости человеколюбие вся строяй и полезная всем подаваяй". Один, начиная молиться, первое, что ощущает - свою греховность, свое непотребство и начинает плакать. Бывает горький плач; бывает плач, растворенный утешением, как говорится, "радостотворенный плач", когда человек уже очистится несколько от грехов.

У другого бывает наоборот. Сначала чувствует в своей душе Утешения: радость, мир, любовь ко всем. Он молится и чувствует на себе исполнение слов псалмопевца: "Вкусите и видите, яко благ Господь" (Пс. 33, 9). А потом, по прошествии некоторого времени, приходят к нему скорби: печаль о своих грехах, внешние искушения. И он уже в этих внешних искушениях на некоторое время рассеивается. Но потом вспоминает, как он чувствовал себя вначале, какое было ему утешение, и снова обращается, ищет того блаженного состояния, сердечной молитвы к Богу, и отвращается от всего греховного и суетного.

А иной может получать вразумление, утешение и благопоспешение во внешних делах. Скажем, занимается он стройкой - храм строит или монастырь. Помолился и видит явную помощь Божию: кирпич достал, рабочие нашлись добросовестные, все быстро, хорошо сделали. И он за это благодарит Бога, и, таким образом, приходит в познание, что если он молится, значит, Бог его слышит, принимает его молитву и отвечает ему вот такими делами.

Фактически, здесь совершается одно и то же: человек вступает в Богообщение, только внешне оно проявляется по-разному - как усмотрит Господь в каждом конкретном случае. Но у каждого человека при этом должны быть сердечная обращенность к Богу и вера в то, что если он произносит молитву, значит, Бог его слышит.

О том, что Богоугождение и духовное делание совершаются везде - как в глубочайшей пустыни, так и среди мирской суеты.

- Как-то раз пришлось быть в одном монастыре. Некий иеромонах говорил проповедь о покаянии. И для того, чтобы привести наглядный пример, он показал в контрасте: "Приходят на исповедь некоторые люди. Спрашиваешь их: "Чем согрешили?" Жмут плечами: "Не знаем, батюшка: вроде бы не убивали, не грабили". И вот подходит старец-пустынник, человек с чистой, детской душой, и исповедуется у меня около часа. Спрашивается: в чем он может каяться? Какие грехи он может рассказывать?"

Такой контраст батюшка привел для наглядного сравнения. Потом, немного помолчав, добавил: "Я приоткрою вам секрет, в чем же могут каяться люди духовные.
К примеру, стоит человек на молитве, слушает правило. И если при этом какая-то фраза из слушаемых им молитв не усвоилась умом, прошла мимо, он считает это за грех. Но бывает и другая степень восприятия. Человек слушает слова молитвы, они воспринимаются его умом, входят в его сердце, из сердца восходят к Богу, от Бога приходит ответ, и человек сердцем этот ответ воспринимает. И вот если не произошла такая "цепочка", т.е. слова молитвы не воспринялись умом, не прошли в сердце, от сердца не взошли к Богу, и от Бога не пришел ответ, то это считается у человека духовного грехом, и он в этом кается".

Услышав такие слова о молитве, душа уязвилась подобным идеалом. Но вместе с этим она ощутила и скорбь: ведь в пример был приведен старец, живущий в горах, т.е. подвижник.
Невольно возникает вопрос: имеет ли смысл желать обрести такую молитву "простому смертному"? Возможно ли это? Или же был показан только "образчик" далекого, прекрасного и совершенно недостижимого идеала - для того, чтобы мы лишь узнали, что "такое бывает"?

- Как видим из житий Святых, в частности, из жития преподобного Антония Великого, основоположника монашеского делания, - он был послан Промыслом Божиим в Александрию к кожевнику, который имел превосходящее его - преподобного Антония - делание. Так же и преподобный Макарий Великий был направлен учиться у двух женщин-мирянок.8
На основании этих и других, описанных в житиях примеров, мы можем сделать вывод, что Богоугождение и духовное делание совершаются везде - как в глубочайшей пустыни, так и среди мирской суеты.

- К сожалению, приведенные примеры так далеки от нас по времени.

- Разве это имеет значение? "Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же" (Евр.13:8). Все зависит от человека, от его веры и от того, как он проходит свой путь, а не от времени, места, звания или сана. И примеров тому множество - их только нужно уметь видеть (а не увлекаться поиском одного лишь "яркого" и "из ряда вон выходящего").
Взять хотя бы историю XX века. Разве мало явила она нам образцов благочестия? Об этих людях - наших современниках - сейчас написан целый ряд книг. Вот перед нами житие святого праведного Алексия Мечева (†1923). "Он был старец и подвижник, - повествуется в его жизнеописании,9 - и многие не видели ни его старчества, ни его подвижничества, многие, даже из числа истинно взыскующих того и другого и любящих то и другое. Многие соблазнялись о нем: какой подвижник в вечной молве, суете, шуме? Какое старчество в самом центре городской суеты, под визг автомобилей, в обстановке обычной семейной жизни московского среднего круга?

Все внешнее у него было точно такое же, как у всех нас… Трапезы не было никакой. Спешный, случайный, в разное время, когда доведется, завтрак, обед и ужин, а в сущности просто еда - наспех, наскоро. С утра до ночи звонки телефона, стуки в дверь, поездки по городу, домовой комитет, нестроения, неврастения, житейские будни - бесконечные, изо дня в день тянущиеся, со всяческими мирскими нуждами своей семьи, причта и прихода и сотен человек приходящих.

Во всем, во всем, от еды и телефона до чина богослужения - не монастырь и не скит, не безмолвие, не чин, не тишина. Но значит ли это, что не подвиг и не подвижник? Нет, подвиг - и непостижимо великий. Нет, подвижник - и непостижимо светлый. И недаром этому подвигу пребывания во граде, яко в пустыни, изумлялись истинные жители иноческой пустыни, духовные други покойного, приснопамятные Оптинские старцы Феодосии и Анатолий, почитавшие смиренного батюшку о. Алексия с Маросейки истинным самоподвижником и благодатным старцем, а старец Нектарий как бы с упреком выговаривал приехавшим к нему из Москвы: "Зачем вы ездите к нам, когда у вас есть отец Алексий".

Отец Алексин пустыню перенес в Москву, заключил ее в своей многолюбивой душе и многострадальном сердце и щедро раздавал приходящим к нему неоскудевающие благоуханные дары пустыни - смирение, радость, утешение, милость и дар даров - любовь." Думаю, здесь нет нужды что-либо комментировать. Можно лишь посоветовать изнемогающим в вере христианам (сомневающимся в возможности возделывания духовной жизни в современных условиях) почаще читать подобные жития.

И еще расскажу о человеке, с которым мне лично пришлось быть знакомым. Это наш современник, раб Божий Алексей Подройкин, в дальнейшем - наш сподвижник по пустыни монах Афанасий (†1995). Отец Афанасий жил невдалеке от нас, и потому мы имели возможность знать некоторые подробности его жизни в миру и в монастыре.
О жизни о. Афанасия, конечно, стоило бы рассказать подробнее, поскольку она назидательна во многих отношениях. Но сейчас, чтобы не отвлекаться от темы, остановимся лишь на отдельных моментах.

В миру о. Афанасия звали Алексеем. Он вел обычную мирскую жизнь, был семейным человеком: имел жену, сына, дочь. Работал сначала таксистом, потом - в том же автопарке слесарем.

Время было советское, поэтому приходилось терпеть и притеснения, и насмешки, и даже открытые гонения. Но, тем не менее, .Алексей старался жить по совести и соблюдать евангельские заповеди. Ходил в церковь, усердно молился, смирялся, терпел (а терпеть ему приходилось очень много) и на всякое доброе дело призывал Божию помощь.
Был у него такой интересный случай. Его начальник - директор автопарка - купил себе иномарку. Немного на ней поездил, и она испортилась. Нужно было куда-то срочно ехать, а она стоит. Директор вызвал главного механика, слесаря и токаря: "Сделайте мне завтра машину". Они позвали Алексея: - Иди, делай!

- Завтра воскресенье, я не пойду.

Они обругали его, но, видя, что он непреклонно стоит на своем, махнули рукой:

- Ну, и не надо, набожник ты этакий! Сами без тебя сделаем. Пошли, возились целый день, но так и не сделали. Вроде сделают, поставят, а эта помпа опять течет.
На следующий день пошли докладываться директору: дескать, ничего не получается. Он вызывает Алексея:
- Иди, сделай мне машину.

- Как же так? Главный механик с мастерами не сделали, а я что сделаю?
- Ну, иди, может, что-нибудь все-таки сделаешь.

Он послушался и пошел. Помолился перед этим, конечно. Перекрестился: "Господи, вразуми, что здесь надо сделать?" А эти главные мастера стоят и смотрят, что он будет делать. Алексей перекрестился сам, перекрестил машину, потом пошел, подкрутил что-то, и говорит шоферу: "Разбирай". Тот разобрал. Посмотрели: все стоит на своих местах. Алексей перекрестил помпу: "Теперь собирай". Шофер собрал, поставил, залил воду - не течет.

Шофер пошел, доложил директору, что машина отремонтирована. Директор и механик спрашивают: "А что он сделал?" - "Я разобрал, он перекрестил, я снова собрал - и все".
С тех пор Алексея на работе уже не терроризировали за то, что он ходил в церковь, и не заставляли работать в воскресные дни.

Но минуло одно искушение - пришло другое: восстала жена. И восстала очень сильно. "Я, - рассказывал впоследствии о. Афанасий, - понял, что это уже бес через нее так действует, и начал более усердно молиться", - хотя, практически, вся его жизнь была непрестанным обращением к Богу.

Бывало даже такое: он так погружался в молитву, что жена с раздражением кричит, а он за нее молится с состраданием и в какой-то момент перестает ее слышать. "Я, - говорит, - молюсь, и у меня так тихо, так мирно на душе. Потом приду в себя, смотрю на нее. Она стоит, кричит. Закончила, и:

- Ну, ты все понял?! - Что?..

- Ты что, ничего не слышал?! На небесах уже летаешь?!! - и снова понеслось".

Доходило даже до того, что она с ножом бросалась на него. Но он очень мирно, очень кротко все терпел. Она доходила до истерики, а ему Господь давал милость благодушно все претерпевать. И это продолжалось много лет.

Потом, судьбами Божиими, раб Божий Алексей стал монахом в Почаевской Лавре (постригли его с именем Афанасий). Последние годы своей жизни о. Афанасий провел на Кавказе, в горах. Кончина его была блаженная (мы были тому свидетелями) Перед смертью он принял схиму с именем Алексий

Вот такой пример. И таких примеров в жизни немало. Поэтому можно лишь пожелать, чтобы каждый из нас, вняв этим душеспасительным урокам христианского благочестия, сделал бы для себя надлежащие выводы, и не оправдывал бы себя "неимением" благоприятных условий для молитвы.

5. Даже малый молитвенный опыт научает нас осуществлять процесс молитвы "со скоростью света"

- А что Вы все-таки можете сказать о вышеупомянутой молитвенной "цепочке"? Правильно ли понимать, что именно такое качество должно быть у молитвы: восприятие от слуха, потом вхождение в сердце, потом восхождение от сердца к Богу и далее - восприятие ответа от Бога, или же существует какое-то иное качество?

- Здесь, мне кажется, процесс молитвы рассмотрен как бы "под микроскопом". На самом деле все происходит намного проще: мы внутренне душой вопием к Богу, Он слышит, воспринимает и как-то, по Своему усмотрению, нам отвечает - чаше благой мыслью или благим устроением нужных обстоятельств. А читаем ли мы в это время молитвы сами или же слушаем, что читает чтец, или просто молимся своими словами - это не столь важно, лишь бы было внимание, вера и благоговение.

...Вышеупомянутая "цепочка" - да, она такая существует. Но само это знание нужно лишь для того, чтобы мы поняли, как должно действовать. А если мы это поняли, то даже малый молитвенный опыт научает нас осуществлять процесс молитвы "со скоростью света".

- А ответ?

- А ответ будет тогда, когда Господь пошлет. И какой он будет - зависит от Его премудрости и… от нашей глупости.

- Как это так?

- А вот так. Потому что Господь глупого вразумляет по-разному. Ну, вот как на моем примере.

Приехал к нам как-то раз один человек. Побыл некоторое время и надо ему уже уезжать - собирает вещи. Тут попадается мне на глаза книга, с которой я некоторое время занимался - выписывал из нее цитаты. Думаю: "Отдать ее, что ли? Вроде бы она мне не нужна. Господи, как быть?" Внутри себя чувствую: "Не отдавай, она тебе еще понадобится". Мысленно противлюсь:

- Зачем? Я не хочу этим заниматься! И ответ - тихий такой:

- Что ты потом будешь делать? Будешь искать, а ее не будет. И потом будешь требовать вернуть ее тебе обратно.

- Да нет, я не хочу больше этим заниматься!!!

И отдал. А потом несколько месяцев вспоминал: "Ах, была бы книга!.. Ах, была бы книга!.. Нужна вот цитата, а я не помню!"

Так и страдал несколько месяцев из-за своей глупости, пока не вернул книгу назад. А почему страдал? Потому что вразумление пришло, а я его отверг, да еще препирался с ним. Конечно, в следующий раз за такое невнимание вразумляющий ответ получить будет уже более затруднительно.

6. Просить непосредственное вразумление от Бога - дело крайне серьезное

- Но как можно "ответ" не спутать с чем-нибудь другим - например, со своей мнительностью или голосом страстей и бесов? Так ведь и в прелесть можно впасть.
- Действительно, просить непосредственный "ответ" от Бога, да причем тут же в мыслях - дело крайне серьезное, ошибиться - очень страшно. Я к этому прибегал только тогда, когда жил в полном уединении без единого человека поблизости на день пути (а зимой вообще не было возможности куда-либо выходить). Потому, как это делается, я лучше говорить не буду.

Теперь, когда у меня есть рядом иеромонах, намного проще и безопаснее поступать по-другому: отринув всякое свое желание (чтобы мое дело было решено так или этак), помолившись усердно: "Господи, вразуми раба Твоего иеромонаха N. как Тебе угодно, чтобы я поступил в этом деле..." и, беспристрастно изложив недоумение, воспринять первое его слово, как волю Божию.

* * *

Вообще сам этот вопрос о вразумлениях от Бога весьма серьезен. Но поскольку преподать его в более-менее удовлетворительной форме в данной беседе не представляется возможным, скажем лишь вот что. Рассуждая на эту тему, нужно иметь в виду следующие моменты.

Одно дело, когда "ответ" дается нам по нашей молитве - когда мы находимся в каком-то недоумении и просим Господа вразумить нас, как нам подобает поступить в том или ином конкретном обстоятельстве.

Другой вид вразумлений бывает, когда мы ищем волю Божию относительно какого-либо серьезного жизненного шага (например, идти ли нам в монастырь или создавать семью). Это уже иной случай. Соответственно иным будет и подход к решению этого вопроса.

Иное вразумление бывает в экстремальных ситуациях. Поскольку это особый пункт, то и вразумления здесь бывают своеобразны.
Существует еще вразумление, как нам бороться и избавляться от страстей.

Еще есть так называемое "предупреждающее" вразумление, которое дается нам от Бога без нашего прошения. Оно предупреждает нас о какой-либо опасности, не предполагаемой нами.

Есть и другие виды вразумлений. Но сейчас у нас не стоит задача подробно раскрывать эту большую, сложную тему. Мы хотим лишь заметить: поскольку все эти вразумления стоят "особняком", то и рассматривать их надо самостоятельно - каждый пункт в отдельности, на конкретных примерах. А общее правило для всех случаев вывести нельзя. Говоря об этом, можно лишь указать на некоторые общие ориентиры, которые могли бы способствовать избежанию ошибок на этом пути, ибо такими горькими ошибками переполнена человеческая жизнь.

Воля Божия и послушание

Для того чтобы понять этот вопрос более полно и глубоко, нужно заглянуть в историю: откуда произошли все наши болезни. А произошли они от непослушания Богу наших прародителей Адама и Евы. По этой причине нам крайне необходимо за время нашей земной жизни исправить в себе эту древнюю ошибку, а, точнее сказать, болезнь наших предков и снова навыкнуть быть послушными Богу.

Однако обычному человеку научиться исполнять волю Божию не так уж просто, как кажется на первый взгляд, - нельзя вот так "сразу" стать совершенно послушным Богу, т.е. научиться исполнять в жизни волю Божию.

- Почему?

- Потому что со времени падения наших прародителей человеческая природа повредилась грехом; образ мыслей у нас плотской, не духовный. "Мудрование [же] плотское, - говорит апостол Павел, - вражда на Бога [есть], закону бо Божию не покоряется, ниже бо может" (Рим.8:7).

А потому, чтобы избавиться нам от таковой беды и научиться быть послушными Богу в совершенной форме, сначала нужно в грубой форме научиться отсекать свою волю перед человеком (в, первую очередь, пепел духовным наставником - старцем, духовником).

Обычно человек-наставник нам говорит: "To-то делай, а этого не делай". Например: "Этим делом не увлекайся, а вот в этом понудь себя". Или: "Делай столько-то поклонов. Кушай тогда-то". Или: "Сейчас или работать, а потом, во столько-то, будешь читать правило". То есть нам лаются указания в грубо-материальной форме. Для чего? Для того чтобы мы навыкли отсекать грубые проявления своей грехолюбивой воли, своего гордого, страстного "я": "Это мне хочется, этого не хочется; это я люблю, этого я не люблю", - и т.д. Такая форма отсечения своей волн есть первая ступенька обучения духовной жизни.

Надо сказать, что в прежние времена начатки такого обучения дети получали в семье от родителей, поэтому тем людям было намного проще проходить послушание как в монастырях, гак и в условиях семейной жизни. Сегодня этот благой опыт, к сожалению, почти утерян, и современным христианам зачастую приходится ломать свое разросшееся "я" и многообразное "мне хочется" "даже до крови".

- А если человек по какой-либо причине не имеет наставника, который бы говорил ему: "В этом случае поступай так, а вот в этом так"? Что делать такому человеку?
- Говоря об этой проблеме в общем плане, можно сказать, что святитель Игнатий Брянчанинов советует в случае, когда мы не имеем наставника, руководствоваться словом Божиим из книг. Но поскольку все мы находимся в общении с людьми, то в житейских мелочах, т.е. не очень серьезных делах, можно (и даже нужно) отсекать свою волю перед ближними (разумеется, кроме послушания на недобрые дела), т.к. нам дана заповедь: "Повинуйтеся друг другу в страхе Божием" (Еф.5:21). И если мы будем так поступать, это будут первые ступеньки нашего делания. Ибо, навыкая человеческому послушанию в житейских делах, мы будем приобретать необходимый для духовной жизни навык отсечения своей воли. А навыкши действовать в таком плане, будет уже легче исполнять требования нашей совести.

Если же возникнет необходимость решать какие-то серьезные, жизненно важные дела, нужно прибегнуть к духовному совету с опытными людьми. Здесь необходима усердная молитва. Смысл ее может выражаться примерно в таких словах: "Господи, я хочу получить от Тебя вразумление, но я боюсь, что спутаю голос совести с голосом своих страстей, т.к. я нахожусь в бедственном духовном состоянии. Ты видишь мою немощь, потому вразуми раба Твоего…. [благочестивого человека, который есть], вразуми его, чтобы мне познать, как поступить правильно, потому что я хочу творить Твою святую волю, а не свою". И после усердной молитвы, если даже нет священника, можно спросить у какого-либо брата или сестры - благонамеренного благочестивого человека, не заинтересованного в нашем деле, чтобы он рассудил ситуацию беспристрастно.

Вообще, надо сказать, этот вопрос о послушании обсуждается уже длительное время, а особенно злободневен он сегодня - смущает умы и колеблет наши братские отношения во всех слоях христианского общества. Все самооправдания сводятся к тому, что некого слушаться. Но в Евангелии нам ясно сказано, Кого мы должны слушаться: "Сей есть Сын Мой Возлюбленный, Того послушайте" (Лк.9:35). А мы читаем Евангелие и не исполняем того, что слышим.

Ведь вся "соль" послушания, в конечном счете, сводится к тому, чтобы исправить в себе ошибку Адама, который не послушал Бога, а послушал диавола. Следовательно, если человек не хочет ошибиться в возделывании послушания, он должен устремиться всей душой творить волю Божию во всех своих больших и малых делах, а само послушание проходить не просто как формальное (или же наоборот - пристрастное) подчинение какому-то определенному человеку, а приобретать и усваивать себе эту добродетель, как свойство души, - чтобы без труда отсекать свою волю перед любым ближним - будь то архиерей или просто брат.10

Только в каждом конкретном случае необходимо рассуждать, нет ли в таком послушании противоречия Христовым заповедям. И если нет, то нужно слушаться ради Бога не только наставников и старцев, но и друг друга. Но все это нужно делать, повторяю, с рассуждением, потому что всех обстоятельств учесть и рассмотреть невозможно - у каждого они свои.
- А если нет рассуждения, что тогда делать?

- Смущаться от этого, а тем более впадать в уныние, не следует. Нужно лишь усиливать молитву, сердечно прилепляясь ко Господу простой, детской мольбой, и Господь несомненно как-то вразумит и поможет, ибо Он сказал: "Просите и дастся вам" (Мф.7:7). И апостол Иаков говорит: "Если у кого из вас не достает мудрости, да просит у Бога, дающего всем просто и без упреков - и дастся ему" (Иак.1:5).

По многому опыту замечено, что если мы по-настоящему хотим отсечь свою волю и поступить по воле Божией, тогда для этого Божиим Промыслом устрояется все необходимое: или посылается нужный для нас человек, или промыслительно меняются обстоятельства, или происходит что-то совершенно непредвиденное - разворачиваются такие события, которых мы и не предполагали, т.е. все устрояется наилучшим для нас образом. Лишь бы у нас было искреннее желание отсекать свою волю и творить волю Божию. А у Бога милости много, и у Него все очень просто и быстро устрояется.

Далее, если человек навыкнет отсекать свою волю перед ближними, ему необходимо будет научаться отсекать свою волю перед голосом своей совести. И если человек правильно подвизается, то он ясно замечает голос своей совести - что она одобряет, а что - нет: "Это делай, а этого нельзя делать. Так можно сказать, а так - нельзя. Сейчас становись на молитву, а потом немножко отдохни, но не столько, сколько ты хочешь, а вот столько-то, и вставай во столько-то". Совесть наша побуждает нас исполнять вот такие указания. Здесь уже, по сравнению с грубо-материальной формой "человеческого диктата", вразумление дается более тонко. Это - вторая ступенька обучения.11

Затем человек постепенно будет навыкать исполнять требования более тонкого, даже можно сказать более нежного - непринудительного - голоса Ангела Хранителя. И только после этого он сможет воспринимать кроткий, нежный голос Духа Святого. Тогда, если осенит человека благая мысль, и он почувствует, что это - вразумление Свыше, он отсекает свою волю и идет на подвиг.

- Почему "на подвиг"?

- Потому что в этом случае требования к человеку самые высокие. Ведь требования наставника сравнительно невысоки, ибо он сам человек.

Голос христианской совести более высокий - соответственно он требует и большего самоотречения. А вразумления Свыше по действию благодати Святого Духа наиболее высоки. Ведь когда приходит благодать, она приносит с собой не только радость, наслаждение и утешение (как некоторые думают), но и возводит человека в подвиг, борение и страдание. Конечно, душа утешается благодатью: она чувствует присутствие Духа Святого и радуется, но зачастую тело, а порой даже и весь человек, все силы его души, возводятся в подвиг - идет как бы распятие. Вообще жизнь христианина на земле есть ни что иное, как путь непрестанного борения - непрестанной войны с врагами нашего спасения: миром, плотью и диаволом. И самое трудное в этой войне - победить свое гордое "я".

- А если наставник скажет человеку одно, а совесть - другое, как быть послушнику в таком случае?

- Во-первых, благоразумный послушник, прежде чем вопросить о каком-либо деле, будет усердно молиться, чтобы Господь вразумил его наставника сказать по воле Божией. А во-вторых, если такое противоречие и произойдет (по какой-то причине), то послушнику снова нужно будет прибегнуть к молитве и испросить у Господа вразумление, как ему поступить в таком случае.

Но я не об этом сейчас говорю - не о многообразных недоумениях во взаимоотношениях наставников и их духовных чад (поскольку это большая, отдельная тема). Я имею в виду сам принцип и порядок духовной жизни: какие этапы в ней мы должны проходить, насколько самоотверженно должны отсекать волю своего падшего естества и насколько усердно и самоотверженно исполнять познаваемую нами волю Божию. Потому что если мы познаем ее, а не исполним, тем самым мы совершим большой грех.

- Значит, такая строгая последовательность в духовной жизни обязательна?

- В духовной жизни вообще очень сложно делать какие-либо обобщения. Тем более нельзя писать одно правило на все случаи жизни, потому что Промысл Божий о каждом человеке особый. Каждый человек - это неповторимая личность в истории бытия человечества, а потому каждого человека Господь ведет по-своему, с какими-то своими особенностями.
Конечно, есть и общие ориентиры на пути спасения, но есть и какие-то частные особенности. Так вот, общий ориентир - это отсечение воли своего падшего естества и творение вол! Божией - чтобы человек познавал волю Божию и исполнял ее на деле.

Но поскольку каждый из нас находится в страстях, каждый склонен к превозношению, самомнению и другим проявлениям гордости, то, поняв это, мы не должны надеяться на себя - на свою "ревность", на свое "рассуждение", на чувства своего страстного сердца и прочую самость, а только должны внимать заповедям Священного Писания, святоотеческому учению и познавать, какие этапы в духовной жизни мы должны проходить.

А потому весьма дерзновенно так говорить: "Вот был бы духоносный старец!. Как бы знать волю Божию, я бы все сделал!" А сделаешь ли ты, если познаешь эту волю Божию? Очень сомнительно.

- Так что же тогда: лучше не знать ее совсем, что ли?

- Познавать и исполнять волю Божию - прямая обязанность каждого христианина, да и вообще всякого земнородного. Но к этому вопросу нужно подходить серьезно, а не легкомысленно. Прежде чем мы начнем искать познания воли Божией, мы должны приготовиться к самоотвержению - чтобы, познавши волю Божию, мы смогли решиться на все: взять свой крест и последовать за Христом. А не так, что если эта воля соответствует моей воле, тогда я ее исполню, а если не соответствует - спрошу у другого батюшки, он мне, может, как-то иначе скажет. Именно так сегодня часто и бывает: идут к одному батюшке - спрашивают, ко второму - спрашивают, к третьему - спрашивают. А не понравится - пойдут к четвертому, к пятому. И думают такие люди, что они исполняют волю Божию. А на самом деле они исполняют свою - ищут, пока кто-то скажет им так, как им хочется.

По этой причине тому, кто не навык отсекать свою волю перед человеком (но привык доверять своему мнению), непосредственным определением воли Божией заниматься весьма опасно. Во-первых, если даже пришедшее к человеку вразумление, действительно, будет от Бога, то вряд ли он проявит послушание воле Божией. А во-вторых, такой человек просто-напросто может спутать вразумление Божие с голосом своих страстей или прельщением демонов.

Для того чтобы было более понятно, о чем идет речь, можно (ради пользы) рассказать один из примеров, который пришлось наблюдать в недавнем прошлом.
Пришел из монастыря в пустыню один пожилой монах. Серьезный, самостоятельный - как говорят, "сформировавшаяся личность". Обычно, когда приходят в пустыню молодые послушники или монахи, трудность их пребывания здесь состоит в том, что они не могут построить себе келью, не могут сделать печку, не могут разработать огород, не могут еще что-то для себя сделать - одним словом, не приспособлены к труду и самостоятельной жизни. И обычно это обстоятельство выводит молодежь из пустыни - даже тех, кто имеет ревность и желает подвизаться.

Но этот вновь пришедший пожилой монах подавал надежды, что он останется жить в пустыни до самой своей кончины. Он сам построил себе келью, разработал площадку под огород, и два года жил.

Но, к сожалению, он мало советовался с другими. Недалеко от него жили два монаха: один старый, другой молодой. Пообщавшись со старым и узнав некоторые его особенности - какие с ним случаются бесовские искушения, начинающий пустынножитель потерял к нему доверие. А с молодым он тоже не "сошелся", потому что тот значительно моложе его, да еще и живет в пустыни не так долго, всего около пяти лет. Так что на его советы он тоже не обращал внимания. Таким образом, остался этот монах "сам по себе".

Хотя он, в общем-то, серьезный человек - имел даже молитву с плачем, и потому подавал надежды, что жительство его в пустыни надолго и принесет благие духовные плоды. Но поскольку он пренебрегал советником, а доверял сам себе, то враг уловил его на доверии своему мнению.

Он начал строить себе всевозможные "концепции": связывать разные события в одну цельную картину и делать из этого какие-то свои выводы.
Начали его одолевать помыслы. Со стороны они, конечно, выглядели смехотворно: явно было видно, что это бесовская насмешка, но, тем не менее, для него это было непреодолимой стеной.

Как-то раз у нас с этим братом состоялся откровенный разговор. Наваждение немножко отступило. Однако через несколько месяцев после нашего разговора, приехав в город по своим делам, я вдруг случайно встретился с ним и узнал, что он уже уезжает. Подошел к нему, спрашиваю:

- А почему? Какая причина?

- Ты знаешь, - говорит он мне, - я не могу тебе этого объяснить. С КАКИМ чувством, с КАКИМ непреодолимым влечением в свое время я шел на Кавказ - вот ТАКОЕ же чувство меня сейчас гонит в Россию.

- Куда? По какой причине?

- Я сам ничего не знаю, сам ничего не понимаю - у меня один настойчивый помысел: "Уезжай отсюда, здесь ты не устоишь!"

- Но куда?

- Не знаю. Еду с закрытыми глазами. Сам не знаю, что меня ожидает, и где я буду. Еду - лишь бы скорее отсюда уехать.

Я немножко с ним поговорил - просто жалко было, что враг так уловил этого благонамеренного человека на помыслах, на доверии себе, и, таким образом, выгнал его из пустыни. Но остановить его, к сожалению, было уже невозможно.

Вся беда в том, что сегодня многие живут, как говорится, "спустя рукава" - нерадиво, беспечно о своем спасении, не понимая, какая жестокая война ведется сатаной за каждую душу, чтобы уловить ее, как свою добычу, на всю бесконечную вечность. И каждое такое уловление в душепагубную вражию сеть начинается с доверия диавольскому ложному помыслу, как верному и благому.

Не случайно святитель Игнатий Брянчанинов говорит, что "в одной ложной мысли заложено все здание прелести, как в зерне - будущее растение". Когда враг засевает в нас какую-то ложную мысль ("нужно сделать то-то и то-то, так-то и так-то"), и мы принимаем ее, не сверив со Священным Писанием, советами Святых Отцов или опытных наставников, то можем ошибиться. И тогда идет развитие прельщения.

Помню, какой горький наглядный пример такого доверия себе пришлось увидеть нам в начале нашего монашеского жительства на Кавказе.

Примерно в 1971-м году приехал сюда один образованный молодой человек N. Он окончил МГУ, работал одним из редакторов журнала "Советская космонавтика", потом обратился к вере и решил пожить в горах как монах. Поскольку равных ему по образованию здесь не было, держался он особняком. Постигал все своим умом и торил в духовной жизни "свой" путь.

Года через три, когда N. достаточно утвердился и "созрел" в самоцене, однажды явился ему дух и повторил евангельское слово: "Это я [т.е. якобы Христос 12], не бойся!" - после чего начал отвечать на все его вопросы и давать "вразумления". Когда N. в беседе с нами поведал о своих "озарениях", мы просто ужаснулись, но переубедить его уже не удалось.
Он нам сказал, что написал уже несколько своих работ: "Цветная Псалтирь", "Тетрада", "Пентода", "Гексада", "Вечное Евангелие". Мы их, правда, не читали, поэтому нельзя с точностью сказать, что они из себя представляют. В конце концов, бедняга возомнил себя быть перевоплощенным апостолом и евангелистом Иоанном Богословом. Враг довел его до уверенности: "Ничего не бойся. Высказывая свои мысли, ты не погрешишь, ибо ты - перевоплощенный Иоанн Богослов". И шел он уже не обинуясь, сломя голову.
Вот пример того, насколько опасно доверяться своему уму и надеяться самостоятельно разобраться в явлениях духовного мира.

Через три с половиной года своего жительства здесь N. возвратился в мир, чтобы учить и проповедовать. Для этого он очень желал принять священный сан. Правда, смог ли он осуществить задуманное, я не знаю.13

- А почему Вы сказали, что если даже пришедшее к человеку вразумление, действительно, будет от Бога, то вряд ли он проявит послушание воле Божией?
- Дело в том, что если мы не стараемся отсекать свою грехолюбивую волю ежедневно - в многообразных случаях каждого прожитого дня, то весьма сомнительно, что мы "во мгновение ока" сможем отсечь свои страстные навыки при познании воли Божией и требованиях благодати Святого Духа, Которого желаем иметь в своей душе.

В качестве примера расскажу случай, который произошел в свое время с одним здешним монахом. Этот брат прожил в монашестве более десяти лет, стараясь заниматься Иисусовой молитвой. О нем молился и его наставник. И вот, наконец, по молитвам старца, Господь сподобил молодого монаха благодатного дара - соединения ума с сердцем. Молитва начала твориться по-иному.

Однако, позанимавшись ею некоторое время, этот брат начал тяготиться тем, что благодать умно-сердечной молитвы понуждала его на молитве стоять, а не садиться, как он делал это прежде. Причем молитву нужно было читать более медленно - прежде он читал ее быстро, а при осенении благодатью молитва творилась значительно медленнее.
И вот монах, по его словам, не привыкши во всем отсекать свою волю, не послушался и благодати, которая была дана ему для совершения умно-сердечной молитвы. Он начал "подгонять" молитву. Она начала читаться быстрее, но для него и это показалось медленно. Отягощало его также и то, что на молитве нужно было стоять на ногах - благодать требовала от него самоотречения. Но при этом ноги отекали, чувствовалось напряжение во всем теле.

И монах, не привыкший во всем отсекать свою волю, свои желания, свое самоугодие, не понес требуемого от него подвига. С тех пор он начал постепенно терять дарованную ему милость Божию, пока, в конце концов, совсем не потерял ее. А потом начал скорбеть и плакать, ибо, как он сказал, своим непослушанием он "оскорбил Бога в лицо".
Так что нужно быть крайне внимательными, чтобы и нам не сделать каких-то подобных ошибок.

Именно потому нужно нам идти общим путем духовной жизни: не доверять своим мнениям, мыслям и желаниям, слушаться христолюбивых пастырей, слушаться благочестивых ближних, руководствоваться новозаветными Христовыми заповедями и святоотеческими писаниями, и главное - бороться с самим собой, со своими страстями.
Нужно воспитывать себя так, чтобы совсем изгнать из себя "хочу" или "не хочу", "нравится" или "не нравится". И даже "могу" или "не могу" - стремиться надо к тому, чтобы, узнав волю Божию, сказать себе: "Если это угодно Господу и мне спасительно, то "вся могу о укрепляющем мя Иисусе Христе" (Флп.4:13)".

Если мы пребудем в таком делании борьбы со своими страстями (в особенности со страстью самомнения), тогда Господь и без нашей особой просьбы будет открывать нам Свою дальнейшую волю: как нам жить, как нам действовать в каждом обстоятельстве нашей жизни. Он будет уже и без нашего прошения посылать нам вразумления: и посредством самих обстоятельств, и через людей, и иными способами Своего Всепремудрого Промысла.

По этой причине борьба со страстями и исполнение заповедей Божиих и требований голоса совести в каждом случае жизни - это самое основное наше делание, которое мы должны продолжать многие и многие годы.

Архив

0

8

СОВЕТЫ  ОПТИНСКИХ  СТАРЦЕВ  ХРИСТИАНАМ,  ЖИВУЩИМ  В  МИРУ

    Преподобного Льва (Наголкина)

    Преподобного Моисея (Путилова)

    Преподобного Макария (Иванова)

    Преподобного Антония (Путилова)

    Преподобного Илариона (Пономарева)

    Преподобного Амвросия (Гренкова)

    Преподобного Анатолия (Зерцалова)

    Преподобного Иосифа (Литовкина)

    Преподобного Варсонофия (Плеханкова)

    Преподобного Анатолия (Потапова)

    Преподобного Нектария (Тихонова)

    Преподобного Никона (Беляева)


    Советы преподобного Льва (Наголкина)

        Старайся более внимать себе, а не разбирать дела, поступки и обращение к тебе других, если же ты не видишь в них любви, то это потому, что ты сам в себе любви не имеешь.
        Где смирение, там и простота, а сия Божия отрасль не испытывает судеб Божиих.

        Бог не презирает молитвы, но желания их иногда не исполняет единственно для того, чтобы по Божественному Своему намерению устроить все лучше. Что бы было, если бы Бог – Всеведец — совершенно исполнял наши желания? Я думаю, хотя не утверждаю, что все земнородные погибли.

        Живущие без внимания к самим себе, никогда не удостоятся посещения благодати.

        Когда не имеете спокойствия — знайте, что не имеете в себе смирения. Это Господь явил следующими словами, кои вместе с тем показывают, где искать спокойствия. Он сказал: Научитеся от Мене, яко кроток есть и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим (Мф. 11, 29).

    Советы преподобного Моисея (Путилова)

        Если кому когда милование какое-нибудь сделаете — за то помилованы будете.

        Если постраждете со страждующим (невелико, кажется, сие) — с мученики счисляетесь.

        Если простите обидящего, и за сие не только все грехи ваши простятся, но дщерью Отца Небесного бываешь.

        Если помолишься от сердца о спасении, хотя и мало, спасешься.

        Если укоришь себя, обвинишь и осудишь себя пред Богом за грехи, совестью чувствуемые, и за то оправдана будешь.

        Если исповедуешь грехи свои пред Богом, за сие вам прощение и мзда.

        Если попечалуешь о грехах или умилишься, или прослезишься, или воздохнешь, воздыхание твое не утаится от Него: “Не таится бо от Него,— говорит св. Симеон,— капля слезная, ниже капли часть некая”. А св. Златоуст глаголет: “Аще посетуеши точию о гресех, то приимет Он в вину твоего спасения”.

        Поверяй самого себя каждодневно: что ты посеял на счет будущего века, пшеницу или терние? Испытавши себя, располагайся к исправлению лучшего на следующий день и таким образом всю жизнь проводи. Ежели плохо проведен был день настоящий, так что ты ни молитвы порядочно Богу не принес, ни сокрушился сердцем ни однажды, ни смирился в мысли, ни милостыни или милостыню никому не сделал, ни простил виноватого, ни стерпел оскорбления, напротив же того, не воздержался от гнева, не воздержался в словах, пище, питие, или в нечистых мыслях ум свой погружал, все сие рассмотрев по совести, осуди себя и положись на следующий день быть внимательнее во благое и осторожнее в злое.

    Советы преподобного Макария (Иванова)

        На вопрос ваш, в чем состоит счастливая жизнь, в блеске ли, славе и богатстве, или в тихой, мирной, семейной жизни, скажу, что я согласен с последним, да еще прибавлю: жизнь, проходимая с неукоризненною совестью и со смирением, доставляет мир. спокойствие и истинное счастие. А богатство, честь, слава и высокое достоинство нередко бывают причиною многих грехов, и ненадежно это счастие.

        Люди большею частию  желают и ищут благоденствия в сей жизни, а скорбей стараются избегать. И кажется, что это очень хорошо и приятно, но всегдашнее благоденствие и счастие человеку вредит. Он впадает в различные страсти и грехи и прогневляет Господа, а проходящие скорбную жизнь более приближаются ко Господу и удобнее получают спасение, потому Господь отрадную жизнь назвал пространным путем: широкие врата и пространный путь вводят в пагубу и мнози суть ходящие им (Мф. 7, 13), а скорбную жизнь назвал: узкий путь и тесные врата вводят в живот вечный, и мало их есть, иже обретают его (Мф. 7, 14).

Итак, по любви своей к нам Господь, провидя могущую быть пользу, кто того достоин, многих сводит с пространного пути, а поставляет на узкий и прискорбный путь, чтобы терпением болезней и скорбей устроить их спасение и даровать жизнь вечную.

        ...Вам хочется не только быть хорошею и ничего не иметь худого, но и видеть себя таковою. Желание похвально, а чтобы видеть свои добрые качества, это уже есть пища самолюбию. Да хоть бы мы все поведенное сотворили — все должны считать себя неключими рабами, а мы, и во всем быв неисправны, не имеем в мыслях себя таковыми, а потому и смущаемся, вместо того, чтобы смириться. Потому нам Бог и не подает силы к исполнению, чтобы мы не возносились, а смирялись и приобрели бы залог смирения. И когда оно будет у нас, то и добродетели будут у нас тверды и оное не попустит нам возноситься.

        Мы, скудоумные, думая устроить свое состояние, печалимся, суетимся, лишаем себя покоя, исполняем оставление долга веры за суетами, для того, чтобы оставить детям хорошее имение. Но знаем ли мы, послужит ли оное им пользою? Не видим ли детей, оставшихся с богатством, но глупому сыну не в помощь богатство — и оное только послужило им поводом к худой нравственности. Надобно пещися оставить детям добрый пример своей жизни и воспитать их в страхе Божием и в заповедях Его, это их главное богатство. Когда будем искать Царства Божия и правды Его, то cue здешнее и нужная вся нам приложатся (Мф. 6, 33).

Вы скажете: нельзя этого сделать; нынче свет требует не этого, но другого! Хорошо; но вы родили детей для света ли только, а не для будущей жизни? Утешайте себя словом Божиим: аще мiр вас ненавидит, ведите, яко Мене прежде вас возненавидел (Ин. 15, 18), а мудрование плотское — вражда на Бога: закону 6о Божию не покоряется, ниже бо может (Рим. 8, 7). Не желайте быть детям вашим от славных мира, но чтоб были добрые люди, покорные дети, а когда Бог устроит,— добрые супруги, нежные родители, попечительные о подвластных, любовные ко всем и к врагам снисходительные.

        ...Вы имеете желание приблизить себя к Богу и получить спасение. В этом состоит весь долг каждого христианина, но сие совершается чрез исполнение заповедей Божиих, которые состоят все в любви к Богу и ближнему и простираются до влюбления врагов. Читайте Евангелие, там найдете путь, истину и живот, сохраняйте Православную веру и уставы Святой Церкви, поучайтесь в писаниях церковных пастырей и учителей и соображайте жизнь свою по их учениям.

Но одни правила молитвенные не могут нам принести пользы... советую стараться сколько можно обращать внимание ваше на дела любви к ближним: в отношении к матушке вашей, супруге и детям, пещись о воспитании их в Православной вере и доброй нравственности к подчиненным вам людям и ко всем ближним. Св. Апостол Павел, исчисляя разные виды добродетелей и подвигов самоотвержения, говорит: “аще сотворю сие и сие, любве же не имам, ни кая польза ми есть”.

    Советы преподобного Антония (Путилова)

        Многие живописцы изображают на иконах Христа, но редкие уловляют сходство. Так, христиане суть одушевленные образа Христовы, и кто из них кроток есть, смирен сердцем и послушлив, тот более всех похож на Христа.

        Ропота на Бога остерегаться нужно и бояться как смерти, ибо Господь Бог. по великому милосердию Своему. все грехи наши долготерпеливо терпит, но ропотливости нашей не выносит милосердие Его.

        Обетов и правил на себя не накладывайте никаких без одобрения отца духовного, с советом которого один поклон принесет вам более пользы, нежели тысяча поклонов своечинных.

        Фарисей больше нашего и молился, и постился, но без смирения весь труд его был ничто, а посему ревнуйте наиболее мытареву смирению, которое обычно рождается от послушания, и довлеет вам.

        Во всяком горе: и в болезни, и в скудости, и в тесноте, и в недоумении, и во всех неприятностях — лучше меньше думать и разговаривать с собою, а чаще с молитвою, хотя краткой, обращаться ко Христу Богу и к Пречистой Его Матери, чрез что и дух горького уныния отбежит, и сердце исполнится упования на Бога и радости.

        Кротость и смирение сердца — такие добродетели, без которых не только Царства Небесного исследовать, но ни счастливым быть на земле, ни душевного спокойствия ощущать в себе невозможно.

        Будем учиться себя мысленно за все укорять и осуждать, а не других, ибо чем смиреннее, тем прибыльнее; смиренных бо любит Бог и благодать Свою на них изливает.
        Какое бы ни постигло тебя огорчение, какая бы ни случилась тебе неприятность, ты скажи: “Стерплю это я для Иисуса Христа!”.

Только скажи это, и тебе будет легче. Ибо имя Иисуса Христа сильно. При нем все неприятности утихают, бесы исчезают. Утихает и твоя досада, успокоится и твое малодушие, когда ты будешь повторять сладчайшее имя Его. Господи, даждь ми зрети моя согрешения; Господи, даждь ми терпение, великодушие и кротость.

    Советы преподобного Илариона (Пономарева)

        Не стыдись обнажать струпы твои духовному наставнику и будь готов принять от него за грехи свои и посрамление, чтобы чрез него избежать вечного стыда..
        Церковь есть для нас земное небо, где Сам Бог невидимо присутствует и назирает предстоящих, поэтому в церкви должно стоять чинно, с великим благоговением. Будем любить Церковь и будем к ней усердны; она нам отрада и утешение в скорбях и радостях.

        В ободрение скорбящих старец часто говаривал: Аще Господь, по нас, кто на ны? (Рим. 8, 31).

        Каждое дело необходимо начинать с призыванием в помощь имени Божия.

        Часто говорил старец о хранении совести, о внимательном наблюдении за своими мыслями, действиями и словами, и о покаянии в них.

        Учил немощи и недостатки подчиненных нести благодушно. “Замечания делай,— наставлял старец,— не давая пищи собственному самолюбию, соображая, мог ли бы ты сам понести то, что требуешь от другого”.

        Если чувствуешь, что гнев объял тебя. сохраняй молчание и до тех пор не говори ничего, пока непрестанной молитвой и самоукорением не утишится твое сердце.
        Полезнее для души сознавать себя во всем виноватым и последним из всех, нежели прибегать к самооправданию, которое происходит от гордости, а гордым Бог противится, смиренным же дает благодать.

        Часто старец приводил изречение апостола: “Истинная любовь не раздражается, не мыслит зла, николиже отпадает”.

    Советы преподобного Амвросия (Гренкова)

        Если оставим свои хотения и разумения и потщимся исполнить хотения и разумения Божия, то во всяком месте и во всяком состоянии спасемся. А если будем держаться своих хотений и разумений, то никакое место, никакое состояние нам не поможет. Ева и в раю преступила заповедь Божию, а Иуде злосчастному жизнь при самом Спасителе не принесла никакой пользы. Везде потребно терпение и понуждение к благочестивой жизни, как читаем в Святом Евангелии.

        ...Напрасно будем обвинять, что будто бы живущие с нами и окружающие нас мешают и препятствуют нашему спасению или совершенству духовному... неудовлетворительность наша душевная и духовная происходят от нас самих, от нашего неискусства и от неправильно составленного мнения, с которым никак не хотим расстаться.

А оно-то и наводит на нас и смущение, и сомнение, и разное недоумение; а все это нас томит и отягощает, и приводит в безотрадное состояние. Хорошо было бы, если бы мы могли понять простое святоотеческое слово: аще смиримся, то на всяком месте обрящем покой, не обходя умом многие иные места, на которых может быть с нами то же, если не худшее.

        Главное средство ко спасению — претерпевание многоразличных скорбей, кому какие пригодны, по сказанному в “Деяниях апостольских”: “Многими скорбями подобает нам внити в Царствие Небесное”...

        Хотящему спастись должно помнить и не забывать апостольскую заповедь: “друг друга тяготы носите, и тако исполните Закон Христов”. Много других заповедей, но ни при одной такого добавления нет, то есть “так исполните Закон Христов”. Великое значение имеет заповедь эта, и прежде других должно заботиться об исполнении оной.

        ...Многие желают хорошей духовной жизни в самой простой форме, но только не многие и редкие на самом деле исполняют благое свое пожелание — именно те, которые твердо держатся слов Священного Писания, что “многими скорбями подобает нам внити в Царство Небесное”, и, призывая помощь Божию, стараются безропотно переносить постигающие их скорби и болезни и разные неудобства, содержа всегда в памяти слова Самого Господа: “аще хощещи внити в живот, соблюди заповеди”.

        А главные заповеди Господни: “не судите, и не судят вам; не осуждайте, да не осуждени будете; отпущайте и отпустится вам”. Кроме этого, желающие спастись всегда должны содержать в памяти слова преподобного Петра Дамаскина, что творение совершается между страхом и надеждою.

        Дело спасения нашего требует на всяком месте, где бы человек ни жил, исполнения заповедей Божиих и покорности воле Божией. Этим только приобретается мир душевный, а не чем иным, как сказано в псалмах: “мир мног любящим закон Твой, и несть им соблазна”. А ты все ищешь мира внутреннего и успокоения душевного от внешних обстоятельств. Все кажется тебе, что ты не на том месте живешь, не с теми людьми водворилась, что сама не так распорядилась и что другие будто бы не так действовали. В Священном Писании сказано: “на всяком месте владычество Его”, то есть Божие, и что для Бога дороже всех вещей целого мира спасение одной христианской души.

        Господь готов помогать человеку в приобретении смирения, как и во всем добром, но нужно, чтобы и сам человек заботился о себе. Сказано у св. отцев: “дай кровь и приими дух”. Это значит — потрудись до пролития крови и получишь духовное дарование. А ты дарований духовных ищешь и просишь, а кровь тебе проливать жаль, то есть все хочется тебе, чтобы тебя никто не трогал, не беспокоил. Да при спокойной жизни разве можно приобрести смирение? Ведь смирение состоит в том, когда человек видит себя худшим всех, не только людей, но и бессловесных животных и даже самих духов злобы.

И вот, когда люди тревожат тебя, ты видишь, что не терпишь сего и гневаешься на людей, то поневоле будешь себя считать плохою... Если при этом будешь о плохоте своей сожалеть и укорять себя в неисправности, и искренно каяться в этом пред Богом и духовным отцем, то вот ты уже и на пути смирения... А если бы никто тебя не трогал, и ты оставалась бы в покое, как же бы ты могла сознать свою худость? Как могла бы увидеть свои пороки?.. Если стараются унизить — значит хотят смирить тебя; а ты сама просишь у Бога смирения. Зачем же после этого скорбеть на людей?

        На вопрос: “Как себе внимать, с чего начинать?”, последовал такой ответ: “Надо прежде записывать: как в церковь ходишь, как стоишь, как глядишь, как гордишься, как тщеславишься, как сердишься и прочее”.

        Кто имеет дурное сердце, не должен отчаиваться, потому что с Божией помощью человек может исправить свое сердце. Нужно только внимательно следить за собой и не упускать случая быть полезным ближним, часто открываться старцу и творить посильную милостыню. Этого, конечно, нельзя сделать вдруг, но Господь долго терпит. Он тогда только прекращает жизнь человека, когда видит его готовым к переходу в вечность или же когда не видит никакой надежды на его исправление.

        Уча, что в духовной жизни нельзя пренебрегать и маловажными обстоятельствами, старец иногда говорил: “От грошевой свечи Москва сгорела”.

        Насчет осуждения и замечания чужих грехов и недостатков, батюшка сказал: “Нужно иметь внимание к своей внутренней жизни так, чтобы не замечать того, что делается вокруг тебя. Тогда осуждать не будешь”.

        Указывая, что человеку нечем гордиться, старец прибавлял: “Да и чем в самом деле человеку тут возноситься? Оборванный, ощипанный просит милостыни: помилуй, помилуй! А подастся ли милость, это еще кто знает”.

        Когда нападет гордость, скажи себе: “Чудачка ходит”.

        Батюшку спросили: “Такая-то долго не умирает, ей все представляются кошки и прочее. Почему так?” Ответ: “Всякий, хоть и маленький грешок надо записывать, как вспомнишь, а после каяться. Оттого некоторые долго не умирают, что задерживает какой-нибудь нераскаянный грех, а как покаются, так облегчаются... Непременно нужно грехи записывать, как вспомнишь, а то мы откладываем: то грех мал, то стыдно сказать или после скажу, а придем каяться и нечего сказать”.

        Три колечка цепляются друг за друга: ненависть от гнева, гнев от гордости.

        “Отчего люди грешат?” — задавал иногда старец вопрос и сам же отвечал на него: “Или оттого, что не знают, что должно делать и чего избегать; или, если знают, то забывают; если же не забывают, то ленятся, унывают... Это три исполина — уныние или леность, забвение и неведение,— от которых связан весь род человеческий неразрешимыми узами. А затем уже следует нерадение со всем сонмищем злых страстей. Потому мы и молимся Царице Небесной: “Пресвятая Владычице моя Богородице, святыми Твоими и всесильными мольбами отжени от мене, смиреннаго и окаяннаго раба Твоего, уныние, забвение, неразумие, нерадение и вся скверная, лукавая и хульная помышления”.

        Не будь как докучливая муха, которая иногда без толку около летает, а иногда и кусает, и тем и другим надоедает; а будь как мудрая пчела, которая весной усердно дело свое начала и к осени кончила медовые соты, которые так хороши, как правильно изложенные ноты. Одно — сладко, а другое — приятно.

        Когда старцу написали, что тяжело на свете, он ответил: “Потому она (земля) и называется юдоль плача; но люди одни плачут, а другие скачут, но последним будет нехорошо”.
        На вопрос: “Что значит жить по сердцу?”, батюшка ответил: “Не вмешиваться в чужие дела и видеть в других все хорошее”.

        Батюшка говорил: “Мы должны жить на земле так, как колесо вертится, только чуть одной точкой касается земли, а остальными непрестанно вверх стремится; а мы, как заляжем на землю, и встать не можем”.

        На вопрос: “Как жить?”, батюшка отвечал: “Жить — не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать, и всем мое почтение”.

        Нужно жить нелицемерно и вести себя примерно, тогда наше дело будет верно, а иначе выйдет скверно.

        Нужно заставлять себя, хотя и против воли, делать какое-нибудь добро врагам своим; а главное — не мстить им и быть осторожными, чтобы как-нибудь не обидеть их видом презрения и уничижения.

        Чтобы люди не оставались в беспечности и не возлагали свою надежду на постороннюю молитвенную помощь, старец повторял обычную народную поговорку: “Боже-то поможи, — да и сам мужик не лежи”. И прибавлял: “Вспомни, двенадцать апостолов просили Спасителя за жену хананеянку, но Он не услышал их; а сама стала просить, упросила”.
       
Батюшка учил, что у спасения три степени. Сказано у св. Иоанна Златоуста:

        а) не грешить,
        б) согрешивши. каяться,
        в) кто плохо кается, тому терпеть находящие скорби.

        Заговорили как-то о скорбях, одна и говорит: “Лучше болезни, чем скорби”. Батюшка ответил: “Нет. в скорбях помолишься Богу и отойдут, а болезнь и палкой не отобьешь”.
        Когда найдет хандра, не забудь укорять себя: вспомни, сколько ты виновата пред Господом и пред собою, и сознай, что ты недостойна ничего лучшего, и ты тотчас почувствуешь облегчение. Сказано: “многи скорби праведным”, и “многи раны грешным”. Такова жизнь наша здесь,— все скорби и скорби; а ими-то и достигается Царствие Небесное. Когда будешь непокойна, повторяй чаще: “Взыщи мира и пожени и”.

        После приобщения надо просить Господа, чтобы дар сохранить достойно и чтобы подал Господь помощь не возвращаться назад, то есть прежние грехи.
        Когда батюшку спросили: “Отчего после приобщения иногда чувствуешь утешение, а иногда холодность?”, он ответил: “У того холодность бывает, кто ищет утешения от приобщения, а кто считает себя недостойным, у того остается благодать”.

        Смирение состоит в том, чтобы уступать другим и считать себя хуже всех. Это гораздо покойнее будет.

        “Всегда лучше уступать, — говорил батюшка, — если будешь настаивать справедливо — это все равно, что рубль ассигнаций, а если уступишь — рубль серебром”.
        На вопрос “Как стяжать страх Божий?”, батюшка отвечал: “Должно всегда иметь Бога пред собою. Предзрех Господа предо мною выну”.

        Когда тебе досаждают, не спрашивай никогда: “зачем” и “почему”. Этого нет нигде в Писании. Там сказано напротив: “ударят тебя по правой щеке, подставь и левую”, а это вот что значит: если бьют тебя за правду, то не ропщи и подставь левую, то есть вспомни свои неправые дела и увидишь, что достоин наказания. При этом батюшка прибавил: “Терпя потерпех Господа, и внят ми”.

        “Батюшка! научите меня терпению”. — сказала одна сестра. “Учись,— ответил старец,— и начинай с терпения находящих и встречающихся неприятностей”.— “Не могу понять, как можно не возмущаться обидами и несправедливостями”. Ответ старца: “Будь сама справедлива и не обижай никого”.

        Батюшка говаривал: “Терпел Моисей, терпел Елисей, терпел Илия, буду же терпеть и я”.

        Старец часто приводил пословицу: “Побежишь от волка, нападешь на медведя”. Остается одно —потерпеть и подождать, внимая себе и не осуждать других, и молясь Господу и Царице Небесной, да устрояет о тебе полезное, якоже Им угодно.

    Советы преподобного Анатолия (Зерцалова)

        Видно, что стараешься и желаешь спастись,— только не умеешь, не понимаешь духовной жизни. Тут весь секрет в том, чтобы терпеть, что Бог посылает. И не увидишь, как в рай войдешь.

        Считай себя хуже всех, и будешь лучше всех.

        ...Терпение твое не должно быть нерассудное, то есть безотрадное, а терпение с разумом,— что Господь зрит во все дела твои, в самую душу твою, как мы зрим в лицо любимого человека... Зрит и испытует: каковою ты окажешься в скорбях? Если потерпишь, то будешь Его возлюбленною. А если не стерпишь и поропщешь, но покаешься, все-таки будешь Его возлюбленною.

        Молитва к Богу всякая доходна. А какая именно — об этом мы не знаем. Он — Один Судия праведный, а мы можем ложь признать за истину. Молись и веруй.
        ...Сказываю по секрету, сказываю тебе самое лучшее средство обрести смирение. Это вот что: всякую боль, которая колет гордое сердце, потерпеть. И ждать день и ночь милости от Всемилостивого Спаса. Кто так ждет, непременно получит.

        Учись быть кроткой и молчаливой, и будешь любима всеми. А раскрытые чувства то же, что ворота растворенные: туда бежит и собака, и кошка... и гадят.
        Мы обязаны, чтобы всех любить, но чтоб нас любили, мы не смеем требовать.

    Советы преподобного Иосифа (Литовкина)

        Скорби — наш путь, будем идти, пока дойдем до назначенного нам отечества вечности, но только то горе, что мало заботимся о вечности и не терпим и малого упрека словом. Мы сами увеличиваем свои скорби, когда начнем роптать.

        Кто победил страсти и стяжал разум духовный, тот без образования внешнего имеет доступ к сердцу каждого.
        Наложенное правило всегда трудно, а делание со смирением еще труднее.
        Что трудом приобретается, то и бывает полезно.

        Если видишь погрешность ближнего, которую: ты бы хотел исправить, если она нарушает твой душевный покой и раздражает тебя, то и ты погрешаешь и, следовательно, не исправишь погрешности погрешностью — она исправляется кротостью.

        Совесть человека похожа на будильник. Если будильник позвонил, и зная, что надо идти на послушание, сейчас же встанешь, то и после всегда будешь его слышать, а если сразу не встанешь несколько дней подряд, говоря: “Полежу еще немножко”, то в конце концов просыпаться от звона его не будешь.

        Что легко для тела, то неполезно для души, а что полезно для души, то трудно для тела.

        Спрашиваешь: “Как сделать, чтобы считать себя за ничто?” Помыслы высокоумия приходят, и нельзя, чтобы они не приходили. Но должно им противоборствовать помыслами смиренномудрия. Как ты и делаешь, припоминая свои грехи и разные недостатки. Так и впредь поступай и всегда помни, что и вся наша земная жизнь должна проходить в борьбе со злом.

Кроме рассматривания своих недостатков, можешь еще и так смиренномудрствовать: “Ничего доброго у меня нет... Тело у меня не мое, оно сотворено Богом во чреве матернем. Душа дана мне от Господа. Потому и все способности душевные и телесные суть дары Божий. А моя собственность — только одни мои бесчисленные грехи, которыми я ежедневно прогневляла и прогневляю Милосердного Господа. Чем же мне после этого тщеславиться и гордиться? Нечем”. И при таких размышлениях молитвенно проси помилования от Господа. Во всех греховных поползновениях одно врачевство — искреннее покаяние и смирение.

        Много есть плачущих, но не о том, о чем нужно, много скорбящих, но не о грехах, много есть как бы смиренных, но не истинно. Пример Господа Иисуса Христа показывает нам, с какой кротостью и терпением должны мы переносить погрешности человеческие.

    Советы преподобного Варсонофия (Плеханкова)

        Есть разные пути ко спасению. Одних Господь спасает в монастыре, других, в мiру. Святитель Николай Мирликийский ушел в пустыню, чтобы подвизаться там в посте и молитве, но Господь приказал идти в мир. “Это не та нива, на которой ты принесешь Мне плод”, — сказал Спаситель. Святые Таисия, Мария Египетская, Евдокия также не жили в монастырях. Везде спастись можно, только не оставляйте Спасителя. Цепляйтесь за ризу Христову — и Христос не оставит вас.

        Верный признак омертвения души есть уклонение от церковных служб. Человек, который охладевает к Богу, прежде всего начинает избегать ходить в церковь, сначала старается прийти к службе попозже, а затем и совсем перестает посещать храм Божий.

        Ищущие Христа обретают Его, по неложному евангельскому слову: “Толцыте и отверзется вам, ищите и обрящете”, “В дому Отца Моего обители многи суть”.
        И заметьте, что здесь Господь говорит не только о небесных, но и земных обителях, и не только о внутренних, но и о внешних.

        Каждую душу ставит Господь в такое положение, окружает такой обстановкой, которая наиболее способствует ее преуспеянию. Это и есть внешняя обитель, исполняет же душу покой мира и радования — внутренняя обитель, которую готовит Господь любящим и ищущим Его.

        Не читайте безбожных книг, оставайтесь верными Христу. Если спросят о вере, отвечайте смело. “Ты, кажется, зачастила в церковь?” — “Да, потому что нахожу в этом удовлетворение”. — “Уж не в святые ли хочешь?” — “Каждому этого хочется, но не от нас это зависит, а от Господа”. Таким образом вы отразите врага.
        Нельзя научиться исполнять заповеди Божий без труда, и труд этот трехчастичный — молитва, пост и трезвение.

        Мне приходится слышать жалобы на то, что мы переживаем теперь трудные времена, что теперь дана полная свобода всяким еретическим и безбожным учениям, что Церковь со всех сторон подвергается нападкам врагов и страшно за нее становится, что одолеют ее эти мутные волны неверия и ересей. Я всегда отвечаю: “Не беспокойтесь! За Церковь не бойтесь! Она не погибнет: врата адовы не одолеют ее до самого Страшного суда. За нее не бойтесь, а вот за себя бояться надо, и правда, что наше время очень трудное. Отчего? Да оттого, что теперь особенно легко отпасть от Христа, а тогда — гибель”.

        Что-то мрачное, ужасное грядет в мир... Человек остается как бы беззащитным, настолько им овладела эта злая сила, и он не сознает, что делает... Даже внушается самоубийство... Почему это происходит? Потому что не берут в руки оружие — не имеют при себе имени Иисусова и крестного знамения.

        Жизнь есть блаженство... Блаженством станет для нас жизнь тогда, когда мы научимся исполнять заповеди Христовы и любить Христа. Тогда радостно будет жить, радостно терпеть находящие скорби, а впереди нас будет сиять неизреченным светом Солнце Правды— Господь... Все Евангельские заповеди начинаются словами: Блажени — блажени кротции, блажени милостивый, блажени миротворцы... Отсюда вытекает, как истина, что исполнение заповедей приносит людям высшее счастье.

        Вся жизнь наша есть великая тайна Божия. Все обстоятельства жизни, как бы ни казались они ничтожны, имеют огромное значение. Смысл настоящей жизни мы вполне поймем в будущем веке. Как осмотрительно надо относиться к ней, а мы перелистываем нашу жизнь, как книгу — лист за листом, не отдавая себе отчета в том, что там написано. Нет случая в жизни, все творится по воле Создателя.

        Чтобы уподобиться Богу, надо исполнять Его святые заповеди, а если рассмотреть, то окажется, что ни одной-то мы по-настоящему и не исполнили. Переберем их все, и окажется, что той заповеди мы едва коснулись, другую, может, тоже несколько начинали только исполнять, а, например, к заповеди о любви к врагам и не приступали. Что же остается делать нам, грешным? Как спастись? Единственно — через смирение. “Господи, во всем-то я грешен, ничего нет у меня доброго, надеюсь только на беспредельное Твое милосердие”. Мы сущие банкроты пред Господом, но за смирение Он не отринет нас. И действительно, лучше, имея грехи, так и считать себя великими грешниками, чем, имея какие-нибудь добрые дела, надмеваться ими, считая себя праведными. В Евангелии изображены два таких примера в лице Фарисея и мытаря.

        В страшное время мы живем. Людей, исповедующих Иисуса Христа и посещающих храм Божий, подвергают насмешкам и осуждению. Эти насмешки перейдут в открытое гонение, и не думайте, что это случится через тысячу лет, нет,— это скоро наступит. Я до этого не доживу, а некоторые из вас и увидят. И начнутся опять пытки и мучения, но благо тем, которые останутся верны Христу Богу.

    Советы преподобного Анатолия (Потапова)

        Бог гордым противится, а смиренным дает благодать, а благодать Божия — это все... Там тебе и величайшая мудрость. Вот ты смирись и скажи себе: “Хотя я и песчинка земная, но и обо мне печется Господь, и да свершается надо мной воля Божия”. Вот если ты скажешь это не умом только, но и сердцем, и действительно смело, как подобает истинному христианину, положишься на Господа, с твердым намерением безропотно подчиняться воле Божией, какова бы она ни была, тогда рассеются пред тобою тучи, и выглянет солнышко и осветит тебя и согреет, и познаешь ты истинную радость от Господа, и все покажется тебе ясным и прозрачным, и перестанешь ты мучиться, и легко станет тебе на душе”.
        Вот вы спрашиваете скорейший путь ко смирению. Конечно, прежде всего следует сознать себя немощнейшим червяком, ничего не могущим сделать доброго без дара Духа Святаго от Господа нашего Иисуса Христа, подаваемого по молитве нашей и ближних наших и по Своему милосердию...

        Говорят, храм скучен. Скучен, потому что не понимают службы! Надо учиться! Скучен, потому что не радеют о нем. Вот он и кажется не своим, а чужим. Хотя бы цветов принесли или зелени для украшения, приняли бы участие в хлопотах по украшению храма — не был бы он скучен.

        Живи просто, по совести, помни всегда, что Господь видит, а на остальное не обращай внимания!

    Пророчество о судьбе России

    Будет шторм, и русский корабль будет разбит. Да, это будет, но ведь и на щепках и обломках люди спасаются. Не все же, не все погибнут... Бог не оставит уповающих на Него. Надо молиться, надо всем каяться и молиться горячо... И будет (после шторма) штиль... явлено будет великое чудо Божие, да. И все щепки и обломки волею Божией и силой Его соберутся и соединятся, и воссоздастся корабль в своей красе и пойдет своим курсом, Богом предназначенным. Так это и будет, явленное всем чудо.

    Советы преподобного Нектария (Тихонова)

        Положение Иова — закон для всякого человека. Пока богат, знатен, в благополучии. Бог не откликается. Когда человек на гноище, всеми отверженный, тогда является Бог и Сам беседует с человеком, а человек только слушает и взывает: “Господи, помилуй!”. Только мера унижения разная.

        Главное, остерегайтесь осуждения близких. Когда только придет в голову осуждение, так сейчас же со вниманием обратитесь: “Господи, даруй ми зрети моя согрешения и не осуждати брата моего”.

        Он говорил о высокой постепенности духовного пути, о том, что “ко всему нужно принуждение. Вот если подан обед, и вы хотите покушать и обоняете вкусный запах, все-таки сама ложка вам не поднесет кушанья. Нужно понудить себя, встать, подойти, взять ложку и тогда уже кушать. И никакое дело не делается сразу — везде требуется пождание и терпение”.

        Человеку дана жизнь на то, чтобы она ему служила, не он ей, то есть человек не должен делаться рабом своих обстоятельств, не должен приносить свое внутреннее в жертву внешнему. Служа жизни, человек теряет соразмерность, работает без рассудительности и приходит в очень грустное недоумение; он и не знает, зачем живет. Это очень вредное недоумение и часто бывает: человек, как лошадь, везет и везет и вдруг на него находит такое... стихийное препинание”.

        Спрашивает, каким путем идти к Богу. Идите путем смирения! Смиренным несением трудных обстоятельств жизни, смиренным терпением посылаемых Господом болезней; смиренною надеждой, что не будете оставлены Господом, Скорым помощником и любвеобильным Отцом Небесным; смиренною молитвою о помощи свыше, об отгнании уныния и чувства безнадежия, которыми враг спасения тщится привести к отчаянию, гибельному для человека, лишающего его благодати и удаляющего от него милосердие Божие.
       
Смысл жизни христианской, по слову святого апостола Павла, писавшего Коринфянам: “...прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которыя суть Божий”. Итак, начертав сии святые слова в душах и сердцах, следует заботиться, чтобы расположение и поступки в жизни служили славе Божией и назиданию ближним.

    Советы преподобного Никона (Беляева)

        Молитвенное правило пусть будет лучше небольшое, но исполняемое постоянно и внимательно...
        Возьмем себе в образец святого, подходящего к нашему положению, и будем опираться на его пример. Все святые страдали потому, что они шли путем Спасителя, Который страдал: был гоним, поруган, оклеветан и распят. И все, идущие за Ним, неизбежно страдают. “В мире скорбни будете”. И все, желающие благочестиво жить, гонимы будут. “Аще приступаеши работати Господеви, уготови душу твою во искушение”. Чтобы легче переносить страдания, надо иметь веру крепкую, горячую любовь ко Господу, не привязываться ни к чему земному, всецело предаться воле Божией.

        На кощунствующих надо смотреть как на больных, от которых мы требуем, чтобы они не кашляли и не плевали...
        Если нет возможности исполнить обет послушания, некому повиноваться, надо иметь готовность все делать согласно воле Божией. Есть два вида послушания: внешнее и внутреннее.

        При внешнем послушании требуется полное повиновение, исполнение всякого дела без рассуждения. Внутреннее послушание относится к внутренней, духовной жизни и требует руководства духовного отца. Но совет духовного отца следует проверять Священным Писанием... Истинное послушание, приносящее душе великую пользу, это когда за послушание исполняешь то, что несогласно с твоим желанием, наперекор себе. Тогда Сам Господь берет тебя на Свои руки...

        Врачей и лекарство создал Господь. Нельзя отвергать лечение.

        При слабости сил и усталости сидеть в церкви можно: “Сыне, даждь Ми сердце твое”. “Лучше сидя думать о Боге, чем о ногах стоя”, — сказал Святитель Филарет Московский.
        Не надо давать волю своим чувствам. Надо понуждать себя обходиться приветливо и с теми, которые не нравятся нам.

        Верить приметам не должно. Нет никаких примет. Господь управляет нами Своим Промыслом, и я не завишу от какой-либо птицы или дня, или другого чего-либо. Кто верит предрассудкам, у того тяжело на душе, а кто считает себя в зависимости от Промысла Божия, у того, наоборот, на душе радостно.

        “Иисусова молитва” заменит крестное знамение, если почему-либо нельзя будет возложить его.

        Без крайней необходимости в праздничные дни нельзя работать. Праздником надо дорожить и чтить его. Этот день надо посвящать Богу: быть в храме, дома молиться и читать Священное Писание и творения св. отцов, делать добрые дела.

        Надо любить всякого человека, видя в нем образ Божий, несмотря на пороки его. Нельзя холодностью отстранять от себя людей.
        Что лучше: редко или часто приобщаться Св. Христовых Тайн? — сказать трудно. Закхей с радостью принял в свой дом дорогого Гостя — Господа, и хорошо поступил. А сотник, по смирению, сознавая свое не достоинство, не решился принять, и тоже хорошо поступил. Поступки их, хотя и противоположные, но по побуждению одинаковые. И явились они пред Господом равно достойными. Суть в том, чтобы достойно приготовлять себя к великому Таинству.

        Когда спросили преподобного Серафима, почему в настоящее время нет таких подвижников, какие были раньше, он ответил: “Потому, что нет решимости к прохождению великих подвигов, а благодать та же; Христос Тот же и вовеки”.

        Гонения и притеснения полезны нам, ибо они укрепляют веру.

        Надо все дурное, также и страсти, борющие нас, считать не своими, а от врага — диавола. Это очень важно. Тогда только и можно победить страсть, когда не будешь считать ее своей...

        Если хочешь избавиться от печали, не привязывайся сердцем ни к чему и ни к кому. Печаль исходит от привязанности к видимым вещам.
        Никогда не было, нет и не будет беспечального места на земле. Беспечальное место может быть только в сердце, когда Господь в нем.
        В скорбях и искушениях Господь помогает нам. Он не освобождает нас от них, а подает силу легко переносить, даже не замечать их.
        Молчание подготовляет душу к молитве. Тишина, как она благотворно действует на душу!
        Мы, православные, не должны поддерживать ересь. Если бы и пострадать пришлось, не изменим Православию.
        Не следует добиваться человеческой правды. Ищи только правды Божией.

        Духовный отец, как столп, только указывает путь, а идти надо самому. Если духовный отец будет указывать, а ученик его сам не будет двигаться, то никуда и не уйдет, а так и сгниет около этого столпа.

        Когда священник, благословляя, произносит молитву: “Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа”, тогда совершается тайна: благодать Святаго Духа нисходит на благословляемого человека. И когда какой-либо человек хотя бы только устами произносит отречение от Бога, благодать отходит от него, все его понятия изменяются, он делается совсем другим.
        Прежде чем у Господа просить прощения, надо самой простить... Так сказано в “Молитве Господней”.

        Молчание полезно для души. Когда мы говорим, тогда трудно удержаться. от празднословия и осуждения. Но есть молчание плохое, это когда кто злится и потому молчит.
        Всегда помните закон духовной жизни: если смутишься каким-либо недостатком другого человека и осудишь его, впоследствии тебя постигнет та же участь, и ты будешь страдать тем же недостатком.

        Не прилагайте сердца к суете мирской. Особенно во время молитвы оставляйте все помыслы о житейском. После молитвы, домашней или церковной, чтобы сохранить молитвенное умиленное настроение, необходимо молчание. Иногда даже простое, незначительное слово может нарушить и спугнуть из души нашей умиление.
        Самооправдание закрывает духовные очи, и тогда человек видит не то, что есть на самом деле.

        Если скажешь про брата или сестру что-либо дурное, даже если это будет правда, то ты своей душе нанесешь неисцельную рану. Передавать о погрешностях другого можно только в том случае, когда в сердце твоем единственное намерение — польза души согрешившего.
        Терпение есть непрерывающееся благодушие.

        Спасение ваше и погибель ваша — в ближнем вашем. Спасение ваше зависит от того, как вы относитесь к своему ближнему. Не забывайте в своем ближнем видеть образ Божий.
        Всякое дело, каким бы ничтожным оно вам ни казалось, делайте тщательно, как пред лицом Божиим. Помните, что Господь видит все.



Архив

0

9

МОНАСТЫРЬ И МИР

...Проси <в молитве> и о том, чтобы Он <Бог> воз­вестил твоим родителям об увольнении тебя в обитель, где покажутся тебе твои немощи при борьбе со страстями

(преп. Макарий).

Хорошо, что ты познала, что спокойствие, на которое ты опиралась в мире, непрочно и ненадежно. А притом и то знай, что ты, живя в монастыре, находишься на поприще брани, как духовный воин, и раны приемлешь, и венцев сподобляешься, а удаляясь с сего поприща, уже не имеешь и брани и мнишь иметь спокойствие, но ложно, ибо оно скоро может превратиться в свирепую бурю. Итак, благо­дари Бога, призвавшего тебя на сей путь и обучающего во бранях

(преп. Макарий).

Некоторые спасаются в монастырях, иногда их упре­кают в эгоизме. «Подумайте, — говорят, — такой-то посту­пил в монастырь! Он делал в миру столько добра, то-то и то-то, так много приносил пользы и вдруг все бросил. Это просто грех!» Не слушайте подобных речей. Если Господь призывает человека на служение Себе в иноческом чине, то надо все бросить и последовать призыву Божию. Впро­чем, и в миру спасаются, но с большим трудом. В житиях святых рассказывается про двух сестер, из которых одна пошла в монастырь, а другая вышла замуж, и обе они спаслись. Правда, та, которая пошла в монастырь, получи­ла высшую награду от Господа, но спасение получили обе. Но как спастись в миру, когда там так много соблазнов? Апостол говорит: «Не любите мира, ни яже в мире» (1Ин. 2, 15). Впрочем, здесь нужно оговориться: под словом «мир» подразумевается не вселенная, а все низменное, пошлое, скверное, греховное. Можно жить и в миру, и вне мира

(преп. Варсонофий).

МОНАШЕСТВО

Монашество есть образ смирения, и до оного достигают множеством браней и искушений, на которые и надобно себя приготовлять, а Господь силен тебя укрепить

(преп. Макарий).

...О монашестве твоем... скажу: да будет принятие оного тебе не на тщеславие, или гордость, или возношение, а паче на смирение, и кротость, и терпение

(преп. Макарий).

Что же значит монашество? Совершение христианства, состоящее в исполнениях заповедей Божиих, в них же и любовь к Богу заключается: «аще кто любит Мя, слово Мое соблюдет» (Ин. 14, 23), — сказал Господь, и делани­ем заповедей человек очищается от страстей, достигает бесстрастия и восходит к духовному умозрению, и все это должно быть растворено смиренномудрием, потому смиренномудрие все сети вражий сокрушает; при исполне­нии заповедей должно пройти и огнь искушений от людей и от врагов <бесов>, а без искушений мы не познаем себя и не можем смириться и получить духовный разум

(преп. Макарий).

...Хотя иноки почтены от Господа ангельским образом, но крыльев ангельских им не дано, может быть, и потому, чтоб всякой инок наиболее находился в своем месте и вни­мал своему спасению, а иначе все бы разлетелись, кто куда, так что иного настоятель не скоро бы дождался в обитель. А потому довольно с меня и того, что мысленно с любовью моею летаю к вам!

(преп. Антоний).

Кому что дано: кому деятельность, кому безмолвие, да­ров Божиих много. Преподобному Арсению дано было равноангельское житие, служить Богу в безмолвии. Другие, наоборот, служат Богу в кипучей деятельности. Но уподоб­ляются зарывающим свой талант те, которые отказывают­ся от того, куда их поставляют согласно воле Божией. Так вот, и я стою на этом месте. Боюсь отказываться. Отец Архимандрит мне говорил: «А перенесете ли вы то, что может быть, если вы откажетесь?» Вот я и стою...

(преп. Варсонофий).

...Монашество есть внешнее и внутреннее. Миновать внешнее нельзя, но и удовлетвориться им одним тоже нельзя. Одно внешнее без внутреннего даже приносит вред. Внешнее монашество можно уподобить вспахиванию земли. Сколько ни пахай — ничего не вырастет, если ниче­го не посеешь. Вот внутреннее монашество и есть сеяние, а пшено — молитва Иисусова. Молитва освещает всю внут­реннюю жизнь монаха, дает ему силу в борьбе, в особенности она необходима при перенесении скорбей и искушений...

(преп. Варсонофий).

...Иночество есть великое безбрежное море, исчерпать или переплыть его невозможно. Это непонятно человеку, не вступающему на этот путь, практика нужна. Пред вами огромная завеса, и она начинает перед вами с нижнего уголка чуть-чуть приподниматься. Вся мудрость земная, правда, имеет некоторый смысл и цель, главным образом, для доставления удобств в земной плотской жизни, по срав­нению же с иночеством есть ничто, или лучше сказать, копейка по сравнению с миллиардом рублей. Один извест­ный мне человек, высокообразованный, получивший евро­пейское образование, был в Московском университете, и в Лондоне, и в Париже. Поступив в монастырь, он пишет своему мирскому другу, товарищу по учению, что он до сих пор ничего не понимал. Так дивно глубок смысл иноче­ства.

А назначение инока еще выше. Святой апостол Павел говорит, что в будущей жизни будут различные степени блаженства: «Иная слава солнца, иная слава луны, иная звезд; и звезда от звезды разнится в славе» (1 Кор. 15, 41). Этих степеней миллиарды, говоря по человеческому разумению, неисчислимое количество, и инокам принадле­жит первая. А схимонахи, конечно, достойно своего звания живущие, будут в числе Серафимов. Вот как велико на­значение инока. Поэтому как вы должны благодарить Бога, что Он привел вас сюда в скит. Ни на минуту не подумай­те, что вы сами пришли: «Никто не может прийти ко Мне, аще Отец Мой Небесный не привлечет его» (Ср.: Ин. 6, 44). От Бога дана вам свобода, и с вашей стороны было лишь свободное произволение. Вы только не противились, когда Он, взяв вас за руку, повел сюда. Господь спасает нас, а не мы спасаемся, но Он, Милосердый, спасает нас при нашем на то желании.

Итак, благодарите Бога. Вы сами видите, как много людей погибает в миру, сами поразмыс­лите теперь, за что Господь оказал вам такую милость, что привел вас сюда в монастырь, в наш укромный тихий скит! Да! Только при помощи Божией можно проходить этот тесный, скорбный путь. ...На первый взгляд кажется, что есть какое-то противо­речие: с одной стороны, этот путь исполнения заповедей Господних есть легкий и благой, а с другой, он — тесный и прискорбный. Да, он тесен и прискорбен только для тех, кто вступает на него или с принуждением, без внутренне­го расположения, или из-за каких-либо иных целей, кроме спасения души. Для таких он тяжел. А для тех, кто стано­вится в ряд иноков с чистым желанием и намерением служить Господу Богу в духе и истине, — он легок. Правда, бывают скорби, но это — облачка на чистом, лучезарном небе

(преп. Варсонофий).

Вопрос: «Меня иногда смущали мысли о том, что мона­шество уклонилось от своего идеала». Ответ: «Да, да уклонилось, однако диаволу и это не очень нравится, коли он так восстает против современно­го монашества. Этим монашеством держится весь мир. Когда монашества не будет, то настанет Страшный Суд»

(преп. Варсонофий).

...Вы пришли сюда искать Бога, и все ищут Бога. Найти Бога — это цель монашеской жизни... можно и жить в монастыре, да не быть монахом, ничего не достигнуть... Все ищут Бога. Вот и художники в области поэзии, живописи, особенно музыки, — все желают найти Бога. Да не так искали. Как искать Бога? Соблюдением заповедей, особенно смирением, поступать в монастырь. А они не хотели соблю­дать заповеди, особенно не хотели смиряться, хотели пройти как-либо переулками, поближе, покороче. Знаете стихотворение Пушкина «Пророк»? Там он говорит: «В пустыне мрачной я влачился». Пустыня — это жизнь, он это понимал, что жизнь — пустыня. Влачился, да прямо ползал всем телом. Далее: «И шестикрылый Серафим на перепутье мне явился». Затем Пушкин рисует картину посвящения ветхо­заветного пророка.

Кажется, говорится так, что он постиг и «Херувимов горнее стремленье и гад морских подводный ход». Ангелы чисты, они только «горняя мудрствуют». А у нас есть и гад морских подводный ход. Эти два течения идут в нас параллельно. Но должно стараться только «горняя мудр­ствовать». Это не сразу достигается, а только ход морских будет все тише, и можно достигнуть того, что будет только одно горнее стремленье, а те гады нырнут в бездну и исчезнут. Да, этого можно достигнуть. Вот, я вам и гово­рю: смиряйтесь и смиряйтесь

(преп. Варсонофий).

В Святом Писании, например, в Апокалипсисе и даже в Ветхом Завете, встречается слово «острова». Например, и острова будут уповать на Бога... (Ис. 51, 5). Как «ост­рова» могут уповать? Под словом «острова» разумеются монастыри. А означает весь текст то, что к пришествию антихриста разве в монастыре еще сохранится вера...

(преп. Варсонофий).

Бояться надо только греха... А боязливых, сказано в Священном Писании, не любит Бог (Ср.: Сир. 2, 12), монах не должен быть боязлив, труслив, а должен возлагать на Бога надежду. Почему Бог не любит боязливых и трусли­вых? Потому что они близки к унынию, отчаянию, а это смертные грехи; боязливый и трусливый — на краю про­пасти. Истинный монах должен быть чужд такого устрое­ния...

(преп. Варсонофий).

<У Игнатия Брянчанинова> все на одном и том же, на молитве Иисусовой. Какая ширина! Теперь вы видите это. А прежде, может быть, видели в монашестве, как и боль­шинство мирских, одну редьку, квас и глубочайшее неве­жество. Да и понятно. «Чашу жизни вкусите и видите, яко благ Господь». Да, надо вкусить, и тогда уже увидишь, какое блаженство...

(преп. Варсонофий).

Святой Иоанн Лествичник говорит: «Ангелы — свет монахам, монахи — свет миру». Вспомните, что мы должны быть светом миру, что наше грядущее назначение — быть царями и священниками. Вспомните, как милостив Господь, призвавший нас в эту святую обитель. Сами посудите, ка­кие дела мы творили, как жили до призвания нашего сю­да, в эту святую обитель...

(преп. Варсонофий).

.Монашество... есть блаженство, какое только возможно для человека на земле, выше этого блаженства нет ничего. И это потому, что монашество дает ключ ко внутренней жизни. Блаженство внутри нас, надо только открыть его. Полное блаженство на небе, в будущей жизни оно только продолжается...

(преп. Варсонофий).

Не все монашество заключается в подряснике да каше. Надел подрясник, стал есть кашу — и думает: я теперь стал монахом. Нет! Одно внешнее не принесет никакой пользы. Правда, нужно и носить монашескую одежду, и поститься, но это не все! Лампа, пока не горит, не оправды­вает своего назначения — светить. Пожалуй, ее кто-либо и толкнет, и разобьет в темноте. Чего же не достает? — Огонька! Правда, необходимы и фитиль, и керосин, но раз нет огня, если она не зажжена, она не принесет никому пользы. Когда же она зажжена, сразу польется свет. Так в монашестве: одна внешность не приносит пользы, не обходим внутренний огонек. Отец Анатолий говорил, что монашество есть сокровенный сердца человек...

(преп. Варсонофий).

Что такое монах? Монах есть исполнитель всех запове­дей Божиих. А все заповеди сводятся к двум: 1. Возлюби Бога всем сердцем твоим, всею душою и всею крепостью твоею и 2. Ближнего твоего, яко сам себя. Эти две запове­ди совмещают в себе весь закон и заповеди Божий. Ангелы на небесах преуспевают в любви. Вся жизнь монаха долж­на быть — любовь. Наши великие старцы: о. Лев, о. Макарий, о. Амвросий, о. Анатолий действительно и имели эту любовь

(преп. Варсонофий).

...Всегда надейтесь только на Бога, но никак не на человека. Тогда всякое зло будет отпадать от вас, как отруб­ленная ветка...

(преп. Варсонофий).

Есть два монашества: внешнее и внутреннее..., внеш­нее, так называемое клобуковое монашество, приобрести легко, как святой Иоанн Лествичник пишет: сделать внеш­него монаха легко, но трудно сделаться внутренним мо­нахом. Это внутреннее монашество может быть даже в миру, хотя именно «только может». И об этом-то внутрен­нем монашестве теперь так редко говорят, почти не имеют никакого понятия...

(преп. Варсонофий).

С юных лет Господь привел тебя в лик избранниц своих, монастырь Он указал тебе самый удобный ко спасе­нию, не лишил тебя близости к старцам, и все тебе мало грустно. Обратись к Божией Матери и говори Ей: «Ты, Владычице, привела меня в избранное Твое стадо, Ты и упаси мя. Ты могла Марию Египетскую спасти, ужели меня не сможешь?»

(преп. Анатолий).

.Монашеская жизнь трудная — это всем известно, а что она самая высокая, самая чистая, самая прекрасная и даже самая легкая — что говорю легкая — неизъяснимо привле­кающая, сладостнейшая, отрадная, светлая, радостью вечною сияющая — это малым известно. Но истина на стороне малых, а не многих. Потому Господь и сказал возлюблен­ным ученикам: не бойся, малое мое стадо! Яко изволи Бог даровать вам — что? — думаешь, отраду? богатство? наслаждение? Нет! — Царство! (Лк. 12, 32). И какое Царство! Где не только все блага, все возможные сокро­вища, и красота, и слава, свет, радость, горящая любовь, Божеская жизнь и веселие вечное. Царство это — Цар­ство всех веков, перед которым все величайшие царства мира сего — дым, смрад! И в том-то Царстве света и веселия тебе уготовано, и всем возлюбившим Господа Иису­са, царское место. Приведутся Царю девы — в след Ея — Царицы Небесной

(преп. Анатолий).

Я — монах, а монах есть исполнитель всех заповедей Божиих. Ни прельщения, ни угрозы, ни даже смерть не должны заставить монаха презреть заповедь Божию. Уми­ляют мое грешное сердце слова псаломские: «Твой есмь аз, спаси мя, яко оправданий Твоих взысках» (Пс. 118, 94). Говорю их Господу, когда грозят мне люди или помыслы мои при исполнении долга моего священноиноческого. Бу­ди воля Господня!.

(преп. Никон).

Если монах пребывает в мирском доме, то на него смотрят как на мирянина. Нельзя монаху долго пребывать в миру. Как рыба без воды, так и монах вне монастыря

(преп. Никон).

Монах должен быть весь в Боге

(преп. Никон).

Если монах живет в миру, не несет никаких подвигов и даже одежды монашеской не носит, чем он отличается от мирянина? — Своею любовью к монашеству. Можно жить в монастыре, по видимости быть исправным монахом, но не любить монашества. Такой человек уже не есть монах

(преп. Никон).

Хотя теперь монастырей нет, но обет монашеский в душе должен остаться, ибо он дан Богу, ибо монашество было, есть и будет

(преп. Никон).

Монашеское дело наше: смириться, да поклониться, да попросить прощение — тем и оправдан

(преп. Иларион).

Сестра! Кайся, смиряйся, сестрам уступай — что можно, и не осуждай других — все с немощами

преп. Амвросий).

Надо понимать дух времени и не увлекаться прежними понятиями и впечатлениями, которые в настоящее время осуществить невозможно. Важность в христианстве, а не в монашестве. Монашество в той степени важно, в какой оно приводит к совершенному христианству

(преп. Никон).

Такой был случай: на одного брата нашло искушение, задумал купить водки и выпить, пошел в шинок, стоят покупатели. Женщина-продавщица, увидев в монашеской одежде, спросила: «Что вам, батюшка, угодно?» Таким воп­росом устыдила брата, и он ответил: «Полфунта изюму». Таким образом, монашеская одежда спасла от искушения

(преп. Никон).

...Монашество, построенное по духу Святого Евангелия, на любви к Богу и отказе от мирской жизни, всегда явля­лось камнем преткновения для людей мира сего, всегда было ими ненавидимо, непонимаемо, как совершение чуж­дого им. Рабы же Христовы, хотя бы они были в миру, любили монашество и любят, видя в нем идеал христиан­ской жизни, не чуждый им по духу. Говоря здесь о монаше­стве, имею в виду не отдельных людей, а самый образ жития, и говоря о людях мира сего, также имею в виду не живущих в мире, а душою своею преданных мирской жизни

(преп. Никон).

«Отчего это, батюшка, — спросила одна особа, — игуме­нье дано право распоряжаться монахинями, как крепост­ными?» Старец ответил: «Более, чем крепостными. Крепостные могли хоть за глаза поворчать на своих господ и побранить их, а у монахинь и это право отнято, — монахиня сама добровольно отдает себя в крепостное право»

(преп. Амв­росий).

Монашество произошло от желания жить в точности по евангельскому учению. Потому что среди молвы город­ской и в заботах житейских представляется большое неудоб­ство жить в точности по евангельскому учению, хотя и все обязаны исполнять оное. Монахи от мирян различаются тем, что последним дозволена жизнь в супружестве, а пер­вые избирают жизнь (безбрачную) безсупружную. И ты хотя живешь только при монастыре, а все-таки избрала жизнь безсупружную. Почаще читай Евангелие от Матфея 5 от начала 5-й главы до конца 10-й и старайся жить по сказанному там. Тогда и найдешь порядок в своей жизни, и стяжешь успокоение души твоей

(преп. Амвросий).

...О монашестве должно разуметь, что оно есть таин­ство, покрывающее прежние грехи, подобно крещению. Крещаемый прежде крещения не может чувствовать того, что после получает, т. е. силу внутреннюю исполнять запо­веди Божии

(преп. Амвросий).

Чадце мое неблагодарное и неразумное. Да весть мало­душие твое, что никто из человек не имеет права дозволять кому бы то ни было оставить воспринятый им путь благоче­стивой жизни. Потому что воспринявшие монашество и оставившие оное уподобляются Иуде предателю, который ни у кого не просил на это дозволения, а самоизвольно предал, и сам терпит горькую участь свою во аде. У кого есть еще сколько-нибудь смысла, тот не должен решаться подражать такому жалкому и злополучному человеку, а лучше пусть потерпит временные неудобства и временную малую скорбь, чтобы получить вечную милость Божию велику

(преп. Амвросий).

Вижу, что здоровье твое поправляется, а в делах подви­гов монашеских лучшего нет. Что ж пользы-то от нашего здоровья? Не с тем мы вошли в ворота обители, чтобы готовить на выставку собственную тушу. А зачем? Затем, чтобы украшать себя скорбями, болезнями, укоризнами от других, постом, молитвою, смирением! Вот цель нашего отшествия от мира!

(преп. Анатолий).

Одной начальнице монастыря на ее слова, что народ, поступающий в обитель, разный, — трудно с ним, — ба­тюшка сказал: «Мрамор и металл — все пойдет»

(преп. Амвросий).

...Главное дело нашего исправления и спасения зави­сит от нас самих, а со стороны в этом бывает только вспомоществование, хотя и немалое, потому что в каждом деле и в каждом искусстве потребно показание. А без показания простолюдин лаптя не сплетет, девушка чулка не свяжет. Кольми паче монастырская и монашеская жизнь требует показания, и указания, и наставления, а со стороны учащихся требует несомненного приятия и повиновения, по Евангельскому слову: «что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте» (Мф. 23, 3). Эти Евангельские слова ясно показывают, что не следует разбирать жития и дела наставников, а только наставления их принимать, если они согласны со словом Божиим и не противны оному. А за дела свои каждый сам отвечает перед Богом, и наставник, и повинующийся

(преп. Амвро­сий).

Образ схимонашеский есть совершенный образ мона­шеский, а монашество есть совершенное христианство. Главная цель наша должна быть — исполнение заповедей Божиих, коими очищается сердце наше от страстей и ис­полняется плодов духовных: мира, радости, любви и про­чих. Воздержанием утончается наш плотский состав, и оным, купно с молитвенным правилом, очищается ум, но при исполнении заповедей Божиих и при глубочайшем сми­рении, а без сего ни пост, ни труд, ни правило не принесут нам никакой пользы. И если только в том одном полагать образ монашества, чтобы исполнять правило и соблюдать пост, а о заповедях любви, терпения и смирения не иметь попечения, то всуе будем трудиться.

Правило и пост, конечно, надобно иметь схимникам большие против просто­го монаха, и на сие подобает себя понуждать: но, впрочем, Бог ищет от нас, по силе каждого, телесного подвига, а душевного подвига — любви и смирения — от всех истязует: и больные, и престарелые могут любить ближнего, и смиряться, и получать милость Божию, это не мое мнение, а святых отцев учение вам предлагаю

(преп. Макарий).

Когда читают, особенно в церкви, хоть и без усердия, а слушай. Со временем все слюбится, и жизнь монастырская

(преп. Анатолий).

...Всякое иноческое одеяние, длинное или короткое, с рукавами или без рукавов, с широкими рукавами или узки­ми, есть не простое одеяние, но смиренное и святое, а посему и возлагать оное на себя должно, как дар Божий, с благоговением и со благодарением

(преп. Антоний).

Один епископ, приехав в один монастырь, спросил на­стоятеля: — Есть ли у тебя хорошие монахи? — Есть, — был ответ. — Ну, покажи. Настоятель вызвал и говорит: — Вот хороший кузнец, вот хороший мастер и т. д. Послушал епископ и сказал: — Я просил тебя показать мне хорошего монаха, т. е. делателя молитвы или смирения, а ты показываешь мне хороших мастеров. Этого и в миру много. Уехал епископ и сменил потом этого настоятеля

(преп. Никон).

Архив

0

10

СКРЫТАЯ ЖИЗНЬ АФОНСКИХ СТАРЦЕВ

Гора Афон – восточный выступ греческого полуострова Халкидики. Вдаваясь почти на 50 километров в Эгейское море, он словно хочет отгородиться от остального мира. Вот уже тысячу лет Афон – пристанище православных монахов, удалившихся от всех, кроме Бога.

Большую часть времени они проводят в уединении и неустанных молитвах в одном из двух десятков отдаленных друг от друга монастырей, в ските (их на Афоне двенадцать) или в одной из сотен келий. По преданию, Пресвятая Богородица, приняв благодать Святого Духа, отправилась на Кипр, но корабль попал в бурю и прибился к Афону. После ее проповедей местные язычники уверовали в Иисуса и приняли христианство. И хотя с тех пор Пресвятая Богородица считается покровительницей афонской монашеской общины, женщинам въезд сюда запрещен. Впрочем, дело, как объясняет один из монахов, не в каком-то злом умысле, а в слабости человеческой природы: «Стоит появиться здесь женщинам, и две трети из нас уйдут с ними и обзаведутся семьями».

Отказавшись от родных и удалившись от суетного мира, монах обретает новую семью, которая состоит из настоятеля монастыря и старца, с которым он делит келью. Тот становится его духовником и, как признался один из насельников Афона, «помогает выстроить собственные отношения с Христом». Уход из жизни духовника может стать серьезным испытанием для молодого монаха. Как, впрочем, и решение новообращенного вернуться обратно в мир – для старца. «Один ушел в прошлом году, и даже моего мнения не спросил. Так что, может, это и к лучшему, что он ушел», – грустно признался старец из монастыря Зограф.

Самые древние пристанища монахов (от древнегреческого μοnαχός – «одинокий») стали появляться в египетской пустыне в IV веке. Затем они распространились на Ближний Восток и Европу. Первые же свидетельства о монашеских поселениях на Афоне относятся к VII–VIII векам, а в IX веке здешнее монашеское братство по булле византийского императора Василия I получило полуостров в свое владение.

Две мировые войны прошлого века сильно сократили число обитателей афонских монастырей. Но за последние двадцать лет на Афон потянулись молодые люди – многие из стран бывшего соцлагеря и нередко с высшим образованием. В результате число монахов и послушников на Афоне сегодня достигло почти двух тысяч.

Одновременно после вступления Греции в Евросоюз в 1981 году на полуостров стали направляться средства ЕС для восстановления и поддержания храмов.
«Здесь собраны две тысячи судеб, и у каждого из нас свой путь к Богу», – говорит отец Максимос. Его собственный путь к аскезе начался в нью-йоркском Лонг-Айленде, где в юные годы он увлекался альтернативной музыкой, затем будущий отец Максимос преподавал теологию в Гарварде, а потом бросил все, чтобы «быть ближе к Богу». Другой монах убежал из дома совсем мальчишкой, а когда за ним приехал старший брат из Афин, отказался возвращаться, пригрозив повторным побегом. Еще один, сын бакалейщика, прибыл из Питсберга, ввергнув в шок родителей своим решением уйти в монастырь. Но после двух лет жизни в суровых условиях православной афонской обители он еще не сделал окончательного выбора: «Кто знает, какие у Бога планы на мой счет». Если послушник слишком долго готовится к принятию пострига, то его духовник может даже отправить его домой. Ну а если он решает, что послушник готов принять сан, то выбривает на его голове маленький крест и нарекает именем святого – так рождается новый монах.
Однако жизнь с уходом в монастырь вовсе не заканчивается.

Ведь и под черной рясой монахи остаются теми, кем их создал Бог – людьми из плоти и крови. Хиппи из Австралии с мирским именем Питер стал не только отцом Иеротеосом, но и профессиональным баритоном хора Иверского монастыря. Отец Анастасиос почувствовал на Афоне тягу к живописи и теперь выставляет свои работы даже в далеких Хельсинки и Гранаде. Отец Эпифаниос взялся за восстановление древних виноградников скита Милопотам и сегодня поставляет в четыре страны первоклассное вино, производимое на современно оборудованном винном заводе. Кроме того, он издал на трех языках кулинарную книгу блюд монастырской кухни.

Характеры людей тоже принципиально не меняются. Одни – натуры независимые, предпочитающие жизни в общине уединенную келью на природе. Другие, как и в миру, эгоистичны или мелочны. Третьи творят добро и ищут, где оно востребовано более всего. Как отец Макариос из кельи Маруда близ города Карье, готовый поделиться с любым своей сменной одеждой, жильем и выдаваемыми ему на карманные расходы деньгами. «Истинная вера, – говорит этот 58-летний монах с удивительно живыми зелеными глазами, – дает свободу. И любовь».

Монастыри Афона тоже разные. Один из крупнейших на острове – Ватопед – славится своими византийскими сокровищами и реализованными талантами насельников. Среди них есть даже практикующий дирижер. А вот братия Констамонита живет по старинке: занимается сельским хозяйством, отказалась от электричества и дотаций Евросоюза. «Невозможно быть аскетом при всех этих штучках, которые облегчают жизнь», – замечает один из здешних старцев. Есть на Афоне и свои бунтари. Это – насельники монастыря Эсфигмен.

На протяжении веков он страдал то от пиратов, то от пожаров и набегов турок. А теперь стал жертвой собственного радикализма. Эсфигменская братия отказалась подчиняться Константинопольскому патриархату, под юрисдикцией которого находятся монастыри Афона, из-за начатого Патриархом диалога с католиками. Монахи даже вывесили над монастырем черный флаг с девизом «Православие или смерть». За свое бунтарство их изгнали из правления Афона – Кинота – и из общины. Дело доходило даже до стычек с полицией, которая пыталась их выдворить из Эсфигмена. Сегодня мятежники все еще живут в изоляции за счет пожертвований со стороны сочувствующих из внешнего мира. «Мы уповаем в нашей борьбе лишь на Христа и Богородицу», – говорит настоятель-отступник мятежного монастыря.

Любое пересечение границ Афона монахи называют «выходом в мир». Хотя на самом деле полуостров, конечно, остается частью Большой земли: здесь трудится много мирян – примерно столько же, сколько живет монахов. Гора Афон с 1924 года входит в состав Греции, а ее неофициальной столицей считается Карье.

Там заседает «правительство» общины, в котором есть представители от всех монастырей. Оно рассматривает и выносит решения как по важным вопросам (таким, например, как отношения с Евросоюзом), так и мелким, кому, скажем, дать помещение под сувенирную лавку. Любая перемена на Афоне, считает община, серьезный риск и вызов сложившемуся здесь укладу, так что все надо тщательно взвесить. 
А поскольку Афон – часть Греции, то есть здесь и гражданский губернатор, чиновники и даже полиция. Все – мужчины, разумеется.

Много в Карье паломников, делающих покупки в местных сувенирных лавках, где торгуют крестиками, четками, свечами и даже местной водкой узо. Чтобы попасть на Афон, им надо получить предварительное, не меньше чем за месяц, специальное разрешение (диамонитирион) в представительстве одного из афонских монастырей в своей стране или уже в Салониках. Оно выдается на строго определенное время ограниченному числу паломников: за раз полуостров могут посетить не больше 120 человек. Уладив все формальности, через порт Дафни, где находятся таможенный, почтовый и полицейский участки, паломники попадают на полуостров.

Афонская община выжила лишь благодаря тому, что научилась приспосабливаться к переменам в окружающем мире, хотя и неохотно. Преподобный Афанасий, основавший Великую Лавру на Афоне в 963 году, сначала навлек на себя гнев отшельников тем, что его детище отличалось непривычным здесь великолепием архитектуры и богатством отделки. В штыки принимали монахи и прокладку дорог, появление автобусов, затем – электричества и сотовых телефонов. Последняя головная боль – Интернет. Но некоторые монастыри стали потихоньку выходить в киберпространство: заказывать запчасти к машинам, получать юридическую консультацию. Впрочем, и эти робкие попытки приветствуют не все. «Связь с внешним миром чрезвычайно опасна, – считает один из монахов. – Большинство насельников не знают даже о теракте 11 сентября».

Но внешний мир продолжает наступать. У нового поколения афонских монахов – высшее образование, ноутбуки и мало опыта по разведению цыплят. Вчерашних мулов заменяют внедорожники. Есть вызовы и посерьезнее, например, говорят, что Евросоюз будет давать деньги Афону лишь после снятия запрета на посещение полуострова женщинами. Если дело и дальше так пойдет, то монашеское братство горы Афон ждут серьезные испытания.


Архив

0

11

БЛАЖЕННЫ ПЛАЧУЩИЕ, ИБО ОНИ УТЕШАТСЯ

Следовать за Христом невозможно без слез духовного плача. Об этом свидетельствует весь опыт подвижников Церкви. И об этом слова опытнейшего духовника со Святой Горы Афон:

««Блаженны плачущие, ибо они утешатся» (Мф. 5:4). Вот вижу сердце мое в борьбе: как буду говорить о святом плаче моим современникам? Знаю, что они сочтут стыдом для взрослых плакать о чем бы то ни было. Да, действительно стыдно плакать, но это только тогда, когда речь идет о вещах преходящих: о карьере, об имуществе, о привилегиях, или социальном положении, или о здоровье и подобном сему.

Но плач, о котором предстоит нам слово, касается наших отношений с Вечным Богом: он, плач сей, принадлежит иному плану бытия. Он вызывается прикосновением к нам Духа Божия. Он посетил, … сердце исполнил нетленною любовию, ум же поразил новым видением… Он дух наш восхитил в сферы нетварного бытия. Огонь Гефсиманской молитвы - сострадания всему страждущему тварному миру - приблизился к нашему хрупкому существу, и сие последнее целиком отдалось власти посетившей его Любви. Таким плачем плакали Апостолы и наши Отцы, воспринявшие небесное благословение. Огонь сей брошен на землю наших сердец Самим Христом (ср. Лк 12:49; 22:44)…

Наивен тот, кто думает, что путь вслед Христу возможно пройти без слез. Возьми сухой орех, положи его под тяжелый пресс и увидишь, как потечет из него масло. Нечто подобное происходит с нашим сердцем, когда невидимый огонь слова Божия опаляет его со всех сторон. Окаменело сердце наше в своем животном эгоизме, и, что хуже, в своей гордой спазме. Но воистину есть такой огонь (Лк. 12:49), который способен расплавить даже крепчайшие металлы и камни.

Кто ни разу в жизни не испытывал приближения к себе вплотную сего Огня, тот не поймет, о чем идет речь здесь…
«Блаженны плачущие, ибо они утешатся», - сказал Господь на все времена. Да и Сам «Он во дни плоти Своей с сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления могущему спасти Его от смерти; и услышан был за Свое благоговение» (Евр. 5:7). И для всех и каждого, стремящегося к Божественной вечности, предлежит именно сей путь: «с сильным воплем и со слезами», чтобы спастись от содержащей нас смерти – греха»

(Арх. Софроний (Сахаров) «Видеть Бога как он есть». М., 2000, стр.45-52).

Духовный плач является одной из ступеней в лествице, возводящей на Небо (степень 7 «О радостотворном плаче»), ступенью, дарованной Самим Богом. И какие изумительные слова о духовном плаче обнаружил в своем сердце и подарил нам божественный автор непоколебимой «Лествицы»: «Когда душа и без нашего страдания и попечения бывает склонна к слезам, мягка и проникнута умилением: тогда поспешим; ибо Господь пришел к нам и без нашего зова и дал нам губу боголюбезной печали и прохладную воду благочестивых слез на изглаждение рукописаний согрешений. Храни сей плач, как зеницу ока, пока он мало-помалу от тебя не отойдет; ибо велика сила оного и далеко превосходит силу того плача, который приходит от нашего тщания и умышления»

(Лествица возводящая на небо преподобного отца нашего Иоанна, игумена Синайской горы. Краматорск, 2001. ст.7:25).

А о силе этого плача можем судить на примере Давида - сокрушенный духовный плач превратил великого грешника в величайшего псалмописца. Только после горячих покаянных слез исполнилась мольба Давида, обращенная к Богу: «Окропиши мя иссопом, и очищуся; омыеши мя, и паче снега убелюся» (Пс 50:9). И очищающие слезы Неба - небесный иссоп был ответом на слезы покаянного грешника. Так и мы «постараемся приобрести те чистые и нелестные слезы, … ибо в них … очищение, преуспеяние в любви к Богу, омовение от грехов и освобождение от страстей» («Лествица», ст.7:33). И истинная радость жизни, поскольку всякий, «кто облекся в блаженный, благодатный плач, как в брачную одежду, тот познал духовный смех души (то есть радость)»

(«Лествица», ст.7:40).

Только слезы духовного плача орошают землю сердца нашего. Обильно пролитые, они оживляют горчичное зерно веры, и питаемое этой драгоценной влагой оно произрастает, «становится большим деревом, и птицы небесные укрываются в ветвях его». Только духовные слезы, эти драгоценные капли благодатного дождя, приносят освежающее дыхание Вечности. И что пред этими живыми небесными бриллиантами земные: холодные, мертвые, с завораживающим дьявольским блеском для обреченных на погибель. Небесные - лечат, оживляют душу, приближая ее к бессмертию, земные «брюлики» - ее калечат.

О, если бы они царапали только мертвое стекло, но они «царапают», ранят и живую душу, внося инфекции гордыни, жадности, высокомерия, зависти. И именно они служат «благородным» материалом, «украшением» в дьявольских отметинах - пирсингах. Как избирательно и показательно они расположены: на органах слуха – ушах; на веках - прикрывающих зрение; на губах и языке - органах словообразования; на пупке - бывшей ниточке жизни; на детородных органах - предназначенных для зарождения будущей жизни; на носу и в ноздрях - как у скотины для заклание. Не является ли это неприметной попыткой полной блокировки всего: слуха, зрения, речи, прошлого, будущего, а в настоящем оставить открытым лишь путь, ведущий к погибели. Вот так завуалировано и нагло проявляет себя «модная» нечисть, не

забывающая поставить на теле своих жертв клеймо - изображения тех живучих и владных темных сил, время властвования которых исчисляется тысячелетиями.

Архив

0

12

СТАРЕЦ ВАЛААМСКОГО МОНАСТЫРЯ СХИИГУМЕН ИОАНН  ( АЛЕКСЕЕВ )

Письмо 1

4.8.1939 г.

Почтенное твое письмецо я получил и видно из него, что ты стала заниматься внутренней духовной жизнью. Умудри тебя Господь! Правильно твое замечание, что "от молитвы ничего не ждать". При молитве надо себя держать в большем непотребстве, и, если появятся теплота и слезы, не мечтать о себе что-то высокое; пусть они приходят и уходят без нашего принуждения, но не смущайся, когда они пресекаются, иначе и не бывает.

Молитва — самый трудный подвиг, и она до последнего издыхания сопряжена с трудом тяжкой борьбы. Все же Господь, по своему милосердию, временами дает и утешение молитвеннику, чтобы он не ослабевал. Молитвенное свое домашнее правило определи сама, сообразуйся со временем; в этом самочиния не будет, только много набирать не советую, чтобы не быть рабом правилу и во избежание торопливости.
По Божией милости, пока живем благополучно, обычной монастырской жизнью. Испрашиваю на тебя Божие благословение.

Письмо 2

4.10.1939 г.

Добре, что ты упражняешься в Иисусовой молитве. Святые отцы молитву назвали царицей добродетелей, ибо она привлечет и прочие добродетели. Но, насколько она высока, настолько и труда большого требует. Преподобный Агафон говорит: "Молитва до последнего издыхания сопряжена с трудом тяжкой борьбы".
Ты исполняешь по 100 и утром и вечером, довольно с тебя такого количества, только старайся исполнять со вниманием; но не смущайся, что у тебя при этом на сердце сухость, однако, понуждай себя; только внимание держи, как я тебе говорил в верхней части груди. На работе и при людях старайся умно предстоять перед Богом, т.е. иметь память Божию, что Он тут. Если больше тебя умиляют псалмы и акафисты — их читай, если время есть.

О непрестанной и умносердечной молитве, к которой ты стремишься, не дерзаем просить у Господа — такое состояние у очень немногих, едва ли обретешь из тысячи одного человека, сказал св. Исаак Сирский, и в такую духовную меру приходят по благодати Божией за глубокое смирение. К теплоте сердечной не стремись — она приходит без нашего искания и ожидания; в молитве должен быть наш труд, а успех уже зависит от благодати, большего не ищи и не горячись. В духовной жизни скачки неуместны, а требуется терпеливая постепенность. Ты еще юная телесно и духовно. Св. Лествичник пишет: "Раскрой у новоначального душу — и увидишь неправильность, желание у него непрестанной молитвы, всегдашней памяти смертной и совершенного безгневия,— такое состояние только совершенных". Признак молитвы в теплоте сердечной и в сокрушении сердца, и чтобы сознавать себя ничтожной и взывать к Господу: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешную", или другими словами можно молиться, как для тебя будет удобнее.
Ты не хочешь грешить и грешишь тяжело. Что делать?

— Человецы есмы, плоть носящие, да дьяволами искушаемые. Не трепещи и не унывай сице, когда и пошатнешься в какой добродетели, встань, выпрямись и опять иди вперед; знай, что устоять в добродетели зависит не от нас, а от благодати Божией. Имей смирение и не верь себе, пока не ляжешь в гроб; да других не осуждай ни в чем. Кто кого в чем осуждает, тот и сам в эти же грехи впадает, иначе и не бывает.
Если когда тебе приходится покривить душой ради одиночества, чтобы побыть у себя дома — это не грешно; умудряйся, чтобы все было ради Бога. Умудри тебя Господь.

Письмо 3

27.4.1940 г.

Письмо твое я получил. По Божией милости остался жив, хотя и сплю на нарах, но духом спокоен, даже и не думаю о Валааме, точно как и не жил там.
Письмо твое я понял, ибо оно писано от чувств, и я чувствовал силу слов. Валаам покинул я спокойно, и бомбардировку Валаама перенес благодушно. Во время тревог не бегал прятаться в убежище, хотя оно было у нас в соборе, но сидел в своей келии и читал Святое Евангелие. От грома бомб корпус дрожал, стекла в окнах вдребезги разлетелись и двери открывались, а у меня какое-то было внутреннее убеждение, что останусь жив. Уезжать с Валаама пришлось спешно, хотя и мало что взял с собой, но не жалею, только очень жаль, что твоя икона и еще родительское благословение остались висеть на стенке. Взял несколько книг из святоотеческих и довлеет их.

Хоть ты и освободилась от страстей, но имей смирение и не верь себе, пока не ляжешь в гроб. Наш должен быть труд во всякой добродетели, а успех уже зависит от Божией благодати, а благодать Бог дает не за труды, но за смирение, насколько человек смиряется, настолько и благодать посетит. Я советую тебе прочесть св. Макария Великого, 5 слов о чистоте сердца,— они напечатаны там у вас.

Письмо 4

27.7.1940 г.

Блаженное твое состояние, если ты чувствуешь себя скудной и младенцем среди людей, образованных духовно; не завидуй таковым и не стремись к духовным восторгам. Мистики стремятся к таким благодатным ощущениям, и вместо истинного созерцания впадают в дьявольскую прелесть. Благодатное ощущение Господь дает человеку, если у него очищено от страстей; в таком устроении были св. Отцы, а нам грешным должно молиться в покаянных чувствах и просить у Бога помощи в борьбе со страстями. В Отечнике сказано: "Ученик сказал старцу: такой-то "видит ангелов". Старец ответил: "Это неудивительно, что он видит ангелов, но удивился бы я тому, кто видит свои грехи". Хотя это старческое изречение и кратко, но по духовному смыслу очень глубоко, ибо тяжелее всего познать себя самого. Пишешь: "Слова молитвы и Господь соединились, и как бы нераздельно сам Господь". Тут ошибки нет, так и должно быть.

Да, "довольство, богатство, любовь родителей и похвалы окружающих" — большая помеха в духовной жизни. Святые отцы этих причин ко греху очень боялись и всеми силами избегали их; не напрасно же уходили в монастыри да в пустыни, но тебе бежать не надо никуда, а старайся быть мудрой, как змея, а кроткой, как голубь, прочее все временное, пустота, точно мишура. Помнить надо, даже убедить себя, что не сегодня, а завтра, однако, умрем, а там вечная жизнь и время там стоит. Господи помилуй.
Твои года и путь очень скользкие, смиряйся и не верь себе, пока не ляжешь в гроб. Умудри тебя Господи!

Продолжай молиться, как теперь молишься. Если имеете жития святых, советую, почитывать их, они очень воодушевляют и многому научают.
С любовью во Христе.

Письмо 5

Благодари Бога, что он дал тебе вкусить, хоть в мале "яко благ Господь". Да, внутреннее свое состояние обнаруживать не надо даже и духовнику, если он не проходит такую же внутреннюю жизнь. Преподобный Антоний Великий пишет: "Если ты будешь говорить недуховному о духовном, то ему покажется смешным". Я тебе писал в предыдущем письме о смирении, и еще повторяю: "смиряйся, чадо, враг очень хитер и мы очень немощны". Преподобный Макарий Великий пишет: "Знал я таких людей, которые были в таком духовном совершенстве, что видели на небе славу святых, и в таком состоянии находились шесть лет, и страшно сказать,— погибли". Еще приводит некоторых мучеников, которые пали после тяжких мучений. А о прощении грехов Св. Дух говорит через пророка Иезекииля: "Аще грешник покается и жить будет исправно, тогда Господь не помянет грехов его, также и праведник, если развратится, Господь не помянет его праведности".

Умудряйся, чадо, будь мудра, как змея, а кротка, как голубь. Большую пользу я получаю жить в общем помещении и спать вповалку на нарах. Бог один, а пути к нему разные — это мы видим на примере св. отцов: одни проходили внутреннее умное делание, преуспевали в духовной жизни, а другие много читали псалмов, канонов, тропарей, тоже преуспевали в духовной жизни. Еще замечу, пишут св. отцы, что природные недостатки остаются и у святых — для их смирения.

Быть на Фаворе со Спасителем очень весело, но когда придется быть и на Голгофе, то терпи — имей уши слышать, да слушай, будь внимательна.
Умудри тебя Господь!

Письмо 6

14.9.1943 г.

Христос посреди нас! Пользы мало, если только будем читать да спрашивать, как спастись, но надо начать трудиться, работать, очищать свое сердце от страстей. Вы теперь знаете, в чем заключается духовная жизнь, добрый час, начинайте, умудри вас Господи, и меня не забывайте в своих св. молитвах.
У св. о. Исаака, да, язык труден, но еще труднее для нас его содержание, ибо глубок колодец, а у нас коротка веревочка, и мы не можем достать его глубокой, чудной спасительной воды.

Епископ Феофан даже составил молитву св. Исааку, чтобы он помог нам понимать его спасительное учение. Вообще св. отцы с своего опыта, от чувств писали, и понимается их учение теми людьми, которые работают над своим сердцем.
Испрашивая на вас Божие благословение!

Письмо 7

14.8.1945 г.

Христос посреди нас! Твое почтенное письмецо я получил и прочел с любовью. Хорошо, что ты стремишься к духовной жизни, но старайся духа не угашать; хотя вам и труднее развивать духовную жизнь в миру, но стремящимся Господь поможет. Святой Иоанн Листвичник удивляется странному в нас состоянию: почему имея помощниками для добродетели и всесильного Бога, и ангелов, и св. человеков, а на грех только одного беса лукавого, все же удобнее и скорее преклоняемся к страстям и порокам, нежели к добродетели? Вопрос остался открытым — святой не хотел нам объяснить. Однако, можно догадываться, что наша природа, порченная преслушанием, и мир со своими разными соблазнами ошеломляющи, помогают дьяволу, и Господь не нарушает наше самовластие. Нам должно стремиться к добродетели насколько хватит наших сил, но устоять в добродетели состоит не в нашей власти, а в Господней, Господь хранит не за наши труды, а за смирение: "Где случилось падение — там предварила гордость", говорит Лествичник.

Но Господь по своему милосердию дал нам, немощным, покаяние, ибо наша порченная природа очень и очень склонна ко греху. Св. отцы своим опытом изучили до тонкости нашу природу, утешают нас и подробно изложили в своих сочинениях способ борьбы со грехом.

Теперь у тебя есть книжица "Невидимая брань", посматривай в нее почаще. Относительно молитвенного твоего правила умудряйся сама, только чтобы было не на ветер, как бы только выполнить. Старайся внимательно. Не лучше ли сократить, чем со смущением выполнять и быть рабом у правила? Это не моя мысль, а св. Исаака Сирина. И в "Невидимой брани" это писано, только не помню в которой главе.
Твой недостойный сомолитвенник.

Письмо 8

11.2.1946 г.

Честнейшая о Господе!
По Божией милости я здоров, после обеда часа на 2 хожу дрова пилить. Не пугайся, что у тебя нет благоговения в молитве, хорошо и спасительно, что нудишь себя молиться; загляни в Лествицу: сл. 28 и гл.29.

Бога не представляй очень строгим. Он очень милостивый, знает нашу человеческую немощь, святых отцов мы должны благоговейно чтить, ибо они особенные избранники Божии, а чтобы не смущаться, что мы не можем подражать им, загляни в Лест. сл. 26, гл. 125. Я тоже желаю, чтобы Господь сподобил тебя жизнь окончить в монастыре. Будем молиться и надеяться, что он осуществит наше желание, теперь пока поживи с Н.Н. Послужи ей по 5-ой заповеди. К монастырской жизни припасай терпения не один воз, а целый обоз.

Безграмотные мои письма мне не нравятся; вот я написал тебе, чтобы уничтожила их, а если по смирению своему хочешь хранить, пусть остаются у тебя. Пиши мне, не стесняйся, всегда отвечу, насколько вразумит меня Господь. Иногда смущает меня мысль: "Зачем переписку веду, безграмотный, с образованными?". Будем надеяться, что мы с тобой, Бог даст, увидимся, тогда побеседуем. Святоотеческое писание направлено к трем степеням духовного совершенства: к младенцам, средним и совершенным, а как мы с тобой младенцы, нам требуется и полезна мягкая пища, вот и извлекай оттуда классы духовные, согласно своего возраста.
Умудри тебя Господи, разбирайся и не смущайся.

Письмо 9

19.4.1946 г.

Вот вступили мы во Святую Четыредесятницу. Св. Церковь вопиет: "Постимся постом приятным, благоугодным Господеви; истинный пост есть злых отчуждение, воздержание языка, ярости отложение, похотей отлучение, оглаголания лжи, и клятвопреступления, сих оскудение, пост истинный есть и благоприятный".
В Прощеное воскресенье, после ужина, перерыв на 1/2 часа; в 7 часов собрались все иноки в церкви, пропели пасхальный канон, прочли молитвы на сон грядущий, затем приложились к образам. Игумен просил прощения, сделал земной поклон и вся братия также поклонилась ему до земли, и подходили все по очереди прощались, лобызая рамена, один по одному только и слышно: "Бог простит, и меня прости грешного", затем разошлись молча по келлиям.

Хороший обычай, как-то хорошо отзывается на душу, все примирилось. Всю эту неделю не работают, причащаться будут в субботу.
Вас поздравляю со Св. Четыредесятницей; помоги вам, Господи, провести оную в христианском благочестии и встретить Светлое Христово Воскресение.

Письмо 10

10.7.1046 г.

Христос посреди нас!
Мое желание о тебе, чтобы ты проводила духовную жизнь, и что было на душе, старалась высказать все ради Бога, на спасение души: "Блюдите како опасно ходите", говорит апостол, и все наши предосторожности, без благодати Божией рассыпаются вдребезги, ибо не в нашей власти состоит устоять в добродетели, как и раньше я тебе говорил; стремиться к добродетели и понуждать себя надо крепко, это состоит в нашей свободной воле.

У тебя теперь есть понятие о внутренней жизни и некоторый навык; понуждай себя чаще внутренне молиться, насколько хватит сил и времени, еще упражняйся в смертной памяти и молись Богу, чтобы он дал память смертную. Замечай, какая наша временная жизнь: непостоянная, изменчивая и скоропроходящая, невнимательных увлекает к рассеянности; а чтобы приобрести внутренний свой мир одно средство — непрестанная молитва. Скука и грусть пройдут, потерпи, не унывай, помоги и храни тебя Господь.

Верить слухам посторонним не верно; люди как люди, иногда из комара делают слона и видят только немощи, а келейных слез не могут знать, да и не способны проникнуть во внутреннюю жизнь уединенного инока. Степени духовного преуспевания разные и духовного познать может только духовный. Полезнее всего видеть всех хорошими, а себя хуже всех; будешь только следить за собой, тогда именно увидишь себя хуже всех, так я и раньше тебе лично говорил.
Всегда поминаю вас в своих недостойных молитвах, и по вере вашей да будет милость Божия с вами.

Письмо 11

24.10.1946 г.

За все твои хлопоты сердечно благодарю. Слава и благодарение Богу, что Господь помог тебе быть мирной к Н.Н. Помоги ей, Господи, только осуждать ее не надо. Книга св. Исаака Сирина очень серьезная, его в точности понять может только тот, кто проходит духовную жизнь. Если можешь достать книгу св. Кассиана Римлянина, советую прочесть, в особенности его собеседования, ибо ты маленько стала понимать мысли св. отцов. Это хорошо, что иногда говорите о внутренней жизни; знаешь — можешь объяснить.

У тебя явилось любопытство, какой был голос у Спасителя, но он был совершенный Бог и совершенный человек, кроме греха; надо полагать, что говорил, как человек, только в Его речи не было человеческого искусственного красноречия, но речь Его была исполнена величия, а когда обличал фарисеев, надо полагать, говорил строго.
Храни вас Господи!

Письмо 12

15.11.1946 г.

По Божией милости я совершенно здоров, и к докторам ходить не надо. Работа меня не затрудняет, хожу на работу после обеда часика на 2 1/2, в лес сучки собирать, да в кучу класть,— это полезно для тела и для души.

Вы с Н.Н. разные, потому и сердце твое не располагается к ней. Бог один, а пути к нему разные и всяк идет своей дорожкой.
Благодарю за детскую молитву; детская молитва скоро доходит к Богу. Хорошо я помню ее пение и рассказ о св. батюшке. Черта детей — простота, откровенность и естественность; вот Господь и повелел нам быть такими, такая черта была у всех подвижников.

Если будешь строго следить за собой, поистине увидишь себя хуже всех, тогда и хвалящий тебя не повредит, ибо люди смотрят только на внешность человека, а внутренне его не знают, исключая духовную жизнь проводящих.
Молитва требует борьбы, до часа смертного, хорошо, что стремишься к молитве, помоги тебе Господи, духа не угашай.

Архив

+1

13

21.12.2011

«МОНАХ ДОЛЖЕН КАК ЛЕВ РЫКАТЬ ЗА ПРАВОСЛАВИЕ»

Мы уже не раз затрагивали тему православного монашества, публикуя в нашем издании беседы с иночествующими о сути мироотреченного образа жизни, о необходимых добродетелях монаха, о проблемах, с которыми сталкиваются насельники современных обителей. Однако разговор о монашестве видится нам интересным всегда – в виду того, что каждый собеседник делится не только размышлениями и знаниями, почерпнутыми из книг, но и своим безценным, неповторимым, сокровенным опытом жизни во Христе.

Поэтому мы планируем и дальше освещать эту тему в надежде, что публикации послужат к укреплению и назиданию не одних лишь монашествующих, но и тех, кто еще только задумывается о выборе тесной и в то же время небесно-радостной иноческой стези в наше время воспевания низменных ценностей и свободы порока.

Сегодня мы предлагаем вниманию читателей беседу с монахом Виктором, насельником одного из русских монастырей.

– Отец Виктор, расскажите, пожалуйста, о монашестве. Как и когда оно возникло, как развивалось?

– Согласно Церковному Преданию, первой монахиней была Пресвятая Богородица. Неслучайно многим преподобным Отцам Она являлась в образе игуменьи. Известна и Ее икона «Игуменья Святой Горы». Она в Самой Себе показала всем последующим монахам и монахиням образец, идеал иночества. Одним из первых монахов был и святой Иоанн Предтеча. Конечно, он не имел пострига в современном понимании, но именно он дал пример всем последующим отшельникам, и его мы считаем своим покровителем.

А то отшельническое монашество, которое мы сейчас знаем, возникло в первые века христианства. Спасаясь от гонений язычников, христиане, как и завещал Христос, скрывались в горах и пустынях. Именно из их среды вышел преподобный Павел Фивейский, старший современник преподобного Антония Великого.

Преподобный Пахомий Великий является родоначальником монашества общежительного. Однажды ему явился Ангел Господень и дал подробный устав монашеской жизни. Поэтому неслучайно монашество называют ангельским житием.

– Кто же такой монах, и кто может им стать?

– Преподобный Иоанн Лествичник говорит: «Монах есть тот, кто, будучи облечен в вещественное и бренное тело, подражает жизни и состоянию безплотных. Монах есть тот, кто держится одних только Божиих словес и заповедей во всяком времени и месте, и деле. Монах есть всегдашнее понуждение естества и неослабное хранение чувств. Монах есть тот, у кого тело очищенное, чистые уста и ум просвещенный. Монах есть тот, кто, скорбя и болезнуя душой, всегда памятует и размышляет о смерти, и во сне, и во бдении». Эти слова  дополняет преподобный Макарий Оптинский, который учит, что «образ монашества есть образ смирения».

А преподобный Амвросий Оптинский говорил так: «Монашество есть блаженство». Итак, по учению Святых Отцов, монах есть исполнитель всех заповедей Божиих и, в первую очередь, заповеди смирения.

Стать монахом может любой православный христианин, свободный от брачных уз, имеющий на это призвание Божие.

– А для чего люди уходят в монастыри?

– Существуют разные причины, по которым человек может уйти в монастырь, но не все они равноценны в очах Божиих. Некоторые идут в монахи по любви к Богу, ради достижения духовного совершенства. Другие – для принесения деятельного покаяния в соделанных ранее грехах. «Все, усердно оставившие житейское, – говорит преподобный Иоанн Лествичник, – без сомнения, сделали это или ради будущего царствия, или по множеству грехов своих, или из любви к Богу.

Если же они не имели ни одного из сих намерений, то удаление их от мира было безрассудное. Впрочем, добрый наш Подвигоположник ожидает, каков будет конец их течения».

– Каково основное делание православного монаха?

– Основным занятием монаха безусловно является молитва Иисусова. Преподобный Серафим Саровский говорил: «Монах, не имеющий Иисусовой молитвы, – обгорелая головешка». А преподобный Варсонофий Оптинский однажды сказал своему ученику преподобному Никону: «Враг все вам даст – и иеромонашество, и настоятельство, и даже патриаршество, только не даст Иисусовой молитвы. Так она ему ненавистна».

Но главный долг всех монашествующих – это твердое стояние на страже чистоты Православия. Ибо без истинной веры никакие добродетели не спасут человека и не смогут доставить ему духовного совершенства. В житиях мы видим, что Святые Отцы – исихасты, пустынники, затворники, – когда это было необходимо, оставляли молитвенное уединение и шли в города на защиту Православия. Об этом мы читаем в житиях преподобных Антония Великого, Феодосия Великого, Максима Исповедника, Иосифа Волоцкого, святителей Григория Паламы, Марка Ефесского, Геннадия Новгородского и многих других.

Отсюда становится понятным изречение великого нашего современника блаженного старца архимандрита Гавриила Тбилисского: «Монах должен как лев рыкать за Православие».

– В чем особенности русского монашества?

– В целом русское монашество такое же, как и иерусалимское, сербское, грузинское или афонское. Принципиальных отличий нет. Мы составляем одно братство во Христе. Но, конечно же, за века существования Православия на Руси наш народ привнес в монашество некоторые особенности своего характера. Например, в нем четче выражено стремление к сохранению в непорочности веры. Эту отличительную черту усилили гонения на Церковь в ХХ веке.

Кроме этого, поскольку Москва – Третий Рим, т.е. блюстительница Православия во вселенной и с XV века русские Цари стали главными хранителями чистоты Православной веры, то и русское монашество не замыкалось исключительно на молитве, а при определенных условиях старалось влиять на государственные дела. Например, когда ересь жидовствующих захватила первопрестольный град, преподобный Иосиф Волоцкий посчитал своим долгом восстать против нее, и в течение двадцати лет он вел эту борьбу. Он же готовил в своем монастыре ревностных хранителей и защитников Православия для святительских кафедр.

– Есть ли какие-то существенные различия женского и мужского монашества?

– Существенной разницы между мужским и женским монашеством нет. Господь сказал: Все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись. Нет уже иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе (Гал. 3, 27–28). Но есть свои особенности в духовном воспитании и возрастании у монахов и монахинь. Соответственно, они накладывают отпечаток на монастырский уклад мужских и женских обителей.

– Что Вы можете сказать о современном монашестве? Чем монах в России XXI века отличается от древних монашествующих и живших в конце XIX – начале XX века (до революционных событий)? Насколько после 70-летия безбожия сохранились монашеские традиции, уставы, дух? Можно ли говорить о том, что сегодня монашество возрождается?

– Конечно, разница есть. Об этом писал еще Отец современного монашества святитель Игнатий (Брянчанинов) в середине XIX века. Во-первых, в древности люди были намного крепче в духовном и физическом отношении. Современный же человек по сравнению с ними немощен и плотью, и духом. Это не может не отражаться и на монашестве, потому что монах не с неба «прилетает» в обитель, а приходит туда из современного мира и несет в себе свойственные нашему времени и обществу черты.

Другой момент – крайнее оскудение духоносных наставников. Это ощущалось уже и в XIX веке, но в наше время особенно. Например, до революции еще существовали такие очаги старчества, как Саров, Оптина Пустынь, Валаам, Глинская Пустынь, Дивеево. В этих монастырях были настоящие руководители в духовной жизни, и традиции старчества передавались от старца к его ученику. Но в ХХ веке духовные форпосты старчества были разорены, и до сих пор русское монашество еще не может преодолеть последствий этих разрушений и следующих за ними десятилетий безбожия.

Сейчас старчество сохранилось, пожалуй, только в Троице-Сергиевой лавре, да еще в Почаеве. Из женских монастырей можно назвать Свято-Боголюбский. Но все-таки русское монашество возрождается. Некоторые старцы, выжившие в годы гонений, смогли передать драгоценный, уникальный опыт мученичества, исповедничества и подвижничества следующему поколению монашествующих.

Источник: газета "Православный Крест"

0

14

Продолжение темы в разделе - благое слово.

0

15

Косметика - пятна на образе Божием (старец Паисий Святогорец)

До какого же безобразия докатились сегодня люди! Нынешние женщины делают себе разные химические завивки и волосы у них стоят дыбом - как все равно накрахмаленные. А как они пахнут! Просто аллергия начинается. Видя мирскую женщину, по-мирски украшенную, по-мирски пахнущую, я испытываю внутреннее отвращение.

Как-то мне сказали, что одна особа поехала в Германию учиться косметологии. "И что же такое косметология?" - спросил я. "Косметологи, - объяснили мне, - старух превращают в молодух!" Вот тут-то я и вспомнил, что тоже видел как-то одну пожилую "молодуху" с горизонтальным шрамом на лбу. "Что с ней, бедной?" - спросил я потом у одного ее знакомого. "Ничего страшного, - ответил он. - Она сделала пластическую операцию, чтобы на лице натянулась кожа и исчезли морщины". А я-то подумал, что несчастная бабушка попала в аварию и перенесла серьезное хирургическое вмешательство. До чего же доходят нынешние люди!

- Сегодня, Геронда, косметику грехом не считают.

- Да, это я уже понял. Недавно встретил одну женщину, с которой был знаком раньше. Прежде она была подобна ангелу, а сейчас, размалеванную, я ее даже не узнал. "Бог, - сказал я ей, - сотворил все очень премудро, но в отношении тебя допустил одну большую ошибку". - "Почему, отче?" - удивилась она. "Потому, - говорю, - что не "украсил" тебя синевой под глазами! Это была Его ошибка! Других-то людей Он сотворил красивыми, но с тобой просчитался! Неужели ты сама не понимаешь, несчастная? Ведь всей этой косметикой ты себя уродуешь! Все равно что берешь византийскую икону и в разных местах пачкаешь ее краской, малюешь, портишь. Так что же, будем мазать краской образ Божий - [себя самих] ? Представь, что художник написал красивую картину, потом пришел человек, ничего не смыслящий в живописи, схватил кисточку и наставил на картине разных аляповатых мазков, то есть изуродовал произведение искусства. Ты делаешь то же самое. Этой косметикой ты все равно что говоришь Богу: "Ты, Боже мой, сделал меня плохо. Я исправлю Твою ошибку".

Помню еще одну женщину. Она пришла ко мне с красными ногтями - длиннющими, как у ястреба, и начала просить: "Мой ребенок тяжело болен. Помолись, отче. Я тоже молюсь, но..." - "Что ты там молишься! - перебил я ее. - Такими когтищами ты наносишь раны Христу! Чтобы ребенок выздоровел, постриги сперва свои ногти. Ради здоровья своего ребенка сделай, по крайней мере, это: обрежь ногти и смой с них краску". - "А можно я покрашу их белым лаком, отче?" - "Я тебе говорю: очисти свои ногти от краски и подстриги их. Сделай хоть какую-то жертву ради здоровья своего ребенка. Да что же это такое, а? Ведь если бы так было надо, то Бог изначально создал бы тебя с красными ногтями..." - "Так, значит, я покрашу их белым лаком, отче?" Ух, уморила. "Да, - подумалось мне, - дождетесь вы здоровья - и ты, и твой ребенок... " Больше всего духовно "простужает" детей мать, когда она не одета в скромность сама и вдобавок старается "ощипать", лишить скромности своих собственных чад.

Кто-то может быть не очень красивым или иметь какое-нибудь увечье. Бог знает, что это духовно помогает ему. Ведь Бога больше заботит не тело, а душа. У всех нас есть достоинства, но и какие-то небольшие изъяны, недостатки. Это даже не крест, а маленькие крестики. Эти крестики помогают нам в спасении души.


Чтобы больной стал здоров, надо идти на какую-то жертву (старец Паисий Святогорец)

Если мы просим чего-то у Бога и при этом сами ничем не жертвуем, то наша просьба недорого стоит. Если я сижу сложа руки и говорю: "Боже мой, прошу Тебя, исцели такого-то больного", а сам при этом не иду ни на какую жертву, то я все равно что просто произношу хорошие слова [ — бросаю их на ветер]. Если же у меня есть любовь, если у меня есть жертва, то Христос, увидев их, исполнит моё прошение — конечно, если это пойдёт на пользу другому. Поэтому, когда люди просят вас помолиться о больном, говорите им, чтобы сами они тоже молились или, по крайней мере, старались избавиться от своих недостатков.

Ко мне приходят некоторые люди и просят: "Исцели меня, я слышал, что ты можешь мне помочь". Однако эти люди хотят получить помощь, не прикладывая никаких усилий. К примеру, ты говоришь человеку: "Не ешь сладкое, соверши эту жертву, чтобы тебе помог Бог". А они тебе отвечают: "Почему? Неужели Бог не может помочь мне и без этой жертвы?" Такие люди не могут пожертвовать чем-то даже для себя самих. Где уж там они пожертвуют собой ради другого! Но есть и такие, кто не ест сладкого, чтобы Христос помог страдающим от сахарного диабета, или не спят, чтобы Христос дал немного сна тем, кто страдает бессонницей. Поступая так, человек вступает в родство с Богом. И тогда Бог подает людям Свою Благодать.

Когда человек говорит мне, что он не может помолиться о ком-то из своих больных родных, я советую ему пойти ради этого больного на жертву, пожертвовать чем-то, что наносит вред его собственному здоровью.

Как-то раз ко мне в каливу приехал один человек из Германии. У него была дочка, которая постепенно становилась парализованной. Врачи от девочки отказались. Несчастный отец находился в совершенном отчаянии. "Соверши и ты какую-то жертву ради здоровья своего ребёнка, — посоветовал я ему. — Поклоны ты класть не можешь, молиться ты тоже не можешь. Ладно, что уж там. А скажи: сколько сигарет в день ты выкуриваешь?" — "Четыре с половиной пачки", — ответил он. "Выкуривай одну пачку, — сказал я ему, — а деньги, которые ты тратил бы на остальные три с половиной пачки, давай в милостыню какому-нибудь бедняку". — "Отче, — сказал он мне, — пусть мой ребёнок выздоровеет, и я брошу курить совсем". — "Нет, — говорю, — когда он выздоровеет, это уже не будет иметь цены. Ты должен бросить курить сейчас. Оставь курение. Неужели ты не любишь своего ребёнка?" — "Я не люблю своего ребёнка?! Да я ради него брошусь вниз с шестого этажа", — ответил он мне. "Я не говорю тебе, чтобы ты бросился вниз с шестого этажа, я говорю, чтобы ты бросил курить. Если ты совершишь безумный поступок и бросишься вниз с шестого этажа, то ты оставишь своего ребёнка беспризорным и сам потеряешь свою душу. Я советую тебе сделать кое-что более лёгкое: бросить курить. Бросай прямо сейчас!". Но он ни за что не хотел бросить курить, а в конечном итоге ушёл от меня в слезах! Ну как можно помочь такому человеку? А вот те, кто тебя слушают, получают помощь.

В другой раз пришел человек, задыхавшийся от пешего пути. Я понял, что он много курит, и сказал ему: "Чудак-человек, что же ты столько куришь? Ведь ты заболеешь". Немного отдышавшись, он сказал: "Моя жена очень больна, и она может умереть. Прошу тебя, помолись, чтобы произошло чудо. Врачи в бессилии опустили руки". — "А любишь ли ты свою жену?" — спросил я его. "Люблю". — "Тогда почему сам ты не хочешь ей помочь? Сама она сделала то, что могла, врачи тоже сделали все возможное. Ты сейчас пришел сюда и просишь меня, чтобы я тоже сделал то, что я могу: то есть чтобы я помолился о том, чтобы ей помог Бог. Однако что сделал ты сам, для того чтобы твоя жена получила помощь?" — "А что могу сделать я, Геронда?" — удивился он. "Если, — сказал я ему, — ты бросишь курить, то твоя жена выздоровеет". Я подумал о том, что если Бог увидит, что выздоровление духовно не поможет его жене, то, бросив курить, этот человек, по крайней мере, сам избавится от того зла, которое приносит курение. Прошёл месяц, и он радостный пришёл, чтобы меня поблагодарить. "Геронда, — сказал он мне, — я бросил курить и моя жена выздоровела". Спустя время он снова пришёл ко мне, был очень расстроен и рассказал о том, что потихоньку опять начал покуривать и его жена снова тяжело заболела. "Ну, — сказал я ему, — теперь лекарство ты знаешь сам. Бросай курить".

Мзда от ухода за стариками (старец Паисий Святогорец)

До чего докатился мир! И в Фарасах и в Эпире ухаживали даже за старыми животными. Ну, за мулами — понятно, почему [ — потому что их мясо не употребляется в пищу]. Но ведь и тех животных, мясо которых было съедобным, тоже не резали, оставляли в живых. К примеру, старых быков, на которых раньше пахали, хозяева чтили. Они ухаживали, заботились о них в старости, говоря: "Ведь это наши кормильцы". То есть рабочие животные, которые трудились в поле, имели добрую старость. И ведь тогда у людей не было технических средств, которые есть сегодня. Надо было в ручной мельнице смолоть кормовую чечевицу, мелко её подробить, чтобы бедный старый бык мог её прожевать. А люди нынешние о подобных вещах забыли: они не заботятся даже о старых людях, что уж там говорить о старых животных!

Никогда в жизни я не чувствовал себя так хорошо, как в те несколько дней, когда мне дали послушание ухаживать за одним старым монахом. Уход за стариками имеет великую мзду. Мне рассказывали об одном послушнике на Святой Горе, который был одержим страшным бесом Ему дали послушание ухаживать за шестью старенькими монахами в монастырском приюте для стариков. Те годы были тяжёлыми, у людей не хватало средств, облегчающих их труд. Бедолага взваливал себе на плечи тюк со стариковским бельём и тащил всё это на дальний пруд, где стирал все это с помощью щёлока.. Прошло немного времени, он освободился от беса, которым был одержим, и стал монахом. Это произошло, прежде всего, потому, что сам он жертвовал собой ради других, а ещё и потому, что старички-монахи давали ему свои благословения.

Многие супруги ропщут и негодуют на трудности, которые возникают у них в семье из-за чудачеств и брюзжания живущих с ними стариков. Эти люди забывают о тех "номерах", которые сами они выкидывали, будучи детьми, о том нытье и странностях, которыми они тогда мучили других. Они не помнят, что плачем и капризами сами не давали покоя родителям. Поэтому Бог попускает таким людям терпеть трудности, связанные с уходом за стариками, — чтобы они хоть как-то "расплатились" за трудности, которые раньше создавали другим. Сейчас пришла их очередь подставить своим старым родителям плечо и с благодарностью позаботиться о них, вспоминая жертвы, на которые родители шли ради них самих, когда они были детьми. Те, у кого нет чувства долга к своим родителям, будут судимы Богом как несправедливые и неблагодарные люди.

Я вижу, что часто причина тех мук, которые испытывают многие мирские люди, состоит в том, что их родители держат на них обиду. Семьи страдают из-за того, что в них не заботятся о дедушках и бабушках. Какое там благословение будут иметь дети, выросшие в семье, где несчастную старушку или бедолагу-старика отвезли в дом престарелых, оставили там умирать с душевной болью, забрав себе их имущество и не дав им порадоваться своими внуками? Сегодня приходила одна пожилая женщина и рассказывала мне, что у неё четыре женатых сына. Все они живут в одном городском квартале, но она не может с ними встретиться, потому что однажды она "дерзнула" посоветовать своим невесткам: "Имейте между собой любовь, ходите в церковь!" Услышав это, они просто взъярились! "Чтобы ноги твоей больше не было в наших домах!" — сказали они ей. Несчастная не видела своих детей уже пять лет. "Помолись, отче мой, — просила она со слезами, — ведь у меня есть и внучата. Помолись, чтобы я увидела их хотя бы во сне". Э, ну какое там благословение будут иметь дети этой женщины?

Бабушка в семье — это великое благословение, но такие люди этого не понимают. Обычно мужчины стареют раньше, и за ними ухаживают жёны. Когда муж умирает, дети забирают бабушку к себе в дом, чтобы она присматривала за внучатами и не чувствовала себя никому не нужной. Если дети поступают так, это очень хорошо. Таким образом и престарелая мать находит покой, и семья получает помощь. Ведь мать из-за множества своих дел не успевает дать детям необходимую нежность и любовь. Именно это недостающее даёт детям бабушка, потому что возраст бабушки — это возраст любви и нежности. Погляди: когда ребёнок шалит, мать его ругает, а бабушка — ласкает. Когда дети находятся под присмотром бабушки, мать успевает сделать все свои дела, дети окружены лаской и любовью, но и сама бабушка согрета любовью своих внуков.
Человек, заботящийся о своих родителях, имеет великое благословение от Бога. Один молодой человек, женившись, поделился со мной своими планами: "Геронда, я хочу построить дом и в нижнем этаже устроить две маленькие квартирки для моих родителей и для тёщи с тестем". Знаете, как это меня растрогало! Знаете, сколько благословений я дал этому человеку! Удивительно: почему многие супруги этого не понимают?

Несколько дней назад ко мне пришла одна женщина и попросила: "Отче, моя мать разбита параличом. Как же я устала! Восемь лет переворачивать её с одного на другой бок!" Слышишь, что творится? Дочь говорит о своей матери в таком тоне! "О, — говорю, — твоя проблема решается очень просто! Сейчас я помолюсь, чтобы тебя на восемь лет разбил паралич, а твоя мать выздоровела и за тобой ухаживала". — "Нет, нет, отче!" — закричала она. "Четыре года, — говорю, — по крайней мере, четыре года тебе необходимо! Как же тебе только не стыдно? Что предпочтительней? Быть здоровым, не испытывать боли и ухаживать за больным человеком, имея при этом мзду от Бога, или страдать, быть не в состоянии пошевелить ногой, смиряться и просить: "Принеси мне, пожалуйста, утку, поверни меня на другой бок, подвинь меня к стене..."?" Когда эта женщина услышала то, что я ей сказал, она немного устыдилась.

В семье не будет подобных проблем, если дети ставят себя на место своих состарившихся родителей или если невестка ставит себя на место свекрови и думает: "Ведь и я когда-то состарюсь, в один прекрасный день стану свекровью — и понравится ли мне, если моя невестка не будет обращать на меня внимания?"

Верная жена (старец Паисий Святогорец)

— Геронда, одна женщина спрашивает у меня совета, как ей поступить. Муж бросил её, забрал ребёнка и связался с двумя другими женщинами.

— Скажи ей, чтобы она, насколько возможно, терпела, молилась и вела себя с ним по-доброму. Пусть подождёт и не расторгает брака сама. Один человек обращался со своей женой презрительно, бил, обижал её, а она ко всему этому относилась с терпением и добротой, пока не умерла в сравнительно молодом возрасте. Когда через несколько лет после кончины её останки извлекали из могилы, все почувствовали благоухание [1]. Те, кто присутствовал при этом, удивились. Видите: в жизни сей эта женщина ко всему относилась с терпением и поэтому она была оправдана в жизни иной.

Был еще один подобный случай. Юноша, живший по-мирски, стал испытывать чувства к девушке, которая жила духовной жизнью. Чтобы девушка ответила ему взаимностью, он тоже старался вести духовную жизнь, ходить в церковь. Они поженились. Но прошли годы, и он вернулся к прежней мирской жизни. У них уже были взрослые дети — старший учился в университете, одна дочка — в лицее другая — в гимназии. Но, несмотря ни на что, этот человек продолжал жить распутно. Он зарабатывал много денег, но почти все тратил на свою развратную жизнь. Бережливость несчастной супруги удерживала их домашнее хозяйство от краха, своими советами она помогала детям устоять на верном пути. Она не осуждала отца, чтобы дети не начали испытывать к нему неприязни и не получили душевную травму, а также для того, чтобы они не были увлечены тем образом жизни, который он вёл. Когда муж приходил домой поздно ночью, ей было сравнительно легко оправдать его перед детьми: она говорила, что у него много работы. Но что ей было говорить, когда средь бела дня он заявлялся в дом со своей любовницей? Знаете, что творил этот не боявшийся Бога человек? Хотя он не стоил и того, чтобы называть его человеком, потому что у него совсем не было человечности. Он звонил своей жене и заказывал разные кушанья, а днём приезжал обедать с одной из любовниц.

Несчастная мать, желая уберечь детей от дурных помыслов, принимала их радушно. Она представляла дело таким образом, что любовница мужа якобы была её подругой и муж заезжал к "подруге" домой, чтобы привезти её к ним в гости на машине. Она отправляла детей в другие комнаты учить уроки, чтобы они не увидели какую-нибудь неприличную сцену, ведь её муж, не обращая внимания на детей, даже при них позволял себе непристойности. Это повторялось изо дня в день. То и дело он приезжал с новой любовницей. Дело дошло до того, что дети стали спрашивать её: "Мама, сколько же у тебя подруг?" — "Ах, это просто старые знакомые!" — отвечала она. И кроме того, муж относился к ней как к служанке, и даже хуже. Он обращался с ней очень жестоко и бесчеловечно. Вы только подумайте о том, как эта женщина каждый день обслуживала двух скотов, которые покрывали её дом бесчестием, и постоянно внушала своим детям добрые помыслы! И ведь она не могла рассчитывать, что эта беда когда-то закончится, чтобы сказать себе: "Потерплю еще немного", и этим утешиться. Этот кошмар продолжался несколько лет. Однако, поскольку этот окаянный человек дал диаволу много прав над собой, он стал принимать страшные бесовские воздействия. Он начинал вести себя как сумасшедший, терял контроль над собой, обвинял всех и вся. И вот однажды, будучи опьянен хмелем плотской страсти, он мчался на машине и сорвался в пропасть. Машина разбилась в лепешку, а сам он получил очень серьёзные увечья. Его отвезли в больницу, и врачи, сделав что могли, отправили его домой. Он стал калекой. Ни одна из любовниц его даже не навестила, потому что больших денег у него уже не было, а лицо его было изувечено. Однако добрая супруга и добрая мать заботливо ухаживала за ним, не напоминая ему ни о чём из его блудной жизни. Он был потрясён, и это изменило его духовно. Он искренне покаялся, попросил пригласить к нему священника, поисповедовался, несколько лет прожил по-христиански, имея внутренний мир, и упокоился о Господе. После его кончины старший сын занял его место в бизнесе и содержал семью. Дети этого человека жили очень дружно, потому что они унаследовали от своей матери добрые принципы. Эта мать — мать-героиня. Для того чтобы спасти семью от распада, а своих детей от горькой печали, она выпила их горькие чаши сама. Она удержала семью от распада, спасла своего мужа и сама заработала небесную мзду. Бог даст этой женщине лучшее место в Раю.

Отредактировано nora (2012-05-20 14:56:46)

+1

16

ПОУЧЕНИЕ
Последнее Поучение св. Стефана Пермского
Коми народу

http://badelskkomi.svoiforum.ru/viewtopic.php?id=157

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/e/ee/Stephan_of_Perm.jpg/280px-Stephan_of_Perm.jpg
Стефан Пермский, икона 1909 года
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D1%F2%E5% … 1%EA%E8%E9
   - Братья, выслушайте слова уст моих. Вот, ныне отпускаю вас обратно в землю Пермскую. По моем отшествии идите и скажите им, новокрещеным людям пермским и всем ближним и дальним, возвестите им мои слова,— что я им приказываю, или в письме написав, или устно говоря. Скажите им, что слышали и видели.
   Это ведь уже последнее слово я хочу сказать, после которого, потом, больше уже не буду говорить, ибо постигнет меня кончина: пришел день, приблизился час и настало время. Но поскольку хорошо держаться доброго исповедания до последнего издыхания, скажите от меня людям следующее.
   Вот, я ухожу от вас и впредь больше уже не буду жить с вами.
   Вот, я иду путем отцов моих, куда все они пошли.
   Вот, я умираю, как и все на земле живущие.
   Внимайте, люди мои, закону Божию.
   Внимайте себе, чада, бдите и молитесь, стойте в вере неподвижно.
   Мужайтесь, да крепится сердце ваше.
   Стойте за веру твердо, берегитесь еретиков, стерегитесь от развратников веры, защищайтесь от приходящих церковных расколов и от находящих раздоров, сохраняйтесь от всякой ереси пагубной, соблюдайтесь от давнего вашего служения кумирам, да никто не прельстит вас злыми словами.
   Вы ведь знаете, братья, какую скорбь принял я, какое томление вытерпел я в земле Пермской и сколько пострадал в стране той, утверждая веру, устанавливая крещение, полагая закон, постоянно в большой заботе, день и ночь моля Бога, да откроет мне дверь милосердия, да примет молитву мою, да спасет людей Своих. Бог же человеколюбец не презрел молитвы моей, но исполнил прошение мое, привел людей в веру.
   И вот, сегодня крещение над вами совершено.
   И вот, ныне, братья, предаю вас Богу и слову благодати Его, способному вас оградить, сохранить и спасти.
   Впредь же, братья, стойте в вере крепко, неподвижно. Сохраняйте предание, которое я передал вам, и веру, которую приняли от меня. Не прибавляйте к установленному закону и не убавляйте от него.
   Слушайтесь закона Божия и всего, что завещал Бог во всем законе Его.
   Слушайтесь святого Евангелия Христова и святых божественных Его апостолов.
   Слушайтесь заповедей святых отцов, участников великих и вселенских семи соборов, святых преподобных богоносных отцов наших, как правила их повелевают.
   И если по моем отшествии придет к вам или еретик, или идолослужитель, или развартник, или человек, несущий раскол и раздор церковный, или хулитель веры христианской, или волхв, или кудесник, или зловерный человек,- не принимайте таковых. С такими ни есть, ни пить, ни дружить, ни соединяться не подобает, но - во всем отвращаться от них. И учения такого человека не слушайте, и словам его не внимайте, и догматов его не принимайте. Ибо сказал апостол Павел к Тимофею: "Человека-еретика избегай, отвращайся, отрицайся, зная, что таковой совратился и сам осужден" (ср. Тит. 3, 10-11). Ведь если кто-нибудь начнет учить вас учению, противному святой православной вере христианской, внешнему по отношению к святой соборной апостольской церкви, того учения не принимайте. Даже если покажется, что человек мудр, даже если силу начнет проявлять, не слушайте его. Ибо сказал божественный апостол Павел: "Даже если ангел, с неба придя к вам, начнет вам благовестить иначе, а не так, как мы благовестили вам, анафема да будет" (ср. Гал. 1, 8), то есть, да будет проклят.
   И вы, что я проповедал вам, с тем и живите; какое я вам передал учение, такое и берегите; что от меня приняли, того и держитесь; что от меня слышали и чему научились, то и делайте и сохраняйте. И Бог мира да будет с вами. Аминь.

ПРЕПОДОБНОГО В СВЯЩЕННОИНОКАХ
ОТЦА НАШЕГО ЕПИФАНИЯ
СЛОВО О ЖИТИИ И УЧЕНИИ
СВЯТОГО ОТЦА НАШЕГО СТЕФАНА,
БЫВШЕГО В ПЕРМИ ЕПИСКОПОМ.

Отредактировано Дарина (2012-05-27 13:41:20)

0

17

Святитель Митрофан, епископ Воронежский

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/b/b4/Saint_Mitrophan_of_Voronezh.jpg/250px-Saint_Mitrophan_of_Voronezh.jpg

«Простец согрешивший за одну только свою душу даст ответ Богу, а иереи будут истязаны за многих, как нерадевшие о овцах, с которых собирали млеко и волну (шерсть)... Для всякого человека таково правило мудрых мужей: употреби труд, храни мерность – богат будеши; воздержно пий, мало яждь здрав будеши; твори благо, бегай злаго – спасен будеши»
http://www.mospat.ru/calendar/svyat1/no … rofan.html

Отредактировано Дарина (2012-05-27 19:16:52)

0

18

"Сравнивай время с вечностью". Наставления святителя Тихона Задонского

http://download.saint-fathers.org/2011/02/19/tihon-zadonskii-3.JPG
http://images.yandex.ru/yandsearch?text=поучения тихона задонского&amp;noreask=1&amp;img_url=download.saint-fathers.org/2011/02/19/tihon-zadonskii-3.JPG&amp;pos=4&amp;rpt=simage&amp;lr=33
О праздности

Не должен ты в праздности жить, но в трудах благословенных упражняться. Потому что праздность всему злу причина, и кто в праздности живет, непрестанно грешит.

Как выбрать себе занятие?

Всякого греха, как смертоносного яда, берегись, поскольку всякий грех великого Бога оскорбляет и прогневляет, а согрешающего отлучает от Бога и вечному спасению препятствует.

Не делай того, что совесть возбраняет тебе делать, ибо, что совесть непогрешительная возбраняет, то возбраняет и закон Божий.

Какое дело ни начинаешь, рассуждай, согласно ли оно совести и закону Божию, и истинно ли полезно для тебя; если с законом Божиим согласно, начинай и делай, а если противоречит закону Божию — отвратись от него, чтобы не впасть в сеть врага, который всегда ищет человека уловить в свою сеть.

О почитании Бога

Бога почитай не веществом и наружностью, но доброй совестью, страхом, любовью, послушанием, благодарением, молитвой, верой. Ибо Бог есть Дух невещественный, и потому ничем иным, как только духом и истиной почитается.

Уклоняйся от зла и делай добро ради Бога, а не ради иной какой причины: потому (уклоняйся от зла), что Он то запретил, и (потому делай добро), что сие повелел Бог. Ибо все то неугодно Богу, что делается не ради Бога. Да будет же целью во всех делах твоих воля Божия, которая не хочет зла и хочет добра.

Почему нельзя божиться?

Имя Божие со всяким почтением, страхом и благоговением поминай, и только там и тогда, где и когда надо поминать, поскольку имя Божие свято и страшно, и поминающие Его с непочтением тяжко грешат… Во лжи и шутках крайне берегись помянуть имя Божие, чтобы тотчас суд Божий не постиг тебя. Ибо Бог наш есть «огнь поядающий».

Вошла в обычай божба, крайне неприличная христианам, как-то: «ей Богу», «на то Бог», «свидетель Бог», «видит Бог», «на то Христос», и прочее; и повторяются эти слова людьми часто и почти во всяких случаях. Такая божба есть не что иное, как сатанинский вымысел, изобретенный на бесчестие имени Божия и погибель человеческую. Ты берегись так и подобно тому божиться.

С Богом и в несчастье жить — счастье, в нищете — богатство, в бесславии — слава, в бесчестии — честь, в скорби — утешение. Без Бога не может быть истинного покоя, мира и утешения. Поэтому люби Его, как высочайшее добро твое и блаженство, люби более всякого создания, более отца и матери, более жены и детей, и более себя самого. К Нему единому прилепляйся сердцем твоим, и более всего единого Его желай и ищи, потому что Он вечное твое добро и блаженство, без Которого и в нынешнем веке нет, и в будущем не будет жизни и блаженства. Всякое создание Божие — хорошо, но Создатель несравненно лучше. Люби же и желай Его, как само Добро, как существенное, безначальное, бесконечное, присносущное и неизменяемое, от которого все создания добрыми делаются.

Везде и во всяких вещах с любовью поминай Господа Бога твоего и святую любовь Его к нам. Все, что ни видишь на небесах и на земле и в доме твоем, возбуждает тебя к воспоминанию Господа Бога твоего и любви Его святой.

Поминай же везде, и во всяком случае, и во всякой вещи имя Господа Бога твоего. Берегись забывать Благодетеля, довольствуясь благодеянием Его, чтобы не явиться неблагодарным Ему. Ибо забвение благодетеля — явный знак неблагодарности.

Зачем читать Библию?

Без веры живой и страха Божия благочестиво жить невозможно. Вера живая от поучения в слове Божием и от Святого Духа в сердце человеческом возбуждается. Поэтому должно читать и внимать слову Божию, и молиться, чтобы Сам Бог зажег в нашем сердце светильник веры.

Слово Божие, то есть Писание, пророками и апостолами нам преданное, люби как самого Бога, ибо Божие Слово — это слово уст Божиих. должно.

Слово Божие дано нам не ради того, чтобы оно лежало только на бумаге написанным, но чтобы мы им пользовались духовно, просвещались, на путь истинный и спасение наставлялись, нравы свои исправляли, и по правилу его в мире этом жили, и Богу угождали. Если хочешь быть истинным христианином, непременно должно тебе стараться жить по его правилу. Слово Божие есть семя небесное: должно в нас плод произращивать себе подобный, то есть святое и небесное житие. Иначе оно обличит нас в день Страшного Суда Христова. Живи же так, как Слово Божие учит, и по нему себя исправляй.

Чтобы тебе себя исправить и сделаться истинным христианином, или Христовым, положи пред своими душевными очами святое житие Христово, и на жизнь Его часто смотри, и примеру ее подражай; и хотя сердце твое, будучи растленным, не хочет, принуждай и убеждай себя к подражанию прекрасных добродетелей Христовых. Смотришь в зеркало, чтобы познать, каково лицо твое, нет ли на нем изъянов, и, увидев, устраняешь их, — да будет зеркалом твоей души непорочное Христово житие.

О подражании

Что люди делают, тому безрассудно не подражай; ибо от такого безрассудного подражания люди портятся и развращаются, и час от часу умножается зло, и оскудевает благочестие, — но внимай только тому, чему Слово Божие учит.

Тем христианам, которые в мире этом желают и стремятся обогатиться, на почетную должность взойти и прославиться, не подражай. Таковые забыли, что Христос Сын Божий за них пострадал и умер, и к вечной жизни страданием и смертью Своей дверь открыл, и к ней их позвал. Видно, что они только того желают и только к тому стремятся, что видят, а чего не видят, того не желают и к тому не стремятся.

Когда любопытство вредно

О таинстве Пресвятой Троицы, святейшей Евхаристии и о прочих таинствах, также о том, что не открыто в святом Божием Слове, и о том, что открыто, но понять не можешь, — любопытно не испытывай, иначе впадешь в сеть дьявольскую, и в ней запутаешься, и выйти из нее не сможешь, и так погибнешь. Ибо, что единой веры требует и разум наш превосходит, то испытывать очень опасно. Берегись же испытывать то, что выше тебя. Веруй во всем так, как Святая Церковь верует. Этот путь безопасный.

Людских дел берегись испытывать. Ибо такое испытание подает повод к клевете, осуждению и прочим тяжким грехам. Какая тебе нужда до людей? Знай и испытывай себя. Поминай прежние свои грехи, и покаянием и сокрушением сердца их стирай, тогда не будешь смотреть, что люди делают.

Жизнь земная и небесная

Истинные христиане в этом мире живут так, как путники, странники и пришельцы, и всегда к небесному отечеству верой и душевными очами взирают, и его достигнуть стараются. Будь же и ты в мире этом странником и пришельцем, и непрестанно к небесному отечеству взирай, и его получить старайся. Тогда мир со своими прелестями и похотями станет мерзким для тебя. Кто вечного блаженства ищет и желает, и старается получить, тот все временное презирает, чтобы, временного ища, вечного не лишиться.

Для вечной жизни созданы мы Создателем нашим, и к ней словом Божиим позваны, святым Крещением обновлены, и Христос Сын Божий ради того в мир пришел, чтобы нас туда призвать и привести, — и посему одна только жизнь вечная необходимо нужна. Поэтому пусть твое первейшее старание и попечение о том будет, чтобы вечную жизнь получить. Без нее все ничто, даже если и весь мир в своей власти будешь иметь.

Сравнивай время с вечностью, настоящее с будущим и живых людей с мертвыми, и так просветится ум твой, и сам узнаешь и признаешь, что плохо делают те, кто «собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет» (Лк 12:21).

Как жить в миру?

Роскоши, как моровой язвы, берегись. Она весьма душу христианскую расслабляет; научает чужое похищать, людей обижать и от подаяния милостыни, что требуется от христианина, руку удерживать.

Если имеешь имение, собранное неправдой, — расточи его на бедных, чтобы не обличило оно тебя на втором Христовом пришествии.

Тела своего щегольской одеждой не украшай, как у некоторых, христианами именующихся, есть обычай, но да будет у тебя приличное одеяние, соответствующее твоему званию. Христианское одеяние есть душевное одеяние, христиане должны душу украшать, а не тело. Красота души есть образ Божий, по которому мы созданы — этой красоты ищи, и довольно с тебя.

На пиршества и банкеты ходить берегись. Весьма трудно на них быть, и совести не уязвить. Не таким уже в дом возвратишься, каким из дома вышел, — потому берегись. Нет ничего лучше и спокойнее, как дома своего держаться. Чего глаз не видит и ухо не слышит, то в сердце не будет ударять. Мысли добрые и Богу угодные нигде так не бывают, как в уединении и молчании. Какое добро в доме и уединении не соберешь, все между людьми потеряешь.

Если нужду имеешь из дома выйти и к людям пойти, внимай себе и со всякой осторожностью сердце свое береги. Везде представляй Господа Бога твоего пред собою, и святой страх Божий, как свеча, да освещает и направляет путь твой. Куда ни выйдешь и где ни будешь, везде Бог с тобою есть, и все про тебя знает, и видит дело, и слышит слово. Везде береги себя.

Смерть невидимо за нами ходит, и кончина тогда постигает, когда не чаем, и там постигает, где не чаем, и так постигает, как не чаем. Будь же во всегдашнем покаянии и во всякое время и везде готовым к исходу.

Как вести себя в храме

Стоя в церкви, прилежно внимай чтению и пению. Тогда родится умиление, истинная молитва, сердечное пение и благодарение. Берегись телом стоять в церкви, а умом бродить вне церкви; телом пред Богом стоять, а духом по мирским делам бродить, чтобы и тебя не обличило слово из Писания: «Приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня» (Мф 15:8). Стоя в церкви телом, стой сердцем и духом, ибо пред Богом стоишь.

О бережном отношении к другому человеку

Крайне берегись всякого человека словом или делом оскорбить, ибо это тяжкий грех. Когда оскорбляется человек, то оскорбляется и Бог, Который человека любит… Если же оскорбишь ближнего твоего, то тотчас смирись перед ним и со смирением испроси у него прощения, дабы не подпасть праведному суду Божию.

Со всяким человеком обходись без лести, но просто, — так, как сам с собой. Каковым внешне ему являешься, таковым и внутри будь; и что ему говоришь и на устах твоих имеется, то должно быть и на сердце твоем…. Берегись же лукаво и коварно с ближним поступать, дабы не подать в сердце твоем место дьяволу, и чтобы он не завладел тобой, и не повел тебя, как пленника.

Если увидишь или услышишь, как кто-либо согрешает, берегись оклеветать и осудить его. Ты о нем скажешь одному, тот другому, другой скажет третьему, третий четвертому, и так все будут знать и соблазняться, и согрешившего будут осуждать, что тяжко, а ты всему тому причиной будешь, поскольку брата твоего согрешение всем известным сделал… Обрати же твои очи и ум на себя самого, и рассматривай себя, и обличай себя, и обвиняй себя пред Богом за грехи твои, что требует дело покаяния, обличай и обвиняй себя пред Богом, и проси от Него милости, как мытарь, дабы Им оправданным быть.

О молитве

Молитва состоит не только в том, чтобы стоять и кланяться телом пред Богом, и молитвы написанные читать, но возможно и без того в любое время и в любом месте умом и духом молиться. Можешь идя, сидя, лежа, в дороге, сидя за трапезой, дело делая, в народе и уединении к Богу ум и сердце возводить и так милости и помощи от Него просить. Ибо Бог везде и на всяком месте есть, и всегда двери к Нему отверсты, и доступ к Нему удобен, не так, как к человеку, и везде и всегда по Своему человеколюбию готов нас слушать и нам помогать. Так что везде и всегда, и в любое время, и во всякой нужде и случае можем к Нему с верой и молитвой нашей приступать; можем везде умом говорить Ему: Господи, помилуй! Господи, помоги! — и прочее.
http://www.taday.ru/text/1182337.html

+1

19

СОВЕТЫ СПАСАЮЩЕМУСЯ. Святитель Григорий Богослов.

http://www.schelkovo-blagochin.orthodoxy.ru/articles/sainted/images/grigory_bogoslov_01.jpg

Бога имей началом и концом всякого дела.
Старайся узнавать все поступки добродетельных.
Тяжело жить в бедности, но еще хуже разбогатеть неправедно.
Делая благотворения, думай, что следуешь Богу.
Милости Божией ищи себе милостями к ближним.
Владей плотью и смиряй ее как можно лучше.
Обуздывай гнев, чтобы не выходить из ума.
Удерживай око, и язык пусть знает меру.
Уши пусть будут замкнуты ключом, и да не любодействует смех.
Светильником всей своей жизни признавай разум.
Смотри, чтобы из-за видимости не ускользнула у тебя действительность.
Всё разумей, но делай то, что позволительно делать.
Знай, что сам ты странник, — и уважай странников.
Во время благополучного плавания более всего помни о буре.
Что дается от Бога, нужно принимать с благодарением.
Лучше наказание от праведника, нежели честь от порочного.
При дверях у мудрых стой неотступно, а у богатых не стой никогда.
Маловажное немаловажно, когда производит великое.
Обуздывай свою наглость — и будешь великий мудрец.
Береги сам себя, а над падением другого не смейся.
Нехорошо возбуждать к себе зависть, но весьма постыдно самому завидовать.
В жертву Богу преимущественно перед всем прочим приноси душу.
О, если бы кто соблюдал всё это! Он спасется.

http://ruskalendar.ru/publications/detail.php?ID=13107

Отредактировано Дарина (2012-06-08 19:25:24)

0

20

Благодатное старчество –  это не сектантский гуруизм

Комментарий к докладу протоиерея Александра Новопашина «Гуруистические группы в Церкви»

Статья протоиерея Александра Новопашина «Агрессивное неприятие биометрии – проявление сектантства в Православии» была размещена на сайте «Биометрикс.ру» – «Российском биометрическом портале», пропагандирующем новшества глобализации. Правда, сначала публикация появилась в газете «Радонеж» с другим названием и пояснением, что это – доклад, прочитанный на V Межправославном совещании центров по изучению религиозных движений и деструктивных культов. Однако одобрение доклада православного священника сторонниками глобализации не может не настораживать.

О чем же пишет отец Александр? Сначала он дает определение понятия «гуру»: «Слово „гуру“ (учитель) <…> пришло к нам из некоторых восточных религий, в частности, индуизма. В отдельных восточных религиозных конфессиях прямо дают понять, что если у адепта нет гуру, значит он ноль без палочки, и никаких духовных высот ему не достигнуть – пропадет. В этом смысле восточные религии некоторым образом напоминают тоталитарные секты, лидеры которых возводят себя в ранг гуру».
Далее священник говорит о роли «гуру» в жизни сект и объясняет, что «в секте все начинается с лидера и им же заканчивается, все зацикливается на нем». Определившись с понятием «гуру», он переходит к теме Православной Церкви и утверждает, что и в ее лоне присутствует «гуруизм» или «младостарчество». Суть этих явлений отец Александр определяет так: в Церкви «гуруистические настроения обусловлены появлением так называемых младостарцев (возраст не имеет значения, младостарцы могут быть как молодыми, так и пожилыми людьми), мнения которых для их последователей становятся важнее, чем слова Священноначалия, чем голос Самой Церкви».
Но вспомним житие преподобного Максима Исповедника. Его мнение для его последователей тоже было важнее слов священноначалия, впавшего в монофелитскую ересь. А если следовать логике отца А. Новопашина (не сделавшего никаких оговорок и пояснений к своему заявлению), преподобного Максима тоже следует причислить к «гуру»-младостарцам.
Что такое голос Церкви? Для того чтобы ответить на этот вопрос, следует сначала определить само понятие Церкви. Согласно Катехизису святителя Филарета Московского, «Церковь есть от Бога установленное общество людей, соединенных Православной верой, Законом Божиим, священноначалием и Таинствами. <…> Глава ее есть Богочеловек Иисус Христос». Теперь можно ответить и на вопрос, что такое голос Церкви. Как говорит с нами наш Глава Господь Иисус Христос? Посредством Своего Слова, то есть посредством Священного Писания. Чтобы правильно его понимать, Церковь наставляет изучать его по толкованиям Святых Отцов. Это первый и главнейший голос Церкви. Еще одним ее гласом являются постановления Святых Апостолов, которым Сам Господь сказал: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе (Мф. 18, 18). Эту власть они передали Мужам Апостольским, которые в свою очередь сообщили ее своим преемникам – Святым Отцам. Собираясь на Вселенские и Поместные Соборы, Святые Отцы в Духе Святом установили на них церковные законы, или каноны. Это второй по значимости источник церковного гласа. Третьим являются писания Святых Отцов. Эти согласные между собой гласы и составляют один общий голос Церкви, с которым обязан сверять свои мнения и поступки не только каждый православный мирянин, но и каждый священник, епископ и даже Патриарх.
Далее протоиерей А. Новопашин, приводя слова покойного Патриарха Алексия II, пытается еще четче обрисовать проблему младостарчества, но чем оно отличается от старчества подлинного, к сожалению, из его статьи не понятно. А из-за отсутствия необходимых пояснений могут возникнуть серьезные соблазны и недоразумения. Поэтому давайте восполним этот пробел.
Что же такое старчество?
«Благодатное старчество есть одно из высочайших достижений духовной жизни Церкви, это ее цвет, это венец духовных подвигов, плод безмолвия и Богосозерцания. Оно органически связано с иноческим внутренним подвигом, имеющим цель достижения безстрастия, а потому и возникает одновременно с монашеством на заре христианства» (Концевич И.М. Оптина Пустынь и ее время).
«Старец, как личным опытом прошедший школу трезвения и умно-сердечной молитвы и изучивший благодаря этому в совершенстве духовные психические законы, как уже лично достигший безстрастия, становится способным руководить новоначальным иноком в его „невидимой брани“ на пути к безстрастию. Он должен уметь проникать до самых глубин души человеческой, видеть в ней самое зарождение зла, а также причины этого зарождения, устанавливать точный диагноз болезни и указывать точный способ лечения. Старец – искусный духовный врач. Он должен ясно видеть „устроение“ своего ученика, т. е. характер его души и степень духовного развития и обладать даром рассуждения и „различения духов“, т. к. ему все время приходится иметь дело со злом, стремящимся преобразиться во ангела светла. Но, как достигший безстрастия, старец обычно обладает и другими духовными дарами: прозорливости, чудотворения, пророчества...» (Концевич И.М. Стяжание Духа Святаго в путях Древней Руси).
Преподобный Варсонофий Оптинский говорил одному своему духовному чаду так: «Старцев называют прозорливцами, указывая тем, что они могут видеть будущее: да, великая благодать дается старчеству – это дар рассуждения. Это есть наивеличайший дар, даваемый Богом человеку. У них, кроме физических очей, имеются еще очи духовные, перед которыми открывается душа человеческая. Прежде чем человек подумает, прежде чем возникла у него мысль, они видят ее духовными очами, даже видят причину возникновения такой мысли. И от них не сокрыто ничего. Ты живешь в Петербурге и думаешь, что я не вижу тебя. Когда я захочу, я увижу все, что ты делаешь и думаешь».
Искреннее повиновение старцу, по словам преподобных аввы Дорофея, Иоанна Кассиана, Иоанна Лествичника, Оптинских Старцев и других святых, есть самый верный путь спасения души.
Конечно, как пишет святитель Игнатий (Брянчанинов), в наше время истинного старца найти крайне трудно. Однако, по милости Божией, все-таки этот благодатный духоносный источник на Руси не иссяк. Многие старцы, пройдя советские тюрьмы и лагеря, пережив гонения, и в наши дни наставляли и наставляют православных христиан ко спасению. Например, это ныне почивший в Бозе старец-протоиерей Николай Гурьянов и здравствующий по сей день духовник приснопамятного Патриарха Алексия II архимандрит Кирилл (Павлов), их ученики и последователи. Эти старцы во всем уподобились святым Оптинским духовным отцам. Тысячи наших современников познали силу их молитв, их прозорливость, благотворность наставлений и советов. Отец Николай, как свидетельствуют многие, был чудотворцем – исцелял неизлечимые болезни; живя на земле, пребывал в общении с горним миром. То же самое можно сказать и об афонском старце схимонахе Паисии (Эзнепидисе) – тысячи людей получили исцеление по его молитвам.
Непременный признак, условие или основополагающая черта истинного старца – твердое, непоколебимое, ни на йоту не отступное, неизменно крепкое стояние в Православной вере. По этой отличительной особенности можно точно распознать его, не перепутав с лжестарцем или младостарцем. К сожалению, протоиерей А. Новопашин никак не отразил в своем докладе эту важнейшую деталь, отчего портрет младостарца, составленный им, получился искаженным и карикатурным.
Обрисовав, как ему показалось, «гуруизм» всесторонне, автор доклада наносит главный удар по своим противникам: «Агрессивное неприятие ИНН, штрих-кода, биометрических данных, чипов, которые якобы будут вживлять под кожу и которые будут являть собой число зверя, все это и многое другое – порождение гуруизма».
Здесь священник совершает грубую и безцеремонную подмену, называя старческое учение порождением гуруизма. Ведь противлению глобализации учат именно наши духоносные старцы. В 2001 году отец Кирилл (Павлов) в интервью для сайта «Русское Воскресение» говорил: «Присвоение номеров людям – это дело богоборческое, греховное. Поскольку, когда Бог создал человека, Он нарек ему имя. Наречение имени человеку – это Божия воля. Все тысячелетия, прошедшие с того времени, люди пользовались именами. И вот теперь вместо имени человеку присваивают номер. То, как и для чего это делается, не оставляет сомнений в греховности и богоборческом характере этого дела. Поэтому участвовать в этом деле не нужно, а по мере возможности ему сопротивляться».
А вот слова старца Паисия Святогорца: «Сегодня логика „гностиков“ завлекает людей. Люди полюбили льготы и наложили на себя оковы. В то время как знают, что три шестерки в системе полосатого кода UPС (Universal Product Code) есть диавольский знак, они согласны поставить свои подписи». Приведем также выдержки из его работы «Знамение времен, 666»: «Итак, позади „совершенной системы обслуживания“, компьютерной гарантии кроется всемирная диктатура, рабство антихриста. <…> Тогда как признаки видны очень ясно, „зверь“ в Брюсселе с числом 666 почти уже поглотил все государства: „карта обслуживания“, удостоверение личности, ввод печати что показывают? К сожалению, радио слушаем, чтобы знать только о погоде. Что нам скажет Христос? „Лицемери, лице убо небесе умеете рассуждати, знамений же временом не можете искусити“ (Мф. 16, 3)».
Таким образом, мы видим, что неприятие ИНН, штрих-кодов, биометрических данных, чипов – это не результат усвоения мнений каких-то мифических гуру. Напротив, отказываясь использовать эти и другие атрибуты глобализации, верующие следуют советам современных духоносных преемников благодати старчества. То есть получается, протоиерей А. Новопашин своим поспешным безапелляционным заявлением порочит истинных старцев, очерняет их светлый образ, что сродни клевете.
Но этим ложные тезисы в статье отца Александра, к сожалению, не исчерпываются. Он снова и снова называет духоносных старцев термином, почерпнутым им в восточных лжеучениях, – гуру: «Еще одна сторона гуруизма – почитание людей сомнительной жизни как святых. С благословления „православных“ гуру пишутся иконы Георгия Распутина, Царя Иоанна Грозного. <…> Ко мне приходил мужчина, который пытался очень агрессивно убедить меня, что Иван Грозный – действительный святой».
Но, как это не покажется странным отцу Александру, Царь Иоанн – действительно местночтимый святой Московской епархии! При желании в этом можно удостовериться, посетив Новоспасский монастырь в Москве, где на древней фреске XVII века сохранилось иконописное изображение святого благоверного Царя Иоанна. Подобная фреска есть и в Грановитой палате Московского Кремля. О святости Царя Иоанна говорил также старец Николай Гурьянов, у которого духовно окормлялись тысячи православных христиан, в том числе священники и архиереи. Он же свидетельствовал о подлинности и богоугодности подвига друга святой Царской Семьи старца Григория (а не Георгия!) Распутина. Сохранились видеозаписи, подтверждающие это.
Подводя итог нашему анализу, заметим, что, конечно, совершенно отрицать наличие в лоне Православной Церкви групп и общин, объединенных вокруг какого-либо священнослужителя, проповедующего идущие в разрез с церковным учением взгляды, нельзя. Например, известный протодиакон Андрей Кураев для многих из аудитории его слушателей, а особенно из числа молодых людей, едва переступивших порог православного храма, стал непререкаемым авторитетом, именно своего рода гуру и младостарцем. Все слова этого проповедника безоглядно принимаются поклонниками его ораторского таланта за истину, оцениваются некритически, хотя зачастую противоречат учению и каноническим правилам Церкви. Подобная ситуация складывается и с профессором богословия А.И. Осиповым, распространяющим в весьма широкой аудитории осужденные Церковью лжеучения.
Известны перегибы и в сторону раскола, например, случай с сектой духовно нездорового человека Петра Кузнецова из Пензенской области, имевший широкую огласку несколько лет назад и использованный недобросовестными журналистами и некоторыми священнослужителями для клеветы на противников глобализма. Безусловно, есть и другие аналогичные случаи, которые, как правило, заканчиваются уходом ревностного не по разуму священника и его последователей из Церкви, то есть, по сути, расколом, от чего сохрани нас всех, Господи!
Однако на этом основании объявлять младостарцами и сектантами всех противников глобализации, в числе которых, как мы показали в нашей статье, есть истинные духоносные старцы, маститые архиереи, настоятели монастырей и монашествующие (например, братия Почаевской лавры во главе со своим наместником митрополитом Владимиром Почаевским), – недопустимо. Это клевета и ложь, сеющие смуту в Церкви, соблазн для верующих и «внешних» и разделения.

Иеромонах Петр (СЕМЕНОВ)

http://www.pkrest.ru/n-71/71-6.html

0


Вы здесь » ЗНАКИ ИСПОЛНЕНИЯ ПРОРОЧЕСТВ » История и сущность Православия » Старцы и старчество. Наставления и советы.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC