Вверх страницы
Вниз страницы

ЗНАКИ ИСПОЛНЕНИЯ ПРОРОЧЕСТВ

Объявление

ПРАВИЛА ФОРУМА размещены в ТЕХНИЧЕСКОМ РАЗДЕЛЕ: http://znaki.0pk.ru/viewtopic.php?id=541

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Полезно почитать

Сообщений 321 страница 340 из 462

321

ЗА ЧТО НЕНАВИДЯТ ЦЕРКОВЬ?

В последние годы православные столкнулись с довольно неожиданным для многих из нас явлением – с немотивированной, неадекватной, не объяснимой никакой логикой ненавистью. Мы воспринимаем Церковь, как источник добра и любви, и очень удивляемся, встречая лютую злобу к ней

За что, думаем мы, нас травят, как врагов или преступников?

А стоит ли удивляться? Ненависть к Церкви – это обычное, даже обязательное явление. Более того, чем успешнее Церковь, тем яростнее должна быть ненависть к ней. Градус ненависти – это вообще самая точная оценка Церкви. Соответственно отсутствие ненависти к ней, особенно со стороны растлителей, извращенцев и безбожников, свидетельствует о том, что данная Церковь не является боевой единицей.

Нам часто ставят в пример модернизированные церкви, на знаменах которых сияют «гуманизм», «толерантность» и «либерализм». Такие церкви согласились с любыми пороками и признали их права на существование в обществе. А православные – злобные фанатики в паутине средневековых догм и душители свобод. К нам неприменимы общечеловеческие законы, нас можно и нужно вешать на фонарях, отстреливать как бешеных собак вместе с женами и детьми, испепелять миллионами в ядерных жаровнях. По крайней мере, в этом часто признаются наиболее «креативные» юзеры в Интернете. И в их словах есть разумное зерно, ведь если им удастся зачистить землю от «хрюсов», как они называют христиан, то кто им тогда скажет, например, что у них не любовь, а вожделение заднего прохода? Никто не скажет.

Вообще Интернет вывернул наружу очень много упрятанного в мрачных глубинах душ современников. Это такая генеральная репетиция перед часом «Х», когда все тайное станет явным. Теперь у каждого появилась возможность максимально откровенно, не стесняя себя никакими рамками вывалить в Сеть самые чудовищные мерзости. И человечество ужаснулось, увидев степень запредельного зверства в своей среде. Человеческая история не знала ничего подобного. В самые страшные времена люди не сталкивались с такой разнузданной откровенностью зла. Мы заглянули в глаза Ада…

Но вернемся к нашей теме. Природа ненависти к христианству – это явление духовное, то есть, возбуждаемое и контролируемое духами. Вообще слово «духовность» нужно понимать правильно: это не какое-то экзальтированно-возвышенное состояние, иногда наблюдаемое на лицах поклонников искусств. Это проявление конкретных духов, населяющих сердца. В одних преобладают ангелы, в других бесы. Безусловное доминирование одной из этих категорий приводит к разным результатам. Так победа ангелов над бесами воцаряет в душе тишину, покой и размышление. Это бывает крайне редко и называется святостью. А победа бесов над ангелами притупляет переживания, совесть замолкает, душа перестает различать добро и зло. Она начинает все воспринимать наоборот: положительное – отрицательно, а отрицательное – положительно. Поэтому человеку становится противна всякая правда и честь, и симпатична ложь и подлость.

И если ангельская духовность распространяет вокруг себя позитив и любовь даже к врагам, то бесовская – негатив и агрессию ко всем. Особенно к носителям ангельской духовности.

Но чаще всего в сердцах происходит ожесточенная битва, исход которой совсем неясен. Дело в том, что духи лишены возможности что-либо творить. Только человек создан по образу и подобию Творца. Поэтому для того, чтобы что-то сделать в видимом мире, духам необходимо завладеть сердцем человека и убедить его произвести какую-то работу. Например, написать книгу, снять фильм или осуществить реформу в государстве. И от того, какие сущности контролируют человека, зависит то, что он сделает. Именно поэтому за талантливых и харизматичных людей духи бьются так, что они часто преждевременно сгорают. Талантливые люди очень опасны для Ада, поэтому бесы накидываются на них целыми легионами и только экстренная помощь Бога и Его воинства способна спасти человека. А если он не прибегает к этой помощи или за него никто не молится, он гибнет, как Есенин или Маяковский, или сам становится демоном, как Фрейд или Гитлер.

Это касается не только выдающихся личностей. Сердце любого человека – поле боя. Просто одаренный Богом человек способен спасти или погубить миллионы душ, а другой лишь загадить лифт, или навести там порядок.

В результате этой глобальной войны, человечество поделилось на людей Божьих, сатанистов разных мастей и еще неопределившихся. Но процесс их определения идет очень бурно. Мир явно делится на зерна и плевела, на овец и козлищ. Напряжение нарастает. Именно поэтому любое возвышение Церкви, любое укрепление ее позиции в обществе, встречает столь дружную и дикую реакцию, что порой даже кажется, что существует тайный режиссер или даже организация, имеющая всемирную законспирированную сеть функционеров, одновременно, как по отмашке, включающих установки массированной клеветы и шельмования.

Но как возможно незаметно создать столь грандиозную систему? Это нереально. А дело тут в гнездящихся в людях духах. Они-то имеют постоянную связь с Центром и в нужный момент вонзают шпоры в подконтрольные сердца. И понеслась очередная волна хая на какой-нибудь безобидное движение Церкви.

Казалось бы, чем вам навредила Церковь? Разве она учит чему-нибудь плохому? Пропагандирует преступления, насилие, воровство? Разве она наставляет своих чад быть проблемой для окружающих? А может, церковные постройки уродуют ландшафт и создают неудобства? Нет же ничего и близко к этому! Церковь воспитывает честных и моральных людей, а ее архитектура является украшением нашей страны. Так почему же некоторым людям так невыносимо существование Церкви? Ответ очевиден – это отрицательная духовность так себя проявляет.

Господь же сказал четко и ясно: «Блаженны вы, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас, и будут поносить, и пронесут имя ваше, как бесчестное, за Сына Человеческого». Так чего же мы удивляемся?

"Сегодня.ру"

+2

322

Жасмин_ написал(а):

ЗА ЧТО НЕНАВИДЯТ ЦЕРКОВЬ?

Как в продолжение:

Из чего рождаются гонения на Церковь

7.08.2013
Протоиерей Александр Шаргунов

Со страшной периодичностью и все чаще СМИ сообщают об убийствах священнослужителей в нашей стране. В последние годы их было несколько десятков. Следует отметить, что далеко не о всех из них оповещают СМИ, даже церковные. Тем более, если это не убийство, а просто жестокое избиение.

Вот только что поступившая весть от знакомых священников из Кемерова. 24 июля 2013 года был избит молодой священник кемеровского храма великомученика и целителя Пантелеимона. Отец Игорь Котельников поздно вечером возвращался домой. У подъезда его встретили двое пьяных мужчин, которые привязались к нему с насмешками над Христом и над Церковью, а затем бросились избивать. Отца Игоря доставили в больницу с сотрясением мозга и переломом ноги в двух местах. Не вызывает сомнения, что осатаневшие преступники не остановились бы и перед убийством. Для средств массовой информации – это ничего не значащее событие. А если бы они и обратили на него внимание, то вследствие «обыденности», наверняка, отнесли бы его к преступлению, совершенному «на бытовой почве».

Более всего ужасает эта «обыденность» и «обыкновенность». Среди множества подобных преступлений вспоминается убийство подмосковного священника Александра Филиппова, совершенное в 2009 году. Мне приходилось тогда говорить, что его убийство – образ того, что происходит сегодня с нашей Россией. И с нашей Церковью. И предупреждение – не только Церкви, не только государственной власти, но всем людям. Выстрел прямо в сердце за замечание совершавшим скотство посреди улицы. Это символ того, где мы находимся.

Поразительная подробность: отец Александр, можно сказать, окормлял приход воина-мученика Евгения Родионова. Его храм – рядом с тем местом, где погребены честные останки почитаемого всей Православной Церковью исповедника. Как воин Евгений голову свою положил за веру, не сняв крестильного крестика, так отец Александр принял смерть за заповедь Божию, за верность своему долгу. Так научился он у воина Евгения любви ко Христу.

Наступают времена, когда исполнение заповеди Божией, как и исповедание веры, может стоить жизни. Мы часто вспоминаем слова подвижника IV века преподобного Антония Великого: «Будет время, когда скажут: ты безумствуешь, потому что не хочешь принимать участия в общем безумии. Но мы заставим тебя быть как все».

Что же мы ждем? Когда это время наступит в масштабах, превосходящих то, что мы пережили в минувшем веке?

Десятки священников были убиты за последние несколько лет в стране, пережившей небывалые в истории гонения на Церковь. За несколько дней до убийства отца Александра был застрелен в храме священник-просветитель Даниил Сысоев. Эти преступления должны были, наконец, всколыхнуть всю Церковь, весь народ, должны были заставить власть принять неотложные решительные меры по защите нравственности и порядка. Государственная Дума должна была собраться на экстренное совещание и поставить предел покровительству преступникам и беззащитности своих граждан. Ничего этого не произошло.

Церковь же призывается к мужеству, которое явили новые мученики коммунистических гонений и новые мученики наших дней. Вдохновиться новой святостью, которую они показали нам сейчас. Только что глумившийся над стыдом и совестью готов осквернить святыню Церкви и убить того, кто защищает ее.

Сегодня особое слово Господа обращено к священникам. Так ли уж надо нам рисковать заступаться за женщин, детей, стариков? Может быть, лучше не высовываться, в ожидании пока пройдет буря, не обязательно же она должна погубить всех? «А наемник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит» (Ин. 10, 12). Час опасности – час истины. Лжепастырь – тот, кто наемник, кто ищет своего. «Из вас самих, – говорит апостол, – выйдут волки лютые, не щадящие стада» (Деян. 20, 29–30). Или готовые иногда выть с волками. Во всяком случае они не рискуют своей жизнью. Прежде всего им надо спасти себя – от земных угроз.

«Пастырь добрый душу свою полагает за овцы». Только вдумайтесь. Пастырь (пастух) умирает, чтобы спасти своих овец. Если пастух умрет, он не может защитить своих овец. Так рассуждает не знающий Бога мир и лжепастыри. Христос говорит, что Своею смертью спасает нас. Его смерть – высшее приношение любви за нас. Нет больше той любви, чем кто душу свою полагает за овцы.

А мы? Будем ли мы сохранять нашу жизнь и нашу смерть для себя? Никому не уйти от смерти – для кого принесем мы в жертву нашу смерть? Кого мы любим так, чтобы сделаться способными на этот высший дар? «Аз есмь пастырь добрый, – говорит Христос, – и знаю Моих, и Мои знают Меня». В отличие от наемника, для которого овцы не значат ничего – люди, все люди драгоценны в очах Христовых – так что Он готов жизнь Свою отдать за каждого из них. Он знает каждого из нас лично, по имени. Сохранилась надгробная надпись II века некоего Аверкия: «Я ученик святого Пастыря, у Которого большие глаза. Его взор достигает всех мест».

У нашего Господа большие глаза. Ничто не может сокрыться от Него. Из Его стада мы видим только малую часть, только малое стадо, а на самом деле – это, как открывает Апокалипсис, бесчисленный сонм праведников в белых одеждах, с пальмовыми ветвями победы в руках.
http://blagogon.ru/digest/440/

+2

323

НЕ ОСУЖДАЙ ДРУГОГО. НЕИЗВЕСТНО, КАК ТЫ САМ ПОСТУПИШЬ В ТАКОЙ СИТУАЦИИ

Жили на свете две маленькие сестрички. Однажды родители рассказали им библейскую историю об изгнании Адама и Евы из Рая. Девочки, дослушав до конца, сказали папе:

- Папа, если бы мы жили в Раю, то ни за что бы не ослушались Господа и не съели бы плод познания добра и зла. Ведь Бог не разрешил его трогать, правда, папа?

- Да, правда, - улыбнулся отец и уложил девочек спать.

На утро же папа встал, когда дома еще все спали, а солнце только-только начинало восходить. Он поймал во дворе воробья и посадил его в коробку и плотно закрыл крышкой. Когда девочки проснулись, папа подвел их к коробке, которую поставил на окно в комнате и сказал:

- Пожалуйста, не трогайте эту коробку, а тем более, не снимайте с нее крышку, пока я не вернусь с работы. А когда я вечером вернусь, то сам покажу вам сюрприз, который там находится.

Затем папа и мама ушли на работу, а девочки остались с няней дома. Вначале они пытались не замечать коробку, стоящую на окне, но она всеми силами манила сестер к себе. Затем девочки стали придумывать различные игры, чтобы отвлечь себя от злополучной коробки.

Игры быстро закончились, а коробка все больше и больше привлекала к себе детское внимание... Девочки к середине дня совсем потеряли покой, любопытство изо всех сил заставляло заглянуть их в коробку. В конце концов, не выдержав, старшая уговорила младшую сестру на секундочку заглянуть под крышку коробки.

- Мы только одним глазком посмотрим и сразу же закроем, - говорила она, - папа даже не узнает.

Но как только они приподняли крышку, воробей тот час вылетел в окно. Девочки испугались и захлопнули уже пустую коробку.

Когда вечером вернулся папа и увидел, что коробка опустела, сказал:

- Ну что, маленькие Евы, - не выдержали, посмотрели туда, куда было запрещено смотреть? Вот так же и Ева не удержалась, чтобы не попробовать плод познания добра и зла, таким образом выбрав зло вместо добра, потому, что всякое зло начинается с непослушания, а с послушания все доброе, чему бы научил Бог первых людей, если бы они оказались послушными. Сегодняшний воробушек был для вас как бы деревом добра и зла, и вы тоже не смогли удержаться и ослушались меня.

+4

324

Жасмин_ написал(а):

НЕ ОСУЖДАЙ ДРУГОГО. НЕИЗВЕСТНО, КАК ТЫ САМ ПОСТУПИШЬ В ТАКОЙ СИТУАЦИИ
.


Давно как-то читала такой же рассказ ,только там были ни девочки,а  взрослые девицы ,которые ослушались отца не открывать кувшин,в котором находилась маленькая птичка.Но все равно интересно.

0

325

О свечках, «мерседесах» и церковном богатстве

«Церковь покупает свечки дешево, а продает их не по себестоимости, а в разы дороже! Где справедливость?! Какой у них, у церковников этих, навар-то получается, а?! И на что они его, интересно, тратят? На «мерседесы» для попов, понятно. И вообще, РПЦ — это финансовая компания, целью которой является отъем денег у бедного населения. Для этого и все проповеди о нестяжательстве. А сами-то — ишь как живут хорошо!» — такое мнение приходится слышать, увы, нередко. Мы не любим, когда пытаются заглянуть в наш карман, но зачастую не прочь взять на себя роль налогового инспектора в отношении других. И Церкви мы уделяем повышенное внимание — не в смысле следования учению Христа, которое она проповедует, а в смысле учета доходов-расходов. Честно говоря, «попы на “мерседесах”» — тема избитая. Ну, нет в мире столько «мерседесов», чтобы все наши священники на них ездили! Тем не менее строгий обыватель тянет дальше эту песню.
О том, откуда же у Церкви деньги, на что они тратятся, мы попросили рассказать священника Александра Лебедева, настоятеля храма Покрова Пресвятой Богородицы (на Торгу) Вологды. Для интересующихся добавим, что сам священник ездил на службу на мотороллере — до тех пор, пока его не украли. Пришлось купить «форд» для общины.

— Церковь живет на пожертвования — это общее место, и это знают все. Поэтому ко всем денежным средствам, передаваемым Церкви, нужно относиться именно как к пожертвованиям, то есть — бескорыстно передаваемым. Никто не принуждает человека вносить пожертвования: пожалуйста, заходи в храм, молись, исповедуйся, причащайся, не тратя ни копейки своих денег. И ни один священник не вправе отказаться безвозмездно совершить любое священнодействие. Однако этому священнику нужно есть и пить, храм, в котором совершаются службы, нужно ремонтировать и содержать. Люди это понимают и вносят пожертвования на храм.

Одни бескорыстно жертвуют, другие бескорыстно священнодействуют — так в идеале, и такой идеал осуществим при одном условии — церковной десятине. Пусть каждый православный человек отдает часть своих доходов Церкви — и она вполне может жить, развивать свои социальные инициативы, весьма широко заниматься благотворительностью и раздавать свечки налево и направо каждому нуждающемуся. Может быть, когда-нибудь церковно-общественные отношения и придут к такой норме, пока же мы имеем то, что имеем. Практику фиксированных пожертвований.

Вообще «таксы» за исполнение треб, то есть богослужений по просьбе, по потребности людей (крещение, отпевание и т.д.), — это не церковное установление. В практику Русской Православной Церкви они были введены при Екатерине I. Это было частью весьма широкой компании секуляризации, когда государство отнимало церковные земли, вводило различные штаты содержания храмов и монастырей… За всеми этими мероприятиями просвечивает явное желание контролировать церковные доходы. Единожды поставленная в такое неудобное положение, Церковь не смогла от него освободиться до сих пор.

Сегодня государство не принуждает Церковь устанавливать определенный размер пожертвования, но роль ограничителя в деле возвращения к «ненормированному пожертвованию» играет неизжитая расцерковленность нашего народа. Вот один жизненный пример на эту тему. Некий священник решил предлагать в своем храме свечи не за «таксу», а за добровольный вклад: положил свечи, а рядом поставил ящик для пожертвований. На следующий же день свечей не стало, потому что по поселку прошел слух, что в храме свечи бесплатно раздают, и все поспешили запастись впрок. Вот каков духовный уровень большинства «верующих» людей. Так что Церковь всегда готова вернуться к нормальным отношениям пожертвования, а наше расцерковленное общество пока что нет.

О богатстве священников можно сказать следующее: священник живет так, как живет его паства. Если священник служит в столице и в храм его ходят банкиры — это один уровень пожертвований и, соответственно, доходов священника, а если храм сельский — то совершенно другой. А теперь ответьте на вопрос: большая часть людей в нашей стране сейчас живет богато или бедно? Вот ровно так же живут священники. Что-то не наблюдается вокруг храмов желающих в них поработать на постоянной основе, и это вполне объяснимо весьма скромным уровнем заработной платы. И священник в этом смысле не исключение.

— А на что Церковь тратит деньги?

— На этот вопрос могу ответить как настоятель одного из городских храмов. Более половины наших расходов — это выплата заработной платы работникам храма (и всех сопутствующих этому налогов). Да, Церковь платит налоги государству, кормит его. Треть расходов — различные приобретения: те самые «свечки», а также иконы, литература, которые впоследствии предлагаются к распространению при сборе пожертвований. Значительный кусок церковного бюджета — это оплата коммунальных услуг, далее — сопоставимые с этим «куском» затраты по содержанию благотворительной трапезной и кроме того — воскресной школы. Добавьте сюда необходимые ремонты, поддержание в порядке коммуникационных сетей, канцелярские и прочие расходы, и вы увидите, что церковные деньги как вода в песок уходят. Кроме того — благотворительность и взносы на общецерковные нужды. Найти в церковном бюджете брешь размером со стоимость «мерседеса» — из области малонаучной фантастики. Во всяком случае, применительно к моему — центральному городскому храму.

Богатство Церкви — это миф. В свое время мне приходилось слышать о том, что для разорения Русской Православной Церкви достаточно предпринять только одну меру — передать на ее баланс содержание храма Христа Спасителя в Москве. (Весь комплекс храма — собственность города Москвы; правительство города распоряжается и получает доход от эксплуатации некоторых коммерческих компонентов комплекса.) Затраты по его содержанию сопоставимы с размером общецерковного бюджета! А теперь скажите: велик ли и огромен ли этот бюджет?

Церковь бедна, и бедна настолько, что более 90 процентов когда-то принадлежавших ей зданий представляют собой руины, вернуть и восстановить которые Церковь сейчас не в силах. Церковь только-только приходит в себя после страшных лет безбожия, которые буквально обескровили ее, она пытается встать на ноги. Большая часть священников и церковного народа — самоотверженные и бескорыстные люди. Другие вряд ли приживутся на церковной почве. Да, может и священник оказаться недостойным своего сана, но ведь и среди апостолов был Иуда, не по нему же мы оцениваем нравственный уровень апостолов! Вот и я предлагаю судить о священстве не по статьям в желтой прессе, а по реальным и, слава Богу, немалочисленным примерам простых русских батюшек, в которых соединяются добродушие, нестяжательность, самоотверженность, зачастую — бесстрашие и многое другое, что позволяет народу говорить о священстве как об особых людях и предъявлять батюшкам особо высокие нравственные требования.
Священник Александр Лебедев
Материал подготовил Петр Давыдов

13 августа 2013 года http://www.pravoslavie.ru/jurnal/63386.htm

+1

326

http://s4.uploads.ru/t/4hKNx.jpg

Молитвы святых к Божией Матери

Святой праведный Иоанн Крондштадский учит:

«Приступая молиться Царице Богородице, прежде молитвы будь твердо уверен, что ты не уйдешь от Нее, не получивши милости. Так мыслить и так быть уверенным относительно Нее – достойно и праведно. Она – всемилостивая Матерь всемилостивого Бога-Слова и о Ее милостях, неисчетно великих и бесчисленных, возглашают все века и все церкви христианские. Она точно есть бездна благостыни и щедрот, как говорится о Ней в каноне Одигитрии (песнь 5,1).

Потому приступать к Ней в молитве без такой уверенности было бы неразумно и дерзко, а сомнением оскорблялась бы благость Ее, как оскорбляется благость Божия, когда приступают в молитве к Богу и не надеются получить от Него просимого.

Как спешат за милостию к какому-либо высокому и богатому человеку, милости коего все знают, который милость свою доказал многочисленными опытами? Обыкновенно с самою покойною уверенностью и надеждою получить от него чего желают.

Так надо и в молитве не сомневаться, не малодушествовать».

+3

327

Что такое воля Божия и как ее узнать?

Нужно сказать однозначно: воля Божия — это единственный окончательный критерий добра и зла в этом мире. Заповеди Божии не являются абсолютом, заповеди Божии в определенном смысле статистичны. Так, в подавляющем большинстве случаев, в миллионах, миллиардах случаев против одного, убивать с точки зрения христианства недопустимо, но это не значит, что никогда нельзя убивать.

Мы знаем, что наши святые вожди, благоверные князья Александр Невский и Дмитрий Донской, стяжали Царство Небесное, несмотря на то, что мечи их обагрены кровью многих врагов веры и Отечества. Если бы они механически придерживались буквы Закона, Русь до сих пор была бы улусом Чингисхановой или Батыевой империи, и православие на нашей земле скорее всего было бы уничтожено. Известно также, что Преподобный Сергий Радонежский благословил Куликовскую битву и даже послал в войско двух схимонахов.

Это самые яркие и очевидные примеры, но можно практически о любой заповеди Божией сказать, что бывают случаи, когда есть воля Божия на то, чтобы именно в этой конкретной ситуации эту заповедь нарушить. Вот заповедь: «Не лжесвидетельствуй», то есть — не лги. Ложь — это опасный грех именно потому, что он как-то мало заметен и мало ощутим, особенно в форме лукавства: о чем-то умолчать, что-то исказить, чтобы или себе было выгодно, или кому-то угодно. Мы это лукавство даже не замечаем, оно проходит мимо нашего сознания, мы даже не видим, что это — ложь.

А ведь именно этим страшным словом назван дьявол в единственной данной Самим Господом ученикам молитве «Отче наш». Спаситель называет дьявола лукавым. Поэтому каждый раз, когда мы лукавим, мы как бы отождествляем себя с нечистым духом, с духом тьмы. Страшно. Итак, лгать нельзя, страшно. Но вот вспомним главу с примечательным названием «о том, что не должно лгать» из поучений одного из столпов христианской аскетики аввы Дорофея. В ней кроме прочего говорится, что не ради корысти, а по любви, по состраданию иногда приходится сказать ложь. Но, правда, святой делает такую замечательную оговорку (вспомним, что эта оговорка была сделана в IV веке по Рождеству Христову для палестинских монахов): «он должен делать это не часто, но разве в исключительном случае, однажды во много лет». Такова мера святых.

Таким образом, мы видим, что двухтысячелетний опыт Церкви, опыт жизни во Христе, последним критерием добра и зла поставляет не букву закона, но исполнение воли Божией («буква убивает, а дух животворит» — 2 Кор. 3, 6). И если есть воля Божия на то, чтобы взять меч и идти защищать свой народ, своих близких, то исполнение этой воли Божией является не грехом, а праведностью .

И вот со всей остротой встает вопрос: «Как познать волю Божию?»

Конечно же, познание воли Божией — это вопрос всей жизни и никакими краткими правилами его не исчерпать. Пожалуй, наиболее полно из святых отцов эту тему осветил митрополит Тобольский Иоанн (Максимович). Им написана замечательная книга «Илиотропион, или о сообразовании человеческой воли с Божественною волею». «Илиотропион» означает — подсолнечник. То есть это растение, которое, поворачиваясь за солнцем своей головкой, все время стремится к свету.

Такое поэтическое название святитель Иоанн дал своей книге о познании воли Божией. Хотя написана она была более столетия назад, тем не менее это удивительно современная книга, как по языку, так и по духу. Она интересна, понятна и близка современному человеку. Советы мудрого святителя вполне применимы и в условиях кардинально изменившейся по сравнению с еще недавними временами жизни . Задача пересказать «Илиотропион» здесь не ставится — эту книгу нужно читать полностью. Мы же попытаемся предложить лишь самую общую схему решения этого важнейшего для спасения души вопроса.

Рассмотрим такой пример: вот перед нами лист бумаги, на котором невидимым образом поставлена некая точка. Можем ли мы сразу, не имея никакой информации, так сказать, «ткнув пальцем», определить (по сути дела угадать) местонахождение этой точки? Естественно — нет. Однако если вокруг этой невидимой точки изобразить по кругу несколько видимых точек, тогда, опираясь на них, мы можем с большой вероятностью определить искомую точку — центр окружности.

Есть ли в нашей жизни такие «видимые точки», с помощью которых мы могли бы познать волю Божию? Есть. Что это за точки? Это некие приемы обращения к Богу, к опыту Церкви и к нашей душе на пути познания человеком воли Божией. Но каждый из этих приемов не самодостаточен. Вот когда этих приемов несколько, когда они совмещены и учтены в необходимой мере, только тогда мы — сердцем! — можем познать, чего собственно Господь от нас ожидает.

Итак, первая «точка», первый критерий — это, конечно же, Священное Писание, непосредственно Слово Божие. Опираясь на Священное Писание, мы достаточно четко можем представлять себе границы воли Божией, то есть: что допустимо для нас, а что является совершенно неприемлемым. Есть заповедь Божия: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим…возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22, 37, 39). Любовь является последним критерием. Отсюда делаем вывод: если что-либо делается по ненависти, то это уже автоматически выпадает за границу возможности воли Божией.

В чем трудности на этом пути? Парадоксальным образом в том, что делает боговдохновенное Писание подлинно Великой Книгой — в его универсальности. А обратной стороной универсальности является невозможность однозначно интерпретировать Писание в каждом конкретном житейском случае вне колоссального духовного опыта жизни во Христе. А это, простите, не про нас сказано… Но, тем не менее, точка есть…

Следующий критерий — Священное Предание. Это опыт реализации Священного Писания во времени. Это опыт святых отцов, это опыт Церкви, которая 2000 лет искала ответ на вопрос, что значит жить, исполняя волю Божию. Этот опыт огромен, бесценен и практически дает ответы на все вопросы жизни. Но и тут есть свои проблемы. Здесь трудность противоположная — дискретность опыта. Ведь именно потому, что этот опыт так огромен, он включает в себя множество различных вариантов решения духовных и житейских проблем. Применить его в конкретных ситуациях практически невозможно без благодатного дара рассудительности — опять же в современной жизни исключительно редкого.

С книжными поучениями святых отцов и старцев связаны и некоторые специфические искушения. Дело в том, что в подавляющем большинстве случаев советы старцев относятся к конкретному человеку в конкретных обстоятельствах его жизни и могут меняться по мере изменения этих обстоятельств. Мы говорили о том, что промысел Божий о спасении человека может быть различен. А почему так? Потому что, как правило, человек прямым путем — путем совершенства — по своей немощи (лени?) не идет. Вот сегодня он не выполнил то, что он должен был выполнить.

Что ему остается? Погибнуть? Нет! Господь в этом случае предусматривает для него какой-то другой, может быть, более тернистый, долгий, но столь же абсолютный путь спасения. Если он согрешил, а ведь нарушение воли Божией всегда есть вольный или невольный грех, то этот путь спасения обязательно лежит через покаяние. Например, сегодня старец говорит: «Ты так-то и так-то должен поступить». А человек уклоняется от выполнения духовного наказа. Потом опять приходит к старцу за советом. И тогда старец, если видит в нем раскаяние, говорит, как он должен поступить в новой ситуации.

Говорит, возможно, противоположное предыдущему слову. Ведь прежний совет человек не выполнил, поступил по-своему, и это кардинально изменило ситуацию, создало новые — в первую очередь духовные — обстоятельства. Таким образом, мы видим, что индивидуальность советов старцев в конкретных случаях жизни является объективным препятствием к тому, чтобы можно было просто сказать: «Читайте советы старцев, следуйте им — и будете жить по воле Божией». Но и это — точка…

Третий критерий — голос Божий в сердце человека. Что это? Совесть. Удивительно и утешительно сказано апостолом Павлом, что «когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон, они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их…» (Рим. 2, 14–15). В каком-то смысле можно сказать, что совесть — это тоже образ Божий в человеке. И хотя «образ Божий» понятие многосложное, но одно из проявлений его — голос совести. Таким образом, голос совести в определенной мере можно отождествить с гласом Божиим в сердце человека, являющим ему волю Господню. Итак, очень важно желающему жить по воле Божией быть честным и трезвенным в слышании голоса своей совести (вопрос в том, насколько мы к этому способны).

Еще один критерий, четвертый (конечно, не умаленный по значимости, ибо в круге все точки равноценны) — молитва. Совершенно естественный и очевидный для верующего человека способ познания воли Божией. Расскажу пример из моей жизни. Был трудный ее период: столько сконцентрировалось проблем, столько мудрований — казалось, жизнь зашла в тупик. Впереди какой-то бесконечный лабиринт дорог, куда ступить, в какую сторону идти — совершенно непонятно. И тогда мой духовник сказал мне: «Что ты мудруешь? Молись каждый вечер. Не надо никаких сверхусилий — каждый вечер говори молитву: «Господи, укажи мне путь, в онь же пойду». Каждый раз перед сном говори это с земным поклоном — Господь обязательно ответит». Так молился я две недели, и вот произошло событие в смысле житейском крайне маловероятное, разрешившее все мои проблемы и определившее дальнейшую жизнь. Господь ответил…

Пятый критерий — благословение духовника. Счастлив тот, кого Господь допускает получить благословение старца. К сожалению, в наше время — «старцы отняты от мира» — это исключительная редкость. Хорошо, если есть возможность получить благословение своего духовника, но и это тоже не так просто, не у каждого сейчас есть духовник. А ведь даже и в первые века христианства, когда люди были богаты духовными дарами, святые отцы говорили: «Моли Бога, чтобы он послал тебе человека, который тебя духовно управит». То есть и тогда обретение духовника было определенной проблемой, и тогда уже нужно было особо вымаливать себе духовного руководителя.

Если нет ни старца, ни духовника, тогда можно получить благословение у священника. Но в наше время, время духовного оскудения, нужно быть при этом достаточно трезвенным. Нельзя следовать механически принципу: все, что речет священник — это обязательно от Бога. Наивно предполагать, что все священники могут быть духовниками. Апостол говорит: «Все ли Апостолы? Все ли пророки? Все ли учители? Все ли чудотворцы? Все ли имеют дары исцелений?» (1 Кор. 12, 29). Не надо считать, что сама по себе харизма священства уже автоматически является харизмой пророчества и прозорливости. Здесь надо всегда быть осторожными и искать себе такого духовного руководителя, общение с которым приносило бы очевидную пользу душе.

Следующий критерий — советы духовно опытных людей. Это опыт жизни благочестивого человека и это наше умение учиться на добром (а может быть, и негативном — тоже опыт) примере. Помните, как в кинофильме «Щит и меч» некто сказал: «Только дураки учатся на своем опыте, умные учатся на опыте других». Умение воспринять опыт благочестивых людей, общение с которыми нам даровано Господом, умение прислушаться к их советам, найти в них необходимое себе и рационально это использовать — тоже способ познания воли Божией.

Есть и еще очень важный критерий определения воли Божией. Критерий, о котором говорят святые отцы. Так, об этом пишет преподобный Иоанн Лествичник в своей знаменитой «Лествице»: то, что от Бога, умиряет душу человека, то, что против Бога, душу смущает и приводит ее в неспокойное состояние. Когда результатом нашей деятельности является обретение в душе мира о Господе — не лени и сонливости, но особого состояния активного и светлого умиротворения — то это тоже показатель правильности выбранного пути.

Восьмой критерий — умение чувствовать обстоятельства жизни; воспринимать и трезво оценивать то, что вокруг нас происходит. Ведь ничто не происходит просто так. Волос с головы человека не упадет без воли Всевышнего; капля воды не скатится, веточка не сломается; никто не подойдет и не оскорбит нас, и не поцелует, если это не было попущено Господом к какому-то нашему вразумлению.

Таким вот образом Бог созидает обстоятельства жизни, но наша свобода этим никак не ограничена: выбор поведения во всех обстоятельствах всегда за нами («…воля человека выбирающая…»). Можно сказать, что жизнь по воле Божией — наш естественный ответ на созданные Богом обстоятельства. Конечно, «естественность» должна быть христианской. Если обстоятельства жизни складываются, к примеру, так, что для обеспечения семьи нужно, как кажется, провороваться, то, конечно же, это не может быть волей Божией, ибо это противоречит заповедям Божиим.

И еще важнейший критерий, без которого не может быть ничего остального — терпение: «…терпением вашим спасайте души ваши» (Лк. 21, 19). Все получает тот, кто умеет ждать, кто умеет вручить Богу решение своей проблемы, кто умеет дать Господу возможность Самому сотворить то, что Он о нас предусмотрел. Не надо навязывать Богу своей воли. Конечно, иногда бывает так, что нужно решиться на что-то в один миг, сделать нечто в одну секунду, что-то совершить, ответить. Но это опять же какой-то особый промысел Божий, и даже в этих обстоятельствах обязательно будет некая подсказка.

В большинстве же случаев самый оптимальный способ — дать Господу возможность явить Свою волю в нашей жизни обстоятельствами так очевидно, что уже от этого никуда не денешься. Молись и жди, находясь, пока возможно, в том состоянии, в которое Господь тебя поставил, и Господь явит тебе Свою волю на дальнейшую жизнь. Практически это означает не торопиться с принятием ответственных решений (например, молодоженам о. И.К. советует в состоянии жениха и невесты «повидать четыре времени года») и без явной необходимости не менять своего житейского положения: «Каждый оставайся в том звании, в котором призван» (1 Кор. 7, 20).

Итак, мы наметили те критерии, «точки» — Священное Писание и Предание, совесть, молитва, благословение и духовный совет, мирное состояние души, чуткое отношение к обстоятельствам жизни, терпение, — которые дают нам возможность познавать промысел Божий о нашем спасении.

И вот тут возникает совсем другой, парадоксальный вопрос: «Отдаем ли мы себе отчет — а зачем нам знать волю Божию?» Помню слова опытного священника, братского духовника одного из старейших монастырей Руси: «Волю Божию знать страшно». И в этом есть глубокий смысл, который в разговорах о познании воли Божией как-то легкомысленно упускается. Волю Божию, действительно, знать страшно, ибо это знание — колоссальная ответственность.

Вспомните слова Евангелия: «Раб же тот, который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много; а который не знал, и сделал достойное наказания, бит будет меньше. И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут» (Лк. 12, 47–48). Представьте себе: прийти на Суд Божий, и услышать: «Ты знал! Тебе было открыто, что Я от тебя жду — и ты сознательно делал противоположное!» — это одно, а прийти и смиренно взмолиться: «Господи, я такой неразумный, ничего не понимаю. Как мог, я старался делать добро, но все что-то не так получалось». Что уж с такого взять! Конечно, пребывания со Христом он не заслужил — но все же «бит будет меньше».

Мне часто приходится слышать: «Батюшка, как жить по воле Божией?» Спрашивать спрашивают, а вот жить-то по Его воле не желают. Вот почему страшно знать волю Божию — потому что тогда и жить нужно по ней, а это зачастую совсем не то, что нам хочется. От подлинно благодатного старца, о.Иоанна Крестьянкина, я слышал такие печальные слова: «Торгуют моими благословениями! Все спрашивают меня: «Что делать?» Все говорят, что живут по моим благословениям, но почти никто не выполняет того, что я им говорю». Вот это страшно.

Оказывается, «узнать волю Божию» и «жить по воле Божией» — это совсем не одно и то же. Узнать волю Божию возможно — Церковь оставила нам великий опыт такого познания. А вот жить по воле Божией — это личный подвиг. И легкомысленное отношение здесь недопустимо. К сожалению, понимания этого очень мало. Со всех сторон слышны стенания: «Дайте нам! Покажите нам! Укажите нам — как поступить по Божией воле?» А когда говоришь: «Бог благословит тебя поступить так-то и так-то» — поступают все равно по-своему. Вот и получается — «Волю Божию мне скажите, но жить-то я буду так, как мне хочется».

Но, мой друг, ведь наступит момент, когда отягощаемая нашим коснением во грехах Божия справедливость вынуждена будет превозмочь Божие милосердие, и ответить придется за все — и за попустительство страстям, и за «игру в волю Божию». К этому вопросу нужно относиться очень серьезно. По сути дела это вопрос жизни и спасения. Чью волю все-таки — Спасителя или искусителя — мы выбираем каждый момент нашей жизни?

Здесь нужно быть и рассудительным, и трезвенным, и честным. Не следует «играть в познание воли Божией» — бегая по священникам за советами до тех пор, пока не услышишь от кого-либо ту «волю Божию», которая тебе угодна. Ведь таким образом изощренно оправдывается свое самоволие, и нет тогда места спасительному покаянию. Лучше уж сказать честно: «Прости, Господи! Конечно, Твоя воля свята и высока, но я по немощи своей не достигаю этого. Помилуй меня, грешного! Даруй мне прощение за мои немощи и даруй мне путь, на котором я бы не погиб, но смог бы придти к Тебе!»

Итак, есть промысел Божий о спасении каждого человека, и есть единственная ценность в этом мире — жизнь по воле Божией. Господь дает нам возможность познания вселенской тайны — воли Творца о спасении Своего отпавшего творения. Только нужно нам иметь твердую решимость не играть в познание воли Божией, а жить по ней — это путь в Царствие Небесное.

В заключение я хотел бы сказать несколько слов о рассудительности — без нее невозможно познание воли Божией. И действительно — мы говорили о том, что в конкретных жизненных обстоятельствах только духовным рассуждением можно верно интерпретировать как истины Священного Писания, так и опыт святых отцов, и житейские коллизии.

Механическое следование букве закона вне духовного рассуждения — например, раздать имущество ради достижения совершенства (без созревания души для подвига; по сути дела вне смирения) — прямой путь либо к духовной прелести, либо к отпадению в уныние. Но дух рассуждения — это не критерий, это дар. Он не «осваивается» сознанием (как, например, опыт святых отцов) — он ниспосылается свыше в ответ на наше моление и, как любой дар благодати, почиет только в смиренном сердце. Будем же из этого исходить — и довольно.

И вновь вслушаемся в слова апостола Павла: [b][i]«Посему и мы с того дня, как о сем услышали, не перестаем молиться о вас и просить, чтобы вы исполнялись познанием воли Его, во всякой премудрости и разумении духовном, чтобы поступали достойно Бога, во всем угождая Ему, принося плод во всяком деле благом и возрастая в познании Бога…» (Кол. 1, 9–10).

+1

328

Растление старости.


Звучит непривычно, не правда ли? Мы больше привыкли к тому, что растлевают молодежь, а теперь даже и детей. Заголовок кажется смешным оксюмороном (дескать, кому же нужно соблазнять стариков, разве что извращенцам?), но это только на первый взгляд. А если вдуматься, то категория населения «тех, кому за 60» является весьма важным стратегическим объектом как для политтехнологов, так и для масонских стратегов. Притчей во языцех стало избрание мэром Киева Леонида Черновецкого – сектанта с «причудами», которое состоялось в основном благодаря «любимым бабушкам», прикормленных пресловутой гречкой. Можно приводить тысячи случаев мошенничества, жертвами которого стали именно пенсионеры. Но речь сейчас не об этом.

Не зря в Писании сказано: «не бойтесь убивающих тело, души же убить не могущих». Те, кто занимается растлением, убивает именно безсмертную душу. И растление стариков является частью единого сатанинского плана, не менее важной, чем совращение детей и молодежи. Почему? В этом подлом плане есть как бы две составляющие, личная и общественная, рассмотрим их подробнее.

На личном плане лукавый пытается не дать человеку на пороге смерти задуматься о своей жизни и покаяться за грехи. Мы знаем, что даже наибольший грешник даже на смертном одре имеет шанс исповедаться, покаяться и примириться с Господом по Его безконечному милосердию. Бывали случаи, и не единичные, когда блудники и убийцы, воры и клеветники каялись, атеисты крестились, прожившие десятилетия вместе супружеские пары венчались. Совсем недавно, во время Боголюбского Крестного хода в Боровском монастыре крестился 84-летний ветеран Великой Отечественной войны. Очевидцы рассказывали, что он был счастлив, как ребенок! Счастливы были и окружающие. Велика, наверное, была радость и на небе о возвращении еще одного сына...

Но врагу рода человеческого такие обращения – как кость в горле. Потому и старается он через своих слуг всячески отвлекать человека на склоне лет от мыслей о смерти, о посмертном воздаянии и о Боге. Тем более, что технических средств у него теперь более чем достаточно.

Уже несколько десятилетий продолжается информационная кампания в СМИ, которая, с одной стороны, рекламирует молодость и красоту, с другой, и старичков не забывает – повсюду рекламируется средства омоложения, от простых кремов до сложных косметических операций. С экранов женщинам заманчиво улыбаются звезды эстрады «за 50», в некоторых телепроектах предлагают БЕСплатно «поправить носик», подтянуть кожу возле глаз, сделать соблазнительно пухлыми губки. И тут же показывают «счастливиц».

Ну как обывательнице не соблазниться быть такой же! Вот и раскошеливаются солидные дамы за иллюзию продления молодости, не задумываясь о возможных последствиях (а о них, конечно же, ТВ скромно умалчивает). Причем денежные потери от липовых «чудо-кремов» Азазелло просто ничто по сравнению с потерянным здоровьем и изуродованными лицами. Кому интересно, можете «погуглить» «жертвы косметических операций», но заранее предупреждаю: зрелище не для слабонервных. Впрочем, искалеченные жертвы никого не интересуют, разве что других врачей-косметологов для получения прибыли.

Для мужчин, кроме тех же подтяжек, уколов «ботокса» существует еще одна приманка. Вы, вероятно, догадываетесь, какая. Реклама этого продукта очень напоминает рекламу украинской водки из серии «щоб стояло в кожний хати» (чтобы стояло в каждом доме – укр.). Параллельно муссируется тема о том, как якобы «вредно» половое воздержание и как полезен секс, особенно с молоденькими.

Получается, что блуд, и без того постоянно рекламируемый везде и повсюду, благодаря «достижениям» медицины, получает «второе дыхание». Если в прошлом веке мужчина к 50 обычно остепенялся, его страсти ограничивались возрастными изменениями в организме, проблемами со здоровьем (ведь грех всегда порождает болезни), иногда – страхом одинокой старости, то теперь эти естественные узды (данные Богом для блага самого человека) якобы устраняются. Ешь таблеточки и блуди (чуть было не сказала «на здоровье»)! Но Бога и природу не обманешь. Поскольку у мужчин повышение тестостерона в крови (а именно этот компонент таблеток улучшает потенцию) повышает давление, излишняя сексуальная «активность» вызывает инфаркты, инсульты и заболевания почек. Как следствие амурные похождения престарелых Дон-Жуанов нередко заканчиваются... их смертью в постели. Заметим: к немалой радости их молоденьких жен, если мужчина был богат и завещал им наследство, и к злорадству лукавого, утащившего в ад новую жертву.

До сих пор мы рассматривали только вред растления, касающийся самого пожилого человека. Но ведь он – существо социальное, и каждое его действие влияет как на ближайшее окружение, так и на общество в целом. А на наше русское общество в особенности. Дело в том, что на Руси издревле сложилось особое отношение к старости и долголетию. Это – итог всей жизни и пример для остальных.

Старик у нас – или мудрый старец, убеленный сединами, святой, помогающий своими советами добрым людям. Или Кощей Безсмертный, который «над златом чахнет», ворует девушек (ничего не напоминает?!), но в конце концов все равно умирает. То же и с женскими образами: старушка – либо почитаемая старица, добрая и мудрая бабушка, либо Баба Яга (современный вариант – старуха Шапокляк). Справедливости ради заметим, что умные да вежливые добрые молодцы все же умели находить язык и с Бабой Ягой, за что получали помощь.

Интересно, что Кощей и Яга – детище языческих времен, когда ненужных стариков оставляли в лесу в избе «на курьих ножках» (давая им все же шанс на выживание). И в нашем сознании эти отрицательные персонажи – более сказочные, нежели реальные. А вот почитание мудрых старцев и стариц осталось. Причем это почитание часто переносилось на всех стариков вообще. Основная заслуга в этом принадлежит тысячелетнему православному опыту, выполнению заповеди «Почитай отца и мать» и, конечно, праведной жизни подвижников и благочестивых мирян, которые своей жизнью служили примером для других.

Еще в 60-70-х годах эти светлые образы преобладали в сознании большинства наших соотечественников, хотя в отдельных художественных произведениях уже появляется старуха Шапокляк с рогаткой либо «современная бабушка» Юли Грибковой в брюках, работающая и... неверующая, хотя и добрая. Появляется украдкой, потому что ее образ шокирует (пока) и вызывает либо неприятие, либо восторг. Появляется не случайно во время великих строек коммунизма, когда молодежь массово уезжала из сел в города, а из городов в далекие таежные края, рожала там своих детей, а воспитывали их другие люди в яслях, детсадах и школах.

Шло время, состарилось поколение советской молодежи, ходившее в джинсах, курившее и слушавшее рок в подвалах. Женщины, отдавшие предпочтение карьере, а не семье, не считавшие аборт чем-то зазорным, стали бабушками. Но многие все так же ходят в брюках и курят, а некоторые еще и матерятся. Многие пытаются быть современными, смотрят с внуками ужастики, ходят в Мак-Дональдс, покупают им мобилки, компьютеры, а бывает, что и сами играют. Не мне их судить...

Но стоит ли после этого удивляться, что ныне все меньше в обществе уважения к старшим, что не стесняются дети ругаться и курить в присутствии стариков, не уступают им место в транспорте, да что там, иногда грабят и убивают тех, кто живет с ними рядом. Да, молодежь часто провоцируют на такие поступки через фильмы и телевидение взрослые серьезные люди, хорошо осознающие последствия своих действий. Но фактор личного примера тоже никто не отменял. Безблагодатная старость не вызывает уважения и почитания. И наоборот, к старцам в монастыри массово приходят, в том числе, и несчастные заблудшие юноши и девушки. Приходят ЗА ИСТИНОЙ, ЗА МУДРОСТЬЮ, которую не нашли дома. Юные души интуитивно тянутся к Богу, мучительно ища пример для подражания. Они критически, но и честно вглядываются в нас – своих родителей и стариков.

Потому на старшем поколении лежит особая ответственность за свой выбор между жизнью благочестивых старцев и Бабы Яги с Кощеем. Да поможет им Бог не ошибиться!

Марина Хомякова

+1

329

Почему люди кричат? Притча.



Один раз Учитель спросил у своих учеников:

- Почему, когда люди ссорятся, они кричат?

- Потому, что теряют спокойствие, – сказал один.

- Но зачем же кричать, если другой человек находиться с тобой рядом? – спросил Учитель. – Нельзя с ним говорить тихо? Зачем кричать?

Ученики предлагали свои ответы, но ни один из них не устроил Учителя. В конце концов он объяснил:

- Когда люди недовольны друг другом и ссорятся, их сердца отдаляются. Для того чтобы покрыть это расстояние и услышать друг друга, им приходится кричать. Чем сильнее они сердятся, тем громче кричат.

- А что происходит, когда люди влюбляются? Они не кричат, а напротив, говорят тихо. Потому, что их сердца находятся очень близко, и расстояние между ними совсем маленькое.

- А когда влюбляются еще сильнее, что происходит? – продолжал Учитель. – Не говорят, а только перешептываются и становятся еще ближе в своей любви. В конце даже перешептывание становится им не нужно. Они только смотрят друг на друга и все понимают без слов. Такое бывает, когда рядом двое любящих людей. Так вот, когда спорите, не позволяйте вашим сердцам отдаляться друг от друга, не произносите слов, которые еще больше увеличивает расстояние между вами. Потому что может прийти день, когда расстояние станет так велико, что вы не найдете обратного пути.

Источник: «Семья и вера»

+3

330

Притча: семейное счастье.



В одном маленьком городе живут по соседству две семьи. Одни супруги постоянно ссорятся, виня друг друга во всех бедах, а другие в своей половинке души не чают. Дивится строптивая хозяйка счастью соседки. Завидует. Говорит мужу:

– Пойди, посмотри, как у них так получается, чтобы все гладко и тихо.

Пришел тот к соседям, зашел тихонечко в дом и спрятался в укромном уголке. Наблюдает. А хозяйка веселую песенку напевает, и порядок в доме наводит. Вазу дорогую как раз от пыли вытирает. Вдруг позвонил телефон, женщина отвлеклась, а вазу поставила на краешек стола, да так, что вот-вот упадет.

Но тут ее мужу что-то понадобилось в комнате. Зацепил он вазу, та упала и разбилась. "Что будет-то?", – думает сосед.

Подошла жена, вздохнула с сожалением, и говорит мужу:

– Прости, дорогой. Я виновата. Так небрежно ее на стол поставила.

– Что ты, милая? Это я виноват. Торопился и не заметил вазу. Ну да, ладно. Не было бы у нас большего несчастья.

…Больно защемило сердце у соседа. Пришел он домой расстроенный. Жена к нему:

– Ну что ты так долго? Посмотрел?

– Да!

– Ну и как там у них? – У них-то все виноваты. А вот у нас все правы.

+3

331

ПРИТЧА О ТЕРПЕНИИ

Жил-был мальчик с ужасным характером.

Его отец дал ему мешочек с гвоздями и велел забивать по гвоздю в садовую ограду каждый раз, когда он будет терять терпение и с кем-то ссориться.

В первый день мальчик забил 37 гвоздей. В течение следующих недель он старался сдерживаться, и количество забитых гвоздей уменьшалось день ото дня.

Оказалось, что сдерживаться легче, чем забивать гвозди...

Наконец наступил день, когда мальчик не забил в ограду ни одного гвоздя.

Тогда он пошел к своему отцу и сказал об этом. И отец велел ему вытаскивать по одному гвоздю из ограды за каждый день, в который он не потеряет терпения.

Дни шли за днями, и наконец мальчик смог сказать отцу, что он вытащил из ограды все гвозди.

Отец привел сына к ограде и сказал: «Сын мой, ты хорошо вел себя, но посмотри на эти дыры в ограде. Она больше никогда не будет такой, как раньше.

Когда ты с кем-то ссоришься и говоришь вещи, которые могут сделать больно, ты наносишь собеседнику рану вроде этой. Ты можешь вонзить в человека нож, а потом его вытащить, но рана все равно останется...»

Неважно, сколько раз ты будешь просить прощения, рана останется.

Душевная рана приносит столько же боли, сколько телесная.

По материалам православных сайтов

+5

332

Профессия не делает человека человеком (старец Паисий Святогорец).


— Геронда, если во время работы человек испытывает беспокойство, то в чем причина этого?

— Может быть, он не относится к своей работе с добрыми помыслами? Если он относится к своему труду правильно, то работа, какой бы она ни была, будет для него праздником, торжеством.

— Геронда, а если человек расстраивается из-за того, что занимается тяжёлой или грязной работой? К примеру, трудится на стройке, моет котлы в столовой или занимается чем-то подобным? Как он должен себя расположить?

— Если он задумается о том, что Христос умыл ноги Своим ученикам [1], то расстраиваться перестанет. Христос сделал то, что Он сделал, как бы говоря нам: "Вы должны поступать так же" Чем бы ни занимался человек: моет ли котлы, чистит ли кастрюли, копает ли землю — он должен радоваться. Ведь кто-то и вовсе чистит канализацию, потому что иной работы найти не может. Весь день бедняга в грязи и микробах. А что он, не человек? Не образ Божий? Один глава семьи работал чистильщиком канализации и достиг высокого духовного устроения. Он заболел туберкулезом, и хотя мог уйти с этой работы, не захотел, чтобы на его месте мучился кто-то другой. Этот человек любил жизнь низкую, презираемую другими, и за это Бог исполнил его Благодатью.

Профессия не делает человека человеком. Я был знаком с портовым грузчиком, который воскресил мёртвого. Когда я был дикеосом [2] в Иверском скиту, однажды ко мне пришёл человек лет пятидесяти пяти. Придя поздно вечером, он не постучал в дверь, не желая беспокоить отцов, но лёг спать на улице. Когда братья скита это увидели, они завели его внутрь и известили об этом меня. "Что же ты не позвонил в колокольчик? — спросил я его, — мы бы открыли тебе дверь и дали комнату в гостинице". — "Что ты такое говоришь, отец? — ответил он, — Как же я могу посметь побеспокоить братьев?" Увидев на его лице сияние, я понял, что он жил очень духовно. Потом этот человек рассказал мне о том, что в детском возрасте он остался без отца и поэтому, женившись, очень любил своего тестя. После работы он сначала заходил домой к тестю и тёще, а потом уже шёл к себе. Однако он очень расстраивался, потому что его тесть был большой сквернослов. Много раз он просил тестя перестать сквернословить, однако тот не унимался. Однажды тесть тяжело заболел. Его отвезли в больницу, и через несколько дней он умер. Когда тесть умирал, грузчик не был рядом с ним, потому что в это время он разгружал в порту корабль. Когда он пришёл в больницу и ему сказали, что тесть умер, он пошел в морг и со многой болью стал молиться так: "Боже мой, прошу Тебя, воскреси его чтобы он покаялся, и потом забери обратно". Тут же мёртвый открыл глаза и стал шевелить руками. Работники морга, увидев происходящее, в ужасе убежали. Грузчик забрал своего тестя домой, и тот совершенно поправился. После этого он прожил в покаянии еще пять лет. "Отче мой, — рассказывал мне грузчик, — я благодарю Бога за то, что Он оказал мне эту милость. А кто я такой, чтобы Бог оказывал мне такую милость?". У этого человека было много простоты. И при этом у него было такое смирение, что ему даже в голову не приходило, что он воскресил мёртвого. Он буквально рассыпался в прах от благодарности Богу за то, что Тот для него сделал.

Многие люди мучаются из-за того, что им не удаётся прославиться суетными славами или обогатиться суетными вещами. Они не задумываются о том, что от всех этих слав и богатств в жизни иной — то есть в жизни настоящей — не будет никакого толка. Да ведь и перенести-то их в ту иную, настоящую, жизнь будет нельзя. Туда мы перенесём только те из наших дел, с помощью которых здесь, на земле, получим соответствующий "заграничный паспорт" для предстоящего нам великого и вечного путешествия.
____________________________________________
1) См. Ин. 13, 4-14.

2) Дикеос — в святогорских скитах монах, выбираемый или назначаемый на один год для координации жизни между насельниками Скита. — Прим. перев.

0

333

Небесная мзда за болезнь (старец Паисий Святогорец).


— Как поживает твоя мать?

— Плохо, Геронда. Время от времени у неё очень высоко поднимается температура, и это причиняет ей невыносимую боль. Её кожа трескается, покрывается ранами, и по ночам она не может уснуть

— Знаешь, ведь такие люди — мученики. Если не полностью мученики, то наполовину точно.

— А у неё, Геронда, вся жизнь — одно сплошное мучение.

— Значит и мзда, которую она получит, будет сугубой. Знаешь, сколько ей предстоит получить? Рай ей гарантирован. Видя, что человек может вынести тяжелую болезнь, Христос даёт ему эту болезнь, так, чтобы за малое страдание в жизни земной человек получил многую мзду в небесной вечной жизни. Он страдает здесь, но получит мзду там, в жизни иной, потому что есть Рай, и есть воздаяние [за скорби].

Сегодня приходила одна женщина с больными почками. Она уже много лет ходит на гемодиализ [1]. "Батюшка, — попросила она меня, — пожалуйста, перекрестите мне руку. На моих венах нет живого места, и я не могу даже нормально делать гемодиализ". — "Эти раны и язвы на твоих руках, — сказал я, — в жизни иной превратятся в алмазы большей цены, чем алмазы мира сего. Сколько лет ты ходишь на гемодиализ?" — "Двенадцать", — ответила она. "Стало быть, — ответил я ей, — ты имеешь право и на [духовное] "единовременное пособие" и на "минимальную пенсию"". Потом она показала мне рану на другой руке и сказала: "Батюшка, эта рана не закрывается. Через неё видно кость". — "Да, — ответил я ей, — но через неё видно ещё и Небо. Терпи, желаю тебе доброго терпения. Молитвенно желаю, чтобы Христос умножил в тебе Свою любовь и ты забывала о боли. Конечно, я могу пожелать тебе и другого: того, чтобы твоя боль утихла, но тогда исчезнет и многая мзда. Следовательно, лучше то, что я пожелал тебе сначала". От этих слов несчастная женщина получила утешение.

Когда тело претерпевает испытание, душа освящается. От болезни страдает тело, наш глинобитный домик, но от этого будет вечно радоваться хозяин этого домика — наша душа — в том небесном дворце, который готовит нам Христос. По этой духовной логике — которая нелогична для людей мира сего, я тоже радуюсь и хвалюсь теми телесными болезнями и изъянами, которые у меня есть. Единственное, о чём я не думаю, так это о том, что мне предстоит получить небесную мзду. Я понимаю [свою боль] так, что [через неё] я расплачиваюсь за свою неблагодарность Богу, поскольку я не ответил подобающим образом на Его великие дары и благодеяния. Ведь всё в моей жизни — это один сплошной [духовный] пир: и моё монашество, и мои болезни. Бог во всем относится ко мне человеколюбиво, Он во всём ко мне снисходит. Однако помолитесь, чтобы Он не записал мне всего этого на счёт [лишь] этой жизни, потому что тогда — горе мне горе! Христос оказал бы мне великую честь, если бы ради Его любви я пострадал бы ещё больше. Лишь бы Он меня укреплял так, чтобы я мог выдержать [эту боль]. А воздаяние мне не нужно.

Когда человек в полном порядке в отношении здоровья, то это как раз значит, что у него что-то не в порядке. Лучше бы ему чем-то болеть. Я получил от своей болезни такую пользу, какую не получил от всего подвига аскезы, который совершал до того, как заболел. Поэтому я говорю, что если у человека нет обязанностей [по отношению к другим], то ему лучше предпочитать здоровью болезни. Будучи здоровым, человек остаётся в должниках, а вот от болезни, относясь к ней с терпением, — он получит мзду. Когда я жил в общежительном монастыре [2], туда однажды приехал один святой епископ, очень старый, по имени Иерофей. Он был на покое и подвизался в скиту Святой Анны. Когда, уезжая, он садился на лошадь, у него задрались брюки и все увидели его страшно опухшие ноги. Монахам, которые помогали ему сесть на лошадь, стало жутко. Епископ понял это и сказал: "Это самые лучшие дары, которыми наградил меня Бог. Я прошу Его, чтобы Он у меня их не забирал".
____________________________________________
1) Гемодиализ — диализ и ультрафильтрация крови аппаратом "искусственная почка". — Прим. перев.

2) В монастыре Эсфигмен в 1953–1955 годах.

Кресты испытаний (старец Паисий Святогорец).


— Геронда, я постоянно ношу на себе крестик, которым Вы меня благословили. Этот крестик помогает мне в трудностях.

— Знаешь, кресты каждого из нас — это такие же крестики. Они похожи на маленькие крестики, которые мы носим на шее и которые охраняют нас в нашей жизни. А что ты думаешь, мы несём какие-то великие кресты? Только Крест Христов был очень тяжёлым, потому что Христос от любви к нам — людям — не захотел использовать для Себя Своей божественной силы. А после Распятия Он взял, берёт и будет брать на Себя тяжесть крестов каждого человека и Своей божественной помощью и Своим сладким утешением облегчает нас от боли испытаний.

Благий Бог даёт каждому крест в соответствии с имеющимися у него силами. Бог даёт человеку крест не для того, чтобы он мучился, но для того, чтобы с креста человек взошёл на Небо. Ведь в сущности крест — это лестница на Небо. Понимая, какое богатство мы откладываем в [небесную] сокровищницу, терпя боль испытаний, мы не станем роптать, но будем славословить Бога, беря на себя тот маленький крестик, который Он нам даровал. Поступая так, мы будем радоваться уже в этой жизни, а в жизни иной, получим и [духовную] "пенсию", и "единовременное пособие". Там, на Небе, нам гарантированы владения и наделы, которые приготовил нам Бог. Однако если мы просим, чтобы Бог избавил нас от испытания, то Он даёт эти владения и наделы другим, и мы их лишаемся. Если же мы будем терпеть, то Он даст нам ещё и духовные проценты.

Человек, который мучается здесь, блажен, потому что чем больше он страдает в жизни этой, тем большую получает пользу для жизни иной. Это происходит потому, что он расплачивается за свои грехи. Кресты испытаний выше, чем те таланты, дарования, которыми наделяет нас Бог. Блажен человек, который имеет не один, а пять крестов. Страдание или мученическая смерть влекут за собой и чистую мзду. Поэтому в каждом испытании будем говорить: "Благодарю Тебя, Боже мой, потому что это было мне необходимо для моего спасения".

+2

334

КАК ОСУДИТЬ ОСУЖДЕНИЕ
Марина Бирюкова


Грех осуждения — один из самых коварных, вкрадчивых, незамечаемых и потому наиболее распространенных грехов. Он легко маскируется: осуждая, мы видим в этом проявление нашей собственной моральности, справедливости, а также ума, проницательности: «Я вижу, кто он есть, меня не проведешь». В отличие от грехов, совершаемых действием, грех словесного осуждения в большинстве случаев не несет непосредственно наблюдаемых практических последствий: сказал — и что? Можно считать, что не говорил. Что же до осуждения мысленного — это постоянная непроизвольная работа мозга, над которой мало кто из нас может рефлексировать, и хроническое воспаление нервов, которого тоже мало кто избегает. Многие из нас привыкли произносить на исповеди «грешу осуждением» как нечто дежурно-формальное — ясное дело, кто этим не грешит!
Однако мы должны задуматься: почему такое внимание уделяли этому греху святые отцы, учители Церкви? Что именно мы делаем, осуждая других? И как нам если не избавиться, то хотя бы начать бороться с этим злом в наших душах?

Об осуждении — очередная беседа с главным редактором нашего журнала игуменом Нектарием (Морозовым).

— Отец Нектарий, мы уже попытались здесь определить причины распространенности этого греха — а есть ли иные?

— Грех осуждения распространен, как и грех лжи, как и все грехи, которые мы совершаем исключительно словом. Эти грехи удобны, удобосовершаемы, потому что, в отличие от грехов, совершаемых делом, не требуют каких-то особых условий, обстоятельств — наш язык всегда при нас. Мне представляется, что есть две главные причины осуждения: во-первых, что бы мы сами о себе ни думали, ни говорили, мы на самом деле очень хорошо чувствуем свое несовершенство, понимаем, что не дотягиваем до того, чем хотели бы быть. Для неверующего это чувство собственного несовершенства лежит в одной плоскости, для верующего, воцерковленного человека — в другой: мы понимаем, что живем не так, как должны жить хрис-тиане, наша христианская совесть нас в этом обличает. И здесь есть два пути: или самоотверженно трудиться над собой, дабы достигнуть мира со своей совестью, либо осуждать других, чтобы на их фоне выглядеть хотя бы чуть-чуть получше; чтобы таким образом самоутвердиться за счет ближнего. Но тут вступает в действие тот духовный закон, о котором много писали святые отцы: глядя на грехи других, мы перестаем замечать собственные. А перестав замечать собственные грехи и недостатки, становимся особенно безжалостными к грехам и недостаткам других.

Почему святые были так сострадательны к немощам ближних? Не только потому, что в их сердцах жила Божественная любовь, но и потому, что они сами, на собственном опыте познали, как трудно победить грех в себе. Пройдя через эту страшную внутреннюю борьбу, они уже не могли осудить кого-то, кто упал: они понимали, что сами могли бы упасть или падали, может быть, в прошлом точно так же. Авва Агафон, когда видел человека согрешившего, всегда говорил себе: «Смотри, как он пал: ты так же падешь завтра. Но он, скорее всего, покается, а вот будет ли время на покаяние у тебя?».

Это одна причина осуждения, а другая — обилие совершенно реальных поводов для осуждения. Человек — существо падшее, поврежденное грехом, и примеров поведения, заслуживающего осуждения, всегда достаточно. Другой вопрос — заслуживающих чьего осуждения? Божественного осуждения — да. А мы — имеем ли мы право осуждать?

— Но как не осудить, когда сталкиваешься с низостью, подлостью, хамством, изуверской жестокостью?.. В таких случаях осуждение — это естественная самозащита человеческого существа.

— Вот именно — естественная. А чтобы быть христианином, нужно свое естество превозмочь. И жить неким сверхъестественным образом. У нас самих это не получится, но с Божией помощью все возможно.

— И справиться с осуждением тоже, конечно; но что для этого должны делать мы сами?

— Прежде всего — не давать себе права кого-то судить, помнить, что суд принадлежит Богу. Это очень трудно на самом деле, каждый из нас знает, насколько это сложно — не давать себе права судить. Помнить евангельскую заповедь: не судите, да не судимы будете (Мф. 7, 1). Известен такой пример из патерика: монах, который считался самым нерадивым в монастыре, умирал в такой тишине сердечной, в таком мире с Богом, в такой радости, что братия пришла в недоумение: как же так, ведь ты совсем не подвижнически жил, почему ты так умираешь? Он ответил: да, я не очень хорошо жил, но я никогда не осуждал никого. Страх быть осужденным — это та преграда, которую можно поставить себе для того, чтобы не грешить осуждением.

Но лично мне близок тот способ борьбы с осуждением, о котором говорил преподобный Анатолий Оптинский. Он облекал его в такую краткую формулу: пожалей — и не осудишь. Как только начинаешь жалеть людей, желание их осуждать пропадает. Да, жалеть не всегда легко, но без этого нельзя жить по-христиански. Вы говорите о естественной самозащите человека от зла; да, мы страдаем от зла, от чужого греха, нам жалко самих себя, нам страшно, и мы хотим защититься. Но если мы христиане, мы должны понимать — в данном случае не столько мы, сколько тот, кто творит зло, несчастен. Ведь ему придется за это зло отвечать неким страшным, может быть, образом. Когда рождается эта подлинно христианская жалость к согрешающему человеку — пропадает желание осуждать. А для того, чтобы научиться жалеть, чтобы понудить свое сердце к этой жалости, надо молиться об этом человеке. Это давно известно: начинаешь молиться — и пропадает желание осуждать. Слова, которые, может быть, по-прежнему еще говоришь, не наполнены уже такой разрушительной силой, которой они были наполнены прежде, а потом ты вообще говорить их перестаешь. Но стоит забыть о молитве — и осуждение, погрузившееся уже вглубь, вновь вырывается на поверхность.

— А что еще нужно, кроме молитвы за врагов — чтобы агрессию, злость переплавить в жалость к ним? Может быть, видение собственной греховности?

— Другой оптинский старец, преподобный Амвросий, любивший облекать свои духовные уроки в полушутливую форму, говорил так: «Знай себя — и будет с тебя». В душе, в сердце каждого из нас — такой необъятный мир, мир, с которым нужно успеть разобраться за земную жизнь. Нам столько всего нужно успеть сделать с собою, и как часто мы не находим на это ни времени, ни сил. Но когда мы принимаемся за других людей, за разбор их грехов — время и силы почему-то находятся. Судить других — это лучший способ отвлечься от себя, от работы над собой, которая на самом деле должна быть самым главным нашим делом.

Читая о святых, часто думаешь: как же он, этот святой, жил в самом горниле искушений, в самой гуще людского греха, к тому же ему исповедовались сотни, тысячи людей, совершавших, может быть, страшные грехи — а он будто не замечал всего этого, жил так, словно этого нет? А он был занят тем, чтобы исправить, очистить от греха крохотную частицу этого мира — самого себя. И поэтому не был расположен заниматься грехами и немощами других людей. А молиться — да, молился о них и потому жалел. Для меня видимым образцом такой жизни всегда будет оставаться архимандрит Кирилл (Павлов) — человек, от которого услышать слово осуждения было практически невозможно. Он просто не оценивал никого никогда! Хотя у него исповедовалось огромное количество архиереев, духовенства, монашествующих, просто православных мирян. Он никого не судил, во-первых, потому что жалел, а во-вторых, потому что всегда был занят оплакиванием собственных грехов. Грехов, которые нам-то и заметны не были, но ему самому были заметны.

— Однако все мы вынуждены рассуждать об окружающих нас людях, судить о них, разбираться в них, наконец — это необходимо и в личной жизни (чтобы не наломать в ней дров, не сделать себя и близких своих несчастными), и на работе (чтобы, например, не доверить дело человеку, которому нельзя его доверять). Нам приходится говорить о чьих-то качествах вслух, обсуждать их — опять же, и на работе, и дома, от этого никуда не денешься. Где грань между необходимым и адекватным обсуждением — и осуждением человека?

— Святитель Василий Великий сформулировал замечательный принцип, определяющий, когда мы имеем право сказать о человеке что-то негативное и не впасть при этом в грех осуждения. Это возможно в трех случаях: во-первых, когда мы видим необходимость сказать ближнему нашему о его недостатке или грехе для его же блага, для того, чтобы ему помочь. Во-вторых, когда нужно сказать о его немощах кому-то, кто может его исправить. И в-третьих, когда нужно предупредить о его недостатках того, кто может от них пострадать. Когда мы говорим о приеме на работу, о назначении на должность или же о вступлении в брак — это подпадает под третий пункт данного «правила». Решая эти вопросы, мы думаем не только о себе, но и о деле и о других людях, о том, какой вред может им причинить наша ошибка в человеке. Но что касается работы — здесь особенно важно быть максимально объективным, беспристрастным, чтобы к нашей оценке человека не примешивались наши личные, эгоистические мотивы. Насколько мы можем здесь быть справедливыми? Насколько вообще может быть справедливым человек? Как говорил авва Дорофей, кривое прав`ило и прямое кривит. Всегда есть возможность ошибки. Но даже если мы максимально объективны и справедливы, даже если наше суждение о человеке совершенно правильно — у нас все равно остается масса возможностей согрешить. Например, мы можем говорить о человеке справедливо, но со страстью, с гневом. Мы можем быть совершенно правы, но в какой-то критической ситуации оказаться абсолютно немилосердными к виноватому человеку, и это тоже будет грехом. Практически не бывает так, чтобы мы высказали о человеке свое мнение — пусть непредвзятое, справедливое, объективное — и у нас не было бы нужды вернуться к этим нашим словам, когда мы придем в храм на исповедь.

Не могу не сказать еще раз об отце Кирилле. Когда ему задавали вопросы о конкретных людях (например, о сложных ситуациях, связанных с другими людьми) — он никогда не отвечал сразу, между вопросом и ответом всегда была дистанция. Отец Кирилл не просто обдумывал ответ, он молился, чтоб ответ был правильным, он давал себе время, чтоб утишились его собственные чувства, чтобы отвечать не из собственного душевного движения исходя, а именно по Божией воле. Есть пословица: «Слово — серебро, а молчание — золото». Но отец Кирилл на таких весах взвешивал свои слова о людях, что они исходили из молчания и оставались золотом. Вот если любой из нас попытается говорить о других исключительно так, с такой мерой ответственности — тогда его слово будет очищено от человеческих страстей, и он, может быть, не согрешит осуждением, немилосердием, гневом, тем, чем обычно мы в таких случаях согрешаем.

— А бывает ли праведный гнев?

— Пример праведного гнева дает нам Третья книга Царств, это гнев святого пророка Божия Илии. Однако мы видим: Господь — хотя Он и затворил по молитвам пророка небо и не было дождя — хотел иного: хотел, чтобы Его пророк научился любви. Милосердие и любовь Богу угоднее, чем праведный гнев. Преподобный Исаак Сирин пишет: «Никогда не называй Бога справедливым, Он не справедлив, Он милостив». И мы, чувствуя подступивший гнев, должны вспоминать об этом. К сожалению, мы периодически встречаем людей — искренне верующих, православных, но убежденных, что Православие должно быть с кулаками. Эти люди ссылаются, как правило, на Иосифа Волоцкого, на его взгляды на борьбу с ересями, которые привели даже к казням еретиков на Руси (слава Богу, что это не вошло в систему, осталось лишь отдельно взятым эпизодом, ибо существовал противовес — точка зрения преподобного Нила Сорского), на святителя Николая, якобы ударившего по щеке еретика Ария (хотя исторически этот эпизод сомнителен), и, наконец, на Иоанна Златоуста, призывавшего заградить ударом уста богохульствующего. Но ведь все эти примеры являют собой исключение, а не правило. И если мы помним согласное учение святых отцов, помним Евангелие, мы знаем, что все, взявшие меч, мечом погибнут (Мф. 26, 52). Если удар по щеке Ария действительно был нанесен, это было, возможно, проявлением ревности со стороны архиепископа Ликийских Мир — но откуда в современном человеке, усиленно призывающем «освятить руку ударом», такая уверенность — будто он обладает добродетелями святителя Николая? Откуда мы взяли, что для святителя Иоанна Златоуста это было нормой, а не исключением — «заграждать уста ударом»? Поэтому не надо нам «освящать руки» и заграждать чужие уста ударами. Не надо никого бить «за православную веру». За православную веру нужно бить только собственный грех. Это очень большой соблазн — направить гнев не на борьбу с самим собой, а на борьбу с другими. Если мы будем не с другими, а с собственным грехом бороться, мы разомкнем цепочку зла, ненависти, страха, не продолжим, а разомкнем. Господи, хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал? Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа (Лк. 9, 54–55).

— Может быть, можно сказать так: на праведный гнев имеет право только святой?

— Паисий Святогорец говорил: «Чем духовней человек, тем меньше у него прав». Это мы со своей точки зрения можем говорить о каких-то особых правах святого человека по отношению к другим, а сами святые никаких особых прав за собою не числили. Напротив, в житиях мы читаем, как святой, едва произнеся какое-то слово, осуждающее другого человека, тут же падал на колени и каялся в невольном грехе.

— Если ближний наш обижает нас, причиняет нам боль или какой-то ущерб — нужно ли сказать ему об этом, и если нужно, то как при этом не допустить его осуждения?

— Я не думаю, что в подобных ситуациях нужно терпеть молча. Потому что бессловесное, безропотное терпение скорбей, приносимых ближними, под силу только людям совершенной жизни. Если ближний причиняет нам боль — почему бы не предложить ему поговорить, разобраться, не спросить его, не считает ли он нас в чем-то неправыми, не обидели ли мы его чем-то сами? Когда оба человека благонамеренны — ситуация разрешится. Но если человек уязвляет нас сознательно и злонамеренно — здесь два пути: попытаться нейтрализовать его или, может быть, потерпеть, если это по силам. Если нет, выйти из-под удара — в этом никакого греха нет. Сам Спаситель заповедовал: Когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой (Мф. 10, 23). Нам же для того, чтобы защититься от причиняемого человеком зла, нужно порой просто перестать перед ним открываться. Опустить забрало, дабы оно помешало ему нанести нам тот удар, который принесет зло — не только нашей, но и его душе.

— С грехом осуждения непосредственно связан грех лжи и клеветы. Меня поразило то, что авва Дорофей и другие духовные писатели использовали слово «ложь» в несколько ином значении, не в том, к которому привыкли мы. Для нас ложь — это предпринимаемый с какой-либо (когда-то даже и благой) целью сознательный обман. Для них — то, что мы очень редко за собою замечаем: безответственное произнесение, говорение неких слов, то ли соответствующих истине, то ли нет; произнося это в обычном потоке нашего празднословия, мы даже не задумываемся о том, соответствуют ли наши слова о других людях реальности. Злословие, сплетничанье, «перемывание косточек» — все из этой оперы. Как от этого отстать?

— Это вопрос о внимательности нашей жизни, о том, как мы внимаем себе. У внимательного человека пропадает склонность к легкомысленным, скоропалительным суждениям. Если человек живет не задумываясь, он переходит от одного смятения к другому. А смятение преподобный Исаак Сирин назвал колесницей диавола: на смятении, как на колеснице, враг въезжает в наши души и переворачивает в них все вверх дном. И перевернутый человек судит других по первому своему побуждению, не давая себе труда поразмыслить о справедливости своих суждений.

Мы часто начинаем судить других от собственной немощи — одолевает нас усталость от обид, от ударов, от боли, и мы срываемся и начинаем эти свои раны с кем-то обсуждать. Перетерпи какое-то время, не рассказывай никому о своей обиде — и, может быть, умрет в тебе осуждение. И наступит ослаба, отдохновение для души. Но мы не находим в себе сил потерпеть, и здесь срабатывает еще один духовный закон, о котором говорят святые отцы: осуждая, ты лишаешься помощи Божией, благодатного покрова. И практически всегда сам совершаешь тот грех, за который осуждал другого человека. Страх лишиться Божией помощи — это еще один наш помощник в преодолении греха осуждения. Замечательный старец Ефрем Катунакский служил Божественную литургию в течение всей своей жизни каждый день и каждый раз переживал ее как неповторимое радостное событие для себя и всего мира. Но как-то раз не почувствовал божественной радости — отчего же? «Приходил ко мне брат один, мы с ним обсудили поступки архиереев и кого-то осудили» — так он это объяснил. Он стал молиться, почувствовал, что Господь его прощает, и сказал себе: «Хочешь снова потерять Литургию — осуждай».

— Вы сказали уже об обилии поводов для осуждения. Как избежать сердечного гнева, наблюдая то, что происходит с нашим обществом, со страной, зная о колоссальной коррупции, наблюдая деморализацию общества, намеренное, в коммерческих целях, развращение молодежи? Это гражданская боль, гражданский протест, но ведь это и гнев тоже — мы им согрешаем?

— Чувство, о котором вы говорите, очень близко и понятно мне. И я ищу для себя ответ на этот вопрос. Причина нравственного состояния нашего общества — она ведь и в нас самих тоже. Но если бы мы принимали неправедную жизнь как нормальную, если бы нам сейчас было хорошо — у нас вообще не было бы никакого оправдания. Мы привыкли разделять историю нашей страны на две части: до катастрофы 1917 года (это как бы хорошая жизнь) и после — это наша жизнь, плохая. Но давайте зададим себе вопрос: а что, до революции религиозная жизнь народа — всего, сверху донизу — была идеальной? Народ сам отходил от живой веры, его никто не оттаскивал за руку. Значит, народ сам сделал выбор и получил то, что выбирал. И пример израильского народа говорит нам об этом: когда евреи предавали Бога Единого, они терпели бедствия, притеснения, оказывались в рабстве; когда они отвергли Сына Его, они рассеялись по миру. Представьте себе, если бы у нас была сейчас идеальная власть, она продуманно заботилась бы о народе, настало бы процветание… Мы стали бы от этого чище, праведнее, ближе к Богу? Нет. Но, если бы мы оказались настолько далеки от Бога в условиях хотя бы относительного благополучия — суд Его был бы суровее к нам. Господь, может быть, посылает нам все это, всю нашу жизнь для того, чтобы мы поняли наконец, что не надо надеяться «на князи, на сыны человеческия» — надеяться надо только на Него. Чтобы мы от этой мысли к Нему обратились и изменились к лучшему. Осуждает тот, кто считает, что достоин лучшей жизни, лучшего народа, лучшей власти, кто думает: со мной-то все в порядке, а вот они… Но на самом деле начинать надо с себя. Потому что ничего в этом мире не исправишь, пока не исправишь себя самого.

http://www.pravoslavie.ru/smi/57738.htm

+3

335

В самой северной епархии появится памятник Великому князю Иоанну III
http://www.ruskalendar.ru/news/detail.php?ID=14512
В рамках Патриаршего проекта «Русская Арктика» Нарьян-Марской епархией изготовлен памятник первому самодержцу Московской Руси – Великому князю Иоанну III, который, основав своим указом осенью 1499 года город Пустозёрск, во многом определил судьбу Русского Заполярья.
Памятник планируется установить в Нарьян-Маре. Высота памятника с постаментом составит 3,5 метра, весить он будет более трех тонн.
Патриарший проект «Русская Арктика» реализуется Нарьян-Марской епархией – самой северной епархией Русской Православной Церкви – и полностью соответствует стратегической линии возрождения Севера, в которую входит и духовное развитие населения Арктической зоны.

Великий Князь Иоанн III Васильевич родился 22 января 1440 г. в Москве и был сыном Великого Князя Московского Василия II Васильевича Темного. В 1462 г. после смерти отца стал Великим Князем Московским, правил 43 года, превратив Московскую Русь в единое сильное государство, с которым стала считаться Европа. Иван III не любил использовать грубую силу, предпочитая действовать медленно, осторожно, но наверняка. И эта тактика себя оправдывала: в 1478 г. к Москве был присоединен Новгород, в 1485 г. – Тверь, а также большая часть княжества Рязанского. К концу его правления независимыми остались только Псков и часть Рязанского княжества. Ивану III пришлось два раза ходить походом на Новгород (1471 и 1478 гг.), в результате второго похода было уничтожено знаменитое новгородское вече, а вечевой колокол увезен в Москву. Именно этот Государь сумел покончить с татаро-монгольским игом. В 1480 г. состоялось знаменитое "Стояние на реке Угре", в результате которого татарское иго, продолжавшееся более трех веков, закончилось – Русь стала свободной. В 1487 г. Ивану III удалось поставить Казанское ханство в вассальную зависимость от Московского княжества. Главным противником объединения и укрепления Руси была Литва, и русско-литовские войны в этот период практически не прекращались. В итоге в 1494 г. в состав Московского княжества была возвращена Вязьма, а после войны 1500-03 гг. в состав Руси вернулись города Новгород-Северский, Стародуб, Гомель, Брянск, Торопец, Мценск, Дорогобуж и др.
Правление Ивана III Васильевича знаменито не только успешными войнами. В 1479 г. в Москве было закончено строительство нового каменного Успенского собора, а в 1485 г. было начато большое строительство на территории Московского Кремля: строилась колокольня Ивана Великого, Грановитая палата. В 1492 г. на побережье Балтийского моря была заложена крепость Ивангород. По приказу Ивана III преподобный Максим Грек переводил греческие церковные книги на русский язык. В 1497 г. Государь ввел в действие первый со времен Киевской Руси Судебник – свод законов государства. Иван III был женат вторым браком на Византийской царевне Софье Палеолог, этим браком Русь объявила о своих правах на наследие Второго Рима. Иван III впервые на Руси ввел обряд венчания на царство (венчал своего внука Дмитрия). Он объединил Московский герб с гербом Византии: московского Георгия Победоносца, убивающего змия, с византийским двуглавым орлом. Современники называли его Великим Князем Всея Руси и дали ему прозвище "Великий".

   
Наказ дочери Иоанна III

Великий Князь Иоанн III, давая согласие на брак дочери Елены с великим князем литовским Александром, поставил непременным условием, что "ей неволи в вере не будет". Послам литовским позволено было явиться за невестою только после подписания Александром особой клятвенной грамоты, в которой сказано: "Нам его дочери не нудить к римскому закону, держит она свой греческий закон".
13 января 1495 г., оправляя Елену в Литву, Иоанн дал ей ряд обстоятельных наставлений – как ей вести себя. Среди них следующее: «В латинскую божницу не ходить, а ходить в свою церковь, захочет посмотреть латинскую божницу или монастырь латинский, то может посмотреть один раз или дважды. Если будет в Вильне королева, мать Александра, ее свекровь, и если пойдет в свою божницу и ей велит идти с собой, то Елене провожать королеву до божницы, и потом вежливо отпроситься в свою церковь, а в божницу не ходить».
Иоанн передавал через послов зятю, чтобы сделал для дочери «церковь нашего греческого закона на переходах у своего двора, у ее хором, чтобы ей близко было к церкви ходить»... Но Александр не только не думал строить греческой церкви для жены, но и старался вопреки своей клятвенной грамоте, данной Иоанну, побудить ее к переходу в католичество. В этом его поддерживало все латинское духовенство во главе с папой Александром Борджиа, знаменитым клятвопреступником и отравителем, который писал Александру Литовскому, что совесть последнего останется совершенно чиста, если он употребит все возможные средства, чтобы склонить Елену к латинству.
Через посла дочери Иоанн дает ей такой наказ:
«Дочка! Памятуй Бога, да наше родство, да наш наказ, держи свой греческий закон во всем крепко, а к римскому закону не приступай ни которым делом; церкви Римской и папе ни в чем послушна не будь, в церковь римскую не ходи, душой никому не норови, мне и всему нашему роду бесчестия не учини; а только по грехам что станется, то нам, и тебе, и всему нашему роду будет великое бесчестие, и закону нашему греческому будет укоризна. И хотя бы тебе пришлось за веру и до крови пострадать, и ты бы пострадала. А только дочка поползнешься, приступишь к римскому закону, волею ли, неволею: то ты от Бога душою погибнешь, и от нас будешь в неблагословении...; а зятю своему мы того не спустим: будет у нас с ним за то беспрестанная рать».

Редакция сайта «Русский календарь» по материалам интернет-ресурсов

+1

336

Мученичество и смирение (старец Паисий Святогорец).


Тот, кто удостаивается стать мучеником, должен иметь многое смирение и очень любить Христа. Если человек идет на мученичество эгоистично, то благодать оставит его. Помните Саприкия [1], который уже достиг места казни и однако же отрекся от Христа? "Зачем вы привели меня сюда?" - спросил он палачей. "А что, - спросили его они, - разве ты не христианин?" - "Нет", - ответил он. А был священником! Помысл говорит мне, что он пошел на мученичество не смиренно, а эгоистично. Он стремился к мученичеству не ради веры, не ради любви ко Христу, и поэтому Благодать оставила его. Ведь если человек ведет себя эгоистично, он не приемлет Благодати Божией. Естественно, что в минуту трудности он отречется от Христа.

- Геронда, мы часто повторяем, что в трудный момент испытаний Бог даст силу...

- Бог даст силу человеку смиренному, имеющему чистое сердце и доброе расположение. Если Бог увидит действительно доброе расположение, смирение, то Он даст силу многую. Итак, от расположения самого человека зависит, даст ли ему силу Бог.

- Геронда, вы сказали, что человеку должно иметь смирение и доброе расположение. Тогда получается, что можно иметь гордость и доброе расположение?

- Говоря о смирении, мы сейчас подразумеваем то, что человеку нужно иметь его, по крайней мере, по отношению к мученичеству. Можно иметь гордость, но в решающий момент сказать: "Боже мой, я горд; однако дай мне сейчас немного силы, чтобы я в мучении засвидетельствовал любовь к Тебе и искупил мои грехи". И тогда, если человек расположен смиренно и идет на мучение с покаянием, Бог дает ему многую Благодать. Нельзя идти на мученичество с расположением гордым, с помыслом, что ты станешь мучеником, что будут написаны твое житие, служба и икона с нимбом. Один человек попросил меня: "Помолись, отче, что бы я достиг, пятого неба". - "Хорошо, - сказал я ему, - апостол Павел достиг третьего неба [2], а ты хочешь достичь пятого?" - "Ну а что же, - ответил он, - разве не написано, чтобы мы искали "больших?" [3]. Ты только послушай, а! В таком случае, если человек идет на мученичество для того, чтобы иметь славу в раю, то ему лучше и не думать о мученичестве. Подлинный, настоящий христианин, даже если бы он знал, что в раю он опять будет страдать и мучиться, все равно жаждал бы в него войти. Не надо думать о том, что если мы переносим какое-то страдание здесь, на земле, то там, на небе, нам будет лучше. Надо оставить эти базарные расчеты. Мы хотим Христа. Пусть будет мученичество, пусть мы идем на него каждый день, пусть нас бьют ежедневно, и дважды, и трижды в день - нам нет до этого дела. Нам есть дело только до одного: быть со Христом.

- А может ли, Геронда, человек жить в лености, а когда потребуется, со дерзновением исповедать Христа?

- Для того, чтобы такой человек пошел на это, в его сердце должны быть доброта, жертвенность. Потому я и сказал вам, что нужно возделывать в себе благородство, жертвенный дух. Один должен жертвовать собой ради другого. Помнишь святого Вонифатия и святую Аглаиду [4]? Там, в Риме, они вели скверную жизнь, но когда садились обедать, их ум устремлялся к бедным. Сначала они спешили накормить голодных, а уже потом ели сами. Несмотря на то, что они были порабощены страстям, в них была доброта и боль за бедных людей. В них была жертвенность, и поэтому Бог помог им. Аглаида, несмотря на свою греховную жизнь, любила святых мучеников и заботилась о их святых мощах. Она велела Вонифатию вместе с другими слугами из ее дома отправиться в Малую Азию для того, чтобы выкупить там, собрать и привезти в Рим святые мощи мучеников. А будущий мученик, улыбаясь, сказал ей: "Если тебе привезут мои мощи, примешь ли ты их?" - "Не шути с этим", - ответила ему Аглаида. Наконец святой Вонифатий достиг Тарса и, желая выкупить мощи мучеников, отправился в амфитеатр. Там, наблюдая за мучениями христиан, он был потрясен их выдержкой. Подбежав к ним и лобызая их узы и раны, Вонифатий просил их помолиться, чтобы Христос дал ему крепость прилюдно исповедать себя христианином. Итак, он мученичеством засвидетельствовал свою веру, его спутники выкупили его останки и перевезли их в Рим, где Ангел Господень уже известил Аглаиду о том, что произошло. Так и сбылось то, о чем, шутя, пророчествовал Вонифатий перед своим уходом из Рима. После этого Аглаида, раздав свое имение, прожила еще пятнадцать лет в подвиге и нищете и достигла святости [5]. Видите, их жизнь сложилась так, что вначале они увлеклись страстями и сбились с верного пути. Однако в них был дух жертвенности, и Бог не оставил их.
__________________________________________________________________
1) О Саприкии см.: Жития святых. Кн. 6. М, 1905. С. 180-185.

2) См.: 2 Кор. 12, 2.

3) См.: 1 Кор. 12, 31.

4) Святой мученик Вонифатий был рабом знатной римлянки Аглаиды и находился с ней в греховной связи.

5) Память святых Вонифатия и Аглаиды совершается 19 декабря.

+1

337

Кто идет низко, идет уверенно… (старец Паисий Святогорец).



Цель в том, чтобы православно жить, а не просто православно говорить или писать. Если у проповедника нет личного опыта, то его проповедь не доходит до сердца, не изменяет людей. Православно думать - легко, но для того, чтобы православно жить, необходим труд.

Сейчас Бог терпит то, что происходит. Терпит для того, чтобы злой человек не смог оправдаться. Бог ждет от нас терпения, молитвы, борьбы. Гневаться, когда обижают тебя самого - это гнев нечистый. А вот если кто-то страдает за святыню, то это значит, что у него есть ревность по Богу. Есть праведное, по Богу, негодование, и только такое негодование оправдано в человеке.

Негоже ругаться за себя самого. Другое дело - противостать обидчикам, чтобы защитить серьезные духовные вопросы, когда дело касается нашей святой веры, Православия. Это твой долг. Думать о других и противодействовать хульникам для того, чтобы защитить ближнего - это чисто, потому что это совершается от любви.

Зло находится внутри нас. У нас нет любви, поэтому мы не чувствуем всех людей своими братьями и соблазняемся их греховной жизнью. Но это неправильно, когда нравственные падения становятся известны всем. Евангельское изречение "повеждь Церкви" (Мф. 18,17) не означает, что все должно становится всем известным. Предавая огласке какое-нибудь нравственное прегрешение нашего брата, мы оповещаем о нем врагов Церкви и даем им повод усилить против Нее войну. И таким образом в слабых душах колеблется вера.

Если ты хочешь помочь Церкви, то старайся лучше исправить себя, а не других. Если ты исправишь самого себя, исправится частичка Церкви. Если бы так поступали все, то Церковь была приведена бы в полный порядок. Но люди сегодня занимаются чем угодно, кроме самих себя, потому что учить других легко, а для того, чтобы заниматься самим собой нужен труд.

Если мы обличаем кого-то от любви, с болью, то независимо от того, понимает он нашу любовь или нет, в его сердце происходит изменение. А обличение без любви, с пристрастием, делает обличаемого зверем, потому что наша злоба, ударяя в его эгоизм, высекает искры, как сталь в зажигалке высекает искры из кремня.

Если мы терпим нашего брата от любви, то он почувствует это. Но и нашу злобу тоже чувствует, даже если она внутренняя и никак не выражается внешне. Потому что наша злоба вызывает в нем тревогу. Надо всегда спрашивать себя: "Для чего я хочу сказать это? Что мною движет? Больно ли мне за ближнего или же я хочу показать себя хорошим, покрасоваться?". Если кто-то старается якобы по-православному упорядочить церковные проблемы, а на самом деле он имеет в виду личную выгоду, то как такой человек может стяжать благословение Божие?

Сладкие слова и великие истины имеют цену тогда, когда исходят из правдивых уст. Они находят почву только в людях, имеющих доброе произволение и чистый ум.

Истина, используемая без рассуждения, может совершить преступления. Тот, кто имеет искренность без рассуждения, может совершить двойное зло: сперва себе, а потом другим. Потому что в такой искренности нет сострадания... Христианин не должен быть фанатиком, ему надо иметь любовь ко всем людям. Кто без рассуждения кидается словами, пусть даже и правильными, тот делает зло.

Благоговение - это хорошо, расположение к добру - тоже хорошо, но необходимо еще духовное рассуждение и широта, чтобы спутницей благоговения не стало узколобие.

Необходимо бодрствование и трезвение. Все, что бы ни делал человек, он должен делать ради Бога. Сердцевиной каждого движения человека должен быть Христос. Требуется много внимания, ибо если мы делаем что-либо с целью понравиться людям, это не принесет нам никакой пользы.

На небо восходят не мирским подъемом, но духовным спуском. Тот, кто идет низко, всегда идет уверенно и никогда не падает. Наша эпоха отличается сенсационностью и шумихой. А духовная жизнь негромка. Требуется божественное просвещение. Когда божественного просвещения нет, человек находится во мраке. Может и с добрым расположением действовать, но из-за помутнения создавать много проблем - и в обществе, и в Церкви.

Раньше Дух Святой просвещал, подсказывал. Великое дело! Сегодня Он не находит в нас предпосылок для того, чтобы снизойти. Придут тяжелые годы. Ветхозаветное вавилонское столпотворение было невинной забавой по сравнению с нынешним веком.

+2

338

http://www.bogoslov.ru/text/3480988.html
Опубликованы пять новых документов Межсоборного присутствия
[Для печати] [В блог]
11 сентября 2013 г.
На портале «Богослов.Ru» размещены пять новых документов Межсоборного присутствия. К дискуссии приглашаются все желающие.

+1

339

Митрополит Антоний (1920-2005). Окончание. Чудеса и наставления.
Agionoros.ru продолжает публикацию глав из книги «Подвижники в миру» (том II).

Сочетание таких качеств Владыки как простота и мудрость, образованность и незнание современных технологий были достойны удивления и восхищения.

Однажды, на Страстной Седмице митрополит Антоний хотел обратиться с проповедью к собравшимся. Чтобы его было лучше слышно (так как дело было на улице) один из священников захотел прикрепить к его рясе портативный микрофон. Архиерей удивился и сказал батюшке: «В своём ли ты уме?». После проповеди он сказал отцу Стефану: «Этот священник не понимает что делает. Я хотел произнести проповедь, а он попытался посадить мне на рясу блоху». Когда ему объяснили, что «блоха» - это портативный микрофон, Владыка признался, что ничего не понимает в таких вещах. Он был простым, беззлобным и бесхитростным человеком. Никогда не завидовал окружающим.

Митрополит часто говорил: «без помощи отца Стефана я бы ничего не смог сделать». Он посылал к нему своих духовных чад, когда не мог принять исповедь сам. В конце своей жизни сказал им: «Когда я умру, исповедуйтесь у отца Стефана».

Некоторые архиереи и священники, комментируя поведение митрополита Антония, называли его ошибочным, полагая что он не держит высоко епископского достоинства (так как не имеет машины, помощников и сам готовит себе пищу). Смирение и нестяжательность они считали позором, а не добродетелью и примером для подражания.

Для некоторых поведение митрополита Антония было соблазном, для других безумием. Но православный народ (который обладает подлинными критериями святости) считал Владыку святым. Чем больше он смирялся, тем выше становился в народном сознании. С благоговением к Митрополиту относились все. Даже безбожники и политики целовали ему руку. Дорожная полиция останавливала машину или автобус, на которых передвигался Владыка, лишь для того, чтобы взять у него благословение. Когда Митрополит шёл по улице, все приветствовали его и вставали со своих мест.

В кабинете владыки Антония всегда было много книг (в том числе на английском и французском языках). Его перу принадлежит более чем 55 работ богословского и просветительского содержания. Несмотря на то, что он закончил высшие учебные заведения за рубежом и в совершенстве владел иностранными языками, никто и никогда не слышал, как он на них говорит, ни разу он не упоминал и о полученных им знаниях и дипломах. У Митрополита не было ни телевизора ни радио. Он был не в курсе развития современных технологий.

Вместе с другими священниками Митрополит часто посещал добродетельных старцев. Во время поездок он производил впечатление простого священника, ничто не свидетельствовало об его архиерейском сане. Он навестил старца Паисия в Суроти, когда ему нездоровилось, и сказал: «Вместо того чтобы утешить старца, я сам получил от него утешение». Путешествуя по Афону Владыка кланялся и брал благословение у каждого старца. Он заходил в самые смиренные и бедные кельи, передвигался без церемоний и почёта как простой священник. В скиту Святой Анны Митрополит, несмотря на протесты монахов, никогда не соглашался совершить путь от пристани в скит на муле. Несмотря на свой преклонный возраст, он пешком поднимался в крутую гору.

Однажды Митрополита посетила многодетная семья. Он ждал гостей на ступеньках возле входа в Митрополию. Принял их сердечно, словно они были знакомы уже много лет. Сам приготовил для гостей угощение, а после провёл в церковь, где отслужил молебен и панихиду об их родственниках. Простота Митрополита потрясла гостей, а его слова навсегда отпечатались в их сердцах.

Сверхъестественное

У Преосвященнейшего была простая и сильная вера. Он откликался на каждую просьбу помолиться о больном или испытывающем какие-то трудности человеке. Не было ни одного случая, чтобы он отказал посетить таких людей. До сих пор люди рассказывают о множестве случаев исцелений по молитве Владыки.

Однажды митрополит Антоний посетил монастырь святого Давида на острове Эвбея. Прозорливый старец Иаков сказал ему следующее: «Преосвященнейший, у Вас великое дерзновение перед Господом, так как у Вас есть смирение».

Однажды Владыка признался в частном разговоре: «Люди думают, что я творю чудеса, но творит их Господь. Один офицер из Кастории привёз ко мне своего сына, который был болен неизлечимой болезнью. Я прочитал над мальчиком молитву и мальчик выздоровел. Перекрестил его и Господь силой Животворящего Креста исцелил его».

Однажды лето было очень засушливым. Владыка приехал в монастырь Микрокастро, чтобы помолиться и пройти Крестным ходом по окрестным селениям. Но едва процессия вышла из храма, начался такой дождь, что Крестный ход едва смог сделать один круг вокруг церкви. Тоже самое происходило и в другие годы, когда Сиатиста страдала от бездождия. Едва начинался Крестный ход – шёл проливной дождь. «Желание боящихся Его Он исполняет, вопль их слышит и спасает их»1.

По молитвам Владыки неплодные женщины рожали детей и исцелялись бесноватые.

Однажды митрополит Антоний посетил с паломнической поездкой остров Митилини (Лесбос). В храме Святых Архангелов в Мантамадо он встретил бесноватую женщину. Владыка начал служить молебен, а одержимая нечистым духом стала сквернословить, выть и источать пену изо рта. Все присутствующие были шокированы и испуганы и словно потеряли дар речи. Митрополит стал молиться и осенять женщину крестным знамением. Вдруг она потеряла дар речи и упала. Придя в себя, она поцеловала руку Владыки и сказала: «Я два года ждала, что ты придёшь и меня освободишь. Благодарю тебя».

Однажды знакомый подвозил Владыку, который ехал в гости ко своим духовным чадам. Водителя давно беспокоила серьёзная проблема, но он не решался поведать о ней Митрополиту. На обратном пути Преосвященнейший молча молился с закрытыми глазами. Вдруг он еле слышно заговорил, и водитель понял, что он произнёс ответ на беспокоивший его вопрос. Когда он спросил у Митрополита, как он узнал об его проблеме, тот ответил: «Оставь это, чадо, это дела Божии».

Владыка очень почитал святителя Нектария Эгинского (Пентапольского). Во время одной из поездок в Эгину он сказал одному из сопровождавших его паломников: «Святой жив. Он разговаривает. Попроси у него что-нибудь с верой и увидишь».

Молодая женщина лежала в неврологической клинике. Её состояние было очень тяжёлым, так что врачи даже исключали возможность её выздоровления. Супруг женщины посетил Владыку и поведал ему свою боль. Митрополит вселил в него уверенность, что вскоре она выздоровеет. Через два дня женщину выписали из больницы и отпустили домой.

Однажды митрополит Антоний, отец Стефан и группа паломников и Ситатистской епархии посетили монастырь святого Давида на острове Эвбея. Во время Вечерней, когда Владыка кадил на Честную главу преподобного Давида, из неё потекло миро. Потрясённые паломники поклонились мощам, а игумен сказал им, что Святой обрадовался, что его посетил Владыка.

Одна семья стала жертвой колдовского воздействия и оказалась на грани распада. Больше всего пострадал один из сыновей. Мальчик стал неуправляемым: его поведение создало в доме невыносимую обстановку. Мать как раз читала тогда книгу о старце Паисии Святогорце. Она прониклась к нему большим благоговением и стала просить помочь решить образовавшуюся в их семье проблему. Тем же вечером она увидела во сне старца, которого она просила помочь и называла преосвященнейшим.

В это время один знакомый испытывавшей проблемы семьи как раз посетил владыку Антония и попросил его молитв. Митрополит попросил дать ему их имена для поминовения. Через несколько дней они посетили Владыку, о котором слышали много хорошего, и тот встретил их в 11 часов вечера на ступенях Митрополии. Женщина с изумлением узнала старца, явившегося ей во сне! На следующий день они все исповедовались у Владыки. Их сын, который к тому моменту ушёл из дома, тоже пришёл и побеседовал с Митрополитом. Они вместе помолились и мальчик вернулся домой к своим родителям. Так с помощью советов и молитвенной помощи владыки Антония семья избавилась от колдовского воздействия и воцерковилась.

Димитрий К. однажды поднимал какой-то тяжёлый предмет и порвал сухожилие. Боль была непереносимой. Он пошёл в больницу, сделал снимок, начал принимать обезболивающие и проходить курс физиотерапии, но боли не прекращались. Дмитрий сделал магнитную томографию, после чего хирург заявил ему о необходимости операции, которая вернёт работоспособность руки с вероятностью 50 процентов. То же самое сказал и другой врач. Всё это время Димитрий говорил несколько раз по телефону с Владыкой. Через месяц он встретил его в Афинах в храме святителя Николая в Певкакья. По окончании Литургии Митрополит спросил у Димитрия, где у него болит рука, и крепко схватил его за больное место. Через два дня боли прекратились, работоспособность руки восстановилась и не понадобилось больше ни лекарств, ни операций.

Советы

Владыка часто говорил: «Мало слов – сахар, а молчание – мёд».

«Я никогда не пожалел о том, что промолчал».

«Когда вы едете на Святую Гору, обратите внимание на выбор попутчиков. Некоторые слоняются по Афону и сплетничают».

«Смотрите, не привяжитесь к деньгам, иначе погубите свою душу» (говорил Митрополит священникам).

«Скоро придёт голод».

«Мы должны способствовать и молиться о том, чтобы появлялись православные семьи. Будут семьи – будут и дети».

«Я никогда не наказывал священника, потому что тем самым наказал бы и его семью».

«Не привозите денег в епархию, тратьте всё на своих приходах. Когда придёт новый Владыка (после меня) будете помогать и Митрополии», – говорил Владыка священникам. Именно поэтому были восстановлены и отремонтированы все храмы в его епархии.

«Папа еретик», - говорил митрополит Антоний. Он очень удивлялся, что некоторые не считают главу Римской церкви еретиком.

«Чтобы спастись, человек должен любить своих врагов, исповедаться и причащаться».

Родителям, которые беспокоились о своих детях, Митрополит говорил: «Дети вдали от своих родителей, в обществе, найдут всё, кроме любви. Любовь, если дети собьются с пути, может вернуть их домой к своим родителям».

Блаженная кончина

Незадолго до своей болезни Владыка, вероятно, почувствовал приближение смерти и попросил отца Стефана пройти с ним в комнату, где он обычно принимал исповедь. Он усадил его за свой стол и попросил одеть епитрахиль. Несмотря на его возражения, Владыка встал на колени перед отцом Стефаном и исповедался.

Он пошёл к врачу, который обнаружил у Митрополита раковую опухоль в области живота, прогрессировавшую уже в течение многих лет. Но до этого момента боли его не беспокоили. Владыка чувствовал себя здоровым.

Митрополиту сделали операцию и он рассказал, что во время хирургического вмешательства ему было явлено Царство Божие и он очень благодарен Господу за это. После того как Владыка отошёл от операции, он поднял руки к небу и стал молиться, а слёзы рекой текли у него из глаз. Знакомому, навестившего Владыку в день Святителя Николая, он крепко сжал руку и сказал: «Господь решил меня взять. Скажи всем, что я их люблю и буду молиться за них и после смерти».

Владыку навестил высокопоставленный политик и перед уходом взял у него благословение и поцеловал его руку. «Первый раз я поцеловал руку священника, так как считаю Митрополита святым», - признался политик.

В последние годы в своих проповедях Владыка часто повторял: «любите своих врагов и творите добро». При этом он приводил пример святого Дионисия Закинфского, который простил убийцу своего брата. Господь устроил так, что 17 декабря 2005 года в день памяти святого Дионисия владыка скончался.

На его могилку приходит много людей. Они просят его молитв и помощи, так как верят, что митрополит имеет великое дерзновение ко Господу. Однажды зимой паломники почувствовали на его могилке сильное благоухание, хотя никто из них не зажигал ладан и не приносил туда живых цветов.

После смерти Владыки один из знакомых увидел его во сне: «Я рядом с вами. Помогаю вам. Видишь эту женщину, я должен ей помочь», - и показал ему на женщину средних лет.

Другой увидел Митрополита на сороковой день после его блаженной кончины: «Не волнуйся, всё будет хорошо. Я прошу Богородицу, чтобы Она даровала тебе замечательную супругу». Спустя некоторое время так и произошло.

Одному из своих духовных чад Владыка явился во сне и сказал: «Готовься, скоро я тебя заберу». Этот человек был совершенно здоров и не понял истинного значения слов Владыки. Через несколько месяцев он скончался.

Простой и смиренный Иерарх жил смиренно и тихо и также тихо покинул этот мир, оставив за собой огромное духовное наследие, пример своей светлой жизни и поучительное смирение.

Да пребудут с нами его молитвы. Аминь.
http://www.agionoros.ru/docs/744.html

0

340

Матерью доверия Богу является вера (старец Паисий Святогорец).


- Геронда, я не чувствую себя в безопасности, тревожусь.

- Обезопась себя в Боге, детонька моя. Или ты только автомобильный ремень безопасности знаешь? Безопасность Божия тебе неведома? Перекрестись и перед тем, как что-либо делать, скажи: "Христе мой, Владычице моя Пресвятая Богородица, помогите мне". Разве существует безопасность большая, чем доверие Богу? Вверив себя Богу, человек постоянно подзаправляется от Него бензином марки "супер", и его духовная машина никогда не останавливается: мчится и мчится. Будь, насколько возможно, внимательна, молись, вверяй себя Богу, и в любой трудности Он поможет тебе. Чтобы избавиться от тревоги и волнения, упрости свою жизнь безусловным доверием Богу.

- Геронда, я всегда со страхом и колебанием начинаю делать то, что мне говорят, и от страха могу сделать это не так, как следует.

- Осеняй себя крестным знамением, доброе мое дитя, и делай то, что тебе говорят. Если ты скажешь: "Молитвами святых отец наших...", - то неужели ни один из стольких святых тебе не поможет? Никогда не теряй доверия Богу. Не зажимай себя куцей человеческой логикой: так ты и сама мучаешься, и божественной помощи мешаешь. Если после своих благоразумных человеческих действий ты будешь вверять Богу и себя саму, и все, что ты делаешь, то это весьма поможет не только тебе, но и другим. Великое дело - доверие Богу. Однажды у меня брали кровь четыре женщины-врача. Пришла первая - измучила меня, но вену найти не смогла. Вторая - то же самое. Приходит третья - специалист в этой области - безрезультатно. В это время мимо проходила четвертая: увидев, как они меня мучают, решила попробовать и она. Осенив себя сначала крестным знамением, она тут же нашла вену, потому что попросила помощи Божией. Остальные же некоторым образом полагались лишь на самих себя.

Великое дело - вверять себя в руки Божии. Люди ставят перед собой цели и стараются их достигнуть, не прислушиваясь к тому, в чем воля Божия, и не стремясь согласовать свои действия с ней. Надо вверить Богу руководство ходом дел, а самим с любочестием исполнять свой долг. Человек будет мучиться, если он не доверится Богу до такой степени, что совершенно отдаст себя в Его руки. Обычно сначала люди прибегают к утешению человеческому, а к Богу прибегают только после того, как разочаруются в людях. Однако если мы не хотим мучиться, то будем просить утешения божественного, потому что оно и есть единственное истинное утешение. Веры в Бога недостаточно [1]: необходимо и доверие Ему. Доверие Богу привлекает Его помощь. Христианин верует и вверяет себя Богу до смерти. И тогда он ясно видит Божию руку, спасающую его.

Апостол Павел говорит, что вера - это значит веровать в невидимое, а не только в видимое [2]. Возлагая свое будущее на Бога, мы обязываем Его нам помочь. Матерью безусловного доверия Богу является вера. Имея такую веру и тайно молясь, человек пожинает плоды надежды. Доверие Богу - это постоянная молитва, и в нужный час она приводит к божественным результатам. И тогда естественно, что человек живет жизнью ангельской и преизливается в славословии: "Свят, Свят, Свят Господь Саваоф" [3]. Потому что, имея доверие Богу, человек может сделать свою жизнь райской. Он славит Его за все и, как от доброго отца, принимает Его руководство. В противном случае человек превращает свою жизнь в адскую муку. Великое дело - еще в этой жизни отчасти чувствовать райскую радость.

- Геронда, а в отношении телесного или душевного здоровья до какой степени нужно отдаваться в руки Божии?

- Сначала надо довериться Богу, а после Бога - способному помочь нам человеку.

__________________________________________________

1) В этом случае подразумевается простое принятие бытия Бога, недостаточное для жизни во Христе.

2) См.: Евр 11, 1.

3) Ис 6, 3.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC