Вверх страницы
Вниз страницы

ЗНАКИ ИСПОЛНЕНИЯ ПРОРОЧЕСТВ

Объявление

ПРАВИЛА ФОРУМА размещены в ТЕХНИЧЕСКОМ РАЗДЕЛЕ: http://znaki.0pk.ru/viewtopic.php?id=541

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Полезно почитать

Сообщений 41 страница 60 из 462

41

ПРОРОЧЕСТВА ПРАВОСЛАВНЫХ СТАРЦЕВ О РОССИИ

Предлагаю вашему вниманию собрание пророчеств православных старцев о России. Есть довольно-таки интересные.

Пророчества о России

«О судьбе же державы Российской было в молитве откровение мне о трех лютых игах: татарском, польском и грядущем еще — жидовском. Будет жид скорпионом бичевать землю русскую, грабить святыни ее, закрывать церкви Божии, казнить лучших людей русских. Сие есть попущение Божие, гнев Господень за отречение России от святого царя.

Но потом свершатся надежды русские. На Софии, в Царьграде, воссияет крест православный, дымом фимиама и молитв наполнится Святая Русь и процветет, аки крин небесный».

Монах-провидец Авель, 1796 г.

* * *

«Будет некогда царь, который меня прославит, после чего будет великая смута на Руси, много крови потечет за то, что восстанут против этого царя и самодержавия, но Бог царя возвеличит…

До рождения антихриста произойдет великая продолжительная война и страшная революция в России, превышающая всякое воображение человеческое, ибо кровопролитие будет ужаснейшее. Произойдет гибель множества верных отечеству людей, разграбление церковного имущества и монастырей; осквернение церквей Господних; уничтожение и разграбление богатства добрых людей, реки крови русской прольются. Но Господь помилует Россию и приведет ее путем страданий к великой славе…»

«Мне, убогому Серафиму, от Господа Бога положено жить гораздо более ста лет. Но так как к тому времени архиереи русские так онечестивятся, что нечестием своим превзойдут архиереев греческих во времена Феодосия Юнейшего, так что даже и важнейшему догмату Христовой Веры — Воскресению Христову и всеобщему воскресению веровать не будут, то посему Господу Богу угодно до времени меня, убогого Серафима, от сея преждевременный жизни взять и затем во утверждение догмата Воскресения воскресить, и воскрешение мое будет яко воскрешение седми отроков в пещере Охлонской во времена Феодосия Юнейшего. По воскрешении же моем я перейду из Сарова в Дивеево, где буду проповедовать всемирное покаяние»

«Мне, убогому Серафиму, Господь открыл, что на земле Русской будут великие бедствия. Православная вера будет попрана, архиереи Церкви Божией и другие духовные лица отступят от чистоты Православия, и за это Господь тяжко их накажет. Я, убогий Серафим, три дня и три ночи молил Господа, чтобы он лучше меня лишил Царствия Небесного, а их помиловал. Но Господь ответил “Не помилую их: ибо они учат учениям человеческим, и языком чтут Меня, а сердце их далеко отстоит от Меня”…

Всякое желание внести изменения в правила и учения Святой Церкви есть ересь… хула на Духа Святого, которая не простится вовек. По этому пути пойдут архиереи Русской земли и духовенство и гнев Божий поразит их…»

«Но не до конца прогневается Господь и не попустит разрушиться до конца земле русской, потому что в ней одной преимущественно сохраняется еще Православие и остатки благочестия христианского… У нас вера Православная, Церковь, не имеющая никакого порока. Ради сих добродетелей Россия всегда будет славна и врагам страшна и непреоборима, имущая веру и благочестие — сих врата адовы не одолеют»

Преподобный Серафим Саровский, 1825-32гг.

* * *

«Европейские народы всегда завидовали России и старались сделать ей зло. Естественно, что и на будущие века они будут следовать той же системе. Но велик Российский Бог. Молить должно великого Бога, чтоб Он сохранил духовно-нравственную силу нашего народа — Православную веру… Судя по духу времени и по брожению умов, должно полагать, что здание Церкви, которое колеблется уже давно, поколеблется страшно и быстро. Некому остановить и противостоять…

Нынешнее отступление попущено Богом: не покусись остановить его немощною рукою твоею. Устранись, охранись от него сам: и этого с тебя достаточно. Ознакомься с духом времени, изучи его, чтобы по возможности избегнуть влияния его…

Постоянное благоговение перед судьбами Божиими необходимо для правильного духовного жительства. В это благоговение и покорность Богу должно приводить себя верою. Над судьбами мира и каждого человека неусыпно бдит Промысел Всемогущего Бога, — и все совершающееся совершается или по воле, или по попущению Божию…

Предопределений Промысла Божия о России никто не изменит. Святые Отцы Православной Церкви (например, святой Андрей Критский в толковании на Апокалипсис, глава 20) предсказывают России необыкновенное гражданское развитие и могущество… А бедствия наши должны быть более нравственные и духовные».

Святитель Игнатий Брянчанинов, 1865 г.

* * *

«Если и в России, ради презрения Заповедей Божиих и ради ослабления правил и постановлений Православной Церкви, и ради других причин оскудеет благочестие, тогда уже неминуемо должно последовать конечное исполнение того, что сказано в Апокалипсисе Иоанна Богослова».

Преподобный Амвросий Оптинский, 1871 г.

* * *

«Современное русское общество превратилось в умственную пустыню. Серьезное отношение к мысли исчезло, всякий живой источник вдохновения иссяк… Самые крайние выводы самых односторонних западных мыслителей смело выдаются за последнее слово просвещения…

Сколько знамений показал Господь над Россией, избавляя ее от врагов сильнейших и покоряя ей народы! И, однако ж, зло растет. Ужели мы не образумимся? Западом и наказывал и накажет нас Господь, а нам все в толк не берется. Завязли в грязи западной по уши, и все хорошо. Есть очи, но не видим, есть уши, но не слышим, и сердцем не разумеем… Вдохнув в себя этот адский угар, мы кружимся, как помешанные, сами себя не помня»

«Если не опомнимся, пошлет на нас Господь иноземных учителей, чтобы привели нас в чувство… Выходит, что и мы на пути революции. Это не пустые слова, но дело, утверждаемое голосом Церкви. Ведайте, православные, что Бог поругаем не бывает»

«Зло растет, зловерие и неверие поднимают голову, вера и Православие слабеют… Что ж, сидеть сложа руки? Нет! Молчащее пастырство — что за пастырство? Нужны жаркие книги, защитительные против всех злостей. Следует нарядить писак и обязать их писать… Надо свободу замыслов пресечь… Неверие объявить государственным преступлением. Материальные воззрения запретить под страхом смертной казни!».

Святитель Феофан Затворник, 1894 г

* * *

«Богоматерь спасала Россию много раз. Если Россия стояла до сих пор, то только благодаря Царице Небесной. А теперь какое тяжелое время мы переживаем! Теперь университеты наполнены евреями, поляками, а русским места нет! Как может помогать таким людям Царица Небесная? До чего мы дожили!

Интеллигенция наша — просто глупа. Несмысленные, поглупевшие люди! Россия, в лице интеллигенции и части народа, сделалась неверною Господу, забыла все Его благодеяния, отпала от него, сделалась хуже всякой иноплеменной, даже языческой народности. Вы забыли Бога и оставили Его, и Он оставил вас Своим отеческим промыслом и отдал вас в руки необузданного, дикого произвола. Христиане, которые не веруют в Бога, которые с евреями действуют заодно, которым все равно, какая вера: с евреями они евреи, с поляками они поляки, — те не христиане, и погибнут, если не раскаются…»

«Правители-пастыри, что вы сделали из своего стада? Взыщет Господь овец Своих от рук Ваших!.. Он преимущественно назирает за поведением архиереев и священников, за их деятельностью просветительною, священнодейственною, пастырскою… Нынешний страшный упадок веры и нравов весьма много зависит от холодности к своим паствам многих иерархов и вообще священнического чина»

«Сколько теперь врагов у нашего Отечества! Наши враги, вы знаете, кто: евреи… Да прекратит наши бедствия Господь, по великой милости Своей! А вы, друзья, крепко стойте за Царя, чтите, любите его, любите святую Церковь и Отечество и помните, что Самодержавие — единственное условие благоденствия России; не будет Самодержавия — не будет России; заберут власть евреи, которые сильно ненавидят нас!»

«Но Всеблагое Провидение не оставит Россию в этом печальном и гибельном состоянии. Оно праведно наказует и ведет к возрождению. Судьбы Божие праведные совершаются над Россией. Ее куют беды и напасти. Не напрасно Тот, кто правит всеми народами, искусно, метко кладет на Свою наковальню подвергаемых Его сильному молоту. Крепись, Россия! Но и кайся, молись, плачь горькими слезами перед твоим небесным Отцом, Которого ты безмерно прогневала!.. Русский народ и другие населяющие Россию племена глубоко развращены, горнило искушений и бедствий для всех необходимо и Господь, не хотящий никому погибнуть, всех пережигает в этом горниле.

Но не бойтесь и не страшитесь, братия, пусть крамольники-сатанисты на минуту утешатся своими адскими успехами: суд им от Бога не коснит и погибель из не дремлет (2Петр. 2.3). Десница Господня найдет всех ненавидящих нас и отомстит за нас праведно. Не будем поэтому предаватья унынию, видя все ныне происходящее в мире…»

«Я предвижу восстановление мощной России, еще более сильной и могучей. На костях мучеников, как на крепком фундаменте, будет воздвигнута Русь новая — по старому образцу; крепкая своей верою во Христа Бога и во Святую Троицу! И будет по завету святого князя Владимира — как единая Церковь! Перестали понимать русские люди, что такое Русь: она есть подножие Престола Господня! Русский человек должен понять это и благодарить Бога за то, что он русский».

Святой праведный отец Иоанн Кронштадтский. 1906-1908 гг.

* * *

«Гонения и мучения первых христиан, возможно, повторятся… Ад разрушен, но не уничтожен, и придет время, когда он даст о себе знать. Это время — не за горами…

До страшных времен доживем мы, но благодать Божия покроет нас… Антихрист явно идет в мир, но этого в мире не признают. Весь мир находится под влиянием какой-то силы, которая овладевает умом, волей и всеми душевными качествами человека. Это сила посторонняя, злая сила. Источник ее — дьявол, а люди злые являются только орудием, посредством которого она действует. Это — предтечи антихриста.

В Церкви у нас нет теперь живых пророков, но знамения есть. Они и даны нам для познания времен. Ясно видны они людям, имеющим духовный разум. Но этого в мире не признают… Все идут против России, то есть против Церкви Христовой, ибо русский народ — Богоносец, в нем хранится истинная вера Христова».

Преподобный Варсонофий Оптинский, 1910 г.

* * *
«Ереси распространятся повсюду и прельстят многих. Враг рода человеческого будет действовать хитростью, чтобы, если возможно, склонить к ереси и избранных. Он не будет грубо отвергать догматы Святой Троицы, Божества Иисуса Христа и достоинства Богородицы, а незаметно станет искажать переданные Св. Отцами от Духа Святаго учения Церкви, и самый дух его и уставы, и эти ухищрения врага заметят только немногие, наиболее искусные в духовной жизни.

Еретики возьмут власть над Церковью, всюду будут ставить своих слуг и благочестие будет в пренебрежении… Посему, сын мой, как увидишь нарушения Божественного чина в Церкви, отеческого предания и установленного Богом порядка, — знай, что еретики уже появились, хотя, может быть, и будут до времени скрывать своё нечестие или будут искажать Божественную веру незаметно, чтобы ещё более успеть, прельщая и завлекая неопытных в сети.

Гонение будет не только на пастырей, но и на всех рабов Божиих, ибо бес, руководящий ересью, не терпит благочестия. Узнавай их, сих волков в овечьей шкуре, по их горделивому нраву и властолюбию…

Горе будет в те дни монахам, которые обязались имуществом и богатством и ради любви к покою готовы подчиниться еретикам… Не бойся же скорби, а бойся пагубной ереси, ибо она обнажает от благодати и разлучает с Христом…

Будет шторм. И русский корабль будет разбит. Но ведь и на щепках и обломках люди спасаются. И все же не все погибнут. Надо молиться, надо всем каяться и молиться горячо… Явлено будет великое чудо Божие… И все щепки и обломки, волею Божией и силой Его, соберутся и соединятся, и воссоздастся корабль во всей красе и пойдет своим путем, Богом предназначенным…».

Преподобный Анатолий Оптинский. 1917 г.

* * *

«Сейчас мы переживаем предантихристово время. Начался суд Божий над живыми и не останется ни одной страны на земле, ни одного человека, которого это не коснется. Началось с России, а потом дальше…

А Россия будет спасена. Много страдания, много мучения. Надо много и много перестрадать и глубоко каяться всем. Только покаяние через страдание спасет Россию. Вся Россия сделается тюрьмой, и надо много умолять Господа о прощении. Каяться в грехах и бояться творить и малейшие грехи, а стараться творить добро, хотя бы самое малое. Ведь и крыло мухи имеет вес, а у Бога весы точные. И когда малейшее на чаше добра перевесит, тогда явит Бог милость Свою над Россией…

Но сперва Бог отнимет всех вождей, чтобы только на Него взирали русские люди. Все бросят Россию, откажутся от нее другие державы, предоставив ее себе самой. Это чтобы на помощь Господню уповали русские люди. Услышите, что в других странах начнутся беспорядки и подобное тому, что и в России (во время революции — ред.), и о войнах услышите и будут войны — вот, уже время близко. Но не бойтесь ничего. Господь будет являет Свою чудесную милость.

Конец будет через Китай. Какой-то необычный взрыв будет, и явится чудо Божие. И будет жизнь совсем другая на земле, но не на очень долго. Крест Христов засияет над всем миром, потому что возвеличится наша Родина и будет, как маяк во тьме для всех».

Схииеромонах Аристоклий Афонский. 1917-18 гг.

* * *

«Россия воспрянет и будет материально не богата, но духом богата, и в Оптиной будет еще 7 светильников, 7 столпов. Если в России сохранится хоть немного верных православных, Бог ее помилует. А у нас такие праведники есть».

Преподобный Нектарий Оптинский, 1920 г.

* * *

«Вы меня спрашиваете о ближайшем будущем и о грядущих последних временах. Я не говорю об этом от себя, но то, что мне было открыто старцами. Приход антихриста приближается и уже очень близок. Время, разделяющее нас от его пришествия, можно измерить годами, самое большое — десятилетиями. Но перед его приходом Россия должна возродиться, хотя и на короткий срок. И царь там будет избранный Самим Господом. И будет он человеком горячей веры, глубокого ума и железной воли. Это то, что о нем нам было открыто, мы будем ждать исполнения этого откровения. Судя по многим знамениям, оно приближается; разве что из-за грехов наших Господь отменит его и изменит Свое обещание»

«В России будет восстановлена монархия, самодержавная власть. Господь предызбрал будущего царя. Это будет человек пламенной веры, гениального ума и железной воли. Он прежде всего наведет порядок в Церкви Православной, удалив всех неистинных, еретичествующих и теплохладных архиереев. И многие, очень многие, за малыми исключениями, почти все будут устранены, а новые, истинные, непоколебимые архиереи станут на их место… Произойдет то, чего никто не ожидает. Россия воскреснет из мертвых, и весь мир удивится.

Православие в ней возродится и восторжествует. Но того Православия, что прежде было, уже не будет. Самим Богом будет поставлен сильный царь на престоле».

Святитель Феофан Полтавский, 1930 г.

* * *

Пройдет гроза над Русскою Землею.
Народу русскому Господь грехи простит
И Крест святой Божественной красою
На Божьих храмах снова заблестит.

Открыты будут вновь обители повсюду
И вера в Бога всех соединит
И колокольный звон всю нашу Русь Святую
От сна греховного к спасенью пробудит.

Утихнут грозные невзгоды
Своих врагов Россия победит.
И имя русского, великого народа
Как гром по всей вселенной прогремит!

Преподобный Серафим Вырицкий, 1943 г.

* * *

«Русские люди будут каяться в смертных грехах, что попустили жидовскому нечестию в России, не защитили Помазанника Божия — царя, церкви православные и монастыри, сонм мучеников и исповедников святых и все русское святое. Презрели благочестие и возлюбили бесовское нечестие…

Когда появится малая свобода, будут открывать церкви, монастыри ремонтировать, тогда все лжеучения выйдут наружу. На Украине сильно ополчатся против Русской Церкви, ее единства и соборности. Эту еретическую группировку будет поддерживать безбожная власть. Киевский митрополит, который недостоин сего звания, сильно поколеблет Церковь Русскую, а сам уйдет в вечную погибель, как Иуда. Но все эти наветы лукавого в России исчезнут, а будет Единая Церковь Православная Российская…

Россия вместе со всеми славянскими народами и землями составит могучее Царство. Окормлять его будет царь православный — Божий Помазанник. В России исчезнут все расколы и ереси. Евреи из России выедут встречать в Палестину антихриста, и в России не будет ни одного еврея. Гонения на Церковь Православную не будет.

Господь Святую Русь помилует за то, что в ней было страшное и ужасное предантихристово время. Просиял великий полк исповедников и Мучеников… Все они умоляют Господа Бога Царя Сил, царя Царствующих, в Пресвятой Троице славимого Отца и Сына и Святаго Духа. Нужно твердо знать, что Россия — жребий Царицы Небесной и она о ней заботится и сугубо о ней ходатайствует. Весь сонм святых русских с Богородицею просят пощадить Россию.

В России будет процветание веры и прежнее ликование (только на малое время, ибо придет Страшный Судия судить живых и мертвых). Русского православного царя будет бояться даже сам антихрист. При антихристе будет Россия самое мощное царство в мире. А другие все страны, кроме России и славянских земель, будут под властью антихриста и испытают все ужасы и муки, написанные в Священном Писании.

Война третья Всемирная будет уже не для покаяния, а для истребления. Где она пройдет, там людей не будет. Будут такие сильные бомбы, что железо будет гореть, камни плавиться. Огонь и дым с пылью будет до неба. И земля сгорит. Будут драться и останется два или три государства. Людей останется очень мало и тогда начнут кричать: долой войну! Давай изберем одного! Поставить одного царя! Выберут царя, который будет рожден от блудной девы двенадцатого колена. И Антихрист сядет на престол в Иерусалиме».

Преподобный Лаврентий Черниговский. Конец 1940-х гг.

РОССИЯ ЖДЕТ БОГА!

В 1959 году журнал Канадского филиала православного братства преп. Иова Почаевского “Православное обозрение” опубликовал видение одного старца, рассказанное им епископу канадскому Виталию (Устинову), впоследствии ставшему митрополитом РПЦЗ. Этот старец в тонком сне видел Господа, Который сказал ему:

«Вот, я возвеличу Православие в земле Русской и оттуда оно воссияет на весь свет… Коммуна исчезнет и развеется, как прах от ветра. Она попущена для того, чтобы сделать в России один народ с одним сердцем и одной душой. Очистив его огнем, Я сделаю его Моим народом… Вот, Я простру десницу Свою и Православие из России воссияет на весь свет. Настанет такое время, когда дети там будут носить на плечах своих камни для постройки храмов. Рука Моя крепка и нет такой силы ни на небе, ни на земле, которая противостала бы ей».

* * *

В 1992 году в Петербурге опубликована книга “Последние судьбы России и мира. Краткое обозрение пророчеств и предсказаний”. В ней, в частности, содержится такое предсказание, сделанное в беседе одним из современных старцев в сентябре 1990 года:

«Приблизились последние дни Запада, его богатства, его разврата. Внезапно постигнут его бедствия и пагуба. Богатство его неправедное, злое, угнетает весь мир, и разврат его как разврат нового и худшего Содома. Наука и техника его — безумие нового, второго Вавилона. Гордость его — гордость богоотступническая, сатанинская. Все дела его — на потребу антихриста. Им овладело “сборище сатанинское” (Ап. 2,9).

Гнев Божий огненный на Запад, на Вавилон его! А вы восклоните головы ваши и возрадуйтесь, страдальцы Божии и все добрые, смиренные, терпевшие зло в уповании на Бога! Возрадуйся, народ православный многострадальный, оплот Востока Божиего, страдавший по воле Божией за весь мир. Тебе, ради избранных в тебе, даст Бог силу на исполнение великого и конечного обетования Сына своего Единородного Возлюбленного о последней проповеди Евангелия Его в мире перед концом мира, во свидетельство всем народам!

Надменность и злорадство Запада о нынешних бедствиях России обратятся еще большим гневом Божиим на Запад. После “перестройки” в России начнется “перестройка” и на Западе, и там откроется невиданный раздор: междоусобица, голод, смута, падение властей, развал, анархия, моры, голод, людоедство — невиданные ужасы накопленного в душах зла и разврата. Господь даст им жать то, что сеяли много веков и чем угнетали и развращали весь мир. И поднимется на них все злодейство их.

Россия выдержала свое искушение, ибо имела в себе мученическую веру, милость Бога и избрание Его. А Запад этого не имеет и потому не выдержит…

Россия ждет Бога!

Русскому народу нужен только вождь, пастырь — Царь, избранный от Бога. И он пойдет с ним на любой подвиг! Только Помазанник Божий даст высшее и сильнейшее единение русскому народу!».

Личный архив

0

42

ПЕРВОЗВАННЫЙ ( АНГЕЛЫ ПЛАЧУТ)

«А всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке;
и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое».
(Мф. 7: 26-27)

«Приносили к Нему и младенцев, чтобы Он прикоснулся к ним; ученики же, видя то, возбраняли им.
Но Иисус, подозвав их, сказал: пустите детей приходить ко Мне и не возбраняйте им, ибо таковых есть Царствие Божие.
Истинно говорю вам: кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него».
(Лк. 18:15-17)

1

А еще было небо. Серое, как мамины глаза. И у Андрейки они тоже были серые. А ещё были ангелы. Никто не знал, что Андрейка видит ангелов. Ангелы же умильно радовались, что он не видит страшного рычащего сонма бесов, заполняющего пространство в поисках легкой добычи. Андрейку бесы боялись и держались в стороне, потому, как и по возрасту, так и по состоянию души мальчик был безгрешен. В свои 5 лет он слыл в поселке блаженным и потому долго смотрел на небо, наблюдая, как «работают», а правильнее сказать, служат ангелы.

Одетый в вечное драное пальтишко, из-под которого, будто вериги, торчала грязная изношенная футболка. И не потому, что мать, Алевтина Сергеевна, не следила за сыном, просто ничего другого одевать он не хотел. Зимой и летом – в кедах и спортивных штанах. Стирала она ночами, украдкой, но менять одежду Андрейка не хотел. Уж вырос давно из всего, но упрямо одевал прежнее. Сменить согласился только кеды.

- Давай обновы купим? – уговаривала мать.

- Зачем? – удивлялся мальчик с такой искренностью, что на глаза матери наворачивались слезы. Она отворачивалась, уходила, шепча: горе ты мое луковое или радость?

Андрейка же выходил на крыльцо любоваться ангелами, и ничего большего в жизни ему не хотелось, ничто не радовало.

- Эй, Андрейка – юродивый! – смеялись, пробегая мимо, пацаны.

- Канешно, - соглашался мальчик, - меня же родили.

И слово юродивый теряло свой «уродливый» смысл. Что ему до смысла, если смысл происходящего больше абсурден, чем разумен. А вот ангелы – они серьезную службу несут, как солдаты. Каждый на своем посту.

- А вон тот бережет колокольню старого храма. Надо ее отремонтировать, подновить, - говорил Андрейка окружающим, - а то ангел печальный и плачет.
Мать, Алевтина Сергеевна, женщина лет сорока, но уже сломанная современной рыночно-райской жизнью и преждевременной смертью пившего последние годы мужа, удрученно вздыхала. Андрейку она наивно считала Божиим наказанием, точно Бог может и хочет кого-то наказывать. Она не ведала, что любовь Божия выше наказания, ибо и Своего Сына Он пожертвовал ради спасения людей. Зато Алевтина Сергеевна знала, что Андрейку надо вовремя забрать с улицы, накормить, защитить от насмешек часто черствых, а то и жестоких сверстников и особенно подростков. Потому что в этом мире нельзя быть не как все… И нельзя видеть ангелов. Во всяком случае, простому смертному.
Но всколыхнулся весь поселок, когда упала-таки заросшая травой колокольня. Услышали тогда в жуткой тишине Андрейкин лепет:
- Ангел всё равно остался, он плачет. Ему это место беречь надо.

И вспомнили вдруг, что не раз уже предупреждал мальчик про колокольню, стали вспоминать, о чем ещё говорил.

Ангелы же печалились: не знал Андрейка какой тяжелый дар ему достался. Святые от такого отмаливаются, просят Бога забрать его. А тут младенец невинный. Но и бесов Андрейке видеть случалось. Редко, но метко.

Как-то у вновь открытого сельского ларька Андрейка грыз леденец, подаренный сердобольной старушкой, и увидел, как подходит за очередной бутылкой водки сосед, что жил через улицу, Иван Петрович. Мальчик даже отпрыгнул от него.

- Дядя Ваня, не ходи сюда, за тобой черт идет и радуется. Страшный такой.
- А как же твои ангелы, чего они его не прогонят? – вполне добродушно ухмыльнулся пьяница.
- Не могут, вы же сами туда идете, сейчас бутылку травленой водки купите и пойдете помирать. Ангел-то вон далеко идет, плачет.
- Так уж и плачет.
- Так и плачет. Сильно. Как мама говорит, когда про папу, безутешно.
Иван Петрович вдруг остановился, задумался, красные глаза его заметно увлажнились. Он стал смотреть на грязные свои резиновые сапожищи. Крупные слезы оставляли на них заметные пятна.
- Не понимаешь ты, Андрейка, - в сердцах вскричал он, - душа просит! Рвет душу! Никакого житья! Одна-й только боль и осталась. И пустота поганая…
- А вы, дядя Ваня, ангелов слушайте.
- Так это только ты у нас можешь. А я глухой, слуха у меня с детства нет. Даже под гармошку не могу…
Продавщица недовольно высунулась в окно:
- Эй, малец, ты мне клиентов не отбивай. Ваня и вчера эту водку брал, не помер, как видишь.
- Так это вчера было, тетя, а сегодня… Сегодня за ним сам черт идет. Пойду я подальше, пахнет от него.
- Ещё бы не пахло, - по-своему поняла торговка, - уж какой день запоя у него.
А вечером Иван Петрович умер прямо на крыльце своего дома. Не дошел за очередной дозой. Тут уж продавщица Антонина на весь околоток завопила, что смерть ему Андрейка «наговорил», «да и колокольню он уронил», стояла ведь сто лет, ну мало ли, что коммунисты из нее клуб делали да забросили. Остановили Антонину благообразные старушки, что собирались вечерами в молельном доме, потому как ни храма, ни священника в поселке не было.
- Уймись, оглашенная, - цыкнули на нее, - парень не в себе, но без зла он. Его слушать надо. Не купил бы Петрович твоего пойла сейчас бы жил и здравствовал, а завтра его на деньги администрации зароют, и всё, никакого спасения. Как самоубийцу хоронить будем, мы уже письмо руководству написали. Неча ему делать в одной земле с православными христианами. На окраине зароем, и на том пусть радуется, что земле предадим.
Антонина смутилась.
- Да я ничего. Блаженный ваш Андрейка, точно блаженный. А водка, бабы, может и действительно палевая. Гасиф её, хрен знает, откуда везет.
- То-то! – бабы отступили. – Пожгем ещё твоего Гасифа. А ты без работы не останешься. В собесе вон место есть, за стариками ухаживать. Уж и платить будут не меньше и работа богоугодная.

2

Уходя на работу, Алевтина Сергеевна оставляла Андрейку именно на этих бабулек – Божьих одуванчиков. И знала наверняка, если не в тепле (где ж ангелов смотреть, как не на улице?), но накормлен.
- Андрюша помолись с нами? – звали старушки.
Мальчик охотно шел в молельный дом и первым начинал молитвы, причем правильно и по канону, хотя кто его учил? Видимо-таки ангелы. Бабульки почти рыдали, подпевая «Ангеле Божий, хранителю мой святый…» Затем шел к иконе каждого святого, пропевая: «моли Бога обо мне святый угодниче Божий…»
Бабка Серафима все его спрашивала:
- Андрюша, а какие они ангелы?
- Разные, - рассудительно отвечал мальчик.
- Светлые?
- Светлее солнца.
- Ой, чудно!
- А Михаила-архистратига ты видал? – акнула в конце.
- Ну вон же на иконе, - с улыбкой кивал Андрейка.
- Так на иконе я и сама угляжу, а вот увидеть бы наяву.
- Нельзя.
- Отчего? Ты же можешь?
- Не-а... И я не могу. Очень он большой. Ему небо держать надо. Он по сторонам смотрит, как Илья Муромец. А вдруг враг откуда? Меч у него огненный… А то и копье, как у Георгия Победоносца.
- Ну вот, а ты баешь, что не видел.
- Целиком нет. Только частичку. Или меч, а то всего глаз один или крыло… Огромный он!
- А смотреть на них страшно?
- А ты, баба Фима, побоялась бы в зеркало на свои грехи смотреть? Скоких ты детишек заморила у докторов? Всё об этом переживаешь, маешься. Я твои мысли так слышу, не обижайся только, баб Фим.
Бабуля хваталась за сердце.
- Так исповедовала вроде этот грех я.
- Ага. Исповедовала. У ангела вычеркнуто в книге. Исповедовала, но грехи все равно видно. Ну, ты спросила, я ответил. Как в зеркало. Вот так и страшно. Но смотришь на них - так на душе светло, что и солнышку темно рядом. Знаешь баб Фим, от них добром пахнет. Ну… Как ладаном, когда мы служим. Я вот только, когда ангела вижу, понимаю маму, кода она плачет и говорит, что меня любит.
После такой беседы Андрейка принимал домашнего изготовления просфору, а то и кусок пирога (ежели не было на тот момент поста) и убегал смотреть на свое любимое небо. Небо бледного цвета. Такое бывает только в русской глубинке. В один из непогожих осенних дней, когда небо над селом тянулось серее-серого и ползло, цепляя макушки деревьев, словно обозлилось на грешную землю, Андрюшка выкатил в своих потрепанных кедиках на крыльцо и замер.
- Снег будет, - сказал он.
- Какой же снег, сентябрь на дворе, вон дожди почти каждый день льют, рано ещё снегу, какой снег? – подивилась баба Люда, вышедшая по хозяйственной надобности.
- Обычный снег. Ангелы будут землю чистить.
И точно. В желто-красную кипу листвы ударил сначала резкий северный ветер, а потом полетели первые снежинки.
- Свят! Свят! Свят! – истово перекрестилась баба Люда.
- Ничего, - спокойно сообщил Андрейка, - сугробов насыплет, а потом оттает всё. Измаралась земля, вот и надо её почистить.
- Ты бы в дом шел, пророк-младенец, - ругнулась она вдруг на него, будто тот был виноват в разбушевавшейся непогоде, - ноги-то в тапках околеют.
- Да я привык.
- Ишь, привык, а нам перед матерью ответ держать. Вдруг простынешь…- и сама себя поймала на мысли. За пять с лишним лет своей короткой жизни Андрейка ни разу ни хворал. Не жаловалась Алевтина…
- Ну так ить всё равно пойдем от греха подальше, - добрее позвала старушка.
- Так от греха не уйдешь, - улыбнулся мальчик.
- Кто бы подумал, - бурчала баба Люда, уходя в сени, - сын алкоголика, а умен не по годам. Хоть сейчас проповеди за ним записывай.
- А знаешь, баба Люда, нехороший человек в поселок идет. Вот вы сегодня за Ивана Петровича молебен читать не стали, а за него и некому было. Он больной был. Его знаешь, какой черт мучил!? Я сам видел!!! Я за него всего равно молитовку прочитаю…
Баба Люда уронила в сенях таз, хотела выругаться, но села в беспомощности на лавку. Малец был прав.
Бывший тракторист Иван Петрович Малеев пить начал в самый разгар антиалкогольной кампании. Сам варил самогон. А до того был первый на селе механизатор. Дак ведь и пить-то начал вместе с отцом Андрейкиным, который тоже в лодырях не ходил. Кончилась нормальная водка, запили сивуху. Сначала умер Андрейкин отец Василий, потом жена Ивана Наталья, а вот теперь сам Иван… И не казался он теперь почему-то бабе Люде виноватым в своей слабости, в пьяном пристрастии своем. Стояла над поселком уже ставшая привычной густая безысходность, не пройти её точно туман, не разбораться в ней без бутылки, а когда и разберешься – тогда уж точно без бутылки нельзя. Русский мужик чем силен: пахать и воевать – завсегда, в драке (особенно с инородцами) – он в сторону, а вот к застолью, как магнитом. И кажется ему, что нет никакого просвета впереди. Не получается из него сытого немецкого бюргера – колбасника с пивной кружкой. Еще ладно, если избу отладить может, забор подравнять… Ну не умеет русский мужик от этой жизни ломтями рвать. Для другого что ли его Бог создал? Если, конечно, о русском мужике идет речь, а не о новом русском. Новый русский – это особая порода, бульдогов что ли? Так действительно считала баба Люда. И теперь села на лавку, уронив таз, ощущая эту, пусть давно уж известную правду Андрейки. «А ведь прав парень, отпеть Ивана - не велик грех», подумала и уже пошла кумекать со старухами. А снег повалил мокрыми хлопьями, заваливая белыми куполами еще неотзеленевшие кроны деревьев, цветы и неубранный урожай в огородах.
Ну и что с того? Да на Руси снег не страшен. Даже в июле. Чем больше снега – тем чище. У всех балканских народов, да и у многих других есть легенда, что когда Бог раздавал земли то он (болгарин, грек, серб) работал в поле и опоздал к раздаче. Узнав об этом Бог пожалел труженика и поселил его в рай. На Руси такой легенды нет… Зато есть снег. Много снега.
- Плохой человек идет, - повторил Андрейка, глядя в небо. – Ангелы волнуются.
Мать забрала его прямо из молельного дома.
- Хоть поснедал чего? Ел, спрашиваю?
- Зачем? – удивительный этот ответ сразу заставлял Алевтину Сергеевну жмуриться, чтобы не заплакать.
Но тут подоспела баба Фима.
- Он у нас и не хочет, а накормим. Пироги, молоко, картошку отварную в мундирах. Только он все равно ест чудно. Будто мимо рта проносит и всё в окно смотрит.
- Ангелов своих зрит.
- Наших, - поправила Серафима Ивановна. – Нечто тебе жалко. Ребенок другими глазами видит. Ты не ропчи, а привыкай.
- Вам, Серафима Ивановна, легко говорить. За то, что он ангелов видит, ему оценки в школе ставить не будут, да и зарплату платить потом. Я же о будущем его думаю.
- Да где оно твое будущее. У всей страны нет, а у тебя быть должно! У меня вон, на стене, одно прошлое в черно-белом исполнении. Сама знаешь: муж уже отлетался, сын по пьяни под трактор лег, а дочь где-то по городам маракует. Шалава. И-их… Может, выпьешь с устатку?
- Да не, Серафима Ивановна, вы же сами знаете, я после смерти Василия никакой алкоголь на дух не переношу. Пойдем мы, спасибо за Андрейку, в садик-то не берут… Ему особый - для детей с девиантным поведением надо.
- Каким? – переспросила старуха.
- Ну, типа, где головой больные.
- Сами они головой больные. И задницей - тоже, козлы! Скоро последнюю школу в селе закроют, тогда у них всех девиант… - сбилась от нового слова, но быстро нашлась: - Все дебильные будут. Специально, как рабочий скот. Андрейка-то Божий человек. Это у них тяму атеистического не хватает. И не хватит. Пузом жирные, а душой хилые. Ну да ладно, идите с Богом. – И перекрестила на крыльце.
- С ним и пойдем, - улыбнулся в наступающую мглу Андрейка.

3
Ходить и говорить Андрейка начал поздно. Зато с самого младенчества так смотрел по сторонам, а потом и в окно, что, казалось, понимает много больше взрослых. Такое про многих младенцев сказать можно, но Андрейка действительно смотрел по-особому. После смерти отца не плакал, не звал его, будто и не было папы у него. Алевтина переживала, что ребенок отстает в развитии, возила его в райцентр к врачам и психологам. Те умудрено кивали: да, мол, так и есть, тесты разные проводили, называли какое-то странное слово «аутизм», прописывали всякие тренинги… И чаще всего такие консультации заканчивались намеками на необходимые затраты. Да какой у доярки тренинг?! Выйди в пять утра на работу и тренируйся до полного «не могу». А дома малыш, который нуждается в особом уходе. И огород, с которого мало-мальски да кормишься. И десять соток картошки каждое лето, а осень – поди-ка накопай. И на своем горбу в погреб.

Да уж, ухода… Однажды ушел так, что искали всей деревней. А он сидел себе на берегу и смотрел на воду. Сколько ему тогда было? Четыре? Другие уже лопочут вовсю, играют, даже компьютеры осваивают, ну хотя бы железяки какие… А этот? Для Андрейки окружающий мир точно отсутствовал. Даже кормить его приходилось с ложки, в то время когда другие малыши уже «сникерсы» сами разворачивали и «несквики» клянчили вместо манной кашки. Единственное, что Андрейка делал сам: умывался по утрам и ходил в туалет, одевался и выходил на крыльцо, а то и в поле, чтобы сесть, на что подвернется, и смотреть в небо…
Баба Люда и надоумила Алевтину везти сына в районный центр. В храм. Крестить.

- Хуже не будет, - напутствовала, - а вдруг да будет чего… Там отец Герман служит, очень хороший священник. К нему со всей России запойных алкашей везут, и ведь помогает. Без кодировок всяких. Подолгу люди не пьют, а то и совсем прекращают. А еще, говорят, он одержимых отчитывает. Наша Фима-то такого там насмотрелась!.. Привезли одну, а та мужским басом верещит: не ты садил, ни тебе выгонять! Упала, слюной брызжет, трясун её колотит…
- Да ведь не одержимый он у меня! – всколыхнулась Алевтина, нежно прижимая соломенную головушку сына к животу.
- Тьфу! Нет, конечно! Он не крещеный! Разумеешь? Говорю же, хуже не будет…
С тем и поехали.

Седовласый отец Герман с интересом посмотрел на Андрейку. Попытался с ним заговорить, но тот лишь блаженно улыбался священнику. Чудо произошло чуть позже. Во время таинства, когда задал вопрос отец Герман к крещаемым: отрицаетесь ли от сатаны, Андрейка произнес первое слово в своей жизни: отрицаюсь! Да прямо выкрикнул!
После таинства отец Герман причастил младенцев, прочел проповедь, а к Алевтине подошел отдельно, хотя прихожане кружили вокруг и даже зазывали в гости, отметить радостное событие.
- Необычный у вас мальчик.
- Да уж, доктора и психологи мне наговорили.
- Ни те, ни другие здесь не сильны. Не сведущи, так, пожалуй, сказать правильнее. Что они могут знать о детской душе? Они ведь души не ведают. Знаете, есть одна поучительная история. На одном из официальных государственных приемов, в конце 50-х, по-моему, к известному хирургу и пастырю, а ныне святому, и, кстати, лауреату Сталинской премии архиепископу Луке Войно-Ясенецкому, прошедшему и лагеря и войну, подошел один из членов правительства. Он надменно сообщил владыке, что летавшие недавно в космос советские спутники Бога там не обнаружили. Как, мол, вы это объясните? Владыка ответил вдумчиво и серьезно: Будучи хирургом я неоднократно делал трепанацию черепа, но ума там тоже не обнаружил.

Алевтина улыбнулась доступной мудрости святого. Но спросила:
- К чему вы мне, батюшка, это рассказываете? Я ни в космос, ни в хирургию не собираюсь…
- Я к тому, Алевтина Сергеевна, что сын ваш видит больше, чем мы. Может, и слышит. Дар у него. И не нам судить, отчего и почему такой дар младенцу дан. Вот ведь знаете, наверное, что имя у него, как у апостола Андрея Первозванного. Первозванного, слышите, как звучит? Господь его первым призвал и в свои ученики и к служению.
- Мама! Мама! Ангелов вокруг много-много! Они радуются и такие красивые песни поют! – воскликнул вдруг Андрейка.

Алевтина испуганно стала озираться по сторонам, потом увидела голубей на паперти и успокоилась. Видать, голубей за ангелов принял.
- Ты, правда, видишь ангелов? – присел на корточки отец Герман.

- Правда. Некоторые маленькие, как голуби, а некоторые большие. И все поют.
- А что поют? Бога славят?
- Да! И за людей радуются, что сегодня в церковь пришли.
- Господи, - прижимала руки к груди Алевтина, - он же до сего дня ни словом ни обмолвился. Его в эти… Как их? Аутисты записали. А теперь лопочет, да ещё как. Неужто и правда чудо Господне?!
- Думаю, - поднялся во весь рост священник, - мальчик просто пришел туда, куда должен был прийти. А чудо тут совсем в другом. Если он действительно видит ангелов… Такого немногие святые сподобились.
- А что, батюшка, ангелы действительно вокруг бывают? – спросила Алевтина.
- Святые отцы учат, что в небе куда как теснее, чем на земле. И отрадно видеть ангелов, хотя простому смертному лучше никаких видений не желать, опасно, прельстить могут, а вот, говорят, если видеть бесов, то от ужаса можно сойти с ума.

- Ойеньки! – прижала к себе Андрейку Алевтина, но он вырвался и побежал на середину церковной площади, чтобы, задрав голову, смотреть на колокольню, где на звоннице сочным баритоном понеслись в городское небо первые удары благовеста.
- Ангелы качаются! – закричал Андрейка.
- Да, чудный дар, удивительный… - задумчиво сказал отец Герман, прислоняя ладонь ко лбу, пытаясь рассмотреть в крестообразном протуберанце солнечных лучей то, что видел там мальчик. – И не может он лгать младенчеством своим.

- А что дальше с этим Андреем Первозванным? – Алевтина и радовалась и боялась происходящего.
- С апостолом? – вернулся на землю священник. – Он позвал следовать за Христом своего брата Симона Петра. До того он был учеником Иоанна Крестителя, а родом из Галилеи. После Вознесения Господня он много проповедовал в разных землях, был в Скифии и по преданию пришел на киевские холмы и пообещал, что на них воссияет благодать Божия. А в конце жизни он принял мученическую смерть во славу Божию. Был распят где-то в Ахее на особом кресте, который теперь и называется Андреевским. На военных кораблях флаги видели?

- Распят? – задумалась совсем о другом Алевтина, с нескрываемым ужасом глядя на сына.
- Сегодня у христиан другие мучения, - уловил её состояние батюшка, - тысячи искушений, насмешки, преследования за веру, непонимание окружающих, живущих только суетой этого мира…
- А я вообще ни хочу никаких мучений! – всплакнула Алевтина. – Мне уже хватило! Муж от пьянки угорел, сама на работе здоровье потеряла, и теперь вот ещё Андрюша… Мучения. За что мне, батюшка?!
- Господь каждому дает крест по силам его. Можно, конечно, попытаться найти себе полегче, а можно вообще сбросить… Роптать на Бога. Он же чего нам дал: ну жизнь, ну, прекрасный окружающий мир, ну, свободу, которая только у Самого Бога и есть… А забыл, оказывается, построить для каждого дворец, пару автомобилей на семью подогнать, счет в банке открыть, чтоб и потомкам хватило. Да ещё бы и не трудиться вовсе, валяться на пляже или на диване. А как помирать вздумаем в полном здравии и безо всяких тебе болезненных страданий, так сразу Господь, или на худой случай, апостол Петр, должны нас у ворот рая встретить. Чего уж! Всё оплачено. Сын Его за это принял мучительную смерть на кресте…

- Да я, отец Герман… - смутилась Алевтина. – Я не ропчу. Больно, вот и ною. Мне уж старушки наши разъяснили, отчего Бог не сделал всех разом счастливыми и добрыми. Потому как главное было бы нарушено – свобода. Ох, и долго они мне эту свободу растолковывали. Я ж до этого думала, что свобода – это как в демократии - на улицах орать. Митинговать. А то, оказывается, стадность, а не свобода.
- Стадность? Интересное слово вы, Алевтина, для демократических институтов подобрали.
- Да это у меня профессиональное.
- Можно я теперь им буду пользоваться? Это ведь как хорошо сравнить можно: с одной стороны стадность, с другой стороны – соборность. Выбирай человек…
- Пользуйтесь батюшка.
- А вы приезжайте почаще… Андрюшу причащать. Да и вам надо. И уж если видит он ангелов, значит, они его любят. А можно ли желать лучших друзей и защитников?
Следуя за мыслью священника, Алевтина просветлела лицом и успокоилась. На сердце стало легче, и она вдруг осенила себя широким крестом и поклонилась на собор.
- Прости, Господи, меня грешную.
Но снова заплакала, правда, слёзы эти были теперь иного свойства. Не из глаз, а прямо из сердца.

4

Село Гатово стояло на левом низком берегу реки Тосьвы, которая в этом месте делала крутой изгиб, выстроив на правом берегу густой таежный забор, а на левом оставив заливные луга, и от полного затопления Гатово спасала только дамба, построенная ещё в 1970 году заезжей комсомольской бригадой с Украины. С тех пор дамбу только слегка подновляли. Районное начальство щедро подгоняло каждое лето пару грузовиков с песком и грейдер. Между тем, Тосьва год от года во время разливов пыталась изменить угол своего изгиба. С правого, крутого берега осыпались мощные стволы сосен и кедров, облетал, как трава, осинник, а вокруг Гатово появлялось озеро, и гатовский остров стоял лишь потому, что Тосьве не хватало то полметра, а то и нескольких сантиметров, чтобы перешагнуть и смыть дамбу.

Возможно, Гатово получило свое название в те времена, когда дамбы не было, и река то и дело заливала село, превращая его в буквальном смысле в гать. А, может, и по какому другому поводу. Но сельчане упрямо не покидали опасное место более трехсот лет. Именно на этом изгибе Тосьва щедро делилась муксуном, нельмой, а уж про язей и прочую чебачью мелочь говорить не приходится. Шла изгибом и благородная стерлядь, случались осетры. Заливные же луга выкосить не могли за все лето целым селом. Поэтому, когда вместе с перестройкой и приватизацией пошло в развал сельское хозяйство – совхоз растащили по дворам - и остался только частный коровник, где и работала Алевтина, большинство сельчан ушли на реку, где вели позиционную войну с рыбнадзором, отстаивая свое свободное право на рыбный промысел в местах исконного проживания. И только назначенный в администрацию эмчеэсник Александр Семёнович тревожно выходил каждую весну и осень на дамбу, делал только ему понятные замеры и чего-то докладывал начальству. Двести гатовских семей поочередно спрашивали у него: прорвет или нет, на что он отвечал неопределенно и уклончиво.
В сущности, если бы дамбу снесло, на месте села образовалось бы нерукотворное, но вполне приличное по размерам озеро.

Осень в этом году выдалась настолько унылая и дождливая, что даже русскую хандру разъело, как кислотой. Сельчане почти не выходили из отсыревших, разбухших от небесной воды домов. Мужики хмуро глушили самогон, собираясь в сараях и подсобках, а женщины безучастно смотрели бесконечные сериалы. Дети вообще не знали, куда себя деть. Грибной и ягодный сезон отсырел и выгнил на корню. Только бессмертные и бессменные вороны кликали с ближайших макушек беду, да бездомные псы грустно смотрели с размытых дорог на дворы, ожидая подачек от сердобольных гатовцев. Лишь рыбаки настырно и упрямо и днем и ночью тралили провязами реку, чтобы потом вывозить в город и отдать улов за полцены коммерсантам. Но и то были деньги. Каждый день головастый «уазик» уходил по покореженной бетонке, загруженный мешками с сортированной рыбой. А на мешках маркером выводили фамилии да килограммы. Водитель с каждой ходки имел свой доход, а вообще-то приставлен он был к коммунальной службе, которая ютилась в вагончике как раз у дамбы. Правда, всё больше и всё чаще деньги за рыбу и ягоды превращались в водку и закуску, привозимые тем же «уазиком» из города, а сельчане чем дальше, тем больше привыкали жить на подачки от нового демократического капиталистического государства. Потому жизнь, казалось, и текла размеренно, да только не было жизни, как почти не было работы. Дикоросы, коровник, река и пособия – вот и вся жизнь.

Да выходил на главный объект своих опасений Александр Семёнович. Замерял поднявшийся от бесконечных дождей уровень воды в Тосьве. Но до весенних тревог было ещё далеко, поэтому, выкурив дежурную сигарету, работник МЧС втаптывал окурок в дамбу, и уходил в сторону ЛЭП, близость которой к лесу представляла собой ещё одну зону опасности. Жил Александр Семёнович в селе бобылём. Поговаривали, что где-то на Камчатке во время землетрясения он потерял всю семью, и после этого переучился из инженеров в спасатели, но оставаться там не смог. Уехал в Сибирь, где его направили на гатовскую дамбу, и даже дали жильё – особняком стоявшую на окраине покосившуюся избу, жильцы которой несколько лет назад подались в город. Говорили о замкнутом спасателе много, но сам он ничего не рассказывал, даже если попадал в компании. Даже если за бутылкой. Либо оттого, что пил мало, либо потому рассказывать больно. Но во взгляде его читалась спрятанная под внешней строгостью и серьёзностью глубоко запавшая тоска. Нынешняя размокшая осень подчёркивала её своей серой нескончаемой хандрой.

Так и тянулись бы эти бесконечные дни до первых заморозков, чтобы потом нырнуть в мягкие пушистые сугробы, пустить из них дымы и благоухать на всю лесную округу сибирским уютом.
Но в один из дождливых сентябрьских дней уже после снежной бури к причалу у той же дамбы лихо подкатил шикарный импортный катер. Приехал уроженец Гатово, а теперь удачливый городской бизнесмен Петр Комков. С борта своего быстроходного чуда он спустился уже нетрезвый. Вместе с ним на гатовскую землю десантировались такие же нетрезвые гости, две беспричинно хохочущие, но зато очень смазливые девицы, и его напарник по бизнесу, которого звали Али. Сначала вся бригада направилась с пакетами, в которых позвякивали бутылки к дому Комковых, где предполагалась теплая встреча с родственниками и совместный поход в баню. По дороге Петр Васильевич обещал друзьям обалденную ночную рыбалку с фейерверками. Такую, что рыбу руками брать будут, а потом тут же под водочку стерлядочку с солью, а то и уху из муксуна.
- Щас, всю деревню на уши поставим! – щедро обещал Комков. – Мужики «смирновки» лет сто не пили. С моего прошлого приезда. Хорошо, что я три ящика закинул.
- А нам? – хохотнула вопросом одна из девиц.

- Лиза, шампанское не кончится! У меня на катере специальный краник есть!
В след им настороженно смотрел Александр Семёнович, который именно в этот утренний час делал свои замеры на дамбе. Словно почувствовав его взгляд, Комков оглянулся и приветственно крикнул:

- Семёныч! Заходи на огонёк, а вечером – добро пожаловать в трюм. Я ж на родину приехал, отрываться будем!..
Александр Семёнович неопределенно кивнул и привычным движением втоптал окурок в горб дамбы. Шагнул, было, в сторону ЛЭП, но тут у него под ногами вырос Андрейка, что, хватаясь руками за траву, вскарабкался на вал.

- Ты опять один без мамы на реку пришел? – строго спросил Александр Семёнович.
Человек он был крупный, голос – густой бас, потому маленький Андрейка чуть не упал вниз, испугавшись служебного напора, но был подхвачен за воротник тренированной рукой спасателя.

- Я, дядя Саша, на воду пришел посмотреть, - доложил Андрейка. – Ангелы волнуются.
- Вода в порядке, - в свою очередь доложил Александр Семёнович, - всё пока в норме, бояться нечего.
- А я не боюсь, - успокоил его мальчик, - это ангелы волнуются.
- Ну так скажи им, чтобы не волновались. Мы свою службу знаем.
- И всё равно, вон и ваш ангел волнуется, - Андрейка кивнул куда-то за спину спасателя, отчего тот невольно обернулся.
- Гм-м… - Александр Семёнович знал об Андрейке, как и всё село, потому ругаться на увиденную за спиной пустоту не стал. – Ну ничего… Ничего…
Между тем к обеду в доме Комковых собралось уже полсела. Головастый «уазик» привез с катера водку, шампанское и деликатесы мешками. Во главе стола сидел Василий Иванович Комков-отец – тщедушный небольшого роста старик, которому было за семьдесят. Мать суетилась, подавая закуски. Разговор уже давно, как это водится в пьяных компаниях, сбился с общей темы, с общего ритма, стоял гулкий, притупляющий движение любой мысли, галдёж, в котором можно было угадать всё: от предсказаний погоды до внешней политики Путина. И только время от времени Василий Иванович неожиданно громким тенором перекрикивал общий гвалт, поднимая рюмку со «смирновкой», чтобы напомнить землякам:

- А посмотрите, какой у меня сын! Во как поднялся! Сам! Во как работать надо! Это вам не чебаками торговать! Шесть магазинов у ево!
- Семь, батя, и кафе ещё, - поправлял Петр Васильевич, сидевший по правому плечу, - Ещё вот завод с Али покупаем. Будем консервы делать.
- Да! А вот напарник моего сына – Али, прошу любить и жаловать! - указывал Комков-старший на горбоносого кавказца, который при этом почтительно вставал и чокался краем своей рюмки под низ рюмки старика, оказывая тем самым ему почтение. – Вот у них дружба! Они всё и всем продают, а друг друга нет! Во как дружить надо! Так выпьем за то, чтобы все мы так жили! – провозглашал Василий Иванович, после чего над столом рассыпался нестройный бокало-рюмочный звон и снова начинался гвалт.
Гостей не удалось выпроводить до позднего вечера. Многие, собственно, уже спали, уткнувшись в стол, или прямо на холодной земле у крыльца, куда вышли на перекур, поэтому Петр Васильевич, Али и девицы просто удалились в протопленную заранее баню, оставив командовать застольем Василия Ивановича, который и сам уже периодически клевал, пытался в очередной раз воспроизвести вышеприведенный тост, но путался в количестве магазинов, кафе и заводов. Следует заметить, что местная ферма, на коей трудилась Алевтина Сергеевна, принадлежала Василию Ивановичу, любезно выкупленная специально для отца заботливым сыном. И с реализацией молочной продукции сын оказывал отцу в городе посильную помощь. Домашней сметаной с успехом торговали на рынке земляки Али, имея от этого солидный процент. Кроме того, каждое утро проходил через село на выпас табун лошадей. Это было увлечение Василия Ивановича, и хоть Петр Васильевич считал его бестолковым и дохода не приносящим, отцу претензий не высказывал. Поговаривали также, что Комковы позарились купить брусничные угодья, от которых питалось всё село. Но пока это были только разговоры. Вообще – Комковых за их торговую жилку и успешность недолюбливали, но всякий раз, когда проводились подобные застолья, к ним собиралось полсела. Рыбаки даже не выходили на реку. И не оттого, что можно было упиться дармовой и к тому же хорошей водкой, а потому как другого повода и места собраться у сельчан не было. Клуб, находившийся в храме со времен «перестройки» перестроили до полного разрушения, завершившегося падением колокольни внутрь обветшавшего фасада. Здание же администрации представляло собой обычную избу с вывеской в центре поселка, крышу которой венчал застиранный дождями и размахренный ветрами триколор. Женщины ещё могли собраться потолковать в магазине у Гасифа или хоть у его же ларька, если позволяла погода. Комков свои магазины в селе закрыл из-за незначительной прибыли. Намного выгоднее было скупать у земляков рыбу.

Выгнав добрым паром и нырянием в искусственный пруд часть хмеля, комковская компания обрела способность к дальнейшему передвижению и желание новых развлечений. Наступило время обещанной рыбалки. Петр Васильевич потянул гостей на берег, за ними увязалась пара местных рыбаков, пытался подняться из-за стола участковый, что был одноклассником Петра, но не смог. «Смирновка» так надавила на майорские погоны, что он лишь поднял голову, промычал нечто несвязное об общественном порядке, и тут же уснул, отвалившись к стене.

На реке было темно и сыро, пустое черное небо давило из себя стылую морось.
- Щас мы это поправим, - оценил окружающую обстановку Петр Комков.

Через пару минут нежно заурчал импортный мотор, и с катера вдоль Тосьвы ударили два мощных прожектора.
- На провяз будем, али на удочки, ради потехи? – поинтересовались нетрезвые, но профессиональные гатовские рыбаки.
- У меня тут такие удочки! – гордо крякнул Комков, вытягивая на борт тяжелый зеленый ящик.
Откинул стальные щеколды-замки и открыл ящик, представляя на обзор компании содержимое в виде боевых гранат. Овальные обтекаемые зеленые корпуса лежали один к одному в опилках с уже вложенными запалами.
- ЭРГЭДЭ-5! – радостно пояснил Петр Васильевич. – Рыба клюет оптом и кверху пузом. Пара штук – и уха ведрами! Мне тут один зампотыл задолжал, так вот рассчитался.
При виде грозного оружия даже внешне хладнокровный и подчеркнуто храбрый Али заволновался:
- Петя, а что скажет участковый? Вся село переполошится.

- А чё он скажет? Ничё он не скажет, он со мной за одной партой сидел. Подарю ему парочку для оперативной работы, этим и обойдётся. Я не понял, вы что – на измене? Испугались что ли? – Петр Васильевич с прищуром смотрел на рыбаков, которые явно не одобряли подобного браконьерства.
- Короче, - решил за всех Комков, - кинем парочку с дамбы, соберем рыбку, разведем костерок. Всё будет пучком. Я в армии, знаете, сколько гранат швырнул? Я, блин, первый гренадер на деревне, - вспомнил нужную боевую единицу коммерсант.

- А, ну если ти такой боевой, Петя, то давай, швиряй свои эргэдэ, только подальше. А то осколки, понимаешь. Дэвушки бояться. – Но потом уже прежним гордецом повернулся к притихшим красавицам. - Дэвушки, сейчас Петя будет делать маленький бух, а потом мы будем делать большую уху. Петя, стэрлядь вспиливёт?
- Вспиливёт, - передразнил-пообещал Комков. – Осколки недалеко летят, потому как граната наступательная, специально для дураков сделана, которые бросать не умеют.
- А тогда бросай хоть водородную бомбу, - разрешил Али. – Я Лизу и Олю отведу чуть подальше. Дэвышек надо нэжно берэчь. Понимаешь, Петя?
- Да полезайте в катер, рыбу-то потом собирать надо. Там у меня сачки специально приготовлены. Так что объявляем рыбе войну. Рыба, выходи!
- Осторожнее только, Петруха, - косились на гранаты рыбаки.
- Да не ссыте в реку, мужики, - успокоил их Комков, выходя с двумя гранатами на край дамбы, при этом на глазах у немногочисленной, но изумленной публики, он браво выдернул кольца-чеки зубами, приведя гранаты в боевое положение.

С криком «ловись рыбка большая и малая» Петр Комков швырнул гранаты в реку. Сначала только два всплеска были ответом на атаку Петра Васильевича. Но через три-четыре секунды со дна поднялись два водяных столба, сопровождаемые гулкими взрывами. Петр Васильевич даже не пригнулся, победно рассматривая в свете прожекторов всплывающий улов. По мере того, как кверху брюхом всплывала рыба, лицо его принимало неудовлетворенный вид. Одна крупная щука, несколько язей, может, один-два муксуна, и несметное количество мелочевки, включая мелкую стерлядь, что в народе метко называют «гвоздями».

- Н-не-е-е, - потянул Комков, - так не пойдёт. Это чё – улов? Щ-щас, ребята, мы это дело поправим.
Он снова спустился на катер, порылся в заветном ящике, глубоко запуская руку в опилки, и достал со дна огромную, похожую на стекавшую с ручки каплю, гранату.
- Вот! Эрпэгэ – шесть! Раритет! Во время войны такими немецкие «тигры» подбивали. Так что не то что рыбу, железное зверьё ловить можно. Берёт броню в сто двадцать миллиметров. Щас мы всю нельму со дна подымем!
- Петя, а атомная бомба у тебя тоже в этом ящике? – спросил Али.
- Пока нет, веду переговоры с Росвооружением, - то ли пошутил, то ли всерьёз ответил Комков.
- Петя, осторожнее, такая бандура, - попросила Лиза, всматриваясь во внушительную РПГ-6.
- Не дрейфь, девочка, я герой Советского Союза по метанию гранат. Щ-щас, золотую рыбку выудим. Загадывай, Лизок, желание.
Он снова вышел на край дамбы. Там он вытащил предохранительный шплинт и попытался, было, размахнуться во всё плечо. Когда рука Комкова проходила апогей, кисть предательски дрогнула, и граната полетела на дамбу. В долю секунды, не раздумывая, незадачливый коммерсант нырнул в холодную сентябрьскую воду, и почти сразу последовал оглушительный взрыв, который поднял в ночное небо кусок дамбы, превратив его в песочные брызги. От взрыва подпрыгнул на волнах комковский катер, девушки упали на палубу, зажимая в ужасе уши. В скачущем луче прожектора лицом вниз всплыло, покачиваясь, тело Петра Васильевича. Али кинулся к рычагам управления, чтобы подогнать катер ближе и вытащить друга. Тосьва уверенно влилась грязной волной в огромную воронку, только маленький перешеек отделял её от шага в село. Перешеек этот таял на глазах…

5

После первого взрыва Андрейку прямо-таки подкинуло на кровати. Он побежал в другую комнату и начал тормошить мать, на ходу натягивая спортивные штаны.
- Мама! Мама! Буди всех! Сейчас всё потопит, всех зальёт! Буди мама! Пусть все на чердаки лезут. Вода, мама, большие ангелы уже здесь…
Алевтина Сергеевна после случая с колокольней ничего спрашивать не стала, только вскрикнула один раз, прижимая руку к сердцу, и бросилась к одежде. Андрейка уже одетый выскочил на крыльцо, она следом.
- Ты куда, сынок?! – голос проваливался, словно не хватало дыхания.
- Я на реку, не бойся, я немного удержу воду… Недолго, мама. Пусть дядя Саша зовёт на помощь своих дяденек.
Как раз в это время ухнул самый большой взрыв, так, что в домах с незакрытыми ставнями вздрогнули стекла. Залились, переходя на одичалый вой, собаки. Кое-где люди сами вышли во дворы, тревожно прислушиваясь сквозь морось к недалёкой реке.

Алевтина Сергеевна кинулась, было, за сыном. Ну куда такого малыша одного отпускать?! Потом вдруг вспомнила: года два назад, ещё не говоривший Андрейка, когда они шли из магазина, вдруг потянул её за руку на другую сторону улицы. Там не было деревянного тротуара, и Алевтина попыталась сопротивляться, мол, чего Андрюша балуешь, не надо нам туда. Но он продолжал тянуть с такой силой и таким отчаяньем в глазах, что сердце дрогнуло, и невольно потянулась за ним. Только отошли в сторону, как из-за поворота выскочил «Газ-53» - молоковоз – и на полной скорости врезался в забор, как раз в том месте, где они только что стояли. Дверца машины открылась, оттуда выпал на разломанный тротуар в зюзю пьяный водитель Пашка Водопьянов, чтобы, достигнув земли, тут же и уснуть мертвецким сном. Задави он мать с сыном, даже и не понял бы, что совершил смертный грех. У Алевтины добавилось седых волос, Андрюшка же уже через минуту зашагал дальше, как ни в чём не бывало.

Вспомнив этот случай, Алевтина через материнский страх уверилась, что её пятилеток-сынок в чём-то мудрее многих взрослых и надо делать именно то, что он сказал. И побежала вдоль улицы, стуча в окна и крича: дамбу прорвало, все на крыши! Где не верили, там срабатывало, как выстрел: «Андрейка сказал!».
Первым увидел это Александр Семёнович. Увидел и остолбенел, хоть заранее принял уже добрый десяток решений на подобный случай. То, как Али втаскивал на борт катера тело контуженного Комкова, он не замечал, а вот как хлынувшая в пробоину в дамбе Тосьва остановилась у ног маленького мальчика – видел. И пораженный застыл в нелепом положении бегущего человека.

Андрейка стоял, раскинув руки так, будто держал за руки с обеих сторон двух взрослых. Вал воды, только что смывший тонкий перешеек, как верный пёс замер у самых ног малыша, только лизнув его смешные старые кеды.
В селе между тем будил друг друга народ. Пронесся по центральной улице выпущенный очнувшимся Василием Ивановичем табун, поднял похмельную голову участковый и ринулся вслед за Алевтиной поднимать людей. Кое-кто из рыбаков, наперекор предсказанной угрозе бежал к реке, к своим лодкам. Там они тоже замирали в режиме полного исступления, увидев, как Андрейка удерживает реку. Бабульки, охая и причитая, успели собраться в молельном доме, точнее на его чердаке, поочередно выглядывая на улицу, читая в голос то девяностый псалом, то молитву кресту. Глава администрации метался из стороны в сторону, выкрикивая угрозы и просьбы в радиотелефон, с которым не расставался ни на минуту. Водитель головастого «уазика», не раздумывая, рванул на бетонку – в сторону районного центра. В какой-то момент Алевтина вспомнила про своих подопечных, на ватных ногах побежала к коровнику на окраину села, но ещё издалека заметила, что напарницы уже выпустили ревущее в диком животном инстинктивном предчувствии стадо. Ну всё. Пусть теперь спасаются сами. Дорогу из низины знают. Алевтина, убедившись, что все до последнего глухого старика разбужены, метнулась к реке, к сыну. За ней по инерции, хватая похмельной глоткой воздух, побежал участковый.

Окаменевшие от чудного небывалого видения фигуры на берегу медленно, но начали двигаться, переваливаясь через борта лодок и катеров. Так же медленно под Андрейку подтекала Тосьва. Именно подтекала, ибо он оставался стоять, недвижим, поднимаясь вместе с уровнем и над уровнем воды. Вот уже остались видны только макушки негустого ивняка, томившегося без воды по ту сторону дамбы – уж теперь напьётся, уже Алевтина и участковый оказались в катере спасателя, вместе с Александром Семёновичем, который пытался завести мотор и одновременно расшевелить служебную рацию, что шуршала мёртвым эфиром, уже бултыхали вёслами рыбаки, и гордый Али с ужасом и уважением смотрел на Андрейку, шепча свои мусульманские молитвы, а малыш всё стоял теперь уже на поверхности бегущей под ним реки, раскинув руки. Казалось, шагни он, и помутневшая от поглощённой земли Тосьва проглотит его, как только что на глазах у всех проглотила брошенный на лугу трактор «Беларусь», но мальчик шагнул, и ничего не произошло. Он шел по воде. Повернулся спиной к напиравшему потоку и спокойно шел в сторону дома…

Тосьва грязной волной прошлась по улицам села, уровнявшись с верхней частью оконных рам, и сама себе потянула руку за поворот через заливные луга. Народ на чердаках облегченно вздохнул, дальше не поднимется. Всё-таки осень – не весна.
С одной стороны Андрейку держал за руку Архангел Уриил, в другой руке Архангела полыхал негаснущий огонь. С другой - Архангел Салафиил. И парил над всей троицей Архангел Рафаил. Никто не видел сии мощные Божии силы, для всех смертных малыш просто шёл по воде. Тем более никто не замечал ангела-хранителя, что почтительно отступил в сторону перед столь высшими Силами. Некоторым, правда, казалось, что малыш о чём-то с кем-то разговаривает. Но чего ещё ожидать от блаженного? Да и в первый ли раз Андрейка шёл, разговаривая сам с собой. Разница лишь в том, что теперь он шёл по воде.

- Ты видел то, чего никто не видел. Теперь ты можешь открыть себе знания через книги. Открыть и без боязни читать любую, - говорил Андрюше Архангел Уриил.
- Читать книги святые, те, которые славят Бога, - учил Салафиил.
- Но ведь мне всего пять лет? – напоминал Андрейка.
- Не люди ведают сроки, - вещал сверху Рафаил. – Теперь ты не будешь бояться людей, - продолжил Архангел-целитель и коснулся Андрейкиного плеча пером, что держал в руке.
В хмуром мареве наступающего рассвета появился оранжевый вертолёт «МЧС», с которого ушлый журналист пытался снимать жуткое и удивительное зрелище – мальчика идущего по несущемуся вдоль села потоку. Но в самый неподходящий момент у журналиста заклинило камеру, и он только беспомощно тыкал пальцем в сторону дивного зрелища, которое теперь не принесет ему известности и положенных дивидендов, пока его не оттолкнули от дверного проема хмурые спасатели: «не мешай работать»…
Андрейка вошёл в свой дом и первым делом бережно собрал в красном углу иконы, вода к ним не поднялась, хоть стояла почти под потолком, вытащил намокшую Библию, доставшуюся матери ещё от бабушки, изданную до революции, и только потом поднялся на чердак.

Катер Андрея Семёновича подрулил к дому Алевтины, причалив к крыше. Алевтина юркнула в достаточно большое слуховое окно и обняла Андрейку, который сидел над раскрытой книгой.
- Что же теперь с селом будет? – всплакнула мать.
У Андрейки книга случайным образом была открыта на Третьей Книге Ездры, где Архангел Уриил учил пророка как постигнуть путь Всевышнего. И Андрейка, словно в ответ матери, прочитал:
- …чем больше будешь испытывать, тем больше будешь удивляться; потому что быстро спешит век сей к своему исходу, и не может вместить того, что обещано праведным в будущие времена, потому что век сей исполнен неправдою и немощами. А о том, что ты спрашивал меня, скажу тебе: посеяно зло, а еще не пришло время искоренения его. Посему, доколе посеянное не исторгнется, и место, на котором насеяно зло, не упразднится, - не придет место, на котором всеяно добро…
Читал Андрейка чуть нараспев, но складно и не прерываясь. Мать перестала его тискать и села рядом на доски, чтобы слушать. Ей уже не приходило в ум спросить, правда ли он сам читает. Ангел Уриил одобрительно кивнул прочитанному и, взмахнув крылами, исчез в других мирах.
И дальше читал Андрейка из книги пророка Ездры:

- … вот, настанут дни, в которые многие из живущих на земле, обладающие ведением, будут восхищены, и путь истины сокроется, и вселенная оскудеет верою, и умножится неправда, которую ты теперь видишь, и о которой издавна слышал. И будет, что страна которую ты теперь видишь господствующею, подвергнется опустошению. А если Всевышний даст тебе дожить, то увидишь, что после третьей трубы внезапно воссияет среди ночи солнце и луна трижды в день; и с дерева будет капать кровь, камень даст голос свой, и народы поколеблются. Тогда будет царствовать тот, которого живущие на земле не ожидают, и птицы перелетят на другие места. Море Содомское извергнет рыб, будет издавать ночью голос, неведомый для многих; однако же все услышат голос его. Будет смятение во многих местах, часто будет посылаем с неба огонь; дикие звери переменят места свои, и нечистые женщины будут рождать чудовищ. Сладкие воды сделаются солеными, и все друзья ополчатся друг против друга; тогда сокроется ум, и разум удалится в свое хранилище…

Не выдержавшая ужасного пророчества о последних временах Алевтина Сергеевна остановила сына.
- Сынок! Андрюша! Ты мне лучше про Апостола Андрея Первозванного прочитаешь, а сейчас пойдем в лодку, дядя Саша всех малых ребят на сухое вывезет. Мало ли что ещё Тосьва выкинет. Рыбу вон, как в книге, уже исторгла… Пойдём, милый.
И когда катер с детьми отдалялся от Гатово, Андрейка всё смотрел на торчавшую из воды обезглавленную колокольню. Смотрел и вдруг горько навзрыд заплакал.
- Ангел остался над этим местом… Он не может уйти… Он плачет… - пояснил малыш обеспокоенному Александру Семёновичу.
Александр Семёнович промолчал. Он уже знал, что мальчик не лжёт, не придумывает. Сам он боялся смотреть в сторону удаляющегося села, будто в страшном бедствии была его и только его вина…

6
Гатово восстановлению в ближайшее время не подлежало. Об уходе воды можно было бы говорить только летом. Но до лета зимняя стужа и весенний разлив Тосьвы доделают свою работу – от жилья ничего не останется. По сути, предстояло либо отстраивать село заново, либо расселить его жителей в районном центре, предоставив им жильё и работу. Районное начальство пошло по второму пути. Начальство губернское, в свою очередь, выдало пострадавшим какие-никакие компенсации. Расплачиваться предстояло и Комкову-младшему, но он после контузии пребывал не только в больнице, но и в коме, а верный Али предпочёл исчезнуть с той частью денег, которую только смог извлечь наличными из общего бизнеса. Правда, медперсоналу дал щедрые «чёрные» гонорары, дабы за его другом ухаживали, как полагается. Многие гатовцы, получив компенсацию, рванули в большие города к родственникам, а другие просто пропили её по инерции, как пропивали всю наличность, которая попадала им в руки. Да и оправдание было старорусское: с горя! Да с какого! Но некоторые всё же смиренно начали жизнь с нуля…

Алевтину Сергеевну и Андрейку поселили в общежитии. Ей предоставили работу на молокозаводе, ему – садик. В старшей группе тихий Андрейка прижился удивительно быстро. Бойкие сверстники его, на удивление, не обижали, а иногда подходили к нему с книгами и просили почитать в слух. Воспитатели же нарадоваться не могли: спокойный, тихий, исполнительный мальчик, да ещё и книжки для всех читает. Таких бы целую группу!

В лавке при храме Алевтина Сергеевна купила Андрейке детскую Библию с цветными картинками. Там её и заметил отец Герман, стремительно, разбрасывая широким шагом полы рясы, подошёл. Алевтина сложила руки под благословление, как учили деревенские старушки. После того священник сообщил ей:
- Алевтина Сергеевна, я тут собрал целую подборку рассказов и свидетельств, как ангелы приходили к детям и помогали им. Сам удивился, как их много. Мария Ивановна, дайте книги, которые я собрал, - обратился он к женщине за прилавком.

Та достала приличную пачку тонких брошюр и приличных увесистых томов, где предусмотрительно были вложены закладки.
- Есть просто удивительные, настолько тревожащие сердце случаи… Вот, например, как ангел спас сына стрелочника ещё до революции. – Отец Герман торопливо раскрыл один из томов и начал читать: - «В 1885 году помощник начальника московского Октябрьского вокзала Ф.И. Соколов сообщил такой случай. У него был знакомый железнодорожный служащий – стрелочник, который служил на одной из ближайших к Москве станций Октябрьской железной дороги. Однажды при исполнении своих служебных обязанностей на линии ему пришлось пережить ужасные минуты. Из Петрограда в Москву шел курьерский поезд. Стрелочник вышел ему навстречу, чтобы перевести стрелку и направить его на свободный путь. Смотрит, далеко впереди уже виднеется дымок и слышен свисток паровоза. Оглянувшись назад, он видит: по полотну навстречу поезду бежит его трехлетний сынишка и что-то держит в руках. Бросить стрелку и бежать навстречу сыну, чтобы увести его с полотна было уже поздно. Что делать? А поезд между тем приближался и минуты через две, если он не перевел бы стрелку, состав должен был промчаться по другому пути, занятому, и потерпеть крушение, что привело бы к сотням человеческих жертв. Тогда всем сердцем он воззвал к Богу: «Да будет воля Твоя святая», - перекрестился, закрыл глаза и повернул стрелку. Мгновение – и поезд промчался уже по полотну, по которому только что бежал его маленький сын. Когда поезд скрылся из виду и пыль немного улеглась, стрелочник бегом направился к тому месту, где был его сын, думая найти хотя бы останки трупика, и что же он видит: мальчик, сложив ручки на груди, лежит ниц на земле. Отец закричал ему: «Сын мой, ты жив?» «Я жив, жив», - весело отвечал он, поднялся на ножки, продолжая прижимать к своей груди воронёнка. В глазах его не было и следа страха. Отец спросил его: «Как же ты догадался лечь на землю?» А мальчик ответил: «Какой-то светлый, красивый, добрый юноша с крыльями склонился надо мной и пригнул к земле». Стрелочник понял, что когда он воззвал к Господу, Божий Ангел чудесно спас его ребенка…» Ну, - перевел дыхание отец Герман, - дальше сами прочитаете. Меня этот случай очень сильно задел за живое.
Он закрыл книгу, и Алевтина успела прочитать название «Невидимый мир Ангелов».

- Спасибо, батюшка, - поблагодарила, принимая книги и укладывая их аккуратно в пакет.
- Значит, по воде в Гатово Андрюша ходил? – и вроде не спросил, а сам себе подтвердил отец Герман.
- Он, - опустила глаза Алевтина. – Но теперь он всё больше грустный. Хотя много читает. Ещё ведь не сказала вам, сам открыл книгу и начал читать вслух. Библию на чердаке, именно в тот момент, когда вода на улицах растекалась. Сейчас вот в садике, воспитатели его хвалят за поведение.
- Ну вот, а вы переживали, в девиантные, следом за врачами его записать хотели. Грустный он, может быть, потому, что родной дом затонул, село под водой.
- Да нет, с этим смирился. Говорит, что скоро уже не будет видеть ангелов, а без них ему, как без лучших друзей.
- На всё воля Божья, - напомнил отец Герман. – А вы нашли себе место работы?
- Да, городские власти на молокозавод направили.
- И жильё дали?
- Комнату нам с Андрейкой на двоих…
- Значит, сможете чаще приходить в храм.
- По выходным, батюшка, по праздникам, - кивнула Алевтина.

Детскую Библию Андрюша осилил в три дня. Потом почитал некоторые книги из тех, что мать принесла от отца Германа. И снова взялся за большую Библию. Правда, Алевтине Сергеевне пришлось раскошелиться и купить современную, дабы мальчик не сбивался на дореволюционных «ятях». Подбрасывала ему и русские сказки, которые он тоже читал с интересом. А вот от комиксов с современными супергероями воротил нос.

Однажды вечером по телевизору, который таки купила с зарплаты Алевтина, в местных новостях рассказывали о наводнении в Гатово. Показывали нынешний вид с вертолёта, и Андрейка снова печально смотрел на остатки колокольни возвышавшиеся над изменившимся течением Тосьвы.
- Ангела нет… Или через телевизор его не видно, - заметил он.

Между тем на экране появился тот самый журналист, что летел в то утро со спасателями, клял свою сломавшуюся камеру и клялся зрителям, что он своими глазами видел идущего по воде мальчика. И ещё несколько гатовцев, которых он нашел в городе, кивали и рассказывали про Андрейку, про то, как он предупреждал о падении колокольни. Потом на экране появился бородатый профессор и начал рассуждать об экстрасенсорных способностях мальчика, о том, что родители должны позаботиться о том, чтобы исследовать их в лабораторных условиях, а не прятать мальчика от людей, что эти способности надо развивать…
- Дурак, - сказала в сторону профессора Алевтина.

Андрейка же смотрел в сторону экрана так, будто там было пустое место.
- Неужели нам и отсюда придётся уезжать? – сама себя озадачила мать.
- Зачем? – как обычно спросил малыш. – Скоро мне в школу. В шесть лет уже можно. Рафаил говорил, что мне теперь не нужно бояться людей. Ничего они мне не сделают. Мам, я тут ангелов почти не вижу. Может, они в городах не живут? Или у меня с глазами что-то происходит. Только у храма, даже если не вижу, то точно знаю, они рядом.
- А мы не будем ждать воскресения. Я в четверг с работы пораньше отпрошусь, пойдем в храм. Праздник. Я по календарю смотрела. Рождество Пресвятой Богородицы.
- Ты бы знала, мама, как Её ангелы любят…
Алевтина Сергеевна задумалась, глядя в окно, за которым неслись по улице иностранные машины, рекламные щиты обещали и навяливали чего-то, а из соседнего открытого окна доносилась музыка. Песня. Современная и популярная, но абсолютно дурацкая с несуразным текстом. В этот миг Алевтина испытала искушение и с опаской спросила у сына:
- Андрюша, а с этим городом ничего такого не будет? Как с нашим селом?
Мальчик, не глядя на мать, раскрыл Библию и сразу начал читать вслух Евангелие от Луки:
- «А другие, искушая, требовали от Него знамения с неба.
Но Он, зная помышления их, сказал им: всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет, и дом, разделившийся сам в себе, падет;
если же и сатана разделится сам в себе, то как устоит царство его?..»
Алевтина смутилась.

- Надо мне самой всё прочитать да я не всё понимаю. Старушки, правда, говорили, что чего умом не возьмёшь, возьмёшь сердцем.
Вечером мать и сын сидели за книгами. Алевтина читала и дивилась «Невидимый мир ангелов», Андрейка же разучивал нараспев новую молитву:
- Ангеле Христов, хранителю мой святый и покровителю души и тела моего, вся ми прости…
Он ещё надеялся увидеть Ангелов, но они и так были рядом. По крайней мере, два.
Завтра к Алевтине Сергеевне придёт Александр Семёнович и предложит ей выйти за него замуж. Андрейка отнесётся к этому спокойно, у взрослых своя жизнь. Попросит только всем вместе молиться за папу…

Сергей Козлов.
Сентябрь 2006, Горноправдинск

http://www.logoslovo.ru/

Архив

+1

43

ПИСЬМА ИЗ ТЮРЬМЫ

Не хотяй смерти грешника. Дополнение к книге "Я раскаиваюсь"

Господь наш Иисус Христос, не хотяй смерти грешника, но еже обратитеся и живу быти ему, зовет всех и каждого из нас в Царство Небесное различными путями Своего промысла. Одних обращает к раскаянию какими-нибудь необыкновенными случаями в жизни, как, например, Мария Египетская. Привлеченная любопытством в Иерусалим, вместе с другими пошла в храм, где находилось Животворящее Древо Креста Господня, но неведомая сила не допустила ее в храм, и через это она осознала свои тяжелые согрешения, принесла чистосердечное раскаяние и стала великою подвижницею. Других Он вразумляет различными явлениями через сны.

Патермуфий, язычник, занимаясь разбоем, однажды вознамерился обокрасть жившую уединенно благочестивую девственницу. С этой целью он спрятался на верху дома и там, в ожидании благоприятного времени, неожиданно задремал. И вот во сне предстал ему светлый муж, облаченный в царскую одежду, и требовал, чтобы он оставил свой гнусный промысел и сделался христианином, угрожая в противном случае жестокою казнью. Устрашенный грозным видением, Патермуфий немедленно, по пробуждении, покаялся священнику в своих злодеяниях, принял крещение и удалился в пустыню (Чет. Мин. 9 июля).

Чаще же всего и более всего Господь употребляет самый обыкновенный естественный путь для обращения грешных к раскаянию - это неумолкавший голос Божий в человеке, т.е. совесть, которая постоянно напоминает ему о необходимости обратиться к Богу с раскаянием и оставить жизнь греховную. Притом никто не должен отчаиваться в своем спасении, как бы глубоко ни пал, только принеси чистосердечное раскаяние, и если Бог продлит твою жизнь, то не возвращайся к прежним грехам и заглаживай их молитвою и добрыми делами.

***

В стране Луканской жил великий разбойник Варвар. При большом росте и громадной силе, жалости и сострадания к ближнему были ему неизвестны, хотя он и христианин. Так часто бывает с нами: считаем себя верующими, крестик носим, но далеки от Христа.

Имя Варвара, как атамана разбойнической шайки, не только приводило в трепет окрестных жителей, но было известно далеко за пределами этой области. Однажды, сидя в своей пещере и смотря на награбленные им богатства, ему пришла в голову мысль о покаявшемся разбойнике на кресте. Как ни был Варвар суров и жесток, все же его сердце отозвалось на голос Божий и он прислушался к нему. "Для чего мне эти сокровища? - так размышлял он.

- Не ныне, так завтра я должен буду расстаться с ними: кому достанутся после моей смерти и что будет с моей бедной душою? Ведь все это награбленное мною добро не только не принесло мне никакой пользы, а напротив, как свидетель, будет обличать меня в беззаконных деяниях. Милосердный Господь не отверг покаявшегося на кресте разбойника, примет Он и мое чистосердечное раскаяние по Своей любви к нам грешным".

С этими мыслями Варвар, не сказавшись никому из товарищей, вышел из пещеры, взяв только один меч, и с ним пошел в ближайшее селение, в котором была церковь. Когда он вошел в храм, то там совершалось утреннее богослужение. По окончании службы он подошел к священнику, пал пред ним на колени и сказал: "Отче святый, я окаянный грешник и хочу раскаяться в своих злых делах: не гони меня от себя". Священник велел ему встать, подвел его к алтарю и сказал: "Раскайся, чадо, пред Господом Богом во всем, что ты сделал дурного: я же, смиренный, буду свидетелем твоего чистосердечного раскаяния".

- "Я, Варвар-разбойник, о котором, я думаю, ты, отче, слышал. Много зла я совершил, грабежом и убийством более трех сот человек, в том числе и двух пресвитеров, отказавшихся принять мое раскаяние, я лишил жизни. Если Господу Богу угодно будет принять мое раскаяние, то наложи на меня, отче, такой подвиг, который соответствовал бы моим злым делам: если же отвергнет и не примет Бог моего раскаяния, то возьми этот меч и вели им убить меня". - "Чадо, - сказал пресвитер, - нет того греха, которого Бог при чистосердечном раскаянии, по Своему бесконечному милосердию, не простил бы всяк грех и хулу отпустит человекам (Мф. 12, 31), сказал Иисус Христос, когда был на земле, а Его слово непреложно. Пойдем в мой дом, и что я тебе скажу, то ты и исполняй и будь уверен, что Господь простит тебе все прегрешения твои".

С этими словами он вышел из храма и пошел домой. Дорогою он оглянулся и увидел, что Варвар не идет, а ползет за ним на локтях и коленях. Священник с удивлением спросил его, зачем он это делает? Варвар отвечал: "Так как я поверг себя на землю пред Господом Богом со всеми моими грехами, то и не встану до тех пор, пока они не будут прощены". - "Все твои грехи, - сказал пресвитер, - будут изглажены, если ты исполнишь тот подвиг, который добровольно наложил на себя. В моем доме, с кем ты пожелаешь - с детьми моими, или со слугами, или со скотом, или с псами, с тем проводи свою жизнь и принимай одинаковую с ними пищу".

Варвар отвечал: "Я, отче, не считаю себя достойным пребывать даже с псами, но так как тело мое требует пищи, то я день и ночь буду находиться вне дома и питаться одною со псами пищею". Целых три года Варвар считал себя недостойным быть наравне с людьми, ползал, как животное, на локтях и коленях, питался тою пищею, какую давали собакам, и находился постоянно с ними. По прошествии трех лет пресвитер сказал: "По милосердию Своему Бог простил тебе, чадо, грехи твои: встань и пребывай с нами". Но Варвар отвечал: "Отче, я желаю теперь находиться в поле со скотом". С этими словами он, как животное, пополз в поле, где пасли скот.

В продолжение двенадцати лет он питался одними растениями и жил в лесу, как животное, т.е. ползал по земле на локтях и коленях. Одежда на нем вся износилась, и он оставался нагим. От солнечного зноя кожа его почернела, как уголь, а от холода ночного потрескалась. За такое самопроизвольное мучение Господь не только простил ему все грехи, как о том было ему Свыше возвещено, но и прославил его после смерти. Однажды купцы проезжали мимо того леса, в котором жил Варвар.

Во время отдыха они увидели его и сочли за животное, так как он был без одежды и ползал на руках и коленях. Чтобы защитить себя от нападения этого, как они думали, животного, натянули луки и пустили в него три стрелы, от которых он упал. Тогда они подошли и с ужасом увидели, что стреляли в человека, еще живой Варвар просил их не скорбеть об этом и известить о его смерти священнику. После этого он предал дух свой Богу. Пресвитер, извещенный о его кончине, пришел на это место и совершил погребение, предал земле тело его на том месте, где он скончался.

За такое самоунижение и за те скорби и подвиг, которые он претерпел добровольно в продолжение пятнадцати лет, Богу угодно было прославить его по смерти. На могиле его стали совершаться многочисленные чудеса: больные, в какой бы болезни ни были, получали исцеления, хромые ходили, слепые прозревали. Пресвитер, услышав о чудесах, бываемых на его могиле, сопровождаемый толпой народа, отправился на это место и велел откопать из могилы тело Варвара. Когда откопали, то нашли тело самопроизвольного мученика нетленным и источающим благоуханное миро. С великою почестию взяли честные мощи его на рамена и перенесли в храм (Чет. Мин. 6 мая).

Если и мы внимательно рассмотрим свою жизнь, все обстоятельства и случаи, то каждый из нас услышит голос Божий, неоднократно призывающий всех нас через совесть к покаянию. Об этом и надо в беседах больше уделять внимания, и на то, если и нас внезапно сразит смерть, как многих наших друзей и знакомых. Что будет с нашей душой, забывшей о Боге, о вечной жизни? А то, что нас страшат порой временные страдания, забывая о том, что если не покаемся, нас ждут вечные муки. И вот наша беспечная жизнь и привела нас в эти стены. Оказавшись за колючей проволокой, мы, как священники, должны умело объяснять, что это не является наказанием с духовной точки зрения, а является началом искупления греховной жизни. Это и есть одна из величайших милостей Божиих к нам грешным. Тогда, когда мы о Нем не помним и нам не до Бога, Сам Господь печется о нашем спасении. Мы часто слышим в беседах: "Меня посадили ни за что, я этого не делал". Да, порой бывает так, что к человеку применили ту статью, которой он не совершал. По-человечески как это несправедливо и обидно! И порой невозможно этого доказать. А у Бога всё по-другому.

Во-первых, не бывает случайностей. В каждом случае из жизни человека совершается. Промысел Божий, ведущий только ко благу человека, если человек захочет с этим разобраться. Проанализировав свою прошедшую жизнь, он увидит, сколько преступлений перед совестию, Богом и людьми он совершил. Никто этого не знает и не видел из людей. Но Господь каждому человеку желает спасения, как мы видим из ряда примеров, показывающих, что случайностей быть не может. Из жизни св. Ефрема Сирина.

Как он сам говорит о Промысле Божьем: "В юности, - говорит он, - когда жил я еще в миру, напал на меня враг: и в это время юность моя едва не уверила меня, что совершающееся с нами в жизни случайно. Как корабль без руля, хотя кормчий стоит на корме, идет назад, или вовсе не трогается с места, а иногда опрокидывается, если не придет к нему на помощь или Ангел, или человек, как было и со мною" (Творения св. Ефрема Сирина, т. I, с. 6-8).

Но Промысел Божий не оставил без вразумления колеблющегося юношу, и следующие события, рассказанные самим Ефремом с глубоким сокрушением, служили для него вразумительным уроком о Промысле и переходом к новому образу жизни.

Однажды, по приказанию родителей отправившись в город, Ефрем запоздал и остановился ночевать в лесу вместе с пастухом овец. Ночью напали на стадо волки и растерзали овец. Когда объявил о том случившемся пастух хозяину стада, тот не поверил к обвинил Ефрема в том, будто он подговорил воров, которые расхитили овец. Ефрема представили суду. "Я оправдывался, - говорил он, - рассказывая, как было дело. Вслед за мною был приведен некто пойманный в прелюбодеянии с женщиною, которая убежала и скрылась. Судья, отложив суд до времени, отослал их обоих в тюрьму. В заключении встретили еще одного человека, обвиняемого в убийстве. Но все трое не были виновными, в чем их обвиняли. Проведя в тюрьме 7 дней, в восьмой видит Ефрем сон. Кто-то говорит: "Будь благочестив и уразумеешь Промысел.

Перебери в мыслях, о чем ты думал и что ты делал в жизни неправильно, и по себе узнаешь, что через тебя страдали несправедливо". - И далее говорит преподобный: "Виновные не избегнут наказания. Проснувшись, стал я размышлять о том, что было сказано, и отыскал в своей жизни проступок своей виновности. Когда-то со злым намерением выгнал ночью из загона корову одного бедного человека. И ее в эту ночь растерзали дикие звери. Я поделился своим сном с другими заключенными, которые также считали себя ложно обвиняемыми. И они поделились, что также в жизни нашли себя виновными совсем в других преступлениях". При всем рассказанном Ефрем стал очень сокрушаться, потому что увидел в этом явное воздаяние. Этот случай Промысла Божьего изменил в корне жизнь в дальнейшем св. Ефрема Сирина.

И как сейчас мы видим часто в наших беседах с заключенными подобные случаи, когда они говорят, что их ложно обвинили в содеянном. Вот наглядный пример из нашей жизни СИЗО: немолодой человек обвинен по не очень приятной статье. В беседе с ним видно явно, что он этого не делал, но доказать невозможно. Ложно был оклеветан - через заявление, написанное на него. Неоднократно говорили с ним о смысле жизни, о Боге, но все казалось для него чуждым.

Время шло, а его не судили. При встречах продолжали говорить о жизни святых отцов, о Святом Евангелии, о смысле нашего пребывания на земле, о Страшном Суде и вечных муках. Равнодушное слушание, больше молчание, и только. Одно повторял: "Как только выйду, отомщу за эту клевету". - Но Господь вел и его особым Промыслом ко спасенью.

В изоляторе он задержался надолго. Суд над ним не совершался, откладывался. Прошло около двух лет. Он стал больше проявлять интерес к храму, к беседе, к службе и как-то раз сам попросился на исповедь. - Все же верно гласит пословица: капля камень точит. Так и Благодать Божия, получаемая им в тюремном храме, растопила его окаменевшее грехом сердце. Узнаю на исповеди, что всех его друзей потихоньку расстреляли за это непродолжительное время. Тогда я спросил его: "Если бы ты находился не в тюрьме, а с ними, что могло быть?" - Ответ однозначный: "То же самое, что и с ними". Здесь я и говорю: "Тебя обвиняют в том, что ты не делал, сажают в тюрьму, а ты живой и до сего часа, благодаря ложному обвинению.

Ты не задумывался ни о Боге, ни о вечной жизни, а Господь Своим Божественным Промыслом вел тебя по молитвам твоих же родственников, которых даже и имен не знаешь, уже давно, ушедших из этой жизни, но угодивших Богу своею верою и делами. Надо бы подумать". - Он продолжает за мной: "Да, у нас была бабушка, мамина мама, очень добрая и набожная. Всегда только молилась и всем делала добро. Мамас детства ее приводила в пример, когда что-то делал нехорошее".

Так и вспомнил, что и в его роду были молитвенники. Задумался, исповедался. Злость и обида угасли. На одной из исповедей говорю ему: "Как чистосердечно простишь тем, на кого имеешь обиду, и сделаешь переоценку своей жизни, - суд решит в твою пользу". Спустя два года пребывания в СИЗО человек этот заметно изменился, просился часто в храм помолиться, постоять у иконы Матери Божией "Утоли Моя Печали".

Поставит свечу и долго молча молится. На последней исповеди очень подивил меня пронзительной откровенностью: "Батюшка, хочу сказать, что искренне прощаю мнимым своим обидчикам, которые помогли сохранить мне жизнь. Я сам-то столько наделал в жизни зла, что только здесь с Божией помощью и увидел себя со стороны". Я очень порадовался за него и как-то, вроде в шутку, говорю ему: "На суд поедешь - домой отпустят". Так и случилось. Он вскоре пришел к нам поделиться своей радостью.

Вот как Промысел Божий ведет человека к покаянию и в тюрьме.

***

Особенности работы и трудности в СИЗО для священника являются в том, что здесь люди долго не задерживаются: осудили и уехал на зону. Только начинаешь духовную работу, общение, беседа, исповеди, их размышление, только сближение начинается, - люди начинают тянуться, задумываться после бесед, рассказов о подвижниках, - и тут уже новые люди, не те, с которыми стали только духовно сближаться. Они уже далеко, в вагонах на окнах с решетками, прибывают в места отбывания своих сроков. Только письма их, которые летят, как голуби, из-за колючей проволоки, свидетельствующие о том, что хоть и малое время общения со священником, но дало свои благодатные плоды покаяния.

Приступая к духовным беседам

На каждой встрече все время новые люди и все время приходится начинать с первого знакомства. Свободное общение с задаванием вопросов, чтобы определить, на каком уровне духовного понимания с ними надо начинать беседу о смысле жизни, о Промысле Божием, о причине, оказавшихся в этом заведении и т.д.

Стараемся раскрыть главный вопрос - о смысле человеческой жизни, начиная с того, что этот вопрос, являющийся для человека главным. От того, как человек относится к нему, зависит вся его жизнь и счастье. Люди по-разному для себя решают его. Как к нему относятся заключенные? Многие считают, что цель жизни - устроить земное счастье в полном удовлетворении земных потребностей. Другие, что цель земной жизни в материальном благополучии - стяжании земных благ.

Иные отвечают на этот основной вопрос, порой повторяясь от одного к другому, как научили в атеистических школах, что смысл человеческой жизни в том, чтобы посадить дерево, построить дом и вырастить потомство (детей), которое часто оказываются за колючей проволокой, идя по стопам своих родителей, а то и вместе с ними оказывается в тюрьме. Бывает и такой ответ - не знаю, - либо просто молчат и пожимают плечами.

Жизнь нам показывает такую картину.

Мы начинаем в таких случаях говорить: "Давайте посмотрим на жизнь материально богатых людей, находящихся на вершине земной славы, и увидим, что они зачастую глубоко несчастны. Их богатство и слава приносят порой больше тревоги и горя, чем удовольствия. Богатый постоянно печется, чтобы не лишиться того, что имеет, а страсть увлекает к большему, и в подобной гонке проходит вся жизнь".

Приводим и другие примеры. Родители собрали огромное состояние, которое затем перейдет к сыну. Сын быстро расточит его в беспутной жизни. Спрашивается, какой был смысл этому накоплению, живя без Бога? Впустую проведенные долгие годы - вот и смысл жизни - вечная погибель, так как о душе некогда было думать. Посмотрите и на прошедшие свои годы, какой багаж вы собрали, какое богатство? Само слово "богатство" объясняется в Св. Евангелии: богатство - Бог, в Бога богатеть добрыми делами.

Оказавшиеся здесь, за колючей проволокой, также искали радостей, покоя, счастья - но не там и не того счастья.

Настоящее счастье - блаженство в Боге. И если то, ради чего я живу, удовлетворяет меня лишь только на короткое время или вообще приносит мне и ближнему вред и страдания, то каждый из нас должен задуматься, тем ли путем он идет? Когда человек не идет путем Божиим, то есть, не исполняет Божиих Заповедей, грешит своим поведением, оскорбляет Бога, жизнь такого человека обессмысливается. Что мы и видим в беседах о смысле земной жизни. Идет полное духовное помрачение разума.

А самый короткий путь выйти из этого омраченного состояния - это Исповедь, покаяние, переоценка ценностей земных, молитва, чтение святых книг, особенно жития святых и им подражание, добрые дела. Учиться прощать обиды на примерах святых. Совершая добро, человек постепенно очищается от той греховной грязи, которая наносилась на душу человека его порочной жизнью. Как только появится желание обрести Бога в своей душе. Господь не замедлит в Своей Божественной помощи. Св. Ириней Лионский говорит: "Бог стал человеком, чтобы помочь человеку стать Богом" (Фудель С.И. "Устав Церкви". М., 1997, стр. 65).

И когда это говорится искренно, с желанием помочь, Сам Господь помогает. Лица обвиняемых, слушая это, просветляются, в глазах их появляется искра новой жизни. Тут же предлагается им исповедь, и многие с большим желанием исповедуются. Уходя преображенными, благодарят. Говорят с улыбкой, что на душе стало спокойнее, светлее, и легче.

Потихоньку переходим к следующему этапу наших собеседований о совести. Задаем вопросы: что такое совесть? Одни говорят: "То, что мучает внутри человека". Другие, то, что нельзя делать, человек делает и не находит покоя. Начинаем немного поправлять, объяснять, что это, прежде всего, голос Божий, говорящий и обличающий наши беззаконные поступки. Человек, который никогда в жизни не был в церкви, не молился Богу, жить по совести не может. Святитель Иоанн Златоуст говорит, что "Совесть это неумоляющий обличитель, которого не обманешь".

"Пусть, - говорит он, - человек, учинивший грех и совершивший беззаконное дело, успеет скрыться от всех людей, но от этого судьи укрыться он не может, напротив, всегда носит в себе этого обличителя, который беспокоит его, мучит, никогда не утихает. Как усердный врач, она не перестает предлагать свои врачевства". В беседах о совести мы часто слышим от заключенных, что она казнит любого грешника, самого закоренелого преступника.

И чтобы заглушить, а не исцелиться от этой душевной боли, они начинают пить, наркоманить, нравственно еще более опускаться. Это лекарство предлагает сам сатана, почему оно и легко принимается грешными душами. Это проще: не надо бороться со своими грехами и пороками. Такой путь ведет либо прямо в могилу, либо на скамью подсудимых, либо к нам в тюремную лечебницу, где ждет батюшка очередного своего душевно больного грешника:

Здесь уже включается наш ювелирный нелегкий кропотливый труд с Божией помощью над этой заблудшей душой. Прежде всего, своим личным примером мы должны нести свет Христов. Для этой работы шаблона нет. Душа каждого человека - индивидуальный мир, со своими особенностями. Необходимо помнить, что, становясь на этот путь миссионерского служения, без помощи Божией многого мы не достигнем. Оказавшись среди тюремного общества, мы постоянно должны видеть в них людей не только с грехами, но видеть в них и добрые качества, которые и нам помогут увидеть свои недостатки.

Видеть, что это люди, и многие из них порой лучше нас, чище, добрее... - Это один из главных путей сближения с ними. - Тогда и они увидят в нас тех духовных лекарей, которые искренне хотят помочь, наложить духовный пластырь на их истерзанные и больные грехами души. Тогда они сами потянутся к нам за этой духовной помощью. Нам нельзя проявлять малодушие, безразличие и поспешность. Как бы нам самим в этот момент ни было плохо, забыть себя хоть на это короткое время. Тогда и слова Спасителя "... в темнице был и вы пришли ко Мне" (Мф. 25, 36).

Переходя к вопросам о вере в беседах

Часто среди заключенных слышим, что они называют себя верующими, но вера ограничивается только ношением крестика на груди. Больше присутствия суеверия, а не веры. Стараемся объяснить, почему большая часть людей далеки от веры: неверующему выгоднее, удобнее и проще жить на земле. Таким людям легче всего существовать в состоянии безответственности, ибо если для таких людей Бога нет, то все дозволено, а вера в Бога делает человека ответственным за свои слова и поступки не только перед людьми, но перед своей совестью, дисциплинирует его.

Познавая Бога, человек начинает ощущать большее беспокойство, переживая о содеянном. Наступает томление душевных страданий, которые постепенно ведут каждого желающего к очищению души через Таинство Покаяния. Этот путь пройти необходимо каждому грешнику. Всегда надо помнить, что заключенные очень строго и внимательно следят за священником: о чем говорит, что делает, - вроде и не видно их такого внимания за священнослужителем, но на самом деле все подмечается. Если они обращаются с какой просьбой, надо прежде подумать, под силу ли ее выполнить и только тогда дать обещание на ее выполнение; если пообещали, то будьте добры выполнить, иначе вам просто не будут в дальнейшем верить.

Возраст людей и типы людей, находящихся в заключении

Начнем с детей

Дети - это особая большая тема

коснемся главного

Как сообщает статистика, сейчас более 2 миллионов беспризорных детей. И многие уже оказались в местах лишения свободы. Встречаясь с детьми в СИЗО, прежде всего, следует обратить внимание на то, что большая часть из них - дети из неблагополучных семей: пьяниц, наркоманов. Что они могли впитать с самого раннего детства? Ругань, мат, драки в семье, пьянство. Многие из них из-за этого неполноценные в своем развитии и мышлении, расстроены психически, отчего и преступление. Они трудно воспринимают беседы, не хотят учить наизусть молитвы. Крестики берут с большим удовольствием. Также большое суеверие или полное безразличие к духовной жизни. Из практики видно, что многие из подростков бесноватые.

Благоприятно действует на детей молитва в храме, особенно за литургией. Заметно преображаются, просветляются, становятся спокойнее. Чаще с ними лучше служить хоть краткий молебен с окроплением святой водой. Если возможно, показывать видеофильмы библейского духовного содержания. Положительно реагируют, когда начинаешь говорить о матерях: "A если бы вашей матери кто-то сделал бы так же плохо, как вы: у кого-то украли, кого-то ударили или убили?"

Молодежь в СИЗО все больше озлобленная; все больше у малолеток статья убийства. Явная их одержимость нечистой силой. Но с Божией помощью и с любовью и их сердца расплавляются, как лед на солнце. Как-то, посетив детскую колонию, в Можайской тюрьме, в одном из бараков, подошел небольшой парнишка-малолетка, поздоровался с нами так приветливо и просит зайти к ним в отряд. Ведет нас и говорит старшему воспитателю и ребятам сверстникам с непередаваемой детской радостью: "Это наши батюшки". Оказалось, что он был в нашем изоляторе. Доброе в его душе и сердце он показал при нашей неожиданной встрече. И нам было приятно слышать и видеть это, хотя мы его так и не вспомнили, но главное - он нас узнал. Семя добра, брошенное в его детское сердце, дало свой маленький росток добра, Божьего света.

О среднем возрасте мужчин

Это люди уже немолодые и преобладающая часть не первоходки в тюрьму. Больше слушаю, чем спрашиваю. Начинаем знакомство с каждым в процессе духовной беседы, как бы вовлекая в разговор. Спрашиваем о Вере, крещены ли все. Многие просят покрестить. Мы, священство, сразу начинаем обещать и спешить в ближайшее время совершить Таинство Крещения. Первое время у нас до 50 человек собиралось на крещение. И что замечаем: некоторые повторно приходят на это таинство. Тут мы и поняли, что поспешностью только еще больше их заводим в грех. Стали строже готовить желавших ко св. Крещению.

разъяснять, что некрещеный человек не является членом Церкви, что за некрещеных Церковь не молится и они не имеют как защитника Ангела Хранителя, чем особенно пользуется демон, направляя их на погибельные дела.

Раздаем брошюры "Памятка" желающему принять Таинство святого Крещения. Затем, через определенное время, вопросы задаем - в виде маленького экзамена, -видим, кто искренне хочет принять св. Крещение. Они и молитвы учат первоначально необходимые. Таких и крестим.

Также дело обстоит и со святым Причащением Св. Христовых Таинств. Спешили после исповеди большую часть людей, если не тяжелые статьи судимости, причащать. Сами не понимали, что только усугубляли грех неподготовленного грешника к Великому Таинству.

Нельзя с этим спешить. Пока не увидим после усердной работы с ними, что человека можно допустить до этого Таинства, Причащать только в крайнем случае перед смертью. Больше бесед, молебны с окроплением Крещенской водой - это очень благодатно действует.

В беседах мы слышим: посадили ни за что. Здесь и надо раскрыть тайну, что случайного в жизни ничего не бывает. Например, один из случаев. После исповеди заключенный говорит: "Батюшка, мне дали 7 лет по статье, которую я не делал, и все ребята говорят: пиши на пересмотр суда, "косатку" (письмо на пересмотр дела, - арх. Трифон). А послушав уже не раз ваши беседы,, о многом задумался и перекрутил свою жизнь... вижу те мои дела, которые никто из людей не знает, кроме Бога, вот за те дела мне и дали, а после исповеди еще больше усилилась эта мысль, и, глядя на данный семилетний срок, вижу, что лучше здесь отстрадать за свои грехи тайные, чем там, на суду Бога". - Коснулся Господь сердца этого человека.

Другой исповедуется у о. Никодима и говорит: "Я хочу даже, чтобы вы о моей жизни и об этом случае, который я рассказал, написали для других в назидание в своем духовном журнале".

"Я много уже отсидел лет за колючей проволокой, много увидел, - начал он свой рассказ. - Много видел различных преступлений, но Господь в зоне свел меня с верующими людьми. Стал я о своей беспутной жизни задумываться, стал читать книги духовные, прочел книгу "Отец Арсений", очень она меня затронула - вернусь из-за колючки, начну новую жизнь. Бог дал, вышел, вскоре и человека для жизни встретил. Перестал пить, воровать и стал уже к новой жизни прибиваться. И работу подыскали, все вроде бы только жить да радоваться. Но попутал сатана. Оклеветали меня в одном воровстве, что это я сделал, а я не делал это, Бог Свидетель. И пошел разбираться, доказывать, что невиновен, пошел к тем, кто это сами сделали, тоже они сидели и хотели на меня все дело и свалить. И взыгралась у меня лагерная струнка постоять за свою честь, да еще меня обозвал очень плохим словом лагерным один из этих клеветников. Тут-то я его ножом и ударил. Те разбежались.

Этого я и пришил к венкам, так как разборку учинили на кладбище. Всё так и прошло. Никто не узнал, а кто знал, они боялись сказать. Через некоторое время сижу дома, вдруг мой взор упал на окно. Мурашки по телу: в окно смотрит мною убитый и рукой манит меня. Я выскочил на улицу - никого. И стало со мной твориться необъяснимое. И жизнь не в радость, и постоянно он стал мне являться, и все манит меня к себе. Стал я снова в рюмку заглядывать, думал, что хоть этим отгоню страх. А он еще больше стал мне являться. И водка не помогает. Прошло почти два года. Решил - пойду в милицию и все расскажу за свое злодеяние. Пошел. Там не поверили.

А когда на место преступления съездили, всё сразу поверили. Вот я и оказался снова в тюрьме. Только чудо произошло, как переступил порог тюрьмы, так это видение, меня мучившее, прекратилось. А теперь прошел и Исповедь, покаялся, совсем легко стало. Вот как сам Бог привел меня к раскаянию". - Дали ему семь лет, но он совсем не переживал о сроке. В заключении он пробыл около четырех лет и вернулся домой.

Или случай, как за грехи, содеянные в этой жизни, придется отвечать в будущей жизни. Одна мать совсем недавно рассказала.

У нее была единственная дочь, уже невеста, но как сейчас воспитание больше без Бога, дочь не вернулась домой после очередной гулянки. Спустя несколько дней ее нашли убитой. Прошел почти год. Ничего не известно.

Горе заставило мать больше обратиться к Богу, в храм. И вот как-то одна из знакомых женщин встречает и говорит ей: "Пиши заявление в милицию вот на такого человека". Она сама слышала, как ребята пьяные, соседи, ругались и один другому говорит: "Может, ты и меня убьешь, как эту девушку:?" - называет ее имя. Мать вечером, как она говорит, села писать заявление, а утром хотела отнести его в милицию. И ночью ей сон. Является дочь и строго говорит, называя точно имя этого парня: "Мама, не пиши на него заявление, что он меня убил. Мне сейчас так хорошо. А если ты напишешь, то все мои прежние грехи вернутся на меня". Это еще раз подтверждает, что, оказавшись в заключении за содеянное, для этих людей уже начинается искупление грехов, это время для покаяния и здесь люди начинают тянуться к Богу.

***

Как ни парадоксально, встречаясь с женщинами в СИЗО, наблюдается такая картина. Полное безверие, разврат, наркомания, пьянство. Полное нравственное растление большинство. Раздавая крестики, литературу, особенно уделяем внимание в беседах на их материнскую миссию, данную Самим Богом. Оказавшись в тюрьме, уже многие настолько исказили свой нравственный образ жизни куревом, пьянкой, наркоманией, развратом, матерщиной. Немалая часть из них убийцы. Трудно воспринимаются беседы о чистоте жизни. Но когда затрагиваешь чувство их женского предназначения - материнство, а многие из них, не задумываясь, далеко еще до колючей проволоки, стали матерями-убийцами своих детей (аборты). Не сознавая этого великого преступления из-за беспечного легкомысленного отношения к своему предназначению, данному Самим Богом. Стараемся раскрыть в беседах Божественный Промысел о спасении их душ.

Советуем строго пересмотреть свою безнравственную жизнь, борьбу с пороками и страстями. Читать Св. Писание, читать жития святых, имена которых они носят, и подражать им, прося их молитв о помощи. Даем понять, сколько горя принесли они родителям, матерям, а многие из них сами уже матери. Так и их дети, что могут доброго принести своим мамам, когда сами мамы обижали своих родителей. Надо помнить о том, что жизнь - она как оружие бумеранг: запустил его - обязательно вернется тогда, когда мы не ждем, так и ваши дети отплатят вам за то, что вы обижали своих родителей, если не изменитесь через покаяние. В жизни за все приходится платить и мы уже платим за свою беспечность.

Священство должно совершать после беседы краткие молебны с окроплением Крещенской водой. Привлекать к совместной молитве, чтению книг духовно-нравственного содержания. Предлагать частую исповедь, следить за своей речью, чтобы покончить с пороком сквернословия. Ведь за каждое матерное слово, сказанное по привычке, делать земной поклон с молитвой о прощении. Тогда они увидят и почувствуют, как Благодать Божия наполняет наши сердца.

После таких бесед заметное проявляется озарение, интерес. Люди становятся серьезнее. С ними о чем-то можно говорить. Начинают проситься на исповедь. Здесь уже более настойчиво убеждать в важности молиться вместе, читать утренние молитвы и вечерние по молитвослову вместе, акафисты М.Б.

Совсем недавно неотступно стали проситься в храм из камеры женщин, в храм на беседу со священником. И рассказали, как они говорят, совершилось чудо в их камере. "Мы, - говорят, - решили проверить, что может дать нам совместная молитва. Перестали сквернословить. Через месяц произошло такое, что они считают Божьим чудом. После совместной молитвы и чтения Акафиста двух женщин наркоманок, - обвиняемые в тяжелых статьях с наркотиками, но у них маленькие дети у одной и у другой, - отпустили к детям прямо из зада суда. Это их очень потрясло. Помогла совместная молитва в камере и храме".

Безграничная любовь Божия ко всем нам

Встречаются люди в СИЗО совсем в преклонных годах. Это, как правило, женщины или мужчины со статьями "убийство". У женщин семейные драмы, по пьяному делу поножовщина или еще что. А у мужчин на почве пьянки, драки с собутыльниками и убийство. И все эти люди пожилые. Многие в очень большом переживании. В беседах с ними выясняется, что ни разу в своей жизни они никто не исповедовался. И вот через преступление они попадают в тюрьму. А далее в тюремный храм для покаяния всей своей безумной жизни без Бога. "Не хотяй смерти грешника, но еже обратитеся и живу быти...".

***

В одной из таких бесед с пожилой женщиной выясняется, что за свою долгую жизнь ни разу на исповеди не присутствовала. Беседуя, рассказала, что, выпивши с мужем, стали что-то выяснять, а она, в порыве обиды, его ножом ударила, хоть смертью не обошелся исход дела, спасли в больнице, но оказалась в тюрьме. Протрезвели, стали каждый себя винить. Мужик все простил и долгое время ходатайствует, чтобы жену отпустили. Адвокат говорит, что не имеют права держать в заключении. Спрашиваем ее, как дальше жить-то думает? - А она: "Я в душе в Бога верю". - За такую-то веру вас из заключения и не отпускает главный Обвинитель - Господь, ждет искреннего вашего раскаяния. Выяснилось, что у нее еще убийство далеко в молодости было - убийство своих детей, аборты, только она уже об этом почти забыла. Вот Господь и хочет предупредить, чтобы не осуждать на вечное поселение в огонь. Задумалась, заплакала, запросилась на исповедь...

случай с убийством

Привезли старого мужчину в СИЗО - статья "убийство". Вскоре оказался у нас в тюремном храме на беседе. Зашел, крестится, плачет, сразу привлек особое внимание. В беседе выяснилось: убийца, - и как всё нелепо. "Враг как лев рыкая ища кого поглотить...".

Работал он шофером - дальнобойщик. Дома не всегда был. В храм Божий дороги не знал. Прошло много лет, работу сменил, пенсионером стал. Приходит с работы как-то, а жена приветливая такая, всё для него, сажает скорее за стол. Пришел-то выпивши и стал придираться к жене, всякую нелепицу ей приписывает: что она ему изменяла в жизни. Она смотрит на него, смеется и говорит: "Ты, что ли, с ума сошел на старости лет? В молодости об этом не говорил".

Он говорит: "Меня как жаром обдало, такая ревность взыгралась, и сам ничего не пойму. Видать, точно изменяла, когда я дальнобойщиком был (шофером дальнего следования). Эта мысль меня всегда мучила, о ее неверности, хоть прямо не замечал за ней плохого. Подает она мне первое кушать, а я как озверел, нож был рядом на столе, схватил и ударил ее, а она смотрит на меня и как-то тихо говорит: "Что ты, Ваня, Бог свидетель, думать об этом боялась", - добавляет: "Что ты наделал", - и упала, до больницы не довезли, умерла". Он в этом охранении и себя ножом ударил. Смерти избежал, но в тюрьму угодил. Говорит: "Жить не хочу, не могу понять, как получилось..." - и сам плачет.

Тут-то мы и стали ему растолковывать, что только жизнь без Бога к этому приводит. Вот диавол и хотел воспользоваться моментом, забрать твою душу. Оказалось-то обратное: он ей, жене, не верил только по одной причине, что сам ей часто изменял, врал, - такие люди никогда не верят другому, если сами врут, по себе судят. - Жена-то была, как он говорит, набожная, в храм ходила.

Говорим ему: "Вот и пришло время тебе, Ваня, оставшуюся жизнь за двоих жить и вымаливать свои грехи". Долго исповедовался - плакал, - ушел с надеждой, что Бог и ему простит.

В следующий раз привели их на молитву. За Божественной литургией, обратил я на него внимание: всё крестился и, видно, плакал. Дай Бог и ему искреннее покаяние - и спасение его душе.

Какую можно предложить исповедь в тюрьме

В молитвослове "для заключенных" есть специальный полный чин для людей, находящихся в заключении.

Таинство исповеди проходит в тюрьме по-особому и грехи особые. Если Сам Господь не поможет, то просто по-человечески не поймешь, как ответить и поступить.

О службе, о проповедях

Божественная литургия проходит в тюрьме, в СИЗО тоже по-особому торжественно, проникновенно и молитвенно. Все, кто пришел на службу, в полной тишине, каждый ведет беседу с Богом о своем. Здесь спешить некуда, впереди долгие сроки в места, где только будут вспоминать по-настоящему и ценить наши короткие встречи, беседы, исповеди. И службы с проповедями особыми, тюремными, с примерами о прощении грехов великим грешникам. Одна из проповедей для тюремного примера:

Во Имя Отца и Сына и Святаго Духа Аминь!

"Радуйся, Заступница Усердная рода христианского..."

Сейчас мы с вами, дорогие братья, слышали это умилительное пение тропаря иконы Матери Божией именуемая "Казанская". События прославления этой иконы совершились в ХVI в. в г. Казани при Царе Иоанне Грозном. После освобождения города от татарского ига Матерь Божия, чтобы укрепить веру православную в новообращенных православных христианах, проявляет Свою великую милость для этих жителей города.

И являет Свою икону чудным образом через совсем юную девочку по имени Матрона, неоднократно явившись ей во сне. И с большими почестями и Крестным ходом во главе со епископом города была чудно обретена икона из земли и обнесена по всему городу Рязани. Народ со слезами встречал икону Царицы Небесной. И самое большое чудо, которое происходило от Иконы, больше исцелялись от своих недугов, какие они не были бы, прикасаясь к этой иконе. Вера в людях крепла. В дальнейшем с этой чудотворной иконы списывалось много списков и рассылалось по всем городам России, где с великим почитанием приклонялись и прославляли эту икону Матери Божией.

И сейчас нет на Руси такого дома или квартиры, где бы не было этой всеми почитаемой иконы Матери Божией "Казанская", которая имеет особое почитание в сердцах верующих людей. В народе о ней слывет особое предание, что эта икона очень строгая.

В день празднования явления иконы все православные христиане особенно молились перед нею. В день тот запрещались все не столь важные работы, считалось грехом работать что-либо, кроме молитвы.

За это немалое время явления иконы много совершалось чудес от списанных образов Матери Божией.

И вот одно из таких чудес, совершенное от иконы Матери Божией, близкое нам как людям, находящим-ся в заключении, страдающим, по молитвам страдающей матери воскресла духовно умершая душа ее сына.

Как повествуется в описании этого события, эта благочестивая мать воспитывала своего единственного сына в благочестии и вере православной. С детства водила его в храм Божий. Особенно почиталась в их доме икона Матери Божией "Казанская". Не было такого вечера в его далеком детстве, когда мать и сын не молились бы перед этой иконой. Мать всегда со слезами просила Царицу Небесную, чтобы Она сама управила в жизни ее сына. Годы шли.

Сын учился, окончил школу, поехал учиться в институт. Мать, как могла, помогала ему материально и молилась о нем. Старела, слабела, так как воспитывала и содержала на свою небольшую зарплату, во многом ущемляя себя, недоедая, все претерпевала, только бы помочь любимому сыну. Учась, в другом городе далеко от родительского дома, сын стал на свободе познавать и другие науки мира. Мир захлестнул его юную жизнь. Друзья, подруги, вечеринки, вино - увели его от того, чему учила его мать в родном доме. Увели от Бога.

Все было забыто, шальная жизнь помрачила разум, все больше поглощая его во грехи и пороки. Но как мы все здесь находящиеся знаем, такая жизнь никого не привела к добру, а только к погибели. Либо к телесной смерти, либо к духовной. Вот по этой причине многие оказываются в этих местах, где сегодня мы с вами находимся. Так случилось и с этим сыном. На разгулы нужны были деньги. А их не было. Помрачившись разумом, сатана повел его своим путем погибельным. Совершив страшное преступление в пьяном виде, да еще с убийством, он был осужден. И приговор оказался суровым - смертная казнь.

Узнав о совершившемся, мать в ужасе упала перед иконой со слезами. Не зная, что делать, плакала и молилась о постигшем горе ея материнского сердца. Прося Матерь Божию, чтобы не погибла душа ея сына. Собрав последние копейки, покупает билет, берет с собой только одну икону Матери Божией, что было самое драгоценное в ее жизни, и едет в ту тюрьму, где находился ее сын.

Свидание не было разрешено. Мать слезно просила начальника тюрьмы исполнить последнюю ее материнскую просьбу, передать иконочку в его камеру, которую она привезла с собой из родного дома. Просьбу эту исполнили, видя слезы и страдание матери. В то время, когда сына вывели в другую камеру, иконочку поставили на стол. Придя в камеру, он увидел Ее. Он сразу узнал ту икону, перед которой в детстве молился с мамой. Ужас и трепет объял его душу. Вся его прошедшая жизнь пролетела в одно мгновение. Он сразу вспомнил те счастливые минуты, когда на коленях молился с мамой перед этой иконой. Живя в трудных материальных условиях, - не это было самое главное в их жизни, - у них была радость. Матерь Божия всегда посылала мир, радость, любовь в их семью. И повеяло в его сердце тем далеким детством.

Той великой радостью. Душа его содрог-нулась. В ужасе и трепете он упал перед этой иконой, прося прощения, о всех тех злодеяниях, к которым привел его диавол, уведя далеко от Бога. Нет большей заступнице и ходатайнице пред Богом, как Матерь Божия. Матерь Божия Сама выстрадала в земной жизни великие страдания, присутствуя при Распятии Своего Сына Господа Нашего Иисуса Христа. Она видела всё - как кровь текла по Его Божественному истерзанному от пыток Телу. Ее Материнское Сердце испытывало в этот момент те страдания, которые претерпевал Сам Господь Наш Иисус Христос, искупляя грехи все рода человеческого. Но, находясь у Креста, Она ничего не могла сделать. Но пережив эти Материнские страдания, никто не мог так понять каждую страдающую мать о своих детях, как Сама Матерь Божия.

Она не могла не услышать молитвы этой страдающей матери об участи ее сына. И Матерь Божия услышала и сжалилась над этим оступившимся в жизни сыном. Сердце его стало наполняться теплом Божией благодати. Слезы маленькой струйкой текли по его лицу. Он стоял на коленях и просил слезно прощения у Матери Божией. Всю ночь, не вставая с колен, он простоял у иконы. Утром, когда пришли за ним, увидели такую картину. Он так же стоял на коленях, приклонив голову к иконе Царицы Небесной. Слезы еще не высохли на его глазах. Лицо его сияло Божественной благодатью, но тело его было уже мертво. Матерь Божия простила его грехи.

Она Сама взяла его раскаявшуюся душу из этой жизни в вечность. Для радости вечной жизни, чтобы он больше не грешил! Царица Небесная услышала молитву этой страдающей матери. Велика молитва материнская. Как учат святые отцы Церкви, "что молитва материнская ни в огне не горит, ни в воде не тонет". Сколько порой наши матери молятся о нас. Сколько раз каждая мать говорила своему сыну: "Сын мой, не делай этого. Бог накажет". Но мы не внимали словам матери. Враг ослеплял наш омраченный разум, ища погибели только каждого. Почему Господь проявляет особую заботу о тех, кто в темнице? Потому что они страдают.

И вот эти слова в Святом Евангелии: "Кто посетил в темнице - Меня посетил". Господь пришел, чтобы спасти каждого из нас. И этот путь Он указал в Св. Евангелии Своим Примером, Своей короткой земной жизнью, как надо жить, чтобы наследовать Царство Небесное. А путь этот через покаяние, любовь и прощение. Путь этот очень узкий и нелегкий. Мы с вами хотим, чтобы Господь простил нас. Но, прежде всего, мы сами должны простить всем обидчикам, кто сделал нам плохо. Господь Сам разберется с каждым.

Кого надо наказать, Он накажет. Кого надо помиловать, Он помилует. Велик человек не тот, кто смог отомстить кому-то. Велик тот, кто смог победить себя, свой порок и победить свою гордость, свою самость. Вот чему и учит нас Святая Церковь. Смирению, прощению и любви. Мы терпим за грехи наши. Каждый знает, что он в жизни натворил.

И вот сегодня мы собрались с вами в этом тюремном храме просить Матерь Божию, чтобы Она и нам простила, и помогла духовно разобраться в нашей жизни. Аминь.

Архимандрит Трифон

Архив

0

44

Преподобный Амвросий Оптинский

ОТВЕТ БЛАГОСКЛОННЫМ К ЛАТИНСКОЙ ЦЕРКВИ О НЕСПРАВЕДЛИВОМ ВЕЛИЧАНИИ ПАПИСТОВ МНИМЫМ ДОСТОИНСТВОМ ИХ ЦЕРКВИ

Напрасно некоторые из православных удивляются существующей пропаганде римской церкви, мнимому самоотвержению и деятельности ее миссионеров и усердию латинских сестер милосердия, и неправильно приписывают латинской церкви такую важность, что будто бы, по отпадении оной от Православной Церкви, сия последняя не пребыла такою же, а имеет необходимость искать соединения с нею.

По строгом исследовании мнение сие оказывается ложным, а энергическая латинская деятельность не только не возбуждает удивления, но напротив возбуждает глубокое сожаление в сердцах людей благомыслящих и разумеющих истину. Православная Восточная Церковь от времен Апостольских и доселе соблюдает неизменными и неповрежденными от нововведений как учение Евангельское и Апостольское, так и предание святых Отцов и постановления Вселенских Соборов, на которых богоносные мужи, собравшись от всей вселенной, соборне составили божественный Символ православной веры и, провозгласив его вслух всей вселенной во всех отношениях совершенным и полным, воспретили страшными прещениями всякое прибавление к нему и убавление или изменение или переставление в нем хотя бы одной иоты. 

Римская же церковь давно уклонилась в ересь и нововведение. Еще Василий Великий обличал в этом некоторых епископов Рима в послании своем к Евсевию Самосатскому. «Истины они не знают, и знать не желают; с теми, кто возвещает им истину, они спорят, а сами утверждают ересь» (Окружн. посл., § 7). 
Апостол Павел заповедует удаляться от поврежденных ересью, а не искать с ними соединения, говоря: еретика человека, по первом и втором наказании отрицайся: ведый, яко развратися таковый и согрешает и есть самоосужден (Тит. 3, 10-11).

Соборная Православная Церковь не двукратное, а многократное делала вразумление частной римской церкви, но последняя, несмотря на все справедливые убеждения первой, пребыла упорною в своем ошибочном образе мыслей и действий.

Еще в седьмом столетии породилось в западных церквах неправое мудрование, что Дух Святой исходит и от Сына. Вначале против сего нового умствования восстали некоторые папы, называя оное еретическим. Папа Дамас так о нем говорит в Соборном определении: «Кто об Отце и Сыне мыслит право, а о Духе Святом не право, тот еретик» (Окружн. посл., § 5). То же подтверждали и другие папы, – Лев III и Иоанн VIII. Но большая часть их преемников, обольстившись правами на преобладание и нашедши в том для себя много мирских выгод, дерзнули изменить православный догмат об исхождении Святага Духа, вопреки постановлениям седьми Вселенских Соборов, также и вопреки ясных слов Самого Господа во Евангелии: Иже от Отца исходит (Ин. 15, 26).

Но как одна ошибка, которую не считают ошибкою, всегда влечет за собою другую, и одно зло порождает другое, так случилось и с римскою церковию. Едва только успело явиться на западе сие неправое мудрование, что Дух Святой исходит и от Сына, как само породило другие подобные тому исчадия и ввело с собою мало-помалу другие новизны, большею частию противоречащие ясно изображенным в Евангелии заповедям Спасителя нашего, как-то: кропление вместо погружения в таинстве крещения, отъятие у мирян божественной Чаши и употребление оплатков и опресноков вместо хлеба квасного, исключение из литургии Божественного призывания Всесвятого и Животворящего и Всесовершающего Духа.
Также ввело новизны, нарушающие древние Апостольские обряды Соборной Церкви, как-то: устранение крещаемых младенцев от миропомазания и принятия Пречистых Таин, устранение брачных от священства, признание папы за лицо непогрешительное и за местоблюстителя Христова и проч. Таким образом, извратило весь древний Апостольский чин совершения почти всех таинств и всех церковных учреждений – чин, который содержала Древняя Святая и Православная церковь римская, бывшая тогда честнейшим членом Святой Соборной и Апостольской Церкви (Окружн. посл., § 5, пункт 12).

Но главная ересь римской церкви, не по существу, а по действию, есть измышленный догмат главенства, или вернее горделивое искание преобладания епископов Рима над прочими четырьмя Восточными Патриархами. Ради сего преобладания приверженцы римской церкви поставили своего папу выше правил и учреждений Вселенских Соборов, веруя в его непогрешимость. Но какова эта папская непогрешительность, свидетельствует неложная история. О папе Иоанне ХХIII говорится в определении Констанцкого Собора, низложившего сего папу: «Доказано, что г. Иоанн папа есть грешник закоренелый и неисправимый, был и есть беззаконник, справедливо обвиняемый в человекоубийстве, в отравлениях и других тяжких злодеяниях, который часто и упорно пред различными сановниками утверждал и доказывал, что душа человеческая умирает и потухает вместе с телом человеческим, подобно душе животных и скотов, и что умерший отнюдь не воскреснет в последний день».

Беззакония папы Александра VI и его сыновей были так чудовищны, что, по мнению современников, этот папа заботился о водворении на земле царства сатаны, а не Царства Божия. 

Папа Юлий II упивался кровию христианскою, постоянно для своих целей вооружая христианские народы друг против друга (Духовн. Беседа, 1858 г., № 41). 
Есть много и других примеров, свидетельствующих о великих погрешностях пап, но теперь говорить о них не время. При таких исторических свидетельствах о повреждении ересью и о погрешностях пап справедливо ли величаются паписты мнимым достоинством римской церкви? Справедливо ли уничижают Православную Восточную Церковь, основывающую свою непогрешительность не на одном каком-либо лице, но на учении Евангельском и Апостольском и на правилах и постановлениях седми Вселенских и девяти Поместных Соборов? 

На сих Соборах были со всей вселенной мужи богодухновенные и святые, и установили все, касающееся до потребностей и духовных нужд Церкви, согласно со Священным Писанием. Поэтому основательно ли поступают паписты, которые ради мирских целей поставляют лицо своего папы выше правил Вселенских Соборов, почитая папу своего более непогрешительным?

По всем высказанным причинам Соборная Восточная Церковь пресекла общение с частною римскою церковию как отпадшею от истины и от правил Соборной Православной Церкви. Римские же епископы, как начали гордостию, гордостию и оканчивают. Усиливаются они доказывать, что будто бы Православная Соборная Церковь отпала от их частной Церкви. Но это несправедливо и даже нелепо. Истина свидетельствует, что римская церковь отпала от Православной. Хотя паписты ради мнимой правоты выставляют на вид, что патриархат их во время единения с Соборною Православною Церковию в числе пяти был первый и старший, но это ради царственного Рима, а не по духовному какому достоинству или власти над другими патриархиями. 

Несправедливо назвали они и Церковь свою католическою, т. е. соборною. Часть целым никогда называться не может, а римская церковь до отпадения своего от Православия составляла только пятую часть единой Соборной Церкви. Особенно же потому [нынешняя] римская церковь соборною называться не должна, что она отвергла постановления Вселенских Соборов, последуя неправым своим умствованиям.

Некоторым бросается в глаза численность и повсюдность приверженцев латинской церкви и потому думают недостоверно разумеющие истину, что не должна ли ради сей причины называться латинская церковь вселенскою или соборною? Но мнение это весьма ошибочно, потому что нигде в Священном Писании не приписывается особенного духовного права множеству и численности. Господь ясно показал, что признак истинной Соборной Церкви не заключается во множестве и численности, когда говорит в Евангелии: не бойся, малое стадо: яко благоизволи Отец ваш дати вам Царство (Лк. 12, 32).

Есть и пример в Священном Писании не в пользу множества. По смерти Соломона, при сыне его, разделилось царство Израильское, и Священное Писание десять колен представляет отпадшими, а два колена, пребывшие верными долгу своему, не отпадшими. Посему напрасно латинская церковь старается доказывать правоту свою множеством и численностию и повсюдностию.

Признак Вселенской Церкви на Вселенских Соборах святыми Отцами означен совсем иной, то есть соборне положено: веровать во Едину, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь, а не просто во вселенскую или повсюдную церковь. Римская церковь хотя и имеет повсюду во вселенной своих последователей, но так как не хранит свято Соборных и Апостольских постановлений, а уклонилась в нововведения и неправые мудрования, то совсем не принадлежит к Единой, Святой и Апостольской Церкви.
Также весьма ошибочно рассуждают к латинам благосклонные, которые думают: во-первых, что по отпадении западных от православия в Соборной Церкви будто бы чего-то недостает. Ущерб сей заменен давно премудрым промыслом – основанием на севере Православной Церкви Русской. Во-вторых, будто бы ради прежнего старшинства и ради численности римской церкви Православная Церковь имеет потребность в соединении с оною. Но ин суд человеческий, и ин суд Божий. апостол Павел ясно говорит: кое общение свету ко тьме? (2 Кор. 6, 14), то есть что свет истины Христовой с тьмою еретичества никогда совмещаться не может. Латины же своей ереси оставить не хотят и упорствуют, как свидетельствуют о них на деле исполняющиеся столько столетий слова Василия Великого: «Истины они не знают, и знать не желают; с теми, кто возвещает им истину, они спорят, а сами утверждают ересь», как сказано выше.

Благосклонные к латинам вместо сего должны бы лучше рассуждать о сказанном во псалмах: возненавидех церковь лукавнующих (Пс. 25, 5), и пожалеть о тех, которые ради преобладания и сребролюбия и других мирских целей и выгод возмущали едва не всю вселенную посредством инквизиций и лукавых иезуитских происков, и доселе возмущают и оскорбляют православных в Турции чрез своих миссионеров. Миссионеры латинские не заботятся обращать в христианскую веру природных турок, а стараются совращать с истинного пути православных греков и болгар, употребляя для сего всякие неблагоугодные средства и ухищрения. 

Не лукавство ли это, и не злобное ли лукавство? Благоразумно ли было бы искать единения с такими людьми? По этой же причине стоит ли удивляться мнимому усердию и мнимому самоотвержению сих деятелей, то есть латинских миссионеров и сестер милосердия? Это прямо жалкие подвижники. Они стараются не ко Христу обращать и приводить людей, а к своему папе.

Что сказать еще на вопросы: латинская церковь и другие вероисповедания могут ли называться Новым Израилем и ковчегом спасительным? И как разуметь о евхаристии настоящей римской церкви? Новым Израилем может называться только Церковь правоверующая, а поврежденная еретическими мудрованиями не может. Святой апостол Иоанн Богослов говорит: От нас изыдоша, но не беша от нас: аще бо от нас были, пребыли убо быша с нами: но да явятся, яко не суть вси от нас (1 Ин. 2, 19). И Павел говорит: един Господь, едина вера (Еф. 4, 5), то есть едина вера истинная, а не всякое верование хорошо, как безрассудно думают отделившиеся от единой истинной Церкви, о которых святой апостол Иуда пишет: яко в последнее время будут ругатели, по своих похотех ходяще и нечестиих. Сии суть отделяюще себе (от единости веры и суть) телесни [душевни], духа не имуще (Иуд 1. 18, 19). Посему чуждые духа истины как назовутся Новым Израилем? Или как будут кому-либо пристанищем спасительным, когда и то и другое не может совершаться без благодати Святаго Духа.

В Православной Церкви веруется, что хлеб и вино в таинстве евхаритии пресуществляются призыванием и нашествием Святаго Духа. А латины, как сказано выше, сочли ненужным призывание сие, и исключили оное из своей литургии. Итак, разумеющий – сам да разумеет о евхаристии латинской.

Еще вопрос: если же, как сказано, кроме Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви, каковою называется и есть Церковь Православная, так сомнительно спасение других вероисповеданий, то почему же в России не проповедуется открыто истина сия? На это ответ очень простой и ясный. В России допущена веротерпимость и иноверцы наравне с православными занимают у нас важные должности: начальники учебных заведений по большей части иноверцы; начальники губерний и уездных городов часто бывают иноверцы, полковые и батальонные командиры – нередко иноверцы. Где ни начни духовное лицо открыто проповедовать, что вне Православной Церкви нет спасения, сановитые иноверцы оскорбятся. От такого положения русское православное духовенство и получило как бы навык и укоренившееся свойство говорить об этом предмете уклончиво. А может быть некоторые по той же причине и от всегдашнего обращения с иноверцами, а более от чтения их сочинений стали и думать снисходительнее в отношении надежды спасения и прочих вероисповеданий. 

Несмотря на дух кротости и миролюбия и терпения Православной Церкви и ее пастырей и последователей, на Западе издано в предшествовавшие века последователями разных христианских вероучений, преимущественно же издается в наши времена, такое множество книг против учения Восточной Церкви, что их трудно было бы даже перечесть, не только оценить по достоинству. И хотя такие книги вообще наполнены клеветами, баснями, порицаниями, очевидными вымыслами и лжами, особенно же умственными ядотворными хитросплетениями с очевидною целию – образовать в Европе дух, враждебный Восточной Церкви, особенно нашему отечеству, и, поколебав вероучение нашей Православной Церкви, совратить последователей ее с пути истины; но так как они издаются под заманчивыми названиями, в уютных формах, с такою типографическою опрятностию, что как бы невольно завлекают любопытство читателей, то конечно и в нашем отечестве, куда сии сочинения проникают темными путями, найдется не мало таких, которые, имея поверхностное понятие о предметах христианского учения, не могут не увлечься мыслями, противными истине.

Особенно вооружились теперь против православных писатели латинской церкви, провозглашающие господство своего папы и частной римской церкви над всеми правительствами и частными церквами и народами мира. Преимущественно же в настоящее время заняты сим иезуиты во Франции, которые, пользуясь повсеместным распространением французского языка, усиливаются с какою-то лихорадочною деятельностию, посредством сочинений на этом языке насадить повсеместно свой образ мыслей, противный вероучению и иерархическому устройству Восточной Церкви, не щадя для этой цели самых чудовищных вымыслов, очевидных лжей и бессовестного искажения исторических истин.

Многие из православных образованных, читая сочинения [латинян] на французском языке, и не читая своих на русском о православном вероучении, легко могут поверить хитросплетенной лжи вместо истины, которой они хорошо не знают. Желающему подробно знать те причины, по которым паписты так далеко уклонились от Православия, полезно прочесть недавно вышедшее сочинение об отношениях римской церкви к другим церквам Авдия Востокова. В этой книге во второй части особенно замечательны места о присяге латинских епископов своему папе и о клеветах папистов на православных, с. 49, 60 и 137».

http://www.stopoikumena.ru/index.php

0

45

ИСТИНА

"Я есмь путь и истина и жизнь"

(Ин. 14, 6)

Истина есть Господь наш Иисус Христос, как Он засвидетельствовал о Себе: "Я есмь путь и истина и жизнь" (Ин. 14, б). Истина есть Слово Божие: "слово Твое есть истина"

(Ин. 17, 17) (111, 165).

Истина есть слово Божие - Евангелие, Истина есть Христос. Познание Истины вводит в душу божественную правду, изгнав из души падшую и оскверненную грехом правду человеческую: вхождение свое в душу божественная правда свидетельствует Христовым миром

(109, 223-224).

Истина есть Господь наш Иисус Христос. Усвоимся этой истине верою в Нее, возопием молитвой к этой Истине - и Она извлечет нас из пропасти самообольщения и обольщения демонами

(108, 230).

Истина имеет свойственный Себе Дух. Этот Дух именуется Духом Истины. Он - Дух, от Отца исходящий. Он - Дух Святой Божий. Он - Дух Сына, как неотступно соприсутствующий Сыну, как составляющий с Отцом и Сыном единое нераздельное и неслитое Божеское Существо

(111, 166).

Принятие Истины есть вместе принятие Святого Духа... Равным образом: где действует Святой Дух, там бывает обильнейшее явление Истины

(111, 166).

Истинные служители Истинного Бога поклоняются Ему Духом и Истиною... Бог ищет, то есть желает иметь таких поклонников

(111, 165).

Познавшие и принявшие Святую Истину вступили под влияние, водительство Святого Духа, они - часть Господня, жребий Его

(111, 462).

Человек, исповедав себя рабом и созданием Божиим... немедленно вступает всем существом своим в область святой истины... Взошедший в область Истины, подчинившийся Истине получает нравственную и духовную свободу, получает нравственное и духовное счастье

(109, 96).

Надо, чтобы наш образ мыслей был проникнут Истиной. Кроме Христа, не понимаю и не знаю другой Истины. И не слепцы ли те, кто бы они ни были, которые в то время, когда предстоит им Христос в страшном величии смирения, вопрошают: "Что есть Истина?"

(111, 508-509).

Падшее человечество приступает к святой истине верою, Другого пути к ней нет

(108, 119).

Научись читать Евангелие: от него услышишь Истину, в нем увидишь Истину. Истина откроет тебе падение твое и узы лжи, узы самообольщения, которыми невидимо связана душа всякого человека, не обновленного Святым Духом

(108, 119).

Тебе стыдно сознаться, падший горделивец, гордый в самом падении своем, что ты должен искать истины вне себя, что вход для нее в твою душу - через слух и другие телесные чувства. Но это - неоспоримая правда...

(108, 119).

Истина есть источник и причина спасения, по определению Самого Господа

(111, 208).

Хранится богодарованная, богооткрытая людям святая истина в Священном и Святом Писании. Здание добродетелей, если зиждется не на этом основании, совсем непрочно, непотребно.

Епископ Игнатий (Брянчанинов) (111, 455-456).

Нужно совершенно освободиться от внешних волнений, обрести полное безмолвие в потаенной храмине сердца и потом приступить к созерцанию Истины (4, 250).
Плотский человек, ум которого не упражнялся в созерцании,- лучше же сказать, весь, как в тину, погребен в плотское мудрование,- не может воззреть на духовный свет Истины

(6, 266).

Домостроитель нашего спасения вводит нас, как людей, выросших во тьме, в великий свет истины, к нему приучая постепенно, щадя нашу немощь. В глубине Своей Премудрости и в неисследованных судах разумения предначертал Он для нас это легкое и к нам применимое руководство, приучая видеть сперва тени предметов и в воде смотреть на солнце, чтобы, увидев сразу яркий свет, мы не ослепли. На этом-то основаны и закон, имеющий "тень будущих благ" (Евр. 10, 1), и видения пророков - это прообразы Истины, для обучения очей сердечных, чтобы удобным для нас сделался переход от них к Премудрости, в тайне сокровенной. Святитель Василий Великий

(113, 23).

Истина есть несомненное понятие о сущем. Кто не озарил ума своего Божественным учением, тот далек умом от истины.

Преподобный Ефрем Сирин (27, 41).

Свойство истины таково, что она возвышается и в то время, когда многие восстают против нее

(36, 538).

Во всем нужна благонамеренность души. Если истина касается такой души, то удобно овладевает ею. А если не овладевает, это происходит не от слабости истины, а от неразумия души

(42, 225).

Таково свойство истины: от того, чем люди думают подорвать ее, она становится сильнее и сияет благодаря тому, чем хотят ее затмить (42, 377).
Кто ищет истины, в том должны соединиться все добродетели

(44, 77).

Препоясанный истиною никогда не почувствует изнеможения, а если и утомится, получит подкрепление в той же истине

(45, 204).

Хочешь увидеть луч света? Сделай глаза твои чистыми, здоровыми и зоркими. Господь показал тебе Свет истинный, но если ты, избегая света, устремляешься во тьму,- какое ты найдешь оправдание, какое прощение?

(45, 18).

Нет ничего светлее и сильнее Истины... Истина открыто предлагает себя всем, желающим видеть ее красоту. Она не любит скрываться, не боится опасности и клеветы, не домогается народной славы, не подвержена ничему другому человеческому. Она стоит выше всего, подвергаясь, конечно, тысячам наветов, но оставаясь необоримой. Прибегающих к ней она охраняет, как крепкой стеной, величием своей силы.

Святитель Иоанн Златоуст (42, 184).

Отец Истины не сотворил Истины, не существовавшей прежде, но, будучи Источником Света и всего благого, воссиял из Себя Единородный Свет Истины, через который всегда отображается слава Его Ипостаси.

Святитель Григорий Нисский (22, 168).


СВИДЕТЕЛЬСТВО ИСТИНЫ

Истина засвидетельствована на земле Духом Святым

Истина засвидетельствована на земле Духом Святым... Где нет свидетельства от Духа, там нет доказательств Истины

(111, 509)

Истине соприсутствует Дух Святой. Он - Дух Истины. Лжи соприсутствует и содействует дух диавола, который - ложь и отец лжи

(108, 115).

Если ум твой и сердце ничем не исписаны - пусть Истина и Дух напишут на них заповеди Божии и Его духовное учение (108, 115).
Может вещать Истина и внутри человека. Но когда? Когда, по слову Спасителя, человек облечется силою свыше: "Когда же приидет Он, Дух Истины, то наставит вас на всякую истину" (Ин. 16, 13).

Епископ Игнатий (Брянчанинов) (108, 120).

Петр говорит: "Выйди от меня. Господи! потому что я человек грешный" (Лк. 5, 8). Петр исповедует себя грешником и осуждает себя как недостойного лицезреть Христа. Он будто заточает и изгоняет самого себя от лица Христова, как бы говоря: стыжусь грехов моих и боюсь лица Твоего. О Правосудный, видящий сокровенное! Я не смею смотреть на Тебя, недостоин быть пред лицем Твоим, но могу только стоять далеко от Тебя, как осужденный и изгнанный. Но "куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу?" (Пс. 138, 7). Ты Сам уйди на время от меня, как заходит солнце, а потом снова сияет. Уйди от меня. Свет мой, со страхом правосудия Твоего, которого я ужасаюсь, пока я не спрошу совесть мою, не исследую подробно грехи мои и не произнесу суда над самим собою. Тогда снова воссияй мне. Солнце мое, озаряя меня лучами благодати Твоей.

Таково-то значение слов Петровых, таков смысл, такова тайна. О добрый образ спасения грешников! О доброе наставление всем! Хочешь ли, грешник, быть неосужденным на Страшном суде Божием? Осуди самого себя, предупреждая Суд Божий твоим самоосуждением. Не напрасно говорит апостол: "Ибо если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы" (1 Кор. 11, 31). Если каждый из нас научится знать и судить свои грехи, то избавится от вечного осуждения.

... Господь наш, сидя со Своими любимыми учениками на Тайной вечери (там же был и Иуда), начал говорить им о Своем предателе: "истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня" (Мф. 26, 21). Ужаснулись этому ученики Господни, и каждый из них, тотчас посмотрев в совесть свою и не найдя в себе никакой вины по отношению к Господу, отозвался: "не я ли. Господи?". Сказал это Петр, сказал Андрей, сказал Иаков, и каждый из них говорил одно и то же: "не я ли. Господи?" (Мф. 26, 22).

Потом подошла очередь Иуды, и говорит он: "не я ли, Равви?" (Мф. 26, 25). О окаянный Иуда! Ты следуешь за Христом, а с последователями Христовыми не согласуешься; все Господа своего называют Господом, ты же один называешь Его только учителем, а не Господом: "не я ли, Равви?". Ну, Иуда, скажи, как и прочие апостолы: "не я ли. Господи?". Но не может Иуда произнести одного этого слова: "Господи", не может Господа назвать своим Господом, но только тем словом, которым намеревался предать Его, сказав: "радуйся, Равви!" (Мф. 26, 49). Прежде чем сказал это, льстиво целуя Его, он уже на Тайной вечери проявил то, что держал в уме, говоря: "не я ли, Равви?" В обоих лукавых Иудиных фразах одно обращение: "радуйся, Равви!" и "не я ли, Равви?"

Почему же Иуда не мог произнести слова "Господь" и исповедать Господа своего именно Господом? Причину этого впоследствии объяснил апостол Павел, сказав: "никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым" (1 Кор. 12, 3). Это слово "Господи" не иначе кто-либо может произнести, как только действием Святого Духа. Поскольку же Иуда не был сосудом Духа Святого, но сосудом диавола, то и слово "Господи" произнести не мог: он уже был не из числа рабов Господних, но из числа рабов сатанинских.
... Итак, когда святой Петр сказал Господу: "выйди от меня, Господи!", то в последнем слове "Господи" он проявил ту внутреннюю тайну своего сердца, что он есть раб Господень истинный, а не лицемерный, никогда не хотящий оставить Его, но готовый идти с Ним даже и на смерть. Проявилось же и то, что он уже начинал становиться сосудом Духа Святого и Духом Святым назвал Иисуса Господом.

Мы же из этого примера позаимствуем таинственное учение о том, чтобы поистине работать одному Господу нашему Иисусу Христу, а не маммоне, чтобы неосужденно и дерзновенно говорить Господу: "Господи". Если же мы будем работать иному, то есть миру, плоти и диаволу, а Господа нашего только напрасно будем называть Господом, то окажемся бесстыдными, дерзкими и лицемерными фарисеями.

Святитель Димитрий Ростовский (103, 477-481).

Неслыханное и умом непостижимое дело: поверить небесным тайнам о Едином Боге, но троичном в Лицах, и о Божественных Его свойствах, о создании мира из ничего, но единым глаголом Божиим, о воплощении Сына Божия и рождении от Девы без семени, но без нарушения девства Ее, о вольном Его страдании и распятии на Кресте между злодеями, но за наши грехи, о Воскресении Его из мертвых, об оправдании верой в Него и вечном спасении единым именем Его, об Общем Воскресении мертвых в последний день, и восстании тел, рассыпавшихся в прах, и приведении их в гораздо лучшее состояние, и соединении с ним душ, о Вечной Жизни и будущих благах,- поверить всем этим и прочим таинствам и утвердиться в них верой - это дело невозможное для плотского ума человеческого, помраченного идолопоклонническим суеверием. Но апостолы сделали это возможным и словом Божиим насадили в сердцах идолопоклонников, обветшалых и застарелых, святую веру и утвердили ее. И сердца их, напоенные любовью к миру и обычаям предков, как деревья водою, воспламенили к любви Божией, и желанию, и исканию вечных благ, которых не видел глаз, не слышало ухо, которые не приходили на сердце человеку (1 Кор, 2, 9). Воистину, через них говорил Сам Бог, ими проповедуемый, и слову Своему силу и действенность подавал, как написано: "Он дает гласу Своему глас силы" (Пс. 67, 34).

Святитель Тихон Задонский (104, 855-856).

"Я ... на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине"

"Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего" Когда открылась Истина Небесная, когда Посланник Божий в нашей плоти явился на земле, тогда весь греховный мрак исчез: пали идолы, постыдилось язычество, скрылось суеверие, вострепетала совесть, повинная греху, возрадовалась склонная к добродетели душа, узрев прямой путь спасения; нравы преобразились, святыня воцарилась, восторжествовала правда, Дух Святой покрыл всех своим осенением... Действие Истины через апостольскую ревность разогнало ложные и ввело прямые понятия о спасительных вещах.

Мир думал, что довольно заботиться об одной здешней жизни, а далее не простирать размышления своего. Дух Истины научил, что эта жизнь есть путь к будущей, и тогда она счастлива, когда ведет к Вечной. Мир думал, что счастье состоит в одних телесных увеселениях и в чувственных удовольствиях. А Дух Истины научил, что прямое удовольствие состоит в непорочной совести и что его не нарушают ни слезы, исторгаемые терпением за правду, ни гонения, которые еще более укрепляют в твердости добродетельного подвига, ни страдания, которыми тем более обновляется дух, чем более разрушается тело. Мир думал, что для богопочитания довольно соблюдать одни внешние обряды, и тем мнил удовлетворить Божеству.

Дух Истины научил, что угодная Богу жертва есть сердце сокрушенное и смиренное и что истинное благочестие требует добродетельной жизни. Мир думал, что все подвержено случаю, хитростям и проискам человеческим. Но Дух Истины научил, что всем управляет Отеческий Божий Промысл и что все тщетно, если не подкрепляет Его рука. Мир думал, что довольно для оправдания перед Богом своих так называемых добрых дел.

Дух Истины научил, что и все наши добрые дела недостаточны и смешаны со страстями, что они тогда действительны, когда им содействует Евангельская благодать. Мир думал, что божеством могут быть вещественные, суетою человеческою изобретенные идолы, но Дух Истины научил, что "Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине" (Ин. 4, 24). Так мир думал. И может ли быть простительным теперь, при познании Духа Истины, после осияния нас евангельским светом, если мы будем замечены в подобных мнениях?..

Истина, если она только произносится устами или только выражена словами, еще не есть то, что она в себе имеет наилучшего и величайшего; мало, чтобы она сияла только снаружи. Ее престол есть сердце, сердце как источник чувств, начало склонностей, основание действий. Нельзя, чтобы она обитала на устах, когда ее нет в сердце; так же, как если она скрыта в сердце, но не появляется на устах или и появляется, но бледно и робко, она теряет достоинство свое. Если бы человек для одного себя стяжал эту добродетель, подлинно она была бы для него наилучшим украшением; была бы украшением, но не была бы необходима и полезна. Дар слова мы имеем не для себя, но и для других. Если бы человек был только один на свете, для кого бы он выражал свои мысли? Кого бы он мог осиять светом своей Истины? Истина нужна нам и другим, полезна нам и другим. Она есть священный союз, который связывает общество с нами и нас связывает с обществом. По замечанию Псалмопевца, "приступит человек, и сердце глубоко" (Пс. 63, 7), и необходимо для счастья рода человеческого, чтобы мы были искренни, чтобы Истина предшествовала и последовала всем действиям нашим.

... Но хитрые действия духа лукавого многообразны: некоторым он связывает язык, чтобы не говорили правды. Ибо, по Евангелию, он есть "отец лжи" (Ин. 8, 44). Прельщает различными образами: говорить - де правду - потерять дружбу; говорить правду - потерять прибыль; говорить правду - пробудить к себе ненависть; говорить правду - иногда самого себя обвинить. Ну так пусть же сердце твое противоречит устам! Береги дружбу, храни прибыль, скрывай виновность свою: в этом будет наибольшая удача для духа немого. Но какое твое, несчастный, в том приобретение? Истина во устах Божиих, ты ли ею гнушаешься? Правда престолы утверждает, ты ли сомневаешься утвердить на ней счастье твое? Прямое и открытое сердце есть жилище Святого Духа: зачем же ложью Его выгоняешь? "Да наполнятся уста мои хвалою" (Пс. 70, 8); "хвала Ему непрестанно в устах моих" (Пс. 33, 2)... Если и немым нам быть, то полезнее немотою связать язык свой на клевету, на осуждения, на срамословие, на хулу.

Такая немота духу немому противна, а Святому Духу приятна и радостна. Да и помнится, мы в Крещении отрекались от духа лжи, когда облекались в новую ризу святыни и истины.

Платон, митрополит Московский (105, 300-305).

Святой Иоанн свидетельствовал о Христе Иисусе, что Он есть воистину "Агнец Божий, который берет на Себя грех мира" (Ин. 1, 29), что Он - обетованный Избавитель, ожидаемый всеми. Слышали это бывшие при нем и уверовали. От них прошло это свидетельство в народ, и все стали думать, что засвидетельствованный Иоанном - не простой человек. Спаситель указал на это, когда в последние дни предложил в храме первосвященникам вопрос: "Крещение Иоанново с небес было, или от человеков?" (Мк. 11, 30). Те устранились от ответа, потому что им нельзя было не видеть, что Иоанн не сам от себя пришел, крестя водою. Но скажи они это, тотчас должны были бы признать и свидетельство его, что перед ними Обетованный, и вследствие того покориться Его учению. А этого они не хотели не по каким-либо основательным причинам, а по одному предубеждению. Но их упорство нисколько не умаляет силы свидетельства святого Иоанна. Оно и до сих пор столь же удостоверительно, как было, когда исходило из уст его. И мы слышим Иоанна, указующего нам истинного Избавителя, и тем оживляем свою веру, как веру, имеющую осязаемые доказательства.

Епископ Феофан Затворник (107, 13-14).

Что значит жить в истине?

Что значит "ходить в истине" (Пс. 85, II)? Значит, приняв истину в сердце, так держать себя в мыслях и чувствах, как требуется истиной. Бог есть везде и все видит - это истина; кто примет эту истину сердцем и станет держать себя и внутренне, и внешне так, как бы перед ним был Сам Бог и все в нем видел, тот будет и ходить в этой истине. Бог все содержит, и без Него мы ничего не можем успешно делать - это истина; кто примет ее сердцем и станет во всем, что бы ни делал, обращаться в молитве за помощью к Богу и принимать все, что бы с ним ни случилось, как от руки Господней, тот будет ходить в этой истине.

Смерть каждый час может нас похитить, а по смерти тотчас и Суд - это истина; кто примет эту истину сердцем и станет так жить, как бы должен был сию же минуту умереть и предстать на Суд Божий, тот будет ходить в этой истине. Так и относительно всякой другой истины

(107, 46-47).

Истину Воскресения разум может доказывать своими соображениями, на основании Писания. И силу его доводов не может не признать неверующий, если не заглушено еще в нем чувство истины. Верующий же не требует доказательств, потому что Церковь Божия преисполнена светом Воскресения. Верны и убедительны оба эти указателя истины. Но против соображений разума могут рождаться и встречаться противоположные соображения. И вера может вызывать возражения и колебаться недоумениями и сомнениями, приходящими извне и возникающими внутри. Нет ли неприступной ограды для истины Воскресения? Есть. Когда сила Воскресения, воспринятая человеком еще в Крещении, начнет действенно обнаруживаться в прекращении растления души и тела, в водворении в них начал новой жизни, такой человек будет ходить в свете Воскресения. И ему безумным покажется всякий возражающий против истины Воскресения, как тому, кто ходит во дне, говорящий, будто теперь ночь

(107, 102-103).

Что подвигло сирофиникиянку прийти к Господу и быть столь неотступной в прошении? (Мк. 7, 24-30). Сложившийся образ убеждений: она была убеждена, что Спаситель силен исцелить ее дочь, и пришла к Нему; была убеждена, что Он не оставит без удовлетворения прошения ее и не переставала просить. Убеждения - итог всей жизни, воспитания, ходячих мыслей, впечатлений от окружающего, от встречаемых учений и разнообразных случаев и занятий в жизни. Под действием всего этого работает мысль и доходит до известных убеждений. При этом надо иметь во внимании, что всюду есть и отовсюду теснится в душу человека Истина Божия. Истина лежит в сердце человека; истина Божия отпечатлена на всех тварях: есть истина Божия в обычаях и нравах человека; есть она и в учениях - больше или меньше. Но всюду же есть и ложь. Кто от Истины, тот собирает истину и полон убеждений истинных, спасительных. А кто не от Истины, тот собирает ложь и полон убеждений ложных, заблуждений пагубных. От человека ли зависит жить в Истине или вне Истины - всякий разбери сам; а между тем Суд Божий всех ожидает.

Епископ Феофан Затворник (107, 293-294).

Исповедничество

"Всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным" (Мф. 10, 32).

Дерзновенное открытое исповедание Христа - и предпочтение этого исповедания всему другому так велико и дивно, что Сын Божий... исповедует такого человека перед Отцом Своим, хотя это воздаяние и несоразмерно

(42, 109).

Исповедовать (Господа) только на словах, а в делах показывать противное не только бесполезно, но и вредно для нас

(42, 135).

Те, которые за истину и исповедание Христа подвергаются каким-либо бедствиям и терпят поношение, удостаиваются за это и особенных почестей.

Святитель Иоанн Златоуст (42, 385).

"Горе же беременньм и питающим сосцами в те дни!" (Мф. 24, 19),- сказано душам, которые чреваты Божественной любовью, но не осмеливаются свободно изречь и исповедать веру в Бога и твердо стоять за нее, а приобрели только детское и несовершенное понятие о Божием долготерпении и не имеют твердого упования, но угрозами или нападениями приведены в расслабление и лишили себя будущего.

Преподобный Исидор Пелусиот (116, 412).

Сердце имеет нужду в устах, ибо что пользы веровать в душе и не исповедовать перед людьми? Хотя вера оправдывает в уме, но совершенное спасение зависит от исповедания, ибо тогда вера сияет для многих. Но и уста имеют нужду в сердце. Многие исповедуют Христа лицемерно, а сердце их далеко отстоит от Него.

Блаженный Феофилакт Боморский (113, 90).

Таким верным и всякого приятия достойным считали свое учение святые мужи и посланники Божии, что не поколебались истину Его кровью своей запечатлеть и отвержением жизни своей утвердить. Кто за прелесть и ложь захочет умереть? Прелесть непостоянна и боязлива - истина тверда и непоколебима; прелесть появится и как дым исчезает, но "истина Господня пребывает вовек" (Пс. 116, 2). Так своим примером учат нас святые Божии люди, что и мы должны до крови стоять и умереть за истину святого учения.

Святитель Тихон Задонский (104, 857-858).

"Всякого, кто исповедает меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным" (Мф. 10, 32). Трудно ли исповедать Господа? Никакого нет труда. Какой труд сказать, когда требуется, что Господь наш Иисус Христос есть Единородный Сын Божий и Бог, Который ради нас пришел на землю, воплотился от Духа Святого и Марии Девы и вочеловечился, был распят, пострадал, погребен, воскрес в третий день, восшел на Небеса, и сидит одесную Бога Отца, и опять придет судить живых и мертвых; что Он послал Духа Святого на святых апостолов, силою Его устроивших на земле Святую Церковь, которая, научая истине и освящая Таинствами, правильным путем ведет всех верных чад своих в Царство Небесное? Все это мы повторяем всякий раз, когда слышим и читаем Символ веры.

Так возьми эти истины, запечатлей их в сердце своем и будь готов, не боясь никакого человеческого лица, заявить, что так, а не иначе нужно веровать, чтобы спастись, готовясь вместе потерпеть и то, что за это в ином случае достанется тебе. Заграждай уста учителей лжи и хулителей христианства словом истины - и получишь то, что обетовано Господом. Ты исповедуешь Его Богом и Спасителем перед людьми, а Он перед Богом Отцом исповедует, что ты верный Его последователь и исповедник (107, 176-178).

"Кто примет Меня, тот принимает Пославшего Меня",- сказал Господь (Лк. 9, 48), а пославший Его есть Бог, следовательно, кто исповедует Господа, тот Бога исповедует, а кто не исповедует Его, тот и Бога не исповедует. Скажешь: "я исповедую Христа великим, премудрым, всемирным учителем". Нет, исповедуй Его так, как Он Сам говорит о Себе; а Он говорит о Себе, что Он и Отец - одно. Лица единого Божеского естества, раздельные, но единосущные и сопрестольные. Кто не исповедует так, тот, как бы ни величал Господа, все равно что не исповедует Бога.

Потому каким почитателем Бога ни называй себя, ты не почитатель Его, если не исповедуешь Господа Иисуса Христа Сыном Божиим Единородным, воплотившимся ради нас и спасшим нас Своею крестной смертью. Не все равно, какого Бога исповедуешь, лишь бы исповедать: поклонявшиеся солнцу и звездам или вымышленным существам не называются почитателями Бога, потому что не то считали Богом, что есть Бог, Так и тот, кто не исповедует Господа, не есть почитатель Бога, потому что не того Бога исповедует, который есть Истинный Бог. Истинного Бога нет без совечного и собезначального Сына. Потому если не исповедуешь Сына, не исповедуешь и Бога Истинного. Какая цена твоему исповеданию - один Бог рассудит; но так как нам Бог открыт Богом Истинным, то помимо этого откровения нельзя иметь Бога Истинного.

Епископ Феофан Затворник (107, 350-351).

Собрался синедрион - то самое судилище, которое несколько недель назад осудило Иисуса Христа на смерть. Председательствовал тот же первосвященник Каиафа, в собрании находился и тесть его, прежний первосвященник Анна. Эти и другие важнейшие в народе лица, происходившие из рода первосвященнического, собрались, чтобы общими силами положить конец столь ненавистному для них делу. Приводят апостолов и исцеленного и спрашивают апостолов: "Какою силою или каким именем вы сделали это?" (Деян. 4, 7). Апостолы теперь находились в том самом положении, которое Иисус Христос давно уже предсказал им (Мф. 10, 17-18). Петр и Иоанн, два галилейских рыбаря, могли ли без содействия Духа Истины, без вдохновения свыше дать достойный ответ? И Петр отвечает: "начальники народа и старейшины Израильские! Если от нас сегодня требуют ответа в благодеянии человеку немощному, как он исцелен, то да будет известно всем вам и всему народу Израильскому, что именем Иисуса Христа Назорея, Которого вы распяли. Которого Бог воскресил из мертвых. Им поставлен он перед вами здрав.

Он есть камень, пренебреженный вами зиждущими, но сделавшийся главою угла, и нет ни в ком ином спасения, ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись" (Деян. 4, 8-12). Так говорит теперь перед Верховным Судилищем тот, который несколько недель назад, при вопросе ничтожной рабыни, троекратно и с клятвою отвергся Господа своего. Ответ апостола не мог не казаться слишком смелым, тем более, что слышали его из уст человека необразованного, не учившегося у знаменитых раввинов... но отвергать подлинность чуда было невозможно. И люди, имеющие власть, решают: "чтобы более не разгласилось это в народе, с угрозою запретим им, чтобы не говорили об имени сем никому из людей" (Деян. 4, 17). Но апостолы ответили то, что и должен ответить каждый свидетель Истины: "судите, справедливо ли пред Богом слушать вас более, нежели Бога" (Деян. 4, 19).

Христианское чтение (114, 189-190).

Не словом только,- замечает святитель Иоанн Златоуст,- но и силою апостолы засвидетельствовали Воскресение. Так и Павел говорит: "И слово мое и проповедь моя не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы" (1 Кор. 2, 4). И действительно, об этой великой силе свидетельствует вся Книга Деяний апостольских, свидетельствуют и все послания их. Тотчас по сошествии Святого Духа, когда все ужасались и недоумевали, Петр безбоязненно засвидетельствовал, что Бог воскресил Иисуса Назорея, и сила свидетельства была так велика, что к верующим "присоединилось в тот день душ около трех тысяч" (Деян. 2, 41). В другой раз, после исцеления хромого, апостолы исповедали имя Божие перед синедрионом.

Настало время свидетельствовать о Воскресении Господа Иисуса не только словом, но и делом; и свидетельствуют о нем апостолы "с великою силою" (Деян. 4, 33). Их заточали в темницу, их били, запрещая говорить об имени Иисусовом, а они продолжали свое святое дело, "радуясь, что за имя Господа Иисуса удостоились принять бесчестие. И всякий день в храме и по домам не переставали учить и благовествовать об Иисусе Христе" (Деян. 5, 41-42).

И когда настало время засвидетельствовать о Воскресении Господа Иисуса перед народами и царями, они пребывают за это "в опасностях на реках, в опасностях от разбойников, в опасностях от единоплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях в городе, в опасностях в пустыне, в опасностях на море, в опасностях между лжебратиями" (2 Кор. 11, 26), терпят "голод и жажду, и наготу и побои" и скитаются, становятся как бы отребьем для мира (1 Кор. 4, 10-12), вменяя все это в ничто ради Господа Иисуса Христа. И это продолжалось всю их земную жизнь, пока почти все они не запечатлели этого свидетельства мученическою смертью.

Простирается ли и на нас обязанность с великой силой свидетельствовать о Воскресении Господа Иисуса или это было долгом только апостолов и первых благовестников? Евангелист Лука, повествуя о свидетельстве апостолов, дает понять, что и все верующие служили видимым удостоверением в истине Воскресения Христа. Их чистая и богобоязненная жизнь невольно располагала к ним сердца всех и служила самым лучшим удостоверением в истине Воскресения (Деян. 2, 44-47; 4, 32-33), потому что в них жил и действовал Дух Господа Иисуса. Такое свидетельство о Воскресении Христа и является обязанностью всех христиан, когда бы и где бы они ни жили. Мы не только веруем во Христа Иисуса, распятого за нас и воскресшего ради нас, но и таинственно сораспинаемся и спогребаемся Ему и совоскресаем с Ним. "Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились? И так мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни... Ибо что Он умер, то умер однажды для греха, а что живет, то живет для Бога. Так и вы почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе, Господе нашем" (Рим. 6, 3-11). Вот самое лучшее и непререкаемое свидетельство Воскресения Иисуса Христа. Все другие свидетельства, без него, не могут вполне уверить неверующего, потому что в ином случае o собственная жизнь наша будет противоречить нашим уверениям и опровергать их собою. Только при таком свидетельстве о Воскресении Иисуса Христа мы можем надеяться стать сонаследниками Христа, "чтобы с Ним и прославиться" (Рим. 8, 17).

Воскресное чтение (114, 194-196).

Богом установленное богоугодное исповедание человеком Бога есть знамение избрания Богом этого человека

(111, 176).

Исповедание слабое, двусмысленное не принимается, отвергается как непотребное, как недостойное Бога. Недостаточно исповедание в тайне души, необходимо исповедание устами и словами. Недостаточно исповедание словом, необходимо исповедание делами и жизнью.

Епископ Игнатий (Брянчанинов) (111, 176).

Мученичество

Смерть мучеников - начало лучшей жизни, вступление в жизнь духовную (36, 569).

Мученики, подвергаясь страданиям, не только не малодушествовали, не только не скорбели, но радовались, торжествовали и ликовали

(35, 638).

Мучеником делает не только смерть, но душевное расположение; не за конец дела, но и за намерение часто сплетаются венцы мученичества

(36, 645).

Смерть мучеников есть поощрение верных, дерзновение Церкви, утверждение христианства, разрушение смерти, доказательство Воскресения, осмеяние бесов, осуждение диавола, учение духовной мудрости, презрение к благам настоящего, побуждение к терпению, руководство к мужеству, корень, источник и мать всех благ.

Святитель Иоанн Златоуст (36, 732).

За раны на теле в Воскресение процветет на мучениках светлое одеяние, за бесчестие получат они венцы, за темницу - рай, за осуждения и злодеяния - пребывание с Ангелами.

Святитель Василий Великий (7, 274).

Конечно, всех мучеников должно чествовать, а все прочее почитать ниже их подвига. Многое служит для нас руководством к лучшей жизни и многое назидает в добродетели - разум, закон, пророки, апостолы, страдания Христа. Он стал первым Мучеником, Который взошел на Крест и меня воздвиг с Собою, чтобы пригвоздить мой грех, восторжествовать над змием, освятить Древо, победить сластолюбие, спасти Адама и восстановить падший образ. Однако при столь многих и столь превосходных наставниках не менее поучительны для нас и мученики - Духовные всесожжения, совершенные жертвы, приятные приношения, проповедание Истины, обличение, исполнение духовно постигаемого закона, разрушение заблуждения, гонение порока, потопление греха, очищение мира

(12, 248).

Закон мученичества: щадя гонителей и немощных, не выходить на подвиг самовольно, но выйдя - не отступать, потому что первое - дерзость, а последнее - малодушие.

Святитель Григорий Богослов (14, 57).

Насколько высока честь мученичества - это измерил Сам Сын Божий распростертыми на кресте руками. Он нашел эту честь выше всяких почестей, которые получат чины всех святых. Ибо Господь наш, приняв на Себя человеческое естество и желая плотию достигнуть Своей славы, которую Он имел у Отца "прежде бытия мира" (Ин. 17, 5), прошел чины всех святых. И нигде не воспринял Он эту славу, как только в мученическом чине: начав входить в него.

Он тотчас воскликнул: "Ныне прославился Сын Человеческий" (Ин. 13, 31).
Был Он пророком, ибо пророчествовал о пленении Иерусалима и предсказал Страшный Судный день, но прославился не в пророческом чине. Был Он и апостолом: будучи послан Отцом благовестить миру Евангелие царствия. Он проходил по городам и селениям, проповедуя и благовествуя Царствие Божие (Лк. 8, 1), но не прославился Он и в апостольском чине. Он был пустынник: "Поведен был духом в пустыню" (Лк. 4, 1); был постником: сорок дней постился, но ни в пустынническом и ни в постническом чине Он не прославился. Был Он преподобным, как говорит о Нем апостол: "Святой, непричастный злу, непорочный" (Евр. 7, 26), но и не в этом чине Он прославился.

Он был чудотворец, изгонявший бесов, исцелявший слепых, хромых, расслабленных и воскрешавший мертвых, однако не говорит Он, что был прославлен в этом чине. Когда же после Тайной вечери Он готовится к мученичеству и выходит на этот путь, тогда Он и говорит ученикам: "Ныне прославился Сын Человеческий". После же крестных страданий, явившись по Воскресении Луке и Клеопе, Он сказал: "Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?" (Лк. 24, 26). Смотри, как высоко было величие мученической чести, что даже Самому Христу через мученичество подобало войти в славу Свою.

Святой Златоуст, рассуждая об этом величии мученической чести, пишет об узничестве Павла: "большая честь и слава быть узником Христовым, нежели апостолом, нежели учителем, нежели благовестником". Этот учитель считает мучеников даже выше Ангелов. Беседуя о Петре, посаженном в темницу за Христа, он говорит: "Если бы мне кто сказал: кем хочешь быть: Ангелом или Петром в узах, то я захотел бы лучше быть Петром, связанным за Христа двумя железными узами".

Но что еще удивительнее, так это следующие его слова: "Мне желательнее жестоко страдать за Христа, нежели почитаться от Христа; это есть великая честь, это есть слава, превосходящая все".

Святитель Димитрий Ростовский (103, 510-511).

Святитель Амвросий рассказывает, что Петр, выходя из Рима, увидел Господа, идущего навстречу, и спросил: "Куда Ты, Господи, идешь?" - "Иду в Рим на страдания",- ответил Господь, объявляя тем волю Свою пострадать в Своих учениках. Петр понял эту волю Господа и возвратился в Рим. В это-то время писал он к малоазийским христианам второе послание, в котором как бы намекает на только что рассказанный случай: "скоро должен оставить храмину мою, как и Господь наш Иисус Христос открыл мне" (2 Пет. 1, 14). В этом послании - последнем апостольском завещании святого Петра верным - он увещевает христиан преуспевать в познании веры, умоляет остерегаться лжеучителей, учит, как нужно вести себя в ожидании пришествия Христова. По свидетельствам древних, когда святой Петр узнал, что его осудили на крестную смерть, просил своих мучителей, чтобы его распяли головой вниз, потому что считал себя недостойным страдать и умереть так же, как Богочеловек.

Воскресное чтение (114, 407).

Однажды братия сидели у аввы Моисея и он сказал: "Сегодня придут варвары в скит - вставайте и бегите". Братия спросили: "А ты, авва, почему не бежишь?". Он ответил: "Я уже столько лет жду этого дня, чтобы исполнились слова Господа: "все, взявшие меч, мечом погибнут" (Мф. 26, 52). Братия сказали: "Так и мы не побежим, но умрем с тобой". "Это ваше дело,- отвечал им авва Моисей,- пусть каждый решит за себя". С ним было семеро братии. Варвары пришли и убили их. Только один из них, испугавшись, спрятался за корзинами. Он видел, что семь венцов сошли с неба и увенчали праведников.

Лавсаик (74, 132-133).

Подвиг бескровного мученичества во имя Истины

А как можно теперь подражать мученикам? Теперь не время гонений? Знаю и я, что не время гонений, но время мученичества, не время таких подвигов, но время венцов; не преследуют люди - преследуют бесы; не гонит мучитель - гонит диавол. Ты не видишь перед собой углей, но видишь разжженный пламень похоти. Мученики попирали угли, а ты попирай огонь естества, они боролись со зверями, а ты обуздывай гнев, этого дикого зверя.

Святитель Иоанн Златоуст (36, 724).

Хотя не время теперь мученичеству, сделаемся мучениками в совести, восстанем против диавольских умыслов смиренномудрием, терпением, любовью к Богу и к ближнему, угождением друг другу ради Бога во исполнение заповедей Спасителя.

Преподобный Ефрем Сирин (27, 279).

Не только те мученики, которые приняли смерть за Христа, но и те, которые умирают за соблюдение заповедей Христовых. Вы сами, если захотите, можете ежедневно проходить подвиг мученичества, можете, подобно мученикам, и теперь страдать за Христа - каждый день, каждую ночь и каждый час. Как же это может быть? Если и вы установите брань с мысленными врагами нашими - демонами и будете всегда противостоять греху и своей страстной воле; те противостояли мучителям, а вы противьтесь демонам и пагубным плотским страстям, которые тиранически устремляются на душу нашу каждый день, каждую ночь и каждый час и понуждают нас делать то, что не сообразно богопочитанию и чем прогневляется Бог, Итак, если и мы противостанем всему такому, не послушаемся советов лукавых демонов и не станем творить волю плоти и помышлений и питать ее удовлетворением ее бесчинных похотей, то по всей справедливости будем и мы мучениками, воюющими против греха.

Преподобный Симеон Новый Богослов (61, 49).

Подвиг бескровного, духовного мученичества - сугубый, ибо и природные, естественные страсти в человеке бывают двоякие. Человек, одаренный от Бога разумной душой, имеет от природы в естестве своем две стороны: похотную и яростную. Обе эти страсти вместе с человеком РОДЯТСЯ, живут и умирают: как похотное, начиная от юности и до самой старости, до гроба, не оставляет человека, так и яростное держится в нем от начала жизни и до самой его кончины. Похотное живет и господствует в теле человека, а яростное в душе его. Поэтому желающий претерпеть духовное мученичество ради любви ко Христу должен совершить двоякий подвиг борьбы с этими сугубыми страстями: плотской и душевной, с похотной, повторяю, и с яростной страстью, то есть победить как природные плотские вожделения, так и страсти душевные; ибо одно - страсти плотские, другое - страсти душевные, точно так же, как похотное и яростное - не одно и то же.

Плотские страсти содержатся в видимых плотских чувствах, каковы: сластолюбие, похотение, плотоугодие и прочее, услаждающее чувства. Душевные же страсти заключаются в невидимом и неведомом сердце, каковы: гнев, ярость, злоба, злопамятство, ненависть и тому подобные страсти, содержащиеся как злые помыслы в сердце и в свое время проявляющиеся в деле. Об этих плотских и душевных страстях упоминает святой апостол Павел, говоря колоссянам: "умертвите земные члены ваши: блуд, нечистоту, страсть, злую похоть" (Кол. 3, 5). Это - о плотских страстях. О душевных же он говорит следующее: "отложите все: гнев, ярость, злобу, злоречие, скверну уст ваших; не говорите лжи друг другу" и прочее (Кол. 3, 8-9). Из этих апостольских слов ясно видно, что существуют двоякие страсти: плотские и душевные, требующие и двоякого подвига от желающего исполнить мученичество бескровное или духовное.

Святитель Димитрий Ростовский (103, 695-696)

Противление истине

"Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое. ...Но я избрал вас от мира" (Ин. 15, 19).

Где Дух Святой, там, как тень, следуют гонения и брань. Видишь, как пророки... были всегда гонимы... как были гонимы Господь и апостолы.

Преподобный Макарий Египетский (33, 115).

Гонения укрепляют душу в благочестии; в опасностях душа закаляется, как раскаленное железо в воде

(11, 119).

Гонения делали Церковь еще более славною через страдания.

Святитель Григорий Богослов (12, 276).

Бог допустил немедленно быть гонениям (на первых христиан), чтобы кто-нибудь не сказал, что проповедь Христа утвердилась случайно или через обман, чтобы обнаружился огонь их веры и явлено было, что не человеческое убеждение, но сила Божия дала такую крепость душам верующих, что они готовы были перенести даже тысячу смертей...

(45, 478).

Ни гнев царя, ни коварство воинов, ни зависть врагов, ни плен, ни пустыня, ни огонь, ни печь, ни тысячи бедствий - ничто не может победить или устрашить праведника (36, 65).
Думаешь, не великое гонение - быть в безопасности? Это есть тягчайшее из всех гонений, (для души) это хуже самого гонения.

Святитель Иоанн Златоуст (436, 230).

"И будете ненавидимы всеми за имя Мое" (Лк. 21, 17). Мир, враждебный Богу, враждебен и слугам Его, ибо ненавидящий господина ненавидит и раба его. Будете ненавидимы всеми, говорит Господь, ибо и Я ненавидим всеми, любящими мир сей. И не удивляйтесь тому, что вас, верных рабов Моих, не любит мир, ибо сначала Меня не захотел он любить. "Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел" (Ин. 15, 18). Но какова причина ненависти мира?.. "Будете,- говорит,- ненавидимы". Причина та, что рабы Христовы, уйдя от мира и последовав за Христом, стали лучшими, сделались чуждыми миру и своими Богу. Поэтому Христос говорит: "Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир" (Ин. 15, 19).

Все, что Христово, ненавистно миру. Мир любит свое, и как только сделаешься Христовым, тотчас же возненавидит тебя мир. Желающие жить благочестиво и угождать Христу будут гонимы миром. Почему же? Потому, что они добродетельны. Зло, естественно, не любит добра, тьма ненавидит свет, и мир, лежащий во зле, не любит добрых и сияющих добрыми делами гонит, сам будучи исполнен тьмы и мрака. Удивляемся святому Иосифу, неповинно вверженному в темницу в Египте, вверженному той женой, которая исполнилась к нему в сердце своем пламенной любовной страстью. И как могла эта любовь превратиться в ненависть и злейшую вражду?.. Она тогда восстает на Иосифа, когда он проявляет себя лучшим и светлейшим в добродетели, когда он выказывает презрение к греховным вожделениям, когда отвергает женские неистовые любовные стремления, когда вырывается из рук бесстыдницы и убегает от нее; только тогда его ввергают в темницу и надевают ему железные оковы.

"Стеснили оковами ноги его; в железо вошла душа его" (Пс. 104, 18). Хорошо говорит об этом святой Амвросий: какая причина, спрашивает он, этого мучительства? Причина только в том, что жена видела юношу противящимся ее страсти и отвергавшим ее вожделения. Смотри, из-за чего отверзается темница, чтобы принять в себя неповинного, освобождаются злодеи от уз, чтобы возложить их на добродетельных, выпускаются прелюбодеи, а целомудренный заключается! Поруганию, тягчайшим мукам и смерти предавал мир святых мучеников, ибо они были неугодны ему. Неугодны же потому, что были добры, кротки и богоугодны, удалялись от всякой мирской нечистоты и обличали заблуждения и падения нечестивых. За это они, подобно целомудренному Иосифу, страдали в темницах, и каждый из них, как Авель, принял смерть из-за угождения Богу. Но чего достиг мир, ненавидя и убивая святых? Он погибает сам, а они живут вовеки, и награда им - от Господа.

Святитель Димитрий Ростовский (103, 612-614).

Архив

0

46

ПРОТИВ ИУДЕЕВ. СЛОВО ЧЕТВЕРТОЕ. СВЯТИТЕЛЬ ИОАНН ЗЛАТОУСТ

Опять, жалкие и несчастнейшие из всех людей, иудеи хотят поститься, и опять нужно оградить стадо Христово. И пастухи, пока не беспокоит их никакой зверь, расположившись под дубом или сосной, играют на свирели, оставляя овец пастись на всей воле; а как приметят приближение волков, бросив свирель, берут в руки пращу, и, оставив рожок, вооружаются палками и камнями, и, став впереди стада и подняв большой и сильный крик, часто одним этим криком, не делая еще нападения на зверя, прогоняют его. Так и мы, в предшедшие дни услаждаясь, как бы на лугу каком изъяснением Писания, не употребляли ни одного спорного слова, потому что никто не беспокоил нас; а как сегодня, свирепейшие всех волков, иудеи хотят окружить наших овец, то необходимо бороться и ратовать, чтобы ни одна овца не была похищена у нас зверями.

И не дивитесь, что мы, еще за десять и более дней до наступления поста (иудейского), уже вооружаемся и ограждаем ваши души: ведь и трудолюбивые земледельцы, если имеется по близости быстрый поток, опустошающий нивы, не во время дождливой погоды, но еще до этой поры, ограждают и берега (потока), и поднимают насыпи, и проводят канавы, и всячески укрепляются против него. Пока он еще тих и маловоден, легко удержать его; но когда увеличится и весьма быстро понесет воды свои, тогда уже не так легко останавливать его: вот почему (земледельцы) за долго предупреждают напоры его, придумывая все возможные преграды.

Так же поступают, обыкновенно, и воины, и корабельщики, и жнецы. Те, еще до сражения, вычищают и латы, и осматривают щиты, и заготовляют удила, и кормят лошадей с большим старанием, и все прочее устраивают старательно. И корабельщики, прежде чем спустить корабль в пристань, исправляют и киль, и подновляют бока (корабля), и обтесывают весла, и сшивают паруса, и упорядочивают все остальные принадлежности корабля.

Подобным образом и жнецы, за много дней оттачивают и серпы, и подготовляют гумно, и волов, и телегу, и все прочее, что потребно для жатвы. Да и все люди, известно, заранее делают приготовления к своим занятиям, чтобы, когда настанет время занятий, легко было им сделать дело. Им-то подражая, и мы за много дней вперед ограждаем ваши души, и увещеваем вас бегать от этого нечестивого и беззаконного поста (иудейского). Не говори мне, что (иудеи) постятся; но докажи то, согласно ли с волею Божиею они это делают; если же нет, то пост их – беззаконнее всякого пьянства.

Должно не на дела их только смотреть, но исследовать и причину дел. Что бывает по воле Божией, то, хотя бы казалось и худым, лучше всего; а что противно и не угодно Богу, то, хотя бы и казалось самым лучшим, хуже и беззаконнее всего. Если кто даже совершит убийство по воле Божией, это убийство лучше всякого человеколюбия; но если кто пощадит и окажет человеколюбие вопреки воле Божией, эта пощада будет преступнее всякого убийства. Дела бывают хорошими и худыми не сами по себе, но по Божию о них определению.

2. И чтобы удостовериться тебе в справедливости этого, выслушай вот что. Некогда Ахав, взяв в плен одного сирийского царя, вопреки воле Божией сохранил ему жизнь, посадил его вместе собою (на колесницу) и отпустил с великою честию. Затем один пророк, пришедши к ближнему своему, сказал: По словеси Господню бий мя: и не восхоте человек бити его; и рече к нему: понеже не послушал еси гласа Господня, се ты отыдеши от мене и поразит тя лев. И отъиде от него; и обрете его лев и порази его, и обрете человека инаго и рече: бий мя: и би его человек и порази его, и сокруши лице его (3 Царств. 20:35-37). Что может быть страннее этого?

Поразивший пророка остался цел, а пощадивший – наказан: знай же, что, когда Бог повелевает, тогда не должно рассуждать о свойстве самого дела, но только повиноваться. И вот, чтобы первый (ближний) не пощадил пророка из уважения к нему, пророк не просто сказал ему бий мя, но: по словеси Господню, то есть, Бог повелел, ни о чем больше не спрашивай; царь предписал закон, уважь достоинство повелевшего, и повинуйся со всею готовностью. Но тот не послушался, за что и потерпел тяжкое наказание, и своим несчастием вразумляет потомков повиноваться и покоряться всему, что ни повелит Бог. Потом, когда второй поразил и поранил пророка, этот обвязал голову свою полотном, прикрыл глаза и сделал так, чтобы его не узнали. А для чего он сделал это? Он хотел обличить царя и произнести над ним суд за спасение сирийского царя.

Так как царь был нечестив и ненавидел пророков, то чтобы, увидев его, не прогнал с глаз, а прогнав, не остался без исправления, пророк прикрывает и свое лице и рассказ о самом деле, дабы иметь возможность говорить (с царем) и получить от него сознание в том, в чем хотелось (пророку). И вот, когда царь проходил мимо, пророк закричал к нему и сказал: Раб твой изыде на войну брани, и се муж приведе ко мне мужа, и рече ко мне: сохрани мужа сего: аще же отрешився, отскочит, и будет душа твоя вместо души его, или талант отдаси сребра. И бысть, яко озреся раб твой семо и овамо, и сего не бысть: и рече к нему царь израилев: се суд твой при мне, сам себе убил еси.

И ускори и отъя покрывало от очес своих: и позна его царь израилев, яко от пророк сей есть. И рече к нему: тако глаголет Господь: понеже испустил еси ты мужа пагубнаго из руки твоея, и будет душа твоя вместо души его, и люди твои вместо людей его (3 Царств. 20:39-42). Смотри, как не только Бог, но и люди судят одинаково, – обращая внимание не на свойство дел, но на их цель и причины. Вот и царь говорит пророку: ты сам себе судья предо мною, ты совершил убийство. Ты, говорит, человекоубийца, потому что отпустил неприятеля. Вот для чего пророк и покрыл себя покрывалом и потребовал суда как бы по чужому делу, чтобы царь произнес правильное решение; – что и случилось. Ибо, когда царь произнес над ним суд, пророк, сняв покрывало, сказал: Понеже испустил еси ты мужа пагубнаго из руки твоея, и будет душа твоя вместо души его, и люди твоя вместо людей его. Видишь, как (Ахав) осужден за человеколюбие, и какое наказание потерпел за пощаду?

Он сохранил жизнь (врагу), и – наказан; а другой совершил убийство, и – заслужил похвалу. Вот Финеес в одно мгновение совершил два убийства, умертвил мужа и жену, и почтен священством: так он руку свою не только не осквернил кровью, но еще сделал более чистою. Итак, видя, что бивший пророка остается цел, а не бивший погибает, что пощадивший наказывается, а не пощадивший похваляется, во всех случаях старайся узнать прежде волю Божию, а не свойство самого дела, и, что найдешь согласным с нею, то только и одобряй.

3. Этим-то правилом руководствуясь, будем судить и об этом (иудейском) посте. Если мы не станем так делать, но будем выставлять и рассматривать только голые дела, как они есть, то произойдет большое замешательство, большой беспорядок. Например, терпят побои и разбойники, и гробограбители, и обманщики, но то же терпят и мученики; дела одинаковы, но расположение духа и причина, по которой они бывают, неодинаковы, а потому между (мучениками) и теми людьми большое различие. И как в этом случае мы обращаем внимание не на одни мучения, но, еще прежде того, на расположение души и на причину, из-за которой бывают мучения, а поэтому и мучеников любим не за то, что они мучатся, но за то, что мучатся за Христа, и разбойников презираем не за то, что они наказываются, но за то, что наказываются за злодеяния; так же суди и о том, что делается у иудеев. И если увидишь, что они постятся для Бога, похвали это; если же увидишь, что делают это вопреки воле Божией, отвратись и возненавидь их более, чем пьянствующих и неумеренных в пище и питии.

Но в этом посте должно смотреть не на причину только, но и на место и на время. Впрочем, прежде чем бороться с иудеями, лучше побеседуем с теми из наших членов, которые, по-видимому, стоят вместе с нами, но на деле следуют иудейским обычаям, и всячески защищают их, и которых поэтому я считаю более достойными осуждения, чем самих иудеев. В этом согласятся с нами не только мудрые и умные люди, но и все, кто только имеет сколько-нибудь разума и смысла. Чтобы доказать это, не нужно умствований, исследований и длинных оборотов речи; нет, довольно только спросить их и – уловить на самом ответе их. Что же? Спрошу я у каждого из страдающих этим недугом: ты христианин? Для чего же следуешь обычаям иудеев? Или ты иудей? Так зачем беспокоишь церковь? Перс не соблюдает ли того, что в обычае персов? Варвар не следует ли обычаям варваров? Живущий в римском государстве не подчиняется ли нашему уставу? И если кто из живущих между нами будет обличен в том, что поступает как варвар, такой, скажи мне, не тотчас ли подвергается наказанию без суда и исследования, хотя бы и представлял тысячу оправданий?

Равно, если кто из варваров окажется соблюдающим римские законы, не потерпит ли и он того же самого? Как же ты думаешь спастись, уклоняясь к иудейским беззаконным обычаям? Разве ничтожно различие между нами и иудеями? Разве спор у нас о пустых вещах, так что можно считать за одно и то же (и христианство и иудейство)? Что ты соединяешь несоединимое? Они распяли Христа, Которому ты поклоняешься: видишь какое различие! Как же бежишь к ним, убийцам, ты, говорящий о себе, что поклоняешься Распятому? Я ли выдумаю этот способ обвинения и этот род обличения? Не этот ли способ употребляет против них и Писание? Послушай, что говорит именно против них Иеремия: Отыдите в Кидар, и видите; послите в островы Хеттим, и познайте, аще сотворена быша таковая. Что же это такое? Аще премениша языцы боги своя, и тии не суть бози: вы же пременисте славу свою на то, от него же не упользуетеся (Иер. 2:10).

А это значит вот что: те (язычники), говорит, поклоняясь идолам и служа демонам, так тверды были в своем заблуждении, что не захотели оставить идолов и обратиться к истине; а вы, поклонники истинного Бога, оставя отеческое благочестие, перешли к чуждым обычаям; вы даже не показали и того постоянства в истине, какое имеют те в заблуждении. Вот почему говорит: Аще сотворена быша таковая? Аще премениша языцы боги своя, и тии не суть бози: вы же пременисте славу свою на то, от него же не упользуетеся. Не сказал: пременисте Бога своего, потому что Бог неизменяем (Мал. 3:6), но: пременисте славу свою.

Не Меня, говорит, оскорбили вы; ибо Мне нельзя сделать вреда; вы обесчестили сами себя, умалили не Мою славу, но свою собственную. Позвольте же и мне сказать это и к нашим, если только должно называть нашими тех, которые мыслят по-иудейски: пойдите в синагоги и посмотрите, переменили ли иудеи свой пост, постились ли в пасху с нами, ели ли когда в этот день? Их пост не есть пост, но беззаконие, грех и преступление; и однако же они не переменили его; а вы переменили славу свою на то, от чего не получите никакой пользы, и перешли на их сторону. Когда постились они в пасху?

Когда совершали с нами праздник мучеников? Когда сообщались с нами в день Богоявления? Они не бегут к истине, а вы бежите к нечестию: называю (праздники их) нечестием потому, что совершаются не в свое время. Было некогда время, когда надлежало соблюдать эти праздники, но теперь – не время. Вот почему то, что некогда было законно, теперь беззаконно.

4. Позвольте мне сказать к этим людям словами Илии. Он, видя, как иудеи поступают нечестиво, и то повинуются Богу, то служат идолам, так говорит к ним: Доколе вы храмлете на обе плесне? Аще есть Господь Бог наш с вами, приидите и идите в след Его: аще же Ваал, то идите за ним (3 Царств. 18:21). Это же и я теперь скажу к ним: если вы почитаете истинным иудейство, то зачем обременяете собою Церковь?

Если же истинно христианство, каково оно и есть, то неуклонно следуйте ему. Скажи мне, ты участвуешь в таинствах, поклоняешься Христу, как христианин, у Него испрашиваешь благ, и – празднуешь с Его врагами? С какою же, наконец, совестью приходишь ты в церковь? Но довольно сказали мы против тех, которые говорят о себе, что мыслят по-нашему, и между тем следуют иудейским обычаям. А как я хочу сразиться с иудеями, то позвольте мне предложить более пространное поучение и показать, как иудеи уничижают закон, постясь теперь, и попирают заповеди Божии, делая всегда только противное Ему.

Вот, когда Он хотел, чтобы иудеи постились, они утучняли себя и расширялись; когда же хочет, чтобы не постились, они упорствуют поститься. Когда хотел, чтобы приносили жертву Богу, они бежали к идолам; а когда не хочет, чтобы они совершали свои праздники, тогда усердствуют праздновать. Поэтому Стефан говорил к ним: Вы присно Святому Духу противитеся (Деян. 7:51). Вы, говорит, о том только и старались, как бы сделать противное тому, что Бог заповедовал. Так поступают они и теперь. Откуда это видно? Из самого закона, ибо в отношении к праздникам иудейским закон повелел наблюдать не только время, но и место (празднования).

Так, заповедуя им и об этой пасхе, он говорит вот что: Не возможеши жрети пасхи ни в едином от градов твоих, яже Господь Бог твой даст тебе (Втор. 16:5). Напротив, постановив совершать пасху в четырнадцатый день первого месяца, закон также повелел праздновать ее только в Иерусалиме; равно и для празднования пятьдесятницы назначил определенное место и время, повелев совершать ее спустя семь недель, и опять прибавив: в месте, еже изберет Господь Бог твой (Втор. 12:11). Точно также (постановлено) и о празднике кущей. Но посмотрим, что из этих двух более необходимо – время или место: то есть, если когда нельзя наблюсти то и другое вместе, должно ли пренебречь местом и наблюсти время, или, пренебрегши временем, наблюсти место?

Я хочу сказать вот что: Господь повелел совершать пасху в первый месяц, в Иерусалиме, то есть в определенное время и в определенном месте. Теперь предложим, что совершают пасху двое: один пусть нарушает место, а соблюдает время; другой пусть наблюдает место, а нарушает время, притом, наблюдающий время, но нарушающий место, пусть совершает пасху в первый месяц и вне Иерусалима, где-нибудь вдали, а наблюдающий место, но преступающий время, совершает пасху в Иерусалиме, не в первый месяц, а во второй. Затем посмотрим, кто из двух этих достоин осуждения, и кто одобрения, преступивший ли время и совершившей пасху в определенном месте, или оставивший место и наблюдавший время?

Если преступивший время с тем, чтобы совершить пасху в городе, окажется достойным одобрения, а наблюдавший время, но пренебрегший местом – осуждения и обвинения, как нечестивец; то, очевидно, что и иудеи поступают нечестиво, когда не совершают пасхи в своем месте, хотя бы и тысячу раз говорили о себе, что наблюдают время. Откуда же видно это? От самого Моисея. Когда (евреи) совершили пасху вне (Иерусалима), то пришли они к Моисею, говоря: Мы нечисти есмы о души человечи: егда лишимся принести дар Господу во время свое посреде сынов Израилевых, и рече Моисей к ним: станите ту, и услышу, что повелит Господь о вас.

И рече Господь к Моисею, глаголя: рцы сыном Израилевым, глаголя: человек иже аще будет нечист о души человечи, иже на пути далече, или в вас, в родех ваших, да сотворит пасху в месяц вторый (Числ. 9:7-11). Это значит: кто в первый месяц будет на пути, тот пусть не совершает (пасхи) вне города, но пусть совершит во второй месяц, когда придет в Иерусалим; пусть преступит время, только бы не быть вне города. Это показывает, что соблюдение места более необходимо, чем соблюдение времени. Что же могут сказать на это совершающие (пасху) вне Иерусалима? Ведь, когда они опускают более необходимое, их не может оправдать соблюдение менее необходимого. Значит, они, хотя бы тысячу раз уверяли себя, что не нарушают времени, поступают крайне беззаконно.

И это видно не только отсюда, но и из примера пророков. Известно, что пророки и не приносили жертв, и не воспевали песней, и не соблюдали ни одного такого поста на чужой земле: какое же эти (нынешние иудеи) могут иметь извинение? Те, хотя и ожидали возвращения прежнего устройства, однако оставались в повиновении закону, и исполняли предписания его, как закон того требовал; а эти, не имея никакой надежды на возвращение прежнего устройства (ибо каким местом из пророков могут доказать это?), не хотят успокоиться. Между тем, если бы они даже ожидали, что порядок тот возвратится, и в таком случае им следовало бы подражать святым тем, и не поститься и не делать что-либо другое, тому подобное.

5. А для удостоверения, что те (святые) ничего такого не делали, послушай, что они отвечали спрашивавших их. Когда иноплеменники настоятельно и с принуждением заставляли их употребить в дело свои органы, говоря: воспойте нам песнь Господню, они, хорошо зная, что закон не позволяет им делать это вне (Иерусалима), отвечали: Како воспоем песнь Господню на земли чуждей (Пс. 136:3-4)? И опять, три отрока, жившие в Вавилоне, говорили: Несть во время сие князя и пророка, ни места, еже пожрети пред Тобою и обрести милость (Дан. 3:38-39). Места, конечно, там было много, но так как не было храма, то они оставались без жертвоприношений. Да и к другим Бог (говорит) чрез Захарию: Се седмьдесят лет постом ли поститеся ми (Зах. 7:5), разумея здесь лета (вавилонского) плена.

Как же ты ныне постишься, скажи мне, когда предки твои и не приносили жертв, и не постились, и не праздновали? Уже и отсюда видно, что они не совершали и пасхи: ибо, где не было жертвы, там не было и праздника, потому что все (праздники) надлежало совершать с жертвоприношениями. Но чтобы представить тебе и доказательство на это, послушай, что говорит Даниил: В тыя дни аз, Даниил, бех рыдая три седмицы, хлеба вожделеннаго не ядох, и мясо и вино не вниде во уста моя, и мастию не помазахся в те седмицы. В день двадесять четвертый перваго месяца видех видение (Дан. 10:2-4). Здесь слушайте меня со вниманием; ибо из этих слов видно, что иудеи (в Вавилоне) не совершали пасхи. Как же это, я и скажу теперь. В дни опресноков иудеям не позволялось поститься; а Даниил в течение двадцати одного дня не вкушал ничего. Но из чего, скажешь, видно, что эти двадцать один день были дни опресноков?

Из того, что он сказал: в день двадесять четвертый перваго месяца; а пасха оканчивается в двадцать первый день; ибо, начав четырнадцатым днем первого месяца, и потом празднуя семь дней, иудеи таким образом доходят до двадцать первого дня. Но Даниил, и по прошествии пасхи, продолжал еще не вкушать; потому что начав с третьего дня первого месяца, потом продолжив (пост) двадцать один день, он таким образом провел четырнадцатый день, а за ним еще семь и три дня. Итак, не беззаконно ли и не нечестиво ли поступают иудеи, что, тогда как те святые никаких обрядов не совершали на чужой земле, они по упорству и спорливости делают противное? Ведь, если бы говорили и делали это какие-нибудь беспечные и неблагочестивые люди, то несоблюдение ими (праздников) можно бы приписать их беспечности; но если это были люди благочестивые и боголюбивые, такие, которые и душу свою отдали за заповеди Божии, то явно, что они не соблюдали закона (о праздниках) не по беспечности, но по убеждению из самого закона в том, что ни одного из этих обрядов не должно соблюдать вне Иерусалима.

Из этого открывается и другая важнейшая истина, – именно, что соблюдения жертв, суббот, новомесячий, и всего тому подобного требовало тогдашнее (иудейское) устройство не необходимо, и что ни соблюдение их не могло придать ничего особенного добродетели, ни опущение – сделать доброго (человека) худым, или отнять что-либо от душевного любомудрия. Так эти (святые мужи), провождавшие на земле жизнь равную ангельскому любомудрию, хотя и не делали ничего этого, – не приносили жертв, не совершали праздника, не соблюдали такого поста, однако так угодили Богу, что стали выше и самой природы, и тем, что случилось с ними, обратили всю вселенную к Богопознанию.

Что может сравниться с Даниилом? Что с тремя отроками, которые так задолго выполнили уже на деле величайшую евангельскую заповедь, – главизну всех благ? Ибо (в Евангелии) сказано: Больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя (Ин. 15:13); а они душу свою положили за Бога. Впрочем, они достойны удивления не по этому только, и потому еще, что делали это не за какую либо награду.

Потому-то и говорили, что есть Бог на небеси, силен изъяти нас. Аще ли ни, ведомо да будет тебе, царю, яко богом твоим не служим (Дан. 3:17-18). Довольно нам, говорят, и той награды, что умираем за Бога. И это они делали, такую являли доблесть, не соблюдая ничего предписанного в законе.

6. Для чего же, скажете, Бог установил эти (обряды), если не хотел исполнения их? А если бы хотел исполнения, то для чего разрушил ваш город? Если бы Он хотел, чтобы эти обряды соблюдались постоянно, то надлежало бы сделать Ему одно из двух: или не повелевать приносить жертвы на одном только месте, если уже Он хотел рассеять вас по всей вселенной, или, если хотел, чтобы вы приносили жертвы только там (в Иерусалиме), не рассеивать вас по вселенной и не делать для вас недоступным того именно города, в котором одном надлежало приносить жертву.

Что же? Бог, скажешь, противоречит самому Себе: повелев приносить жертвы в одном только месте, сам же потом запер это место? Вовсе нет; напротив, Он совершенно верен Себе. Сначала Он и не хотел позволить вам жертвы; свидетелем этого приведу самого пророка, который говорит так: Услышите слово Господне, князи Содомстии: внемлите закону Бога вашего, людие Гоморстии (Ис. 1:10).

А это говорит он не к содомлянам и не к жителям Гоморры, но к иудеям. Называет же их так за то, что они, подражая нечестию тех, вступили в родство с ними. Точно также он называет их и псами (Ис. 56:11) и конями женонеистовыми (Иер. 5:8), не потому, чтобы они приняли природу этих животных, но потому, что высказывали их похотливость. Что Ми множество жертв ваших, глаголет Господь (Ис. 1:11). А мы не видим, чтобы жители Содома когда-нибудь приносили жертвы: значит, слово это обращено к иудеям, и называет их именем тех по указанной мною причине. Что Ми множество жертв ваших, глаголет Господь, исполнен есмь всесожжений овних, и тука агнцев, и крове юнцев и козлов не хощу. Ниже приходите явитися Ми; кто бо изыска сия из рук ваших? (Ис. 1:11-12).

Слышал ты глас (Божий), весьма ясно говорящий, что сначала Он не требовал от вас этих жертв? Ибо, если бы требовал их, то этим установлениям первыми подчинил бы всех древних, которые еще до них прославились. Для чего же, скажешь, Он позволил после? Снисходя к вашей немощи. Как врач, видя, что больной горячкой человек, своенравный и нетерпеливый, хочет напиться холодной воды, и угрожает, если ему не дадут, накинуть на себя петлю, или броситься со стремнины, для предотвращения большего зла, допускает меньшее, только бы отклонить больного от насильственной смерти; так точно поступил и Бог. Как увидел Он, что (евреи) беснуются, скучают, хотят жертв, готовы, если им не позволят этого, обратиться к идолам, или даже не только готовы обратиться, но уже и обратились, то позволил им жертвы. И что это было причиной, можно видеть из самого времени (позволения). Бог позволил им жертвы уже после того, как они совершили праздник в честь злых демонов, как бы так говоря им: вы беснуетесь и хотите приносить жертвы; так приносите их, по крайней мере, Мне. Впрочем, и позволив это, Он не навсегда дал такое позволение, но, премудрым способом опять отнял его.

Как врач (ничто не мешает мне опять употребить тот же пример), уступая прихоти больного, приносит из своего дома сосуд и приказывает ему пить из него одного, а потом, когда больной согласится на это, тайно велит подающим питье разбить этот сосуд, чтобы незаметно и не подавая вида отклонить больного от его прихоти: так поступил и Бог. Позволив иудеям приносить жертвы, Он не позволил делать это ни в каком другом месте, кроме Иерусалима; потом, когда они несколько времени приносили жертвы, разрушил этот город, чтобы, как врач разбитием сосуда, так и Бог разрушением города – отвлечь их, и по неволе, от этого дела. Если бы Он прямо сказал: перестаньте; они не легко бы согласились оставить страсть к жертвам; но теперь по самой необходимости их местопребывания Он незаметно отвел их от этой страсти. Так пусть будет врач – Бог, сосуд – город, больной – упорный народ иудейский, холодное питье – позволение и свобода приносить жертвы. И вот, как врач отводит больного от его неразумного требования, разбивая сосуд; так и Бог отклонил (иудеев) от жертв, разрушив самый город и сделав его для всех недоступным.

Если бы Он не это имел в виду, то для чего заключил все богослужение в одном месте, будучи вездесущим и все наполняя? Для чего же Он, соединив богослужение с жертвами, жертвы с местом, место с временем, время с одним городом, потом разрушил этот самый город? И вот что удивительно и странно: вся вселенная открыта иудеям, и нигде на ней не позволено приносить жертв; один Иерусалим недоступен, а в нем только и позволялось им приносить жертвы. Итак, не ясна ли и не очевидна ли, даже для самых несмысленных, причина разрушения Иерусалима? Если домостроитель, положив уже основание, выведши стены, устроив свод и прикрепив его к одному, положенному в средине камню, отнимет этот камень, то разрушит весь состав здания; так и Бог, сделав город как бы связью (иудейского) богослужения, и потом разрушив его, этим самым разрушил и все остальное здание того богослужения.

7. Но перестанем пока бороться с иудеями. Сегодня мы только начали сражение, сказав столько, сколько требовалось для предостережения наших братий, или даже гораздо больше. Нужно наконец убедить и вас, здесь присутствующих, чтобы вы усердно позаботились о наших членах, и не говорили: «какая мне надобность? Зачем мне хлопотать и беспокоиться?» Господь наш умер за нас: а ты не хочешь и слова сказать? Какое же будешь иметь извинение? Какое получишь оправдание? Как, скажи мне, станешь с дерзновением пред судилищем Христовым, показав равнодушие к погибели стольких душ?

Если бы мог я знать всех, кто только бегает туда (в синагоги), то не нуждался бы в вас, но сам весьма скоро исправил бы их. Когда нужно исправить брата, то, хотя бы понадобилось отдать и душу, не откажись; поревнуй своему Владыке; есть у тебя слуга, или жена, удерживай их дома с великою строгостью. Если ты не позволяешь им ходить в театр, тем более не позволяй ходить в синагогу, потому что это преступление больше того: там – грех, а здесь – нечестие. Говорим это не с тем, чтобы вы позволяли им ходить в театр, ибо и это худо; но чтобы гораздо более воспрещали им ходить в синагогу. Что бежишь ты видеть в синагоге богопротивных иудеев, скажи мне? Людей, трубящих в трубы? Но надлежало бы тебе, сидя дома, скорбеть о них и плакать о том, что они противятся заповеди Божией, ликуют вместе с диаволом. Ибо, как я сказал прежде, делаемое вопреки воле Божией, хотя бы и было когда дозволено, после становится беззаконием и влечет за собою множество наказаний. Трубили некогда иудеи, когда были у них жертвы; а теперь им не позволяется это делать. Послушай, для чего и получили они трубы? Сотвори себе, – говорит Бог, – трубы кованы серебряныя (Числ. 10:2); потом, говоря об их употреблении, прибавляет: вострубите в них на всесожжения ваша и на жертвы спасений ваших (Числ. 10:10).

Где же теперь жертвенник? Где кивот? Где скиния и святое святых? Где священник? Где херувимы славы? Где златая кадильница? Где очистилище? Где чаша? Где сосуды возлияния? Где огонь, свыше ниспосланный? Все оставил ты, и удерживаешь только трубы? Видишь ли, что иудеи скорее играют, чем служат (Богу)? Но если их мы упрекаем за то, что они беззаконничают, тем более – вас за то, что сходитесь с беззаконниками; (упрекаем) не только тех, которые бегут туда, но и тех, которые могли бы удержать их, и не хотят. Не говори мне: «что у меня общего с ним? Он мне чужой и незнакомый».

Пока он верный, приобщается Одних с тобою Таин, и ходит в ту же церковь, дотоле он ближе к тебе и братьев, и знакомых, и родственников, и всех вообще. Следовательно, как подвергаются одинаковому наказанию не только крадущие, но и те, которые могли им помешать и не помешали; так одинаково же наказываются не только сами нечестивцы, но и те, которые могли отклонить их от нечестия, но не хотели по нерадению, или по беспечности. И зарывший талант возвратил его господину в целости; но так как не умножил его, то и наказан. И ты, если даже сам останешься чистым и непорочным, но не умножишь своего таланта, и погибающего брата не обратишь ко спасению, то потерпишь одинаковую с (рабом) тем участь.

Многого ли требую от вас, возлюбленные? Пусть каждый из вас обратит ко спасению одного из братий, пусть позаботится об этом, пусть потрудится, чтобы в следующее собрание нам придти с великим дерзновением, неся дары Богу, дары самые драгоценные, возвращая (к Нему) души заблудших. Пусть даже придется понести обиды, получить удары, потерпеть что-либо другое, – все сделаем, только бы возвратить их. Ведь мы сносим же упрямство, оскорбления и брань от больных, не огорчаемся обидами, но желаем только одного, чтобы здоров был тот, кто так безрассудно поступает. И у врача больной часто разрывает одежду, но тот не перестает из-за этого лечить его. Если же заботящиеся о телах показывают столько усердия, то как неуместно предаваться беспечности, когда гибнет столько душ, и не решаться перенести какую-либо неприятность, когда гниют наши члены? Не так поступал Павел; а как? Кто, – говорил он, – изнемогает, и не изнемогаю? Кто соблазняется, и аз не разжизаюся? (2 Кор. 11:29).

Зажги и ты в себе этот огонь; и, если увидишь брата погибающим, пусть он тебя бранит, пусть оскорбляет, пусть бьет, пусть угрожает сделаться твоим врагом, пусть делает что бы то ни было другое: все перенеси благодушно, только бы тебе приобрести его спасение. Пусть он сделается тебе врагом, за то Бог будет твоим другом, и наградит тебя великими благами в тот день (суда). Дай Бог, чтобы молитвами святых, и заблудшие обратились ко спасению, и вы имели успех в этой ловле, и самые те богохульники (иудеи), оставя нечестие, познали Христа, за них распятого, да все мы единым сердцем и едиными устами прославим Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава и держава вместе со Святым Духом во веки веков. Аминь.

Полное заглавие: «его же (Златоуста) против иудеев слово четвертое, на трубы их пасхи. Говорено в Антиохии, в великой церкви». Самое начало этой беседы показывает, что она произнесена, спустя довольно долго после первых трех слов против иудеев.

Печатается по изданию:

св. Иоанн Златоуст. Против иудеев. Слово четвертое//Творения: В 12 т. СПб., 1898. Т. 1. Кн. 2. С. 679-691

Архив

0

47

Письмо пятьдесят девятое

св. Тихон Задонский. Письма келейные

Прежде пришествия-де Христова в мир, было ли извещение о пришествии Его?-

Ответ: было многократное.

От самого начала мира многократно и различно о том возвещено было от Бога. Как царь мира сего, хотячи в какий город приити, посылает напред вестников туды, дабы известили тамо имеющее быть пришествие его: тако Царь небесный, имея приити в мир, предвозвестил тое Свое пришествие чрез пророков своих, якоже пророк Захария, отец Предтечев, воспел: глагола,- рече,- усты святых, сущих от века пророк Его.

Они вси согласно проповедали: грядет, грядет Господь, Царь небесный,- почему и ожидали пришествия Его вси, и желали видети Его: мнози пророцы и праведницы вожделеша видети Его (Мф. 13:17),- и молились Ему прииди, во еже спасти нас. Но когда пришел в мир, и устроил опасение нам, и на небо, откуду и пришел, вознеслся, проповедали тое апостоли Его всей вселенней, от Него Самого посланнии, и Духом Его Святым умудреннии, просвещеннии и укрепленнии: они вси согласно, как богогласные трубы, во всех концах земли возгремели; Господь наш прииде: Христос Иисус прииде в мир грешники спасти (1 Тим. 1:15).

Еже бе исперва, еже слышахом, еже видехом очима нашима, еже узрехом, и руки наша осязаша, о словеси животнем: и живот явися, и видехом, и свидетельствуем, и возвещаем вам живот вечный, иже бе у Отца, и явися нам; еже видехом и слышахом, поведаем вам, и проч. (1 Ин. 1-3). Они Сына Божия сами видели, сами проповедующего Евангелие Свое слышали, и своими руками Его осязали, и Ему, по земли ходящему, последовали, и с Ним ели и пили; Того самого всему миру проповедали: во всю землю изыде вещание их, и в концы вселенныя глаголы их (Рим. 10:18). Они не только Его видели, но и свидетельство о Нем от Бога Отца небесного с небесе слышали, а тое свидетельство миру объявили, и в посланиях своих написали нам в достовернейшее наше уверение: не ухищренным баснем последовавше, сказахом вам силу и пришествие Господа нашею Иисуса Христа, но самовидцы бывше величествию Оного. Прием бо от Бога Отца честь и славу, гласу пришедшу к Нему такову от велелепныя славы: Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Немже Аз благоизволих. И сей глас мы слышахом с небесе сшедш, с Ним суще на горе святей (2 Петр. 1:16-18).

И вся святая церковь верует, исповедует, хвалит, благодарит, прославляет, и покланяется Ему, и благодатию Его спасается, и от мира сего преселяется к Нему – видети Его одесную Отца седящего. Се есть Евангелие! Се есть добрая и благоприятная весть! Бог явился на земли, и с человеками пожил, и Сам Собою устроил спасение; и благодатию Его спасаются грешники, чистым сердцем верующии в Него, и отверженныи от Бога в милость Его приемлются, и земнии жители небесными делаются, и погибшии наследуют вечный живот. Познаем, брате, великое сие Божие дело. Се есть велия благочестия тайна: Бог явился на земли! Великое бы было дело, и удивления достойное, ежели бы царь земный своею особою пришел к пленным рабам своим искупити их.

Бог, Слово Божие, Сын Божий, Царь небесный пришел Сам к нам, плененным, искупити нас чрез Себе Самого. Царие земнии по большей части искупуют пленных ради своей корысти: Царю небесному никакой корысти в нас не было; Он блажен без нас, и от нас никакого не требует послужения, и предстоят Ему тысящи тысящей ангелов, и служат день и нощь непрестанно; но однакож Сам Собою пришел на землю взыскати нас; за корысть Себе тое только поставил, чтобы нас спасенных видеть (1 Кор. 13:5). Се есть истинная и горячая любовь, которая своих не ищет!

Поверим сему, что Бог на землю ради нас пришел, да нас на небо возведет; и напишем великое сие дело на сердцах наших: тогда непрестанно будем удивляться тому делу, воспевающе и поюще в сердцах наших Господеви; тогда истинно возлюбим явление Его, и отвратимся от суеты мира сего; тогда не токмо имений наших, но и нас самих не пожалеем ради имени Его. Он лицеприятия не имеет, но как ради всех, так ради тебе и мене, непотребного, пришел. Слава щедротам Его!- Рассуждай сие, и сим себе к любви Его поощряй, и в нужном случае, когда помыслы глаголют: несть спасения тебе в Бозе твоем, утешай. Чего и себе и тебе от сердца желаю.

Спасайся.

Архив

0

48

Продолжение этой темы в разделе - благое слово.

0

49

http://kritika-osipova-a-i.narod2.ru/

О сайте

На этом сайте будут опубликованы критические материалы по поводу богословских взглядов профессора Алексея Ильича Осипова. Почему возникла необходимость создания такого сайта? Процитирую слова архимандрита Рафаила Карелина из книги "О современном неогностицизме" с которыми я полностью согласен:

0

50

Что есть печать Христова и что будет печать антихриста
http://duhovnik.com/node/4784
     Святой апостол и евангелист Иоанн Богослов в Апокалипсисе ясно показывает, как в последние дни, в пришествие антихристово, народы будут двух вер. Одни во Христа будут веровать, другие — в антихриста. И народы обоих же тех вер будут иметь печать на челе своем: верующие во Христа будут иметь печать Христову,

верующие же в антихриста будут иметь печать антихристову. О народах, верующих во Христа, пишется так: «И видех инаго Ангела восходяща от восхода солнца, имуща печать Бога Живаго: и возопи гласом велиим к четырем Ангелом, имже дано бысть вредити землю и море, глаголя: Не вредити ни земли, ни моря, ни древес, дондеже запечатлеем рабы Бога нашего на челах их» (Откр. 7; 2-3). О народах же, имеющих веру в антихриста, пишется так: «даст им начертание на десней руце их или на челах их. Да никтоже возможет ни купити, ни продати, токмо кто иматъ начертание, или имя зверя, или число имене его» (Откр. 13; 16-17). Неверующих же во антихриста, антихрист убивать будет, ибо сказано: «иже аще не поклонятся образу звериному, убиени будут» (Откр. 13; 15). Но кто не будет иметь печати Божией на челах своих, тех гнев Божий казнить будет: «и взыде дым от студенца яко дым пещи велики, и омерче солнце и воздух от дыма студеничнаго. И от дыма изыдоша прузи на землю, и дана быть им область, как имуть область скорпии земнии: И "речено быть им, да не вредят травы земныя, ни всякаго злака, ни всякаго древа, но человеки точию, иже не имуть печати Божия на челех своих» (Откр. 9; 2-4).

Какая же печать Бога Живаго будет на челах людей Божиих в дни антихриста? Святой Андрей, архиепископ Кесарии Каппадокийской, толкователь Апокалипсиса, ясно говорит, что печатью сей будет святой крест. Толкуя приведенные слова Апокалипсиса: «видех инаго Ангела», — святой Андрей пишет так: "Еже Иезекиилю древле открыся... сие и зде блаженному (Иоанну Богослову) указуется, превышайшей святой силе, повелевающей казнителям, святым Ангелам, ничтоже соделати согрешившим, прежде даже познают истины служителей запечатлением разделенных бывших. Но убо, как речеся, во время пришествия антихристова наипаче будет (умножение верных): печати Животворящего Креста, отделяющей от неверных верных, непосрамленно и дерзновенно знамение Христово пред нечестивыми носящих. Тем же глаголет Ангел: не повредите землю, ниже море, ни древеса, дондеже запечатлеем рабов Бога нашего на челах их"". Тот же святой Андрей в другом месте пишет: "В конце лукавых деяний сокровенна (сокрыта) есть душевредная смерть, ей же подлежат не знаменованные на челах Божественной печатью и просвещением Животворящего Креста".

Согласно святому Андрею пишет и святой Ипполит в слове своем в Неделю мясопустную, говоря, что Крест Христов будет печатью верных. То же свидетельствуется и в "Книге о Вере" безымянного творца, которая напечатана была в Москве при Патриархе Иосифе: "Во время второго пришествия Христова вси святые знаменанни будут знамением Креста" (Л.69 об.). И что яснее может быть сего показания и свидетельства? Не говорят ли раскольники, что восьмиконечный Крест печатью будет на челах верных? Но да внемлют они первым словам святого Андрея, который, вспоминая видение Иезекиилю, приводит и видения Иоанновы. Что же видел Иезекииль? — Видел Ангела, знаменующего чела людей Божиих, и было то знаменование по подобию греческой буквы "тав", которое пишется по-русски как "Т". И буква эта является преобразованием Креста четвероконечного, а не восьмиконечного. И, приложив к тому письменному знаку наверх титло Христово — f, четвероконечный Крест и узришь. Именно так видел преобразование четвероконечного Креста пророк Иезекииль, так же видел четвероконечный Крест в Апокалипсисе и Иоанн Богослов, —Крест, которым Ангелы запечатлевали рабов Божиих. Как и Иезекиилю открылось, так и блаженному Иоанну: не восьмиконечное, но четвероконечное крестное знамение.

А то, что о четвероконечном, а не о восьмиконечном Кресте, как печати Христовой, извествуются рабы Божии, то пишет и святой Ипполит в упомянутом своем слове: "Того ради антихрист поклонникам своим даст печать свою на руке десной и на челе, да никтоже Честной и Животворящий Крест сотворить десной своей рукой на челе (не сможет): но связана рука его будет, и оттоле власти не имать знаменати своя уды". То же и святой Ефрем в слове своем поучительном глаголет: "Даст (антихрист) на руце десной человеку, такоже и на челе мерзкий образ, да области не имать человек знаменатися десной рукой знамением Христа Спасителя нашего".

Явно и то, что четвероконечный Крест знаменует чело наше и прочие части тела, когда крестимся мы своей правой рукой. Так же, как ныне четвероконечный Крест печать Христова на челах верных есть, так будет и в дни антихристовы.

Какова же будет печать антихристова? Святой Ипполит ясно повествует, что не Крест, но нечто иное будет печатью антихристовой. Вышеупомянутый святой так в "Слове" своем о том глаголет: "Даде Господь знамение, иже в Него верующим, Честный Крест. И той (антихрист) подобие даст свое знамение... Вси, уклонишася от Бога и льстецу (антихристу) вероваша, приемше начертание скверного богоборца вместо Животворящаго Креста Спасова". Таково, яснейше солнца, свидетельство этого святого, древнего и славного архиерея и мученика, Ипполита, — что не Крест будет печатью антихристовой. Чем же он тогда будет? Раскольники в своем свитке лживом толкуют, что будто бы святой Ипполит говорит, что верующие в антихриста будут знаменоваться не Животворящим Крестом Стасовым, а "крыжем латинским". Но этих слов — "крыж латинский", — отнюдь нет в Ипполитовом "Слове" нигде. Раскольники те словеса от своего суемудрия к словам святого приложили, облыгая истину и желая похулить Крест четвероконечный. А какова будет печать антихристова, явно говорит в Апокалипсисе Иоанн Богослов: как начертание или имя зверя, или число имени его, — то и будет печатью антихристовой. То же свидетельствует и святой Андрей Кесарийский: "Уготовит (антихрист) избивати непоклоняющихся ему, и начертание пагубное имени отступника на всех положити потщится". И кто более сего дерзнет еще умствовать? Разве захочет кто еще имя антихристово взыскивать? Но какое его имя будет, — того никто не сможет уведать, ибо Бог утаил то от любопытства человеческого, как и говорит о том святой Андрей: "Аще была бы потреба яве ведати, каково имя (антихристово), узревый бы его (то есть Иоанн Богослов) откры. Но не изволи Божественная благодать в Божественной книге имени пагубного написану быти". Если же Бог не изволил открыть, то кто уведает утаенное Богом?

Изыскивали некоторые из древних святых имя антихристово и обрели некие следы имени его или подобия имени его, но гадательно, а не утвердительно о том говорили. Так, святой Ипполит глаголет: "Печати число его 666. Но как поразмыслю, то небезопасно извещать об этом в писаниях, ибо многие имена в числе сем обретаются". Так же рассуждают об именах антихристовых, содержащих в себе то число, и прочие святые. Так же сказано и в Андреевом "Толковании" на Апокалипсис (в "Слове" 13).

Мы же так размыслим: если древним святым не открывалась та тайна, как подлинно имя антихристово уведать, то кто же из нынешних богословов уведать может сию тайну, каковую Бог никому не открыл?! И пытаться мудрствовать о том не только не потребно, но и неполезно. Верно глаголет Андрей святой: "Известное ведение числа, как и прочая о нем (антихристе) писанное, время откроет". Нам же уже должно быть того довольно, что обрели мы неложные свидетельства святых отцов, что четвероконечный Крест не может быть печатью антихристовой. А потому лгут раскольники и еретически хулят четвероконечный Крест Христов, неправедно нарицая его "печатью антихристовой". А ежели хотят они ложь свою правдой показать, пусть покажут нам что-либо из Божественного Писания или из творений древних отцов, свидетельствующее об этом. Кто когда писал или говорил: Апостол ли какой или Пророк, или учитель, или исповедник, или мученик, или преподобный какой, или какие церковные книги свидетельствуют о том, что четвероконечный Крест может быть печатью антихристовой? А раз не показывают они свидетельств достоверных, но только силятся доказать то своими ложными вымыслами, то кто же к ним веру будет иметь? Как не может дом стоять, на песке созданный, без основания, так всякое слово и учение без свидетельства истинного и ясного показания не может существовать. Пусть раскольники свидетельствуют о своем от святых старых книг, а не от собственных, новых и лживых. Но нигде не могут найти они такового свидетельства. Да притом четвероконечный Крест хулят, называя его "печатью антихристовой", а сами четвероконечным Крестом знаменуются, — то есть "антихристовой", по их суемудрию, печатью знаменуются" Потому и не христиане они суть, но антихристиане.

(Из книги "Розыск " святителя Димитрия Ростовского)

+1

51

Традиция в жизни Церкви

http://i082.radikal.ru/0907/9e/c4488f120496.jpg

Священная традиция сопутствует всей жизни человека. Слово "традиция" означает то, что унаследовано от предыдущих поколений, что передается от одного поколения к другому. Следовательно, Священная традиция — это то, что сохраняется и передается Церковью со времен апостолов Христа и по сей день. Это предание не ограничивается только тем, что написано в Священных книгах. Священная традиция — это передача жизни и опыта всей Церкви, вдохновляемой и ведомой Святым Духом.
http://ort7000.livejournal.com/389179.html

0

52

"Несвятые святые" и другие рассказы

http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=3838898

0

53

Наверное кину сюда  тест на знание веры.

+1

54

Н.Сомин: Экономика служения и экономика наживы
http://martinis09.livejournal.com/
Интереснейший, на мой взгляд, материал русского православного философа Николая Владимировича Сомина, для осмысления принципиальных основ экономики:

В мире существовало и существует поныне экономика только двух типов: рыночная экономика и раздаточная экономика. О рыночной экономике все наслышаны: в основе ее лежит рыночный обмен товаров, производимых собственниками средств производства. А вот о раздаточной экономике хотелось бы поговорить поподробнее подробнее

отрывок: Экономика и христианство

Как относится христианство к экономике служения? Тут происходит трагическое недоразумение. Дело в том, что христианству просто органически присуща раздаточная экономика. В первой христианской общине, апостольской Иерусалимской общине, сразу же была введена раздаточная экономика, причем в самом радикальном варианте. И надо сказать, что вся святоотеческая мысль с восторгом относится к этому выбору. Православная традиция всегда признавала монашескую жизнь за наиболее радикальное воплощение  христианской жизни на земле. Но опять-таки в наших общежительных монастырях господствовала и господствует поныне раздаточная экономика. И это вполне естественно: экономика служения, экономика братства, экономика любви  несравненно более соответствует христианским идеалам, нежели рыночная экономика.
Христианство дает возможность разрешить основную проблему этики служения: чему служить? что является подлинным, верховным объектом служения? Бог – отвечает христианство, Пресвятая Троица. Но, служа Богу, человек благословляется и на служение всей иерархии земных объектов служения – семье, общине, народу, государству. Ибо второе Лицо Троицы Господь Иисус Христос, будучи одновременно человеком и живя в земном социуме, освятил и наполнил смыслом всю социальную иерархию, указал каждому уровню свое место в системе бытия человека.
Казалось бы, нет вопросов. Но… поразительным образом и наши теоретики, и основная масса батюшек поддерживает именно рыночную экономику, препятствующую подлинному служению. Парадокс, по большому счету необъяснимый. Так, лидер Союза Православных Граждан о. Владислав Свешников в своей книге «Очерки христианской этики» выдвигает как один из важнейших принцип служения /3:307/ и даже достаточно подробно рассматривает этику общественного служения /3:379-383/. И в то же время СПГ открыто превозносит капитализм и кладет его в основу будущей русской государственности. Остается только руками развести…
Раздаточная экономика должна прочно войти в социальную концепцию православия. Только тогда она (концепция) перестанет быть двусмысленной, обретет ясность и стройность. Но для этого нужна метанойя – изменение сознания, перестройка мышления и ценностей. Пока же  мы держимся за «традицию», которой де-факто стало одобрение частной собственности и капитализма. «Традицию», надо сказать, просто возмутительную и совершенно не увязанную со святоотеческим наследием.
Впрочем, многие православные вообще не считают нужным говорить об экономике. Мол, спасться надо – и весь сказ. А разговоры о мирском устроении только отвлекают от этой задачи. Все это не что иное, как построение рая на земле – гибельная ересь, о которой грешно и упоминать.
Действительно, цель христианской земной жизни – порушенное грехопадением соединение с Богом, или иначе  – спасение. И Церковь для этого предоставляет нам множество средств, включая таинства и аскетическую практику выявления и изживания личных грехов. И все же есть еще одно средство, очень важное, но которое пока не освоено Церковью – организация жизни христиан, способствующая праведной жизни. Раздаточная экономика – основа такой жизни. Ее реализация, при господстве веры православной, позволит спастись гораздо большему количеству людей. Разве это не благая цель, которую должна преследовать Церковь? Попечение Церкви о своих пасомых должно проявляться и в этом.
Мы надеемся, что церковная общественность постепенно осознает важность работы по христианизации экономического уклада, сумеет верно осмыслить эту проблематику  и найдет пути для движения вперед на этом трудном поприще.

+1

55

Еще раз о сверхчастом причащении

Протоиерей Андрей ПРАВДОЛЮБОВ

http://www.blagogon.ru/articles/19/-оригинал
http://ort7000.livejournal.com/624116.html

Господь Исус Христос обещал Своей Церкви, что «врата адова не одолеют ея» (Мф. 16, 18), но что они прекратят свои попытки одолеть ее — не обещал. Кончилось время лютых гонений и последующего бесправного положения Церкви, но пришла новая беда, точнее не новая, но с новой силой, о чем архимандрит Иоанн (Крестьянкин) сказал так: «Сейчас новообращенные христиане хлынули в Церковь и затоптали бывших, истинных, ибо все христианские нормы растоптали по своему разумению, не церемонясь» (Из писем отца Иоанна Крестьянкина. Соловецкий календарь. 2007, с. 271). Это вытаптывание проводится и слева, и справа. Здесь трудятся и кочетковцы, и царебожники, и борцы с ИНН, и лжестарцы, но, как мне кажется, основную опасность представляют разорители традиционной практики причащения Святых Таин.


Это разорение традиций в начале претерпел католицизм. Сокращение мессы, народный язык богослужения, отделение исповеди от причащения и т.д. — сокрушили остатки церковности у католиков (см. Т. Горичева. Об обновленчестве, экуменизме и «политграмотности» верующих. СПб. 1997, с. 16–19). К нам эти идеи из-за «железного занавеса» принес выдающийся экуменист митрополит Никодим (Ротов). Вот что о нем говорит митрополит Питирим (Нечаев): «При этом он нанес серьезный удар нашему традиционному благочестию. В поездках, например, он требовал, чтобы вся делегация непременно причащалась за каждой службой. А ведь ездили мы работать, работали днями и ночами, и нам было не до подготовки к причастию. Бывало, что и кофе пили за полночь» (Русь уходящая. Рассказы владыки Питирима. СПб., 2007, с. 284). Этими вольностями и сейчас заражены некоторые экуменисты.

Следующий шаг — знакомство с творчеством о.о. Афанасьева и Шмемана. Их идеи — священническое достоинство мирян, противопоставление страху Божию любви Божией, отделение личного подвига спасения души от общей жизни Церкви — наиболее ярко воплотились в общинах священника Георгия Кочеткова. В них с презрением относятся к личному подвигу, заменяя его общим причащением. В них отбросили страх Божий, заменив его агрессивной любовью с назойливыми братскими поцелуями — пародией на совершенную любовь, которая изгоняет страх (см. 1 Ин. 4, 18), приглашают к священнодействию мирян, которые читают Евхаристический канон, да еще в русском переводе. Яркая картина такой «религиозности» описана в журнале «Благодатный Огонь» (2007, № 16, с. 63–65).

Беснования кочетковцев отпугивают людей хоть сколько-нибудь здравомыслящих. Этим людям приготовлено блюдо «справа». Им на вид ставят св. праведного Иоанна Кронштадтского, монахов Афона — и их практикой оправдывают насаждаемое бесчиние, разрушающее благоговение к Святым Тайнам, чего у вышеназванных отцов не было и в помине. Главным же оружием «вытаптывателей справа» служит «Книга душеполезнейшая о непрестанном причащении Святых Христовых Таин» (Москва-Ахтырка, 2004). Книга изобилует — прямо-таки оглушает! — многочисленными цитатами, а вникнешь — они иногда не соответствуют делу. За примерами ходить недалеко. В первой же части для доказательства обязанности непрестанно причащаться приводится текст: «Духа не угашайте» (1 Фес. 5, 19). Думается, что этот текст пришел на ум автору (или авторам) только потому, что находится близко от слова «непрестанно». Я имею в виду текст: «Непрестанно молитеся» (1 Фес. 5, 17). Непрестанно молиться очень трудно, но некоторые святые отцы достигали того, что молитва совершалась ими даже во сне. Но непрестанно причащаться физически невозможно. Так и в телесной жизни. Непрестанно дышать необходимо, иначе умрешь. Но непрестанно питаться невозможно. Поэтому странно читать заключение первой части обсуждаемой нами книги. «Нам повелевается не просто причащаться, но причащаться непрестанно. Итак, каждый теперь видит, что не позволяется православному нарушать это повеление, какого чина бы он ни был, но ему вменяется в долг и обязанность хранить это непременно, принимать это как Владычние заповеди и установления» (с. 28). Как видим, новые «Владычние заповеди» изобрела именно эта книга, которую сейчас так усердно рекламируют. Нигде в Писании нет (да и не может быть) заповеди о непрестанном причащении. Сам Господь причастил Своих учеников лишь однажды, как Он Сам сказал об этом: «Очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания; Ибо сказываю вам, что уже не буду есть ее, пока она не совершится в Царствии Божием. И взяв чашу и благодарив, сказал: примите сию и разделите между собою; Ибо сказываю вам, что не буду пить от плода виноградного, доколе не придет Царствие Божие» (Лк. 22, 15–18). Если бы мы не были так слабы и удобопреклонны ко греху, то по сути дела достаточно было бы причаститься раз в жизни. Преп. Мария Египтяныня за весь свой 47-летний подвиг причастилась всего два раза — в начале и в конце подвига.

Мощным аргументом «правых вытаптывателей» является практика частого причащения в древней Церкви. Действительно, в Первенствующей Церкви причащались, кажется, довольно часто, но это требует дополнительного рассмотрения, так как преломление хлеба (см. Деян. 2, 46) сопровождало и Еммаусскую трапезу (см. Лк. 24, 13–35) и уж, несомненно, неевхаристическое насыщение пятью хлебами пяти тысяч (см. Лк. 9, 16). Более подробно описано частое причащение в первом послании ап. Павла к Коринфянам. Но ап. Павел увидел опасность такой практики, опасность профанации Таинства и указал последствия ее: болезни, смерть и вечное осуждение (см.1 Кор. 11, 23–30), что и послужило основой работы Церкви по недопущению недостойных к принятию Св. Христовых Таин.

Следует заметить, что и в древности практика частого причащения была вовсе не всеобщей. Об этом свидетельствует 34-е правило 2-го канонического послания свт. Василия Великого. Вот его текст. «Жен прелюбодействовавших и исповедовавшихся в том по благочестию, или каким бы то ни было образом обличившихся, отцы наши запретили явными творити, да не подадут причины к смерти обличенных, но повелели стояти им с верными, без приобщения, доколе не исполнится время покаяния». Это означает, что большинство, имевших право причаститься, не за каждой Литургией причащались, иначе бы запрет этой женщине причащаться стал бы всем известным. О том же говорит и Златоуст, указывая, что в его время был обычай причащаться в Богоявление и Четыредесятницу.

Используют «вытаптыватели» и канонические правила. Правда, выборочно. Ведь, ни о чем так часто не говорят канонические правила, как о причащении. Я взялся было их посчитать — и сбился со счета. Сторонники сверхчастого причащения демонстрируют двойной стандарт по отношению к канонам. О большинстве молчат, а упоминают только три: 8-е и 9-е Апостольские и 2-е Антиохийского Собора — и их перетолковывают, следуя в этом «Книге душеполезнейшей» (с. 28–31), особенно 9-е, которое, по их мнению, повелевает причащаться всем стоящим литургию. Чтобы увидеть их неправоту, достаточно сравнить начала 8-го Апостольского правила и 80-го правила VI Вселенского Собора. 8-е Апостольское правило: «Аще епископ, или пресвитер, или диакон, или кто-либо из священного списка…» и 80-е: «Аще кто, епископ, или пресвитер, или диакон, или кто-либо из сопричисленных к клиру, или мирянин…». В 8-м правиле слово «мирянин» (или соответствующее слово из 9-го правила «верный») отсутствует! Если бы к мирянам апостольские правила предъявляли такие же требования, как и к членам клира, то в 9-м правиле не было бы нужды, достаточно было бы вставить в начало 8-го правила слова: «или кто-либо от верных». А по ошибочному толкованию 9-го правила, к мирянам предъявляются даже более строгие требования, так как ничего не говорится о тех, кто представит причины, почему не причащается, как это сделано в 8-м. Так что, что бы ни говорили древние и новые толкователи, 8-е и 9-е Апостольские правила четко отделяют клириков от мирян. Если первые, присутствуя на Литургии, обязаны причаститься (8-е правило), то вторые обязаны пребывать на Литургии до конца — и только !

Рассмотрим 2-е правило Антиохийского Собора. Им отлучаются от Церкви: во-вторых «отвращающиеся от причащения святыя Евхаристии», а во-первых «не участвующие в молитве с народом». Так что здесь речь идет не о благоговении или смиренномудрии (как говорит Зонара), а о начале отъединения от общения церковного, «уклонения» от него. Подобное случилось в нашем приходе, когда его возглавлял о. Иоанн (Крестьянкин). Он заметил, что одна благочестивая девица — чтица левого клироса — пост за постом не причащается. Он спросил ее — почему? Она молчит. Тогда он сказал ей — или в ближайший пост причастись, или сойди с клироса. Оказалось, ее мама считает всех попов (в том числе и о. Иоанна) «красными». После, когда стала расти слава о. Иоанна как святого и прозорливца, она вернулась в Церковь, покаялась, причастилась, и до сих пор поет и читает на клиросе. Так что ссылка на эти правила с целью оправдать сверхчастое причащение неправомочна.

Но помимо их есть море правил, запрещающих причащаться. Представьте себе: приходит к священнику на исповедь женщина и кается в аборте. Он ее разрешает, но говорит, что она должна будет причаститься только в 2018 году, как повелевает 2-е правило 1-го канонического послания свт. Василия Великого. Но к этому причащению через 10 лет она должна все эти 10 лет готовиться. Порядок подготовки можно прочитать в 75-м правиле 3-го канонического послания свт. Василия Великого. Правда, там отлучение от причастия — на 11 лет, но нам важен самый характер подготовки. «Три лета да плачет он, стоя у дверей молитвенных домов, и прося входящих на молитву, дабы каждый с состраданием приносил о нем усердные молитвы ко Господу. После сего на другое трехлетие да будет допущен токмо до слушания писаний, по слушании же писаний и поучений да изгоняется из Церкви, и да не удостаивается общения в молитве. Потом аще со слезами будет просити оныя и припадать ко Господу с сокрушением сердца и глубоким смирением, то дадутся ему иные три лета на припадание и, таким образом, когда покажет плоды достойные покаяния, в десятое лето да будет принят к молению с верными, без причащения: два лета стоя во время молитвы с верными, наконец, да удостоится приобщения святынь». Такая практика вышла из употребления еще до крещения Руси. А почему? Потому что правила, содержащиеся в Книге Правил, были приспособлены во всех частностях к своему времени, а нам дают только общие принципы: сравнительную тяжесть грехов и необходимость не всех сразу допускать к причастию и всем вообще внушать необходимость как можно тщательнее и усерднее готовиться к причащению Св. Таин. Нам необходимо руководствоваться практикой наших отцов и дедов, т. е. практикой Синодального периода (хотя она гораздо древнее, о чем свидетельствует ее существование у старообрядцев). Причащаться не реже раза в год и не чаще раза в месяц (чаще только при угрозе смерти). Усердно не менее недели говеть (правда, по снисхождению, современные монахи сокращают этот срок до трех дней). Вот именно с целью уничтожить практику подготовки к причащению и внедряется практика частого причащения, причем внедряется с агрессивной настойчивостью.

Чем страшно частое Причащение? Потерей благоговения и усердия в подготовке к Причащению. Говорят, как ни готовься, все равно готов не будешь. Поэтому поститься не надо, исповедоваться не надо. Это в корне неверно! Вполне понятно, что если Царь пожелает быть в доме у нищего, Он будет видеть все его убожество — и нищий это понимает. Но все же старается все что возможно сделать — и пол помыть, и пыль обтереть, и паутину смести, и скатерочку, хоть изношенную и в пятнах, но постиранную, постелить. Иначе он рискует навлечь на себя гнев Высокого Гостя.

Но говорят, как же священники? Они часто причащаются без исповеди и поста. Неужели они все гибнут? К сожалению, такой возможности исключить нельзя. Златоуст говорит: «Не мню многим иереем спасенным быти». Это опасная служба, так как «Бог наш есть огнь поядающий» (Евр. 12, 29). Поэтому Церковь, поскольку без священников обойтись нельзя, подвергает их двойному фильтру: в диакона рукополагают «благоговейнейшаго иподиакона», а в пресвитера избирают из наличных — «благоговейнейшаго диакона». Так возглашает архиерей, начиная рукоположение (я имею в виду возглашение: «Божественная благодать…»). И даже этот двойной фильтр не спасает от неблагоговейных священников. А это — страшная язва на теле Церкви.

Страшная беда — привычка к святыне. Зная это, Церковь и свои молитвенные тексты старается сохранить от обыденности. Одна из любимых и повторяющихся ежедневно молитв! «Царю Небесный…» запрещается к употреблению от Пасхи до Троицы. И как же трепещет душа верующего человека, когда на стиховных стихирах всенощной дня Св. Троицы впервые запоют: «Царю Небесный…». То же относится и к пасхальным песнопениям, которые позволено петь только сорок дней в году. Правда, преп. Серафим Саровский круглый год встречал паломников словами: «Радость моя — Христос Воскресе». Правда и то, что братия Псково-Печерской обители удержали «Пасхального батюшку» о. Иоанна (Крестьянкина) от ухода в иной мир пением пасхального канона. Но что будет, если мы все будем действовать так же? Здесь уместно вспомнить слова из 17-го правила Двукратного Собора: «…редко бывающаго не поставляя в закон Церкви, определяем…»

Хуже всего, что под шумок, пока идут споры, кое-где в Русской Церкви совершаются кощунственные действия. Вот пример из конца двадцатого века, о котором говорит проф. М. Дунаев.

«Вспоминаю эпизод на Международной конференции по Достоевскому, проходившей несколько лет назад в Старой Руссе. После нее состоялся банкет с традиционными возлияниями за полночь. Наутро, после плотного завтрака, мы приехали в Юрьев монастырь, когда уже шел Евхаристический канон. С нами ехал батюшка из Старой Руссы, он спросил: кто хочет причаститься? Желающие нашлись, человек десять. Священник отвел их в сторону, каждого поочередно накрыл епитрахилью — ни на что иное времени не оставалось — и благословил на приобщение Святых Христовых Таин. Они, гордые собой, подошли к Чаше и ожидали если не восхищения своим поступком, то хотя бы умиления. Ни о каких, конечно, правилах подготовки ко Святому Причащению, ни о необходимости говения речь не шла. Я заметил тогда, что нельзя профанировать Таинство. Мне ответили, что я не люблю людей, ведь они хотят причащаться, а я закрываю им дорогу к Богу. Поэтому я — душитель свободы, мечтаю вернуть сталинские порядки». (Проф. М. Дунаев. «Интеллигенция. Православие без берегов»// Сборник «Искушения наших дней». М., 2003, с. 300–303).

А вот пример из наших дней, случай в Касимовском районе. На работе встретились два сослуживца, и между ними произошел такой диалог: «Поздравь меня, я сегодня причастился! — Где это ты сподобился? — В таком-то селе, на храмовом празднике. — Да ты же вчера мясо ел! — Батюшка сказал, что это не важно, что все, кто сегодня находится в церкви, должны причаститься. Я и причастился».

Теперь представим себе, что в церкви могли оказаться люди после брачной ночи, да еще и прелюбодейной — ситуация в современном мире не невозможная — и они со всеми вместе причастились. Кто ответит перед Богом за такое поругание святыни? А ведь они, как и в случае, рассказанном проф. Дунаевым, могут считать, что они совершили богоугодное дело. Подобные факты приводили в ужас о. Иоанна (Крестьянкина). Он говорит: «…Совмещение человеческого с Божественным ныне просто чудовищное. В немыслимой внутренней гармонии сочетается теперь словесное благочестие и хождение в церковь с цинизмом извращенности. Ужасающее пустословие, клевета, лукавство, ложь, фальшивость, себялюбие и незаконное сожительство уживаются в совести многих с воздыханиями, плачем и принятием Святых Таин. И мнит человек, что он с Богом. Но нет, зря мнит. Это не есть христианство, это циничное истребление его. И оно вломилось в саму Церковь, когда многие, называя себя христианами, приспосабливают высокие Божии истины к своим потребностям, обволакивая истину грязью своего понимания и чувствования. Это не возрождение духа христианского в нашем мире — это его истребление. И какой ответ дадут кощунники, что смешали истину с ложью, дела диавольские делая, и ими попирая святыни Божии, к коим дерзают прикасаться! А секира смерти лежит уже при древе жизни. И Бог ждет покаяния! Бог еще ждет!» (Альбом «Свет Невечерний». Встреча со Старцем. С. 66–67).

Вспомним, что в Синодальный период была четкая норма частоты причащения: оптимальная — каждый пост, минимальная — раз в год, максимальная — раз в месяц; и устойчивая практика подготовки к причащению (о ней очень хорошо рассказано в книге свт. Феофана Затворника: «Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться» (М., 1991, с. 119–156).

Тот, кто желает разрушить эти традиции, обязательно должен опорочить, насколько возможно, Синодальный период.

Это делает, например, автор статьи «Царская Трапеза» («Православная беседа», 2007, № 5, с. 6), особенно в предисловии, напечатанном красным шрифтом. Оно начинается словами: «Могущественная десница Божия навела на Русскую Церковь (не на Россию, не на русскую элиту — а на Церковь!) огненный бич гонений в отмщение за массовое богоотступничество». То есть автор называет Церковь Синодального периода богоотступницею! Следующее обвинение Синодальной Церкви несколько мягче: «Если в Синодальный период среди людей (каких людей?) царила теплохладность к делу спасения, жестко обличаемая великими святыми: Игнатием Брянчаниновым, Феофаном Затворником, Иоанном Кронштадтским — то…». Спросим себя, кто эти обличители? Они же воспитанники «богоотступнической» Синодальной Церкви! Думаю, что в наше время невозможно найти архиерея или священника, хоть сколько-нибудь приближающегося к ним по благочестию. А ведь кроме них есть Серафим Саровский, Оптинские, Глинские и Валаамские старцы, не говоря уж о более неприметных монахах, молитвами которых — по видению преп. Серафима — как благовонным кадильным дымом была покрыта вся земля Русская. А убогие попики и учителя церковно-приходских школ, беззаветно и часто безвозмездно трудившиеся над духовным просвещением и нравственным воспитанием нашего народа? Так что нам всем — и пастырям, и пастве — надо много молиться и трудиться, чтобы хотя бы отчасти достигнуть духовного уровня Синодальной Церкви. По попущению Божию, революционная буря «разрушила до основания» старую Россию, а Церковь Русскую, на которую она обрушилась с особой яростью, сокрушить не смогла. А «велий сонм» новомучеников и исповедников Российских — откуда он взялся? Его воспитала «теплохладная» Синодальная Церковь, которую в свое время не смогли переделать на протестантский лад (т.е. погубить) ни Петр I, ни Екатерина II.

Автор статьи в «Православной беседе» в двух местах — красном предисловии (с. 6) и наверху стр.7 (2-й столбец) — пишет, что «именно практика частого приобщения дала силы телу Церкви для перенесения богоборческих гонений» (с. 7). На самом же деле все было наоборот. Насильственно отторгаемая от своих пастырей многомиллионная православная паства всеми силами держалась за традицию (что, к сожалению, помогает «сверхблагочестивым» обманщикам обольщать людей недоверием к священноначалию и вообще, к современному состоянию Церкви, чему, кстати, содействуют и «вытаптыватели традиций»). Частое причащение никогда не было хоть сколько-нибудь заметной традицией Русской Православной Церкви. А в 50-е годы ХХ века огромные районы страны были лишены действующих церквей и священников — и в центральных областях в летнюю пору отпусков приходилось крестить младенцев из Сибири, Дальнего Востока, Крайнего Севера, которых привозили родители в отпуск. Там годами не причащались, но очень многие считали себя православными людьми, что и обеспечило сегодняшнее «фантастическое возрождение». А наши «вытаптыватели» изобретают новые «сверхблагочестивые» практики и сбивают людей с толку.

Нашей главной заботой должно быть сохранение, а где-то — и восстановление норм церковной жизни, завещанных нам нашими святыми предками, чтобы современная Россия смогла восстановить свое право называться Святой Русью!  http://www.blagogon.ru/articles/19/

Отредактировано Дарина (2012-06-03 18:08:31)

0

56

ПО ТУ СТОРОНУ ЗЕМНОЙ ЖИЗНИ. Новый фильм Галины Царевой

Фильм 1. Слово о смерти
Фильм 2. Непридуманные истории

Жизнь наша была бы безцельна, если бы она оканчивалась смертью. Но человек создан для безсмертия, и Христос своим воскресением открыл врата Царства Небесного, вечного блаженства для тех, кто верил в Него и жил праведно. Душа человека продолжает жить, не прекращая своего существования ни на одно мгновение. Современные "посмертные" опыты сделали людей потрясающе осведомленными о сознательности души после смерти. Но самой по себе этой осведомленности недостаточно, чтобы защатить находящегося в таком состоянии от проявлений внетелесной сферы; следует владеть ВСЕМ христианским учением по этому вопросу.

Потусторонний мир, хотя и не будет совершенно чужим для нас, но не окажется просто приятной встречей с любимыми "на курорте" счастья, а будет духовным столкновением, которое испытывает расположение нашей души во время жизни - склонялась ли она больше к Ангелам и святым через добродетельную жизнь или же, путем нерадения и неверия, сделала себя более годной для общества падших духов. В фильме приведены рассказы людей. побывавших за порогом смерти. Этот внетелесный опыт будет интересен тем людям, кто дальше материи ничего не хочет видеть, кто потерял веру в безсмертие души, и тем страждущим, которые изнывают под бременем лишений и житейских невзгод.

фильмы можно посмотреть так же ЗДЕСЬ

+1

57

Всем советую почитать эту замечательную книгу:

Послушник в стране Святителя Николая

http://static.ozone.ru/multimedia/books_covers//1001370872.jpg

Эта книга посвящена афонскому старцу и послушнику Великого Архиерея, в недавнем прошлом настоятелю Рыльского Свято-Николаевского монастыря архимандриту Ипполиту (Халину, 1928-2002). Хроники новейшей духовной истории и жизни Церкви оригинальным образом сочетаются в книге с цивилизационным очерком Царства, являя читателю византизм как суть русской идеи XXI века, способной объединить православных Балкан и Кавказа. Недаром отца Ипполита называют апостолом Алании и всего Северного Кавказа и самым добрым русским старцем. Об этом вы сможете прочитать в этой книге, так же как и об истории возобновления обители святого Николая на Курской земле, основанной некогда болгарскими монахами, и о многом другом.
"Послушник в Стране Святителя Николая" развивает темы, которые были затронуты в первой книге об архимандрите Ипполите, русском Афоне и об афонцах - "Звезде утренней".
http://www.ozon.ru/context/detail/id/4794294/

Сама ее только что прочла.Осталась под огромным впечатлеием!

Послушник Святителя Николая

Много лет назад Елена Кирданова, в то время десятилетняя девочка, ехала из Хомутовского района Курской области на телеге с сенокоса, а вместе с ней - двое старцев. Проезжая мимо развалин Свято-Николаевского монастыря, один из старцев сказал:
- Здесь настоятелем будет Батюшка, который монастырь Николая Угодника возродит, этот Батюшка будет как князь, к нему отовсюду поедут, даже из-за границы. Но проживет он недолго, умрет в начале следующего века.
- А откуда вы знаете, дедушка? - спросила Лена.
- В книжке читал... - уклончиво ответил старичок.
...Смерть настоятеля Свято-Николаевского монастыря г. Рыльска Курской области Архимандрита Ипполита (в миру - Сергей Иванович Халин) стала тайной для Православных. Не столько потому, что никто не ожидал его смерти, сколько в силу трагических обстоятельств, сопутствовавших ей, и той великой радости победы над смертью, которую, невзирая на боль невосполнимой утраты, многие познали на его похоронах в день памяти Святителя Николая, 19 декабря 2002 года.

http://www.cofe.ru/images/pictures/blagovest/old/images/ippolit_01.jpg

Отец Ипполит родился 18 апреля 1928 года в многодетной крестьянской семье в селе Субботино Солнцевского района Курской области. После семилетки трудился рабочим по ремонту шоссейных дорог. В автобиографии он писал: "Получив Святое Крещение сразу после своего рождения, на родине, в храме иконы Божией Матери Казанской, я не забывал о делах спасения своей души. Посещал я храм Божий, и Господь укреплял в моей душе любовь к Святой Церкви, к чтению Священного Писания, житий святых, прочитывая которые, я стал искать и лучших условий для спасения своей души. С этой целью я поступил в 1957 году послушником в Глинскую пустынь, где трудился на разных монастырских послушаниях. А потом я переехал в Святую Псково-Печерскую обитель, имея решительное стремление продолжить свою жизнь по монастырскому уставу, в условиях монастырской жизни".
В феврале 1959 года Архиепископ Иоанн Псковский благословил его на постриг в мантию с именем Ипполита, в честь священномученика Ипполита. 14 июня 1960 года он был рукоположен в сан иеромонаха. В 1966 году по благословению Патриарха Алексия I отец Ипполит был направлен для несения послушания на Святую Гору Афон в русский Свято-Пантелеимонов монастырь. К тому времени он был уже духовно опытным, закаленным в невидимой брани подвижником, прошел школу послушания у Глинских старцев Серафима (Амелина) и Андроника (Лукаша), был келейником одного из последних Валаамских старцев иеросхимонаха Михаила. В Глинскую пустынь он приехал за благословением на поступление в Духовную семинарию. Старцы ответили: здесь тебе и семинария, и академия. К старцу Андронику, который в течение трех дней не выходил из кельи, молился о его исцелении от смертельной болезни, отец Ипполит относился трепетно всю жизнь, постоянно ощущал его молитвенную поддержку и, когда появилась такая возможность, попросил привезти землю с могилки отца Андроника, из Грузии. "Батюшка, Вы умрете, кто же после Вас будет старцем?" - спросил отец Ипполит у отца Андроника. "Да ты и будешь старцем", - ответил отец Андроник.
О многолетнем периоде своего подвижничества на Афоне отец Ипполит говорил очень мало. Лишь однажды в духовной беседе с насельниками Свято-Николаевского монастыря он обмолвился, что Господь через него спас святые мощи преподобного Силуана Афонского. В те годы преподобный Силуан еще не был канонизирован, и далеко не все афонцы верили в его святость, иные же имели ревность не по разуму к его подвигу и хотели спрятать его останки так, чтобы их уже не нашли. Отец Ипполит сумел этому воспрепятствовать. Заслуживает внимания тот факт, что отец Ипполит жил в келье старца Силуана и исполнял то же послушание, что и Силуан Афонский - был экономом монастыря.
Со Святой Афонской горы Батюшка вернулся в Россию старцем. Можно говорить о том, что старец - это человек, стяжавший безстрастие, чистоту сердца и иные благодатные дары. Истинный старец, по определению святых отцов, - это тот человек, который стяжал нрав Христов. За редкими исключениями, все признавали, что отец Ипполит этот нрав Господа стяжал. Знавшие, или даже лишь однажды повидавшие его люди сталкивались с тем чудом, которого не встречали раньше в почти оскудевшем любовью мире: с чудом настоящей Христовой любви. Архимандрит Кирилл (Павлов) говорил об отце Ипполите, что он - самый добрый старец. Схиархимандрит Макарий (Болотов) отозвался о нем так: "Если бы в России было сто таких монахов как отец Ипполит, Россия с корнями поднялась бы на Небо". Старец из Курской Коренной пустыни иеросхимонах Иоанн (Бузов) передавал через своих духовных чад "поклончик моему духовному отцу, Батюшке Ипполиту". Получив просфору от отца Ипполита с просьбой святых молитв, отец Иоанн заплакал, поцеловал просфору и сказал: "Кто я такой, ему Сама Матерь Божия является". Незадолго до смерти отец Ипполит сам о себе сказал одному из насельников Свято-Николаевского монастыря: "Сорок лет я низко кланялся каждому человеку". Он ставил себя ниже всех. Многие замечали это необыкновенное терпение, за которое Господь щедро одаривал старца Своей любовью. Людей, которых посылал ему Господь, старец приводил ко Христу, он примирял их с Богом. Он исполнял таким образом "первую заповедь старца". Когда Пахомию Великому явился Ангел с Уставом общежительного монастыря, высеченным на каменной плите, Пахомий спросил Ангела: "Что хочет от меня Господь?" Ангел ответил: "Господь хочет, чтобы ты примирял людей с Богом". Люди с истерзанными страстями душами уходили от отца Ипполита успокоенными и исцеленными. Старец поднялся до таких необозримых высот, что каждый его жест, каждое движение и слово выражали смирение и кротость. Непрестанное славословие Господа было естественным и неизменным состоянием его духа. Господь давал ему силы брать на себя чужие грехи, страдать за других, уподобляясь Христу.
Прожив на Святой Горе в уединенной молитве 18 лет, старец вернулся в Россию. В 1986 году Архимандрит Ипполит получает благословление Архиепископа Курского и Белгородского (ныне - Митрополит Курский и Рыльский) Ювеналия на служение в Курской епархии. В течение нескольких лет он являлся настоятелем курских храмов, которые ему довелось поднимать из руин. В 1991 году он был назначен настоятелем только что возвращенного Церкви Рыльского Свято-Николаевского мужского монастыря, который также лежал в руинах.
За 11 лет под руководством отца Ипполита монастырь превратился в центр духовной жизни всероссийского масштаба. Откуда только не приезжали сюда автобусы, которым порой становилось тесно на большом монастырском дворе, люди добирались на попутках, даже шли пешком, если не было денег на дорогу. Отец настоятель стал строителем Свято-Николаевского монастыря, украсил его белым соборным храмом и братскими корпусами. В монастыре им было создано довольно крупное хозяйство с животноводческими фермами, мельницей, пекарней и двумя тысячами гектаров пахотной земли. За эти годы старец основал пять скитов, два женских монастыря в Курской и в Белгородской епархиях, а также Успенский мужской монастырь в Беслане и женский монастырь в Алагире на территории Северной Осетии (многие из насельников этих монастырей - духовные чада старца). Монастырь в Беслане был утвержден Священным Синодом Русской Православной Церкви и благословлен Святейшим Патриархом Алексием II, когда на месте будущей обители были лишь камни на пустыре, а потом отец Ипполит направил четырех послушников из Рыльска в Северную Осетию. Старец Ипполит молитвой и трудами приобщал к духовной жизни не только русских, но и осетин. Прихожане осетинских Православных храмов, как правило, молодые люди от 15 до 30 лет.
Люди звонили в монастырь каждый день, просили послушников подойти к Батюшке, передать ему свои личные сокровенные переживания, ничуть не боясь оказаться непонятыми. И это было настолько буднично, что насельники обители переставали обращать внимание на необычность этих телефонных звонков. Но самое удивительное то, что люди, которые даже не дозванивались до монастыря или только собирались позвонить, каким-то непостижимым образом получали разрешение своих проблем, ответы на свои вопросы. Монашествующие часто просто мысленно обращались к отцу Ипполиту и принимали в сердце его ответ.
Архимандрит Ипполит был доступным для всех и духовно в высшей мере свободным человеком. Но свой духовный мир он никому не открывал. Между тем, достоверно известно то, что старец общался с небожителями, прежде всего со Святителем Николаем, которого он безгранично почитал. От нескольких незнакомых друг с другом людей автору этих строк довелось слышать, что, обращаясь за разрешением своих проблем к Николаю Чудотворцу, они получали от святого ясное вразумление: идите к отцу Ипполиту. Люди шли и получали просимое.

Николай Владимирович Бабохин, келейник отца Ипполита:

- Я сильно заболел позвоночником. После армии шею себе на батуте свернул. Врачи не знали, как лечить болезнь, а я спать от болей не мог. Когда услышал об отце Ипполите, сразу в душу запало мне его имя. И через полгода поехал к нему в село Зимовеньки Белгородской области, это было 9 декабря 1990 года. Подошел к Батюшке только через 2 дня, до этого не решался. Тогда я раскрыл душу Батюшке. Сказал и о своей болезни, она скоро прошла. Батюшка отправил меня в паломничество по святым местам: к Ксении Блаженной и Иоанну Кронштадтскому в Петербург, в Троице-Сергиеву Лавру к Сергию Радонежскому, денег мне в дорогу дал. Потом, уже в Рыльске, Батюшка брал меня в села на похороны, на освящение хат. Батюшка обязательно садился за стол поминать тех, кого он погребал. Многие священники ведь отказываются. Батюшка ни разу людям не отказал, сколько я с ним ни ездил. Я искушался, говорил: Батюшка, ну что, там и водка, и мясо... Я только сейчас понимаю, как это людям нужно, чтобы священник вместе со всеми садился за стол помянуть покойного. На похоронах он многое открывал живым. Люди после этого начинали молиться, Бога благодарить. Радовались, что по-человечески из-за стола ушли. Запомнилась мне одна раба Божия, она накрывала стол. После поминок отец Ипполит сказал мне о ней: ни одного аборта не сделала. И лицо у нее светлое-светлое. Однажды на поминках бабы причитали: жалко мужика, 60 лет всего, еще молодой. А Батюшка и говорит:"А сколько же еще ему жить, в церковь не ходил, не каялся, Богу не молился, - хватит". Я даже испугался за отца Ипполита, "горячие головы" рядом сидели. Но все как-то молча согласились с ним. А однажды Батюшка спросил: "А что же, женщины, вы в церковь ходите, в монастырь к нам приезжаете?"- "Нет, Батюшка, ноги устали..." Он ответил: "Приезжайте, надо хотя бы раз в год причащаться". Настолько народ одичал.
Геннадий Маркин, мой товарищ, как-то подошел к отцу Ипполиту и спросил: "Батюшка, как спастись?" Батюшка ему сказал: "Сиди здесь, в монастыре, если никуда не убежишь, спасешься". Гена, совсем еще молодой парень, не послушался, поехал в Чечню воевать, попал под поезд в Курске, ноги ему отрезало под колесами. Года полтора назад он приезжал в Рыльск, побыл, но снова начало "крутить" его, и он уехал к матери. Благословением старца лучше не пренебрегать. Как-то после похорон отец Ипполит благословил всех сесть за поминальный стол, как обычно. А духовой похоронный оркестр - ни в какую, ехать им надо, и все тут. Поехали, тут же машина застряла, два часа они с ней провозились, и все без толку. Только после поминок мы им помогли, подтолкнули машину, уехали вместе.

Три с половиной года назад мне стало плохо. Я тогда еще не знал, что такое болезнь почек, вскочил с постели (было раннее утро) - побелел весь, кричу жене: "Лена, беги в больницу, я не знаю, что со мной". Приехала "скорая". Определила почечную колику. Забрали в Рыльскую районную больницу. А я чуть на стену не лезу от боли. Попросил разрешения позвонить в монастырь. Попал на "проходную", кричу послушнику: беги к отцу Ипполиту, попроси за меня помолиться. Минут через пять я уже мог терпеть эту жуткую боль, мог вставать с постели. И думал: Господи, за что мне такая невозможная боль, я такие муки в жизни не испытывал. И получаю в сердце ответ: а вот за это и это... Господи, говорю, ведь я же покаялся! В сердце тишина. Через неделю поправился, прихожу в монастырь, дверь к отцу Ипполиту открыта (так всегда бывает, когда очень нужно). Я по ступенькам поднимаюсь, а Батюшка сверху: "Ну что, Николушка, за то и то?.." И перечисляет те грехи, которые мне Господь в больнице напомнил. Я с удивлением: "Батюшка, так ведь я же покаялся!" А он так спокойно: "Ну что же, покаялся, надо и пострадать".
Сразу после того, как со мной этот приступ случился, моя жена Елена пошла к Батюшке, которого она давно знала. Батюшка встретил ее странными словами: а кто вы такая? Вы к нам из Москвы приехали?.. Елена тогда ничего не поняла. Юродство во Христе отцу Ипполиту было не чуждо. Еще в 1991-92 гг. две женщины из г. Сумы к Батюшке приезжали, тогда в монастыре еще только маленький курятничек был и две коровки. Отец Ипполит этим женщинам дал очень простое задание: ухаживать за коровками и птичек кормить, все по полочкам разложил, что и как делать. У них начались страшные искушения, они не могли понять, что от них требуется, а всю обиду вымещали на отце Ипполите: отче, мы же к вам приехали, у нас такие проблемы! "А птичек покормили?" - спрашивал отец Ипполит. - "Нет". Женщины прямо разгневались: да что это за батюшка такой!
Однажды постригли в монастыре в монахи отца Ефрема, отца Никодима, отца Досифея, Викторина, Августина. В тот же день отец Ипполит и мне четки подарил. Мне старец советовал идти в монахи, я спросил: "Отче, пострижете меня?" Он ответил: "Хоть прямо сейчас", - да я вскоре женился. Но и супружество он мне предсказал: на клиросе, мол, найдешь жену, на клиросе смотри. Так и вышло. Многие просили у него монашеского пострига, но и многим он отказывал. Один ходил-ходил за ним, наконец "выпросил", Батюшка его постриг, а он потом... женился.
Бывало, отец Ипполит обличал или предупреждал о беде явно, а бывало - так, что только потом доходило, что он имел в виду. Одна раба Божия, Людмила Макеева, с сахарозавода пришла к старцу и о своем говорила долго, он все выслушал и спросил: "Ну, а стены-то хоть останутся?" Женщина потом недоумевала: какие стены, о чем Батюшка говорит... И вот 6 января у них случился пожар, сгорел дом - стены остались.
Батюшка старался помогать людям незаметно, чтобы никто не знал. Но вовсе скрыть это было невозможно. Бывало, многодетной семье и коровку даст (сам он очень коров любил), кому что, и погорельцы к нему приходили, и разные люди, бомжи, убогие, - он всех любил, всех принимал, всем старался помочь. Приезжал один раб Божий Алексей из Харьковской области, его в юности побили, он был "первый парень на деревне", сильно побили; его сестра в монастырь привезла, а лет ему 45-50. Батюшка никакого послушания ему не дал, так он ходил, убогий, по монастырю, и многие послушники и паломники посмеивались над ним, хотя мы с ним разговаривали - он очень здраво со мной рассуждал. Месяцев восемь он прожил в монастыре, Батюшка все это время за него молился, и я заметил, что Алексей выздоравливает - на глазах. Но сестра его Нина была маловерная, забрала его, хотя Батюшка не благословлял забирать, говорил, что "Алеша скоро коровок будет пасти". А сестра: "Да ну, что, какие ему коровы". И увезла Алешу, и положила его в психбольницу, под Харьковом. Там он умер, полугода не прошло. О смерти своей заранее близких оповестил. Когда душу Господу предал, родственники изумились: "Шо це таке, ще батюшку ни звали, а уже ладаном пахнет". Алексей на смертном ложе благоухал. За те страдания, какими он вымучился, да за молитвы старца Ипполита. Благоухание по всей комнате шло.
Раба Божия Варвара Акимовна Чеховская очень переживала за своего несколько месяцев назад умершего сына Юрия. Поехала всей семьей к отцу Ипполиту спросить, почему им Юрий до сих пор не является: "Батюшка, мы так переживаем, что Юру не видим". В ту же ночь они увидели Юрия во сне. "Не безпокойтесь за меня", - душа его радовалась необыкновенно...
Бывает, поссоримся с кем, поругаемся с соседями, подходишь к нему, он или терпения пожелает или: "Дай, Боже, помощь тебе". Бывало, просто подойдешь: "Батюшка, благословите!" А он в ответ иной раз: "Здравие и спасение". Эти слова - к болезни, к посещению Божию, предупреждал так людей, чтобы после не роптали мы на Бога. А бывало, идешь к нему в раздражении, в обиде, хочешь нажаловаться на кого-нибудь, только подходишь - раздражение уходит, душа смиряется и думаешь: зачем ты шел? Батюшка и явно обличал. Как-то раз женщины-колхозницы к нему пришли: благословите; поклонились в пояс. А он им: низко кланяетесь, да ведра воруете. Они признались, что в колхозе ведра воровали.
Как-то звонит в Москву Татьяне Куропатовой, ее племянница взяла на себя слишком большое для нее молитвенное правило и стала впадать в отчаяние оттого, что не могла с ним справиться. Отец Ипполит, находясь в Рыльске, это ее духовное состояние видел и позвонил ее тетке, благословил правило уменьшить: "Дюже тяжело ей..."
Отец Ипполит попросил одну рабу Божию подождать его возле храма, а сам пошел в братский корпус. В ожидании эта женщина увидела Батюшку молящимся на воздухе и погрозившим ей пальцем, она подумала, что видит беса. А после сказала отцу Ипполиту: "Батюшка, я беса видела в вашем образе". Отец Ипполит от нее после этих слов отвернулся и разговаривать с ней не стал. Она рассказала эту историю мне. "Матушка, - говорю я, - да это же отец Ипполит сам вам явился и погрозил. А за что, вы знаете? Вспомните!" - "Ох, да за то, что я ругаюсь так на мужа страшными словами". Она пошла к отцу Ипполиту и попросила прощения.
Батюшка всегда знал, к кому в какой момент надо подойти и утешал, утешал, утешал народ Божий. Для всех нужное слово находил. Конечно, многие приходили его искушать, кто из любопытства, кто просил: дай на самогон. Но он и тех без молитвы, без утешения не оставлял.

Елена Бабохина, г. Рыльск:

- Мама у меня болела сильно, был приступ, вызвали "скорую". Сделали врачи укол, да и уехали, а ей все хуже и хуже. Сижу я рядом с ней и не знаю, что делать, времени 3 часа ночи. Обратилась мысленно к Батюшке Ипполиту: помоги, Батюшка! Сразу боль у мамы стала утихать, ей полегчало, и она заснула. Я считаю, что это отец Ипполит за мою маму тогда помолился.
Отец Ипполит всем иконочки раздавал, всем, кто к нему обращался. Кому что, знал, какой образок человеку полезен будет, кому надо помолиться, у кого помощи попросить. Очень многим он раздал бумажную иконку-складень святого великомученика Иоанна Сочавского, который помогает в житейских нуждах, в торговых делах. Батюшка очень любил, когда у человека достаток в доме, ему очень тяжело было видеть бедность, тем более нищету. Сам он был родом из бедной крестьянской семьи. Старался кому свинью подарить, кому козочку: "Возьмите, говорил, потом денежки отдадите". В начале 90-х годов в монастыре совсем тяжело было с продуктами. Ездили в село Большегнеушево, там Батюшка основал женский монастырь, картошку выращивали. Женщины жаловались: вот, мы все в поле, а в храме не молимся. А отец Ипполит возразил: "Разве накормить человека - не богоугодное дело? Бывает и Христос приходит, и святые в виде странников. Кормите, матушки, кормите".
Светлана Щелкунова училась в Рыльском педучилище, а ее мама со мной работала. Света собралась поступить в пединститут, пошла за благословением к Батюшке: "Собралась поступать в пединститут во Владимир, родственники там, благословите". - "Далеко, тяжело будет во Владимире, ну ладно, едь туда, в технический". - "Батюшка, я педучилище оканчивала, буду поступать в педагогический". - "Да, да, в технический поступай". - "Да не в технический, а в пединститут". - "Ну, поступай", - он рукой махнул, увидел, что мама Светы уже злиться начинает. Приезжает девочка во Владимир со своим красным дипломом, а ей говорят: сдавайте все экзамены, диплом ваш у нас права на поступление без экзаменов не дает. Что делать? Через дорогу политехнический институт, пошли туда, а там один из факультетов - профильный, прошла собеседование и поступила без экзаменов.
Раб Божий Сергий из Риги, сейчас он работает в Рыльске, рассказывал, как он по благословению старца ездил в Москву за духовной литературой. Набрали они с рабой Божией Ольгой книг и тяжело-тяжело, жарко было, солнце палило, сумки тянут, и в подземном переходе решают купить бутылку пива. Купили, выпили, дальше свою ношу потащили на вокзал, потом - Курск, Рыльск. Приезжают, жалуются Батюшке: жара, денег нет, едва на билеты хватило. А старец им: ну, и на бутылку пива. Весь их путь, до мельчайших подробностей видел.
Татьяне Куропатовой сказал: "Матушка, ты игуменьей будешь". Она от неожиданности осмелела: "Батюшка, а вы это видите или как?" - "Кого как, а у тебя прямо крестик вижу", - ответил старец на прямой вопрос. Мужа Татьяны Виктора он благословил учиться на священника, а тот все медлил. Как-то Виктор приехал к Батюшке, поговорил с ним, а Татьяна его и спрашивает: "Ну что тебе старец сказал?" Виктор в недоумении: "Да он меня все спрашивал, как там Борис Николаевич, да как Михаил Сергеевич поживают?" Потом уже поняли, что отец Ипполит так обличал чрезмерное увлечение Виктора политикой. А после старец уже не благословил его на священство. Поздно, сказал. Вскоре Виктор серьезно заболел.
Одна послушница из Владикавказа спросила у Батюшки, как его здоровье. "Вашими молитвами, матушка, еле живой", - ответил старец. Та упала старцу в ноги: простите, Батюшка, правда, не молилась за вас.
Муж мой часто заставал отца Ипполита еле живым. За выходные дни в монастырь приезжали по 5-6 автобусов отовсюду, монастырский двор был заставлен автомобилями, и все к старцу хотят, попробуй со всеми поговори, за всех помолись. От него все уходили радостными, утешенными, ободренными. А каково было ему брать на себя грехи и искушения и скорби стольких людей? Тем не менее, никто и никогда не видел его раздраженным или не в духе, печальным, никто таким его и представить не мог. Многие, конечно, ехали из любопытства, задавали праздные вопросы. Он слушал, терпел, смирялся перед всеми. Одна женщина все настаивала, чтобы старец непременно прочитал письмо ее дочери, хотя он уже дал ей исчерпывающий ответ. Батюшка взял письмо в руки, стал читать, хотя содержание письма ему было известно заранее. Вдруг женщина заметила, что старец читает письмо снизу вверх, держит его перевернутым. Обиделась. Только однажды старец сказал: "Многие в монастыре живут как в раю, а я всю жизнь прожил как в тюрьме".
Моему мужу Батюшка благословил съездить к блаженной Любушке Петербургской. Коля думал, что недели на две, а Батюшка сказал ему, что он через два дня вернется в Рыльск. Коля не поверил. Съездил к Любушке, приложился к мощам Иоанна Кронштадтского, и так ему захотелось обратно, к Батюшке, в монастырь, что он тут же купил билет на обратную дорогу. Свой поезд проспал, потом узнал, что на пути следования того поезда случилась большая авария. Уехал на другой день. Так и вышло, как Батюшка предсказал: на два дня съездил. "Это тебя Иоанн Кронштадтский к Иоанну Рыльскому послал", - улыбнулся отец Ипполит.
Многие в Рыльске и в Курске роптали, не понимали того, что старец принимает всех, кого Господь приводит в монастырь. Нищих, бомжей, наркоманов, пьяниц. Одна женщина в Абхазии на своих глазах потеряла мужа и двоих детей, их разбомбили во время войны. Осталась без средств к существованию, без документов. Ее везде гнали, голова у нее больная и в сердце боль, кому такая нужна. "Здесь только меня приняли", - успокоилась она хоть немного в монастыре.
Часто жаловались ему, дескать, этот пьяница, тот вор, тот наркоман, этого надо убрать, а того выгнать. Он все это внимательно выслушивал и говорил не раз: "Отец, я здесь не настоятель". - "Батюшка, а кто же настоятель, как не вы?.." - "Никола Угодник. Кого надо, уберет, кого надо, пришлет ко мне. Что же, присылает ко мне Святитель Николай человека, а я буду его выгонять? Он сам разберется". Он всех оставлял на волю Божию и Святителя Николая. И смотришь - раз, кто-то уехал сам, а кто-то и хочет уехать, да никак не получается...
По его благословению послушницы собирали пожертвования на монастырь на рынках Москвы, Рыльска. Завистники доносили об этом священноначалию, клеветали. Но Батюшка все равно посылал монастырских на рынки со словами: "Езжайте матушки, спасайте людей". Ведь жертва на монастырь спасительна для души.
http://www.cofe.ru/blagovest/article.as … ticle=6400

0

58

Старец Паисий Святогорец об Апокалипсисе

"Если митрополиты молчат, кто же будет говорить?"

Зри в корень. Возможно, нам придется пережить многое из того, о чем говорится в Апокалипсисе. Наступила апостасия, и сейчас осталось только придти сыну погибели (2 Фес. 2,3).

Безразличие к Богу приводит к безразличию во всем остальном, приводит к распаду. Вера в Бога – великое дело. Человек служит Богу, а затем любит своих родителей, свой дом, своих родных, свою работу, свою деревню, свое государство, свою Родину. Тот, кто не любит Бога, тот не любит ничего. И Родины своей он тоже не любит… Меня беспокоит царящая безмятежность. Что-то готовится. Мы еще не поняли как следует ни того, в какие годы живем, ни того, что умрем. Что из этого выйдет, не знаю, положение очень сложное. Судьба мира зависит от нескольких человек, но Бог еще удерживает тормоз. Нужно много и с болью молиться, чтобы Бог вмешался в происходящее… Время очень сложное.

Скопилось много пепла, мусора, равнодушия – и для того, чтобы все это улетело, нужно, чтобы сильно подуло… Страшно! Наступило вавилонское столпотворение! Требуется божественное вмешательство… Происходит великое волнение. Такая каша! Голова у народа совсем заморочена. Однако, несмотря на это брожение, я чувствую в себе некое утешение, некую уверенность. Есть все же часть христиан, в которых почивает Бог. Есть еще люди Божии, люди молитвы, и Всеблагий Бог терпит нас и снова приведет все в порядок.

Не бойтесь! Мы пережили столько гроз и не погибли. Так что же, испугаемся бури, которая должна разразиться? Не погибнем и сейчас! Бог любит нас. В человеке есть скрытая на случай необходимости сила. Тяжелых лет будет немного. Лишь одна гроза…

Не расстраивайтесь нисколько, ибо над всеми Бог, Который управляет всем и посадит каждого на скамью подсудимых дать ответ за содеянное, в соответствии с чем каждый и воздаяние от Него получит. Будут вознаграждены те, кто в чем-то поможет добру, и будет наказан тот, кто делает зло. Бог в конце концов расставит все по своим местам, но каждый из нас даст ответ за то, что он сделал в эти трудные годы своей молитвой, добротой…

Сегодня стараются разрушить веру и, для того, чтобы здание веры рухнуло, потихоньку вынимают по камешку. Однако ответственны за это разрушение все: не только те, кто разрушает, но и мы, видящие, как разрушается вера и не прилагающие усилий к тому, чтобы ее укрепить. Впоследствии эти развратители умышленно создадут нам еще большие трудности, озлобятся на Церковь, монашество. Нынешней ситуации можно противостоять только духовно, а не по-мирски. Шторм усилится еще немного, выбросит на берег весь мусор, все ненужное, а затем положение прояснится. И одни получат чистую мзду, а другие оплатят долги.

Сейчас много таких, кто стремится разложить все: семью, молодежь, Церковь. В наши дни радеть за народ – это исповедание, ибо государство воюет против божественного закона. Законы, которые оно принимает, направлены против Закона Божия. Но мы ответственны за то, чтобы не дать врагам Церкви всё разложить. Хотя мне приходилось слышать даже священников, говорящих: «Вы этим не занимайтесь, не ваше дело!» Если бы они молитвой доходили до такого состояния, что ни к чему не прилагали бы попечения, то я им ноги целовал бы. Но нет, они безразличны потому, что хотят быть для всех хорошими и жить припеваючи. Безразличие непозволительно даже мирским, а уж тем более духовенству.

Человек честный, духовный не должен ничего делать с безразличием. «Проклят творяй дело Господне с небрежением», – говорит пророк Иеремия (Иер. 48,10)… Сейчас война, духовная война. Я должен быть на передовой. Столько марксистов, столько масонов, столько сатанистов и всяких других! Сколько бесноватых, анархистов, прельщенных… Я вижу, что нас ожидает, и поэтому мне больно. Во рту моем горечь от людской боли…

Дух теплохладности господствует, мужества нет совсем! Мы в конец испортились! Как нас Бог еще терпит? Сегодняшнее поколение – это поколение равнодушия. Не воины. Большинство только для парада и годится. Безбожникам, хулителям дают выступать по телевизору. И Церковь молчит и не отлучает этих богохульников. А надо было бы отлучать таких. Отлучения, что ли, жалко? Давайте не будем ждать, когда кто-то другой вытащит змею из дыры, чтобы мы оставались в покое. Молчат от безразличия. Плохо то, что даже люди, что-то имевшие внутри себя, стали охладевать и говорить: «Разве я смогу изменить ситуацию»?

Мы должны с дерзновением исповедовать нашу веру, потому что если мы промолчим, то понесем ответственность. В эти трудные годы каждый из нас должен делать то, что возможно. А что невозможно, оставлять на волю Божию. Так наша совесть будет спокойна. Если же мы не противостанем, то поднимутся из могил наши предки. Они столько выстрадали за Отечество, а что делаем для него мы?.. Если христиане не станут исповедниками, не противостанут злу, то разорители обнаглеют еще больше. Но теперешние христиане не бойцы. Если Церковь молчит, чтобы не вступать в конфликт с государством, если митрополиты молчат, если молчат монахи, то кто же будет говорить?

Благодарите Бога за все. Постарайтесь быть мужественными. Подтянитесь немножко. Знаете, что переносят христиане в других странах? В России – такие трудности! А у нас многие проявляют такое безразличие… Не хватает доброго расположения, любочестия. А ведь если мы не начнем воевать против зла, не начнем обличать тех, кто соблазняет верующих, то зло станет еще больше. Если же не убоимся, маленько ободрятся верные. И тем, кто воюет с Церковью, будет потруднее. В прошлом наш народ жил духовно, поэтому Бог благословлял его, и святые чудесным образом нам помогали. И мы побеждали наших врагов, которые всегда превосходили нас числом. Мы и сейчас говорим, что мы православные, однако, к сожалению, часто носим лишь имя православных, но не живем православною жизнью.

Нерадивое духовенство усыпляет народ, оставляет его как есть, чтобы он не волновался. «Смотри, – говорят, – ни в коем случае не скажи, что будет война, или Второе Пришествие, и потому надо готовится к смерти. Чтобы люди ни в коем случае не разволновались!» А другие от ложно понимаемой доброты говорят: «Не обличайте еретиков, что они в прелести, чтобы показать нашу любовь к ним».

Сегодня народ замешан на воде. Закваска не та. Если я избегаю волнений ради того, чтобы не нарушить своего плотского покоя, то я равнодушен к святыне! Духовная кротость это одно, а мягкость от равнодушия – совсем другое. Некоторые говорят: «Я христианин и поэтому должен быть радостным и спокойным». Но это не христиане. Это равнодушие, это радость мирская. Тот, в ком присутствуют эти мирские начала – не духовный человек.

Духовный человек – весь сплошная боль. То есть ему больно за то, что происходит, ему больно за людей. Именно за эту боль ему воздается божественным утешением.
http://3rm.info/24814-pervye-plody-ot-b … aynov.html

+1

59

Материнская любовь

Не так давно в одном городе в центре России жили мать и дочь. Мать звали Татьяной Ивановной, и была она врачом-терапевтом и преподавательницей местного мединститута. А ее единственная дочь, Нина, была студенткой того же самого института. Обе они были некрещеными. Но вот как-то раз Нина с двумя однокурсницами зашла в православный храм. Близилась сессия, которая, как известно, у студентов слывет «периодом горячки» и треволнений. Поэтому Нинины однокурсницы, в надежде на помощь Божию в предстоящей сдаче экзаменов, решили заказать молебен об учащихся. Как раз в это время настоятель храма, отец Димитрий, читал проповедь, которая очень заинтересовала Нину, потому что она еще никогда не слыхала ничего подобного. Подружки Нины давно покинули храм, а она так и осталась в нем до самого конца Литургии. Это, вроде бы, случайное посещение храма определило всю дальнейшую Нинину судьбу – вскоре она крестилась. Разумеется, она сделала это втайне от неверующей матери, опасаясь рассердить ее этим. Духовным отцом Нины стал крестивший ее отец Димитрий.

Нине не удалось надолго сохранить от матери тайну своего крещения. Татьяна Ивановна заподозрила неладное даже не потому, что дочка вдруг перестала носить джинсы и вязаную шапочку с кисточками, сменив их на длинную юбку и платочек. И не потому, что она совсем перестала пользоваться косметикой. К сожалению, Нина, подобно многим молодым новообращенным, совершенно перестала интересоваться учебой, решив, что это отвлекает ее от «единого на потребу». И в то время, как она днями напролет том за томом штудировала Жития Святых и «Добротолюбие», учебники и тетради покрывались все более и более толстым слоем пыли…

Не раз Татьяна Ивановна пыталась уговорить Нину не запускать учебу. Но все было бесполезно. Дочь была занята исключительно спасением собственной души. Чем ближе становился конец учебного года, а вместе с его приближением увеличивалось до астрономических цифр число отработок у Нины, тем более горячими становились стычки между Ниной и ее матерью. Однажды выведенная из себя Татьяна Ивановна, бурно жестикулируя, нечаянно смахнула рукой икону, стоявшую у дочки на столе. Икона упала на пол. И тогда Нина, расценившая поступок матери, как кощунство над святыней, в первый раз в жизни ударила ее…

В дальнейшем мать и дочь становились все более и более чуждыми друг другу, хотя и продолжали сосуществовать в одной квартире, периодически переругиваясь. Свое житье под одной крышей с матерью Нина приравнивала к мученичеству, и считала Татьяну Ивановну основной помехой к своему дальнейшему духовному росту, поскольку именно она возбуждала в своей дочери страсть гнева. При случае Нина любила пожаловаться знакомым и о. Димитрию на жестокость матери. При этом, рассчитывая вызвать у них сострадание, она украшала свои рассказы такими фантастическими подробностями, что слушателям Татьяна Ивановна представлялась этаким Диоклетианом в юбке. Правда, однажды отец Димитрий позволил себе усомниться в правдивости рассказов Нины. Тогда она немедленно порвала со своим духовным отцом и перешла в другой храм, где вскоре стала петь и читать на клиросе, оставив почти что не у дел прежнюю псаломщицу – одинокую старушку-украинку… В новом храме Нине понравилось еще больше, чем в прежнем, поскольку его настоятель муштровал своих духовных чад епитимиями в виде десятков, а то и сотен земных поклонов, что никому не давало повода усомниться в правильности его духовного руководства. Прихожане, а особенно прихожанки, одетые в черное и повязанные по самые брови темными платочками, с четками на левом запястье, походили не на мирянок, а на послушниц какого-нибудь монастыря. При этом многие из них искренне гордились тем, что по благословению батюшки навсегда изгнали из своих квартир «идола и слугу ада», в просторечии именуемого телевизором, в результате чего получили несомненную уверенность в своем будущем спасении… Впрочем, строгость настоятеля этого храма к своим духовным детям позднее принесла хорошие плоды – многие из них, пройдя в своем приходе начальную школу аскезы, впоследствии ушли в различные монастыри и стали образцовыми монахами и монахинями.

Нину все-таки исключили из института за неуспеваемость. Она так и не пыталась продолжить учебу, посчитав диплом врача вещью, ненужной для жизни вечной. Татьяне Ивановне удалось устроить дочь лаборанткой на одну из кафедр мединститута, где Нина и работала, не проявляя, впрочем, особого рвения к своему делу. Подобно героиням любимых житий святых, Нина знала только три дороги – в храм, на работу и, поздним вечером, домой. Замуж Нина так и не вышла, поскольку ей хотелось непременно стать либо женой священника, любо монахиней, а все остальные варианты ее не устраивали. За годы своего пребывания в Церкви она прочла очень много духовных книг, и выучила почти наизусть Евангельские тексты, так что в неизбежных в приходской жизни спорах и размолвках доказывала собственную правоту, разя наповал своих противников «мечом глаголов Божиих». Если же человек отказывался признать правоту Нины, то она сразу же зачисляла такого в разряд «язычников и мытарей»… Тем временем Татьяна Ивановна старела и все чаще о чем-то задумывалась. Иногда Нина находила у нее в сумке брошюрки и листовки, которые ей, по-видимому, вручали на улице сектанты-иеговисты. Нина с бранью отнимала у матери опасные книжки, и, называя ее «сектанткой», на ее глазах рвала их в мелкие клочья и отправляла в помойное ведро. Татьяна Ивановна безропотно молчала.

Страданиям Нины, вынужденной жить под одной крышей с неверующей матерью, пришел конец после того, как Татьяна Ивановна вышла на пенсию и все чаще и чаще стала болеть. Как-то под вечер, когда Нина, вернувшись из церкви, уплетала сваренный для нее матерью постный борщ, Татьяна Ивановна сказала дочери:
– Вот что, Ниночка. Я хочу оформить документы в дом престарелых. Не хочу больше мешать тебе жить. Как ты думаешь, стоит мне это сделать?

Если бы Нина в этот момент заглянула в глаза матери, она бы прочла в них всю боль исстрадавшегося материнского сердца. Но она, не поднимая глаз от тарелки с борщом, буркнула:
– Не знаю. Поступай, как хочешь. Мне все равно.

Вскоре после этого разговора Татьяна Ивановна сумела оформить все необходимые документы и перебралась на житье в находившийся на окраине города дом престарелых, взяв с собой только маленький чемоданчик с самыми необходимыми вещами. Нина не сочла нужным даже проводить мать. После ее отъезда она даже испытывала радость – ведь получалось, что Сам Господь избавил ее от необходимости дальнейшего житья с нелюбимой матерью. А впоследствии – и от ухода за ней.

После того, как Нина осталась одна, она решила, что теперь-то она сможет устроить собственную судьбу так, как ей давно хотелось. В соседней епархии был женский монастырь со строгим уставом и хорошо налаженной духовной жизнью. Нина не раз ездила туда, и в мечтах представляла себя послушницей именно этой обители. Правда, тамошняя игумения никого не принимала в монастырь без благословения прозорливого старца Алипия из знаменитого Воздвиженского монастыря, находившегося в той же епархии, в городе В. Но Нина была уверена, что уж ее-то старец непременно благословит на поступление в монастырь. А может даже, с учетом ее предыдущих трудов в храме, ее сразу же постригут в рясофор? И как же красиво она будет смотреться в одежде инокини – в черных ряске и клобучке, отороченном мехом, с длинными четками в руке – самая настоящая Христова невеста… С такими-то радужными мечтами Нина и поехала к старцу, купив ему в подарок дорогую греческую икону в серебряной ризе.

К изумлению Нины, добивавшейся личной беседы со старцем, он отказался ее принять. Но она не собиралась сдаваться, и ухитрилась проникнуть к старцу с группой паломников. При виде старца, Нина упала ему в ноги и стала просить благословения поступить в женский монастырь. Но к изумлению Нины, прозорливый старец дал ей строгую отповедь:
– А что же ты со своею матерью сделала? Как же ты говоришь, что любишь Бога, если мать свою ненавидишь? И не мечтай о монастыре – не благословлю!
Нина хотела было возразить старцу, что он просто не представляет, каким чудовищем была ее мать. Но, вероятно, от волнения и досады, она не смогла вымолвить ни слова. Впрочем, когда первое потрясение прошло, Нина решила, что старец Алипий либо не является таким прозорливым, как о нем рассказывают, либо просто ошибся. Ведь бывали же случаи, когда в поступлении в монастырь отказывали даже будущим великим святым…

…Прошло около полугода с того времени, когда мать Нины ушла в дом престарелых. Как-то раз в это время в церкви, где пела Нина, умерла старая псаломщица – украинка. Соседи умершей принесли в храм ее ноты и тетрадки с записями Богослужебных текстов, и настоятель благословил Нине пересмотреть их и отобрать то, что могло бы пригодиться на клиросе. Внимание Нины привлекла одна из тетрадок, в черной клеенчатой обложке. В ней были записаны колядки – русские и украинские, а также различные стихи духовного содержания, которые в народе обычно называют «псальмами». Впрочем, там было одно стихотворение, написанное по-украински, которое представляло собой не «псальму», а скорее, легенду. Сюжет ее выглядел примерно так: некий юноша пообещал своей любимой девушке исполнить любое ее желание. «Тогда принеси мне сердце своей матери», – потребовала жестокая красавица. И обезумевший от любви юноша безтрепетно исполнил ее желание. Но, когда он возвращался к ней, неся в платке страшный дар – материнское сердце, он споткнулся и упал. Видимо, это земля содрогнулась под ногами матереубийцы. И тогда материнское сердце спросило сына: «ты не ушибся, сыночек?»

При чтении этой легенды Нине вдруг вспомнилась мать. Как она? Что с ней? Впрочем, сочтя воспоминание о матери бесовским прилогом, Нина сразу же отразила его цитатой из Евангелия: «…кто Матерь Моя?…кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра, и Матерь». (Мф.12:48,50) И мысли о матери исчезли так же внезапно, как и появились.

Но ночью Нине приснился необычный сон. Будто кто-то ведет ее по прекрасному райскому саду, утопающему в цветах и усаженному плодовыми деревьями. И Нина видит, что посреди этого сада стоит красивый дом, или, скорее, дворец. «Так вот какой дворец Господь приготовил для меня», – подумалось Нине. И тогда ее спутник, словно читая ее мысли, ответил ей: «нет, это дворец для твоей матери». «А что же тогда для меня?» – спросила Нина. Но ее спутник молчал… И тут Нина проснулась…

Виденный сон смутил ее. Как же это Господь после всего того, что ради Него сделала Нина, не приготовил ей соответствующего ее заслугам перед Ним дворца в раю? И за что же такая честь ее матери, неверующей и даже некрещеной? Разумеется, Нина сочла свой сон вражиим наваждением. Но все-таки любопытство взяло верх, и, прихватив с собою кое-каких гостинцев, она отпросилась у настоятеля и поехала в дом престарелых навестить мать, которую не видела уже полгода.

Поскольку Нина не знала номера комнаты, в которой жила ее мать, она решила начать свои поиски с медсестринского поста. Там она застала молоденькую медсестру, раскладывавшую в пластмассовые стаканчики таблетки для больных. К немалому удивлению Нины, на шкафу с медикаментами она заметила небольшую икону Казанской Божией Матери, а на подоконнике – книжку о блаженной Ксении Петербургской с торчащей закладкой. Поздоровавшись с медсестрой, Нина спросила ее, в какой комнате проживает Татьяна Ивановна Матвеева.
– А Вы ее навестить приехали? – спросила медсестра. – К сожалению, Вы опоздали. Татьяна Ивановна умерла два месяца назад. Она достала какой-то журнал, и, найдя в нем нужное место, назвала Нине точную дату смерти ее матери. Но, видимо, при этом медсестре вспомнилось что-то значимое для нее, и она продолжала разговор уже сама:
– А Вы ей кто будете? Дочь? Знаете, Нина Николаевна, какая же Вы счастливая! У Вас была замечательная мама. Я у нее не училась, но много хорошего слышала о ней от ее учеников. Ее и здесь все любили. А умирала она тяжело – упала и сломала ногу. Потом пролежни пошли, и я ходила делать ей перевязки. Вы знаете, таких больных я никогда в жизни не видала. Она не плакала, не стонала, и каждый раз благодарила меня. Я никогда не видела, чтобы люди умирали так кротко и мужественно, как Ваша мама. А за два дня до смерти она попросила меня: «Галенька, приведи ко мне батюшку, пусть он меня крестит». Тогда я позвонила нашему отцу Ермогену, и он назавтра приехал и крестил ее. А на другой день она умерла. Если б Вы видели, какое у нее было лицо, светлое и ясное, словно она не умерла, а только заснула… Прямо как у святой…

Изумлению Нины не было передела. Выходит, ее мать перед смертью уверовала и умерла, очистившись Крещением от всех своих прежних грехов. А словоохотливая медсестра все продолжала рассказывать:
– А Вы знаете, она Вас часто вспоминала. И, когда отец Ермоген ее крестил, просила молиться за Вас. Когда она слегла, я предложила ей Вас вызвать. Но она отказалась: не надо, Галенька, зачем Ниночку затруднять. У нее и без того дел полно. Да и виновата я перед нею… И о смерти своей тоже просила не сообщать, чтобы Вы не переживали понапрасну. Я и послушалась, простите…

Вот что узнала Нина о последних днях жизни своей матери. Раздарив медсестре и старушкам из соседних комнат привезенные гостинцы, она отправилась домой пешком, чтобы хоть немного успокоиться. Она брела по безлюдным заснеженным улицам, не разбирая дороги. Но ее удручало вовсе не то, что теперь она лишилась единственного родного человека, а то, что она никак не могла смириться с тем, как же это Бог даровал такое прекрасное место в раю не ей, всю жизнь подвизавшейся ради Него, а ее матери, крестившейся всего лишь за сутки до смерти. И, чем больше она думала об этом, тем больше поднимался в ее душе ропот на Бога: «Господи, почему же ей, а не мне? Как же Ты это допустил? Где же Твоя справедливость?» И тут земля разверзлась под ногами Нины и она рухнула в бездну.

Нет, это было вовсе не чудо. Просто, погрузившись в свои думы, Нина не заметила открытого канализационного люка и упала прямо в зияющую дыру. От неожиданности она не успела ни вскрикнуть, ни помолиться, ни даже испугаться. Не менее неожиданным было то, что ее ноги вдруг уперлись во что-то твердое. Вероятно, это был какой-то ящик, кем-то сброшенный в люк и застрявший в нем. Вслед за тем чьи-то сильные руки ухватили Нину и потащили ее наверх. Дальнейшего она не помнила.

Когда Нина пришла в себя, вокруг нее толпились люди, которые ругали – кто мэрию, кто – воров, стащивших металлическую крышку люка, и удивлялись, как это Нина сумела выбраться наружу без посторонней помощи. Нина машинально заглянула в люк и увидела, как на его дне, глубоко-глубоко, плещется вода и торчит какая-то труба. А вот никакого ящика внутри нет и в помине. И тогда она снова потеряла сознание…

Ее отвезли в больницу, осмотрели, и, не найдя никаких повреждений, отправили домой, посоветовав принять успокоительное лекарство. Оказавшись дома, Нина приняла таблетку, предварительно перекрестив ее и запив святой водой, и вскоре погрузилась в сон. Ей приснилось, что она падает в бездну. И вдруг слышит: «не бойся, доченька», и сильные, теплые руки матери подхватывают ее и несут куда-то вверх. А потом Нина оказывается в том самом саду, который ей приснился вчера. И видит чудесные деревья и цветы. А еще – тот дворец, в котором, как ей сказали, живет ее мать. И рядом с этим дворцом, действительно, стоит ее мама, юная и прекрасная, как на фотографиях из старого альбома.
— Ты не ушиблась, доченька? — спрашивает мать Нину.
И тогда Нина поняла, что спасло ее от неминуемой гибели. То были материнская любовь и материнская молитва, которая «и со дна моря поднимает». И Нина зарыдала и принялась целовать ноги матери, орошая их своими запоздалыми покаянными слезами.И тогда мать, склонившись над нею, стала ласково гладить ее по уже седеющим волосам:

– Не плачь, не плачь, доченька… Господь да простит тебя. А я тебе давно все простила. Живи, служи Богу и будь счастлива. Только запомни: «Бог есть любовь…» (1Ин.4:16) Если будешь людей любить и жалеть – мы встретимся снова и уже не расстанемся никогда. А этот дом станет и твоим домом.

Монахиня Евфимия (Пащенко)

http://3rm.info/24816-materinskaya-lyubov.html

0

60

Ссвященник Афанасий Гумеров, насельник Сретенского монастыря:

Слово (Логос) – втрое Лицо Пресвятой Троицы. Человек, имея образ Божий, наделен даром слова в образ безначального Слова. По замыслу Творца человеку дано слово, прежде всего для молитвенного обращения к Своему Небесному Родителю, общения с людьми на началах любви и мира, а также для реализации своих творческих талантов. Человек, который сквернословит, использует этот особый дар для проявления своей внутренней нечистоты, изливает через него из себя грязь. Этим он оскверняет в себе образ Божий. Поэтому святая Библия называет сквернословие наряду с другими  тяжкими грехами: «А теперь вы отложите все: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших» (Кол.3:8). Святые апостолы обличают грехи, которые люди совершают через слово: «язык - огонь, прикраса неправды; язык в таком положении находится между членами нашими, что оскверняет все тело и воспаляет круг жизни, будучи сам воспаляем от геенны» (Иак.3:6); «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших» (Еф.4:29). Св. праведный Иоанн Кронштадтский говорит об этом грехе с болью: «Что у нас пользуется меньшим уважением как слово? Что у нас изменчивее как слово? Что мы бросаем подобно грязи поминутно как не слово? — О, окаянные мы человеки! С какой драгоценностью так мы об­ходимся невнимательно! Не вспоминаем мы, что словом, происходящим от верующего и любящего сердца, мы можем творить чудеса жизни для души своей и для душ других, например на молитве, при Богослужении, в проповедях, при совершении таинств! Христианин! дорожи каждым словом, будь внимателен к каждому слову; будь тверд в слове; будь доверчив к слову Божию и слову святых человеков, как к слову жизни. Помни, что слово — начало жизни» (Моя жизнь во Христе, М., 2002, с. 212). Надо помнить великую значимость слова. Однажды произнесенное, оно уже не исчезает, а уходит в бесконечную память Божию и на Суде нам будет предъявлено.
Что произошло с нами? Почему так явно открылась в последнее время духовная, нравственная и культурная деградация нашего больного общества? Раньше срамословие было языком преступников, блудниц и вообще людей опустившихся. Сейчас все это слышится на телевидении и радио, звучит в кинотеатрах, свободно произносится в присутствии людей на улице. Дети, как губки, вбирают в себя это яд.
Есть много свидетельств, что сквернословие – язык демонов. Приведу лишь один пример. История эта рассказана последним настоятелем Свято-Троицкой Сергиевой лавры священномучеником Кронидом (Любимовым; 1858 – 1937): ««В 1894 году в обитель Преподобного Сергия прибыл помолиться прихожанин родного мне сельского храма деревни Кетилово Московской губернии Волоколамского уезда крестьянин Яков Иванович. Лицо его было печально, и на глазах виднелись слезы. Когда я спросил о причине его грусти, он зарыдал, как ребенок, и, несколько успокоившись, с тяжким вздохом сказал: «Ох, батюшка, скорбь моей души так велика, что я дохожу до уныния. Иногда и рад бы умереть. У меня есть сын Василий, восьми лет, одержимый странными припадками, которые выражаются излиянием хулы на святыню и невыносимым сквернословием. Были такие случаи. Накажу я его строго и брошу в подвал, а он и там продолжает сквернословить и хулить все святое. Лицо его делается при этом черным и страшно на него смотреть. Печаль моя за его душу столь велика, что я подчас теряю надежду на свое и его спасение». Выслушав, говорю отцу: «Ясно, тут дело диавольское. Диавол всемерно стремится погубить тебя и твоего сына. Думаю, что есть какая-то особая причина, что диавол осмелился приблизиться к чистой и невинной душе мальчика. Скажи мне по совести, не ругался ли ты сам когда-либо скверными словами и не был ли свидетелем этой брани твой сын?» Снова залился слезами Яков Иванович и сквозь рыдания проговорил: «Да, я сам виноват в грехах сына. Трезвый я не ругаюсь, но в нетрезвом состоянии — я первый сквернослов на улице и ругаюсь в своем доме, при детях. Это мой тяжкий грех перед Богом и людьми». «Кайся, Яков Иванович, — говорю я ему, — слезно кайся. Этот грех и служит причиной сквернословия и хулы твоего сына. Но не падай духом и не предавайся унынию и отчаянию. Помни, что нет греха, который бы превышал безграничное милосердие Божие. Кстати, ты теперь находишься в стенах обители Преподобного Сергия, этого великого заступника и ходатая за всю Русскую землю и за всех притекающих к нему. Проси слезно его ходатайства перед престолом Божиим за тебя и твоего сына о даровании вам исцеления душевных и телесных немощей. Веруй, что по вере будет тебе радость. Не блещет так молния во всей Вселенной, как быстро достигает молитва родителей до престола Божия и низводит на их детей святейшее благословение Всемогущего Господа. Молитва твоя и жены твоей могуча и может помочь в исцелении сына и всего вашего семейства».
Видимо, Яков Иванович горячо молился Преподобному Сергию. Из обители он уехал в мире и духовной радости. Ровно через год мне пришлось быть на родине и встретиться с Яковом Ивановичем в храме. Вид его был спокойный и мирный. На мой вопрос, как его домашние дела, он с душевной радостью отвечал: «Слава Богу! Не забыл меня Господь за молитвы Преподобного Сергия милостью Своей». И рассказал мне следующее: «Как вернулся я из Троице-Сергиевой обители, сын мой Василий заболел. В течение двух месяцев он таял, как свеча, и за все время своей болезни был необыкновенно кроток и смирен сердцем. Никто не слыхал из уст его гнилого, бранного слова. Любовь его ко мне была поражающая. За два дня до своей смерти он попросил меня позвать священника. Исповедовался со слезами и полным созна­нием своей виновности перед Богом, в умилении приобщился Святых
Христовых Тайн и умер в полной памяти. Перед самой смертью он поцеловал меня, мать и всех присутствующих и тихо-тихо, как бы уснув, скончался. Его кончина для моей души была великим утешением и радостью. Сам же я, по возвращении из обители Преподобного Сергия, перестал пить, не произношу больше бранных слов». Яков Иванович после свидания со мной прожил еще двадцать лет, ведя трезвую христианскую жизнь».
(Троицкие листки с луга духовного. С. 14; цит. по кн.: Отечник проповедника, М., 1996, с. 531 – 533).

http://www.pravoslavie.ru/answers/6437.htm

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC