Вверх страницы
Вниз страницы

ЗНАКИ ИСПОЛНЕНИЯ ПРОРОЧЕСТВ

Объявление

ПРАВИЛА ФОРУМА размещены в ТЕХНИЧЕСКОМ РАЗДЕЛЕ: http://znaki.0pk.ru/viewtopic.php?id=541

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Полезно почитать

Сообщений 241 страница 260 из 462

241

http://www.vozvrashenielina.ru/photos/2-10-12/007.jpg
http://www.vozvrashenielina.ru/photos/2-10-12/007-1.jpg
http://www.vozvrashenielina.ru/photos/2-10-12/007-2.jpg
http://www.vozvrashenielina.ru/photos/2-10-12/007-3.jpg
http://www.vozvrashenielina.ru/

интересно было бы почитать.

0

242

- Одурели, мой батюшка, современники наши, - так, повел свое слово о. Даниил, - и, думается мне, едва ли не навовсе одурели. Думаю же я так потому, что дурость-то эта пошла от самого корня бытия, от понятий о Боге. Отвергли теперь люди Богодарованное откровение, извратили его на свой, едва ли не бесовский, лад до полнейшего извращения всякой истины. Не вылезть им, боюсь, из того болота, в котором они увязли со своими ножками да с чужими рожками. Удивления достойно, как спутались теперь умы в понятиях о взаимоотношениях человека к Богу и обратно: прямо не знаешь, изумляться ли и негодовать, или уйти в затвор да плакать. Особенно в смуте этой повинна богословствующая баба; а ее теперь среди воюющей на Бога интеллигенции развелось видимо-невидимо. С этим бабьем мне летом довольно-таки пришлось повозиться в имении одной нашей соседки, знатной и правоверующей старушки. Сама-то она - раба Божия и верная старческая дочка; ну, а уж окружающие ее, которые летом из Петербурга и из нашей губернии собираются под ее воскрилия!.. Вот, не угодно-ли, образчик наших с дамами собеседований, на которые меня удостаивают приглашением по той причине, что старушка-хозяйка верит моей способности обращать заблудшие души в лоно Православия... Зашла речь о любви, о милосердии Божием, о его безграничности, о всепрощении; знаете, в том духе, который на руку одним ворам и убийцам, но от которого кровь стынет в жилах у рядового христианина. Я позволил себе противопоставить и одно из других свойств премудрости Божией - правосудие. На меня с места напали, доказывая, что Православие совсем не понимает Бога; Бог есть любовь, а православный Бог - инквизитор. Перед этим поддельным богом, придуманным для устрашения порабощенного жрецами человечества, православная доктрина поставила с одной стороны воображаемый рай, а с другой - ад, и заставила инквизитора этого совать людей туда и сюда по своему произволу. Какая же это, изволите видеть, по-ихнему любовь, которая за миг земной, хотя бы и грешной жизни, наказывает вечной мукой да еще в утонченной жестокости какого-то вечного огня и неусыпающего червя... И пошло, и поехало тут, по-нашему, - кощунство, а по-ихнему "критика", что ль "чистого разума", уж и определить не умею. "Где ж, - кричали мне, - милосердие вашего Бога? Взгляните на эти скорби, разочарования, обиды, притеснения всякого/рода, которыми так полна человеческая жизнь, из-за которых, невольно озлобляясь, падают и, по-вашему, гибнут человеческие души; часто, если только не всегда, причины этих падений лежат вне человека - неужели же ему нести ответственность за следствия?"

Многое было наговорено тогда мне, бедному монаху, чего даже и не упомнишь, но что не без дьявольского таланта изложено в еретической энциклопедии графа Толстого, этого кумира современного безумия. Вижу я, что меня припирают к стене князи и княжны, и судии человеческие требуют ответа. Отвечать им от Писания: они из писания признают только Толстовское лжеевангелие. Что тут делать?.. Выждал я, когда иссяк поток их красноречия, перекрестился мысленно, да и повел свою речь так:

- Вот, - говорю, - я вас выслушал до конца, но так ли я вас понял? Что хотели вы мне доказать?

Что Бога нет, и Он придуман своекорыстными жрецами? или что Он есть, но - не благ? Или же - что Он есть и что Он благ, но какой-то другой, а не православный, т. е. не такой, о каком к исходу уже второй тысячи лет неизменно учит Православие, ложно, по-вашему, хотя до сих пор и неопровержимо, истолковывая Его любовь, милосердие и правосудие? Заметьте - и правосудие, потому что и оно есть одно из свойств предвечной Софии - Премудрости Божией. Так, стало быть?.. Ну-с, а я теперь вам, милостивые государыни, поведу свой сказ о Боге православном так же, как и вы, от примеров повседневной жизни, от подобия, постараюсь вам показать, что Бог есть, что Он благ, что Он правосуден и что только Православие и разумеет Его истинно таким, как Он есть, конечно, в пределах о Нем откровения и нашего отменно-ограниченного разума. У нас, в Оптинском скиту, перед окнами моей келий, около храма, растут два высоких бальзамических тополя. Семнадцатую уже весну наблюдаю я за жизнью этих творений Великого Художника и очень хорошо, поверьте, изучил внешние проявления этой благоуханной жизни. Вот-с, вижу: пришла весна; начало пригревать теплое весеннее жизнерадостное солнышко; стали на тополях разбухать почки... Как же они в то время хорошо пахнут, аромат-то от них какой в то время бывает!.. Затем, вижу: закапали крупные алмазы теплого весеннего дождичка... сильнее, все сильнее гладь! - А из почки-то уж клюнул клейкий благовонный листочек... Там, ветерок поднялся, сперва тихенький, ласковый; смотришь - усилился, стал шуметь, перешел в ветер: закачались тополевые ветки, стали друг о дружку тереться тополевые листочки, к родимой ветке прижиматься и с соседками ее шушукаться. Весело им и радостно: крепко держатся родимые ветки за родное дерево - нечего бояться ни ветра, ни бури!.. А, там - не успеешь взглянуть - ап, листики выросли уже в листья, покрыли и украсили родимое дерево, укрыли от непогоды небесных птичек, дали в летний зной прохладу и тень человеку... Знакома ведь и вам такая картина?.. Ну, конечно, за весну не одна, так другая ветка и с почками, и с листьями возьмет, да и обломится, отвалится от ствола, смотришь - и валяется на земле под деревом до своего времени... А над всей этой картинкой Божией природы сияет теп-лое-претеплое, любовное солнышко... Видели вы, сударыни, что сотворило это солнышко с ветвями, которые на стволе удержались?.. Ну-с, а то же солнце, что же оно, оставаясь таким же любовным, сделало с теми, с отломившимися ветками? А вот, что! Пока те, которые крепко за свое дерево держались и естественно развивались в первозданной красоте своей, эти гибли: ветер их сорвал, дождь намочил и, смешав с грязью, заставил гнить; а пригрело солнышко - высушило и обратило в прах... Неужели же это животворящее солнце вы назовете инквизитором. "Аз есмь Лоза истинная, а вы - рождие", ветки, - сказал Господь. Будете добровольно держаться двухтысячелетняго дерева Православной Христовой Церкви, как держались грешные и многогрешные ваши предки, - и разовьет вас от силы в силу Бог - Солнце духовное, во всю красоту разовьет Он вас, от Него вам и здесь данную, и там, в той высшей жизни обещанную. А отломитесь - неужели же скажете по совести, что только для одних вас нет Его милосердия. В Православной Церкви живет вся полнота Христова, Он ее создал, Он ее укрепил, ее не сломить ни вам, ни даже вратам адовым.

* * *

- Да! Человеку суждено единою умрети, а потом - суд. Этот суд ко мне уже приблизился. Но будет и другой - Страшный суд, всемирный, и живым, и мертвым. Приблизился и этот. Я вам не рассказывал, кажется, своего сновидения, о котором мне сердце говорит, да во многом и жизнь показала, что оно благодатно и, стало быть, истинно. Я уже говорил вам, что когда я жил в Петербурге, то постоянно ходил к церковным службам в Андреевский собор, настоятель которого был моим духовником. Так, вот, в то уже давно прошедшее время, увидел я такой сон, почти даже видение: где-то в знакомой мне стране, даже на каком-то очень знакомом месте, но которого я, однако, признать в точности не могу, вижу я, строится громадный, изумительный по красоте и необычайной, ослепительной белизне, величественный храм. Строителей его не вижу, но вижу и знаю, что храм строится, и работы в нем не прерываются ни на мгновение. Так прекрасен был храм этот, что я, как художник и любитель чистой красоты, настолько им заинтересовался, что пожелал войти внутрь постройки. И только сделал я шаг вперед, чтобы войти в открытые западные врата храма, как был властно удержан на месте какой-то невидимой силой и чей-то голос сказал мне:

- Стой! Никто не войдет сюда иным путем, как этим: смотри!

И я увидел, что пред вратами храма стоит аналой; на аналое крест и Евангелие, а за аналоем, как во время исповеди, стоит мой андреевский духовник протоиерей в епитрахили и поручах... А, - подумал я, - так вот оно что: туда, значит, нельзя войти без покаяния и исповеди! - и я смиренно подошел к протоиерею. А уже около него стояло и толпилось множество народу, который так же, как и я, хотел проникнуть внутрь того храма. Была ли мне тогда исповедь или нет - того я не помню, но ясно помню, что духовник накрыл меня своей епитрахилью, дал мне поцеловать крест и Евангелие, и я уже беспрепятственно и смело вошел во врата храма. И, войдя в него, я остановился как бы в некотором благоговейном ужасе: одним взглядом окинул я сразу все строящееся здание и внутренний его вид, и наружный, и увидел, что оно уже почти окончено постройкой, что стены его выведены почти до купола и что даже сводится и самый купол. Но не из камней, как мне издали казалось, возводилось это удивительное здание, а из человеческих тел, плотно уложенных рядами, точно притесанных друг к другу; и головы этих тел служили внутренней и внешней облицовкой стен этого храма... Храм из человеческих тел и голов! Это было зрелище до того поразительно величественное и потрясающее, исполнено оно было такого глубокого пророческого значения, как мне это даже в то время и во сне показалось, что убоялось мое сердце и вострепетало от этого видения... И кто-то невидимый повел меня по лестнице подмостков, и привел меня к иконостасу, и указал мне то место, на которое должен был лечь и я, как новый камень дивного здания. И увидел я, что это место было во втором ярусе иконостаса, где обычно пишется лик апостольский... Хотел, было, я подняться повыше, чтобы с самого верха осмотреть здание, но не мог...

- Тут твое место! - сказал мне невидимый... и я проснулся.

Видение это было мне лет сорок, если не больше, назад, но и до сих пор оно хранится моей памятью, как будто я его видел только сегодня. Тогда же, конечно, я понял, что храм этот должен был представлять собой созидание вечной Церкви Христовой; понял я, что здание это уже вот-вот будет готово; понял и то, чем все это должно кончиться, - все это я тогда же понял; но место, мне, недостойному, уготованное, я уразумел только теперь перед исходом моей грешной души из грешного моего тела: недог стойный я иерей, но благодать, мне данная в священстве, идет преемственно от тех великих, чьи святые лики пишутся во втором ярусе священного иконостаса... Кто бы мог тогда подумать, что в питерском художнике кроется будущий Оптинский иеромонах?.. Дивны дела Твоя, Господи!..

* * *

- Вот что тебе скажу я: не дано нам знать времен и сроков "их же положи Отец во власти Своей", но о близости Страшного суда и временах близких к антихристу нам рассуждать даже заповедно. "От смоковницы, - говорит Господь, - возьмите подобие"... Так-то, верно я тебе говорю, что он уже в мире. Во что обратили матушку-Россию, страну нашу православную, его безумные слуги. Да вот, чего тебе еще больше. Наш монастырь, в котором я свое начало полагала, весь от матушки игумений до последней послушницы обращался к оптинским старцам. При старце Макарии, предшественнике батюшки о. Амвросия Оптинского, игуменией у нас была Павлина, великой души старица и раба Божия. Так ей батюшка, отец Макарии, как-то раз сказал по духу: "Вот что, мать, ни ты, ни дети твои со внуками до антихриста не доживут, а правнуки твои узрят пришествие Господа во славе". Сосчитай-ка: не пришло ли уж время правнукам матушкиным на свет объявиться'... А все-таки скорбеть тебе не о чем: хоть и страшное приходит время, но скорбями всякая христианская душа в рай входит. Всяк призывающий имя Господне, спасется. А как там хорошо-то...
______________________
* Игумения Павлина скончалась, сколько помнится, 65 лет в 1875 году.

0

243

Дарина написал(а):

интересно было бы почитать.

Сейчас модно говорить о Сталине хорошо. Его чуть ли не в святые скоро запишут. Я в политике плохо разбираюсь и не могу до конца понять столь уникальную личность. Но я у вас, православные, хочу спросить, а никого не смущает, что жена Сталина, сделала 10 абортов?

0

244

Оксана написал(а):

Сейчас модно говорить о Сталине хорошо. Его чуть ли не в святые скоро запишут. Я в политике плохо разбираюсь и не могу до конца понять столь уникальную личность. Но я у вас, православные, хочу спросить, а никого не смущает, что жена Сталина, сделала 10 абортов?


Его жену не замечают, да и вроде он ее  убрал.

0

245

Слово к современной женщине. Архимандрит Тит

http://s2.uploads.ru/t/tHnw6.jpg

Как многотруден путь человеческой жизни! Сколь много на этом пути испытаний! Много испытаний в жизни человеческого общества всегда приходилось переносить женщине. В наше время женщине особенно трудно сохранить верность своему призванию и предназначению.

Женщина! Известно, что жизнь твоя сегодня нелегка: меняющееся настроение духа, различные недоуменные вопросы, действие страстей, взаимоотношения с мужем, воспитание детей, трудности экономической жизни, проблемы на работе, жизненная суета, страх завтрашнего дня. Ты попадаешь в некий лабиринт, из которого трудно выбраться. Очень хочется помочь тебе найти выход из этого лабиринта. Но это будет зависеть от того, насколько ты прислушаешься к словам, здесь сказанным.

Ты говоришь, что сейчас трудно жить, времени ни на что не хватает, что ты ничего не успеваешь. Как известно, есть в жизни вопросы главные и есть второстепенные. Часто мы тратим время и силы именно на второстепенное, а на главное нас не хватает. Вот ты сетуешь, что у тебя очень много дел: семья, работа, а тут еще и самой нужно «хорошо» выглядеть. Значит, ты еще находишь время на то, чтобы привести себя в «надлежащий» вид («хорошо» выглядеть)? Значит, тратишь на это и время, и силы, и средства?.. Как ты думаешь, насколько важен для женщины внешний вид? Каков он должен быть? Побеседуем же здесь немного об этом.

Знаешь ли ты, что по причине соединения в человеке души с телесным составом внутренняя и внешняя жизнь человека взаимосвязаны? Поэтому внешний вид определенно влияет на духовно-нравственный облик человека, а часто и формирует его. В этой связи одежда человека имеет немаловажное значение. Задумывалась ли ты над тем, когда и по какой причине появилась одежда?

Священное Писание говорит нам о том, что причиной происхождения одежды явился грех. Грех обнажил наготу прародителей, которая потребовала прикрытия. Св. Андрей Критский в своем Великом каноне говорит об этом так: «сшиваше ризы кожаны грех мне, обнаживый мя первыя боготканныя одежды».

До тех пор, пока наши прародители Адам и Ева не прослушали воли Божией, а согрешение их состояло именно в этом, они не имели нужды в одежде, ибо не видели наготы своей, а когда согрешили, то «открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания» (Быт. 3; 7). А Бог, милосердствуя о них, сделал для них «одежды кожаные и одел их» (Быт- 3; 21). Таким образом, видишь ли, одежда свидетельствует о том, что через грехопадение человек потерял первозданное непорочное состояние.

К сожалению, современный человек, не зная о происхождении и назначении одежды, уделяет много внимания украшению своего внешнего вида. Но он поставляет себе в честь и украшение как раз то, что свидетельствует о бесчестии и безобразии; ищет похвалы именно в том, что обличает грех. Все птицы, животные как были созданы от Бога, так и живут доныне, довольствуются естественным одеянием. Один только человек лишился этого по причине греха и теперь вынужден у животных заимствовать одежду и прикрываться ею. И вот что странно, или лучше — достойно всякого сожаления: он чужою кожею прикрывается и этим гордится — он ставит себе в честь то, что должно подавать ему, как бедному и грешному побуждение к смирению.

Знай, что страсть к украшению в одежде является следствием нерадения о душе. Кто заботится о телесном украшении, тот часто забывает заботиться о душевном. «Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6; 21) — говорит Господь. Страсть к одежде показывает, что сердце желает внимания к себе, суетной чести и славы, а это закону Божию противно. «Не любите мира, ни того, что в мире» (1 Иоан. 2; 15). «О горнем помышляйте, а не о земном» (Кол. 3; 2) — взывают к нам святые апостолы.

Теперь смотри, достоинство и ценность какой-либо вещи состоит, как известно, не в обертке или футляре, а в самой вещи. Спаситель сказал: «Душа не больше ли пищи, и тело одежды» (Мф.6; 25). Добрые душевные качества, безусловно, выше внешней красоты. В этом мы можем убедиться хотя бы на таком примере. В зависимости оттого, какой образ жизни ведет человек, от того, какими чувствами в тот или иной момент жизни наполнен он, лицо человека может быть красивым или безобразным. Лицо, внешне красивое, в какой-то момент может быть искажено гневом, злобой и от этого становится безобразным, а лицо казалось бы, внешне не особенно привлекательное, часто удивительно красиво, как выражаются еще — одухотворенно, потому что этот человек имеет добрый и кроткий характер. «Красота телесная от всего повреждается, и если даже хорошо сохраняется, если ни болезнь, ни заботы не искажают ее, — что, впрочем, невозможно, — и тогда она не продолжается и двадцати лет; а эта (красота душевная) всегда цветет, никогда не увядает; она не боится никакой перемены, ни наступившая старость не наводит на нее морщин; ни болезнь не заставляет увядать, ни беспокойная забота не вредит, но она выше всего этого» (святитель Иоанн Златоуст). Без добрых достоинств душевных, без духовной красоты — христианских добродетелей внешняя привлекательность не является истинной красотой. «Истинная красота познается не по внешнему виду, а по нравам и пристойному поведению (святитель Иоанн Златоуст). Поэтому любая женщина, если она не живет христианской жизнью, какой бы она одеждой и косметикой не украшала себя, не может являться истинно красивой. Во все века высшими душевными качествами и достоинствами женщины являлись: страх Божий, кротость, целомудрие, стыдливость — это всегда, как ничто иное, украшало и украшает женщину. Это всегда отличало ее на земле от всего неизменного и грубого. К сожалению, сейчас женщина теряет эти качества и становится все более безобразной.

Задумывалась ли ты, почему женщина пришла сейчас в такое плачевное состояние? Ты желала бы быть свободной и вести независимый образ жизни? Посмотри, к чему это приводит. Процесс эмансипации женщины чудовищным образом повредил женщине, от чего она сама же сейчас и страдает.

В окружающем нас мироздании Господь премудро определил каждой вещи свое место, поэтому мироздание цельно и гармонично. Так и в семье каждый из супругов имеет свое место и назначение. Ты привыкла к тому, что тебя сейчас окружает, но ведь в настоящее время многие понятия смещены и искажены. Искажение внешнего вида (мужская одежда, короткие волосы — мужская стрижка) разрушительно влияет на внутренний облик женщины, а это в свою очередь ведет к ссорам, неустройству, нарушению мира и правильного, естественного положения супругов в семье. .

Делом непозволительным и бесчинным является то, что часто современная женщина одевается в мужскую одежду (брюки, шапка...). Между тем 62-м правилом VI Вселенского собора святые отцы строго определяют: «никакому мужу не одеваться в женскую одежду, ни жене в одежду, мужу свойственную» (!) Нарушающие это правило миряне отлучаются от общения церковного.

Женщина не должна стричь свои волосы! Св. апостол Павел говорит, что «если жена (женщина) растит волосы, для нее это честь» (1 Кор. 11; 15).

Женщина должна покрывать свою голову, ибо всякая женщина, если у нее не покрыта голова, «постыжает свою голову; ибо это то же, как если бы она была обритая» (1Кор. 11; 5). О значении головного покрова для женщины св. апостол Павел говорит в первом послании к Коринфянам (1Кор.11; 8-10).

Характерно, что до октябрьского переворота (1917 г.) женщины в общественных местах были всегда с покрытой головой. Следует заметить, что духовно-нравственное падение женщины активно началось с 20-х годов XX столетия, когда начались «упраздняться» и выходить из употребления головной убор и благопристойная одежда.

Тебе будет полезно узнать, что свидетельствует нам история. В жизни св. мученика Арефы (24 октября/ 6 ноября) повествуется следующее. В VI веке по Рождестве Христовом нечестивый царь Дунаан обманом захватил христианский город Негран (в Аравии) и потребовал от жителей отречься от веры во Христа Бога. Христиане отвергли нечестивое требование. Среди жителей города была молодая знатная вдова-христианка. Дунаан повелел снять с нее головной покров и с распущенными волосами водить ее по городу Во время шествия ее по городу с обнаженной головой взиравшие на нее женщины сочувственно плакали. Таким образом, видишь, даже обнажение головы для женщины раньше являлось позором и бесчестием. В наше же несчастное время современная женщина воспринимает головной платок, кстати, так уцеломудривающий женщину, как предмет «мракобесия» и «фанатизма» Очевидно, ты боишься, что если покроешь голову платком всем откроется, что ты христианка и ходишь в церковь? Но разве можно бояться исповедовать Господа? Господь исповедается перед Ангелами Божими тех, кто исповедает Его перед людьми (Лк. 12; 8), а тех, кто отвергается Его перед людьми, тот отвержен будет Им перед Ангелами Божиими (Лк. 12; 9).

Поразительно стремление современной женщины к обнажению. Сейчас женщина прибегает к одежде для того, чтобы не столько прикрыть свою наготу, сколько наоборот — обнаружить ее; одежда женщины часто весьма прозрачна или явно выделяет формы тела.

В последнее время уже с ранней юности девица теряет естественную стыдливость женского пола, усваивает образ жизни, свойственный мужчине, стремимся к ранней самостоятельности, теряет девственную чистоту, говорит дерзкие слова матери, желает избавиться от попечений о ней отца, наконец, охлаждается к Церкви...

Юная дева, у тебя с 12-13 лет накрашены губы? Зачем? Ты торопишься стать взрослой? В жизни все должно быть в свое время и на своем месте. Недозревший плод, если преждевременно срывается с дерева, то выбрасывается и пропадает. Помни об этом. Украшай свою душу добрыми христианскими качествами, возрастай в благоразумии и целомудрий, ибо ничто «не украшает так юного возраста, как венец целомудрия» — говорит святитель Иоанн Златоуст.

С каким легкомыслием девица, желая поскорее выйти замуж, рано теряет девственную чистоту! Храни девственность до венца, не спеши замуж, не бойся, что юноше не понравится твой «слишком» целомудренный вид. Одно плотское влечение, без общности веры и единения душ — очень непрочное основание для будущего создания семьи. По этой-то причине сейчас распадаются молодые семьи.

Женщина, помни, что растленный внешний вид матери растлевающе действует и на детей. Когда вырастут дети такой матери, она не возрадуется о них, потому что увидит плоды своей беспечной жизни, и тогда пожнет горе и слезы.

И ты, почтенная старица, зачем стесняешься своих седин, серебристым овалом так украшающих твое лицо? Ведь неразумно и погрешительно поступают те женщины, которые стесняются своего пожилого возраста. Как каждое время года имеет свою особенную красоту, так и каждый возраст человека имеет свою неповторимую красоту и свое достоинство.

Теперь сама рассмотри следующее. Не правда ли, все любят цветы. Да, цветы прекрасны. Сейчас стали изготовлять искусственные цветы. Так вот, как искусственные цветы никогда не превзойдут по своей красоте и неповторимости цветов естественных, так и лицо, «сдобренное» косметикой, с выщипанными бровями, никогда не превзойдет красоту естественного лица. В косметике кроется нечто обманчивое и мертвящее.

Каждый человек красив по-своему. Как ты думаешь, если бы художник написал хорошее изображение какого-либо лица, а другой, неискусный, переправил бы это изображение по-своему, не стал бы всякий смеяться такому безумному делу? То же самое делают и те женщины, которые пользуются косметикой. Бог и Создатель наш дает каждому человеку весь состав тела и души, а вместе с тем и изображение лица. Но когда люди подкрашивают лица свои, то дерзают переделывать дело Его и через это оскорбляют Бога — Создателя своего, а вместе с тем сами себя отдают разумным людям в посмеяние, а юным сердцам в соблазн... Вот к чему ведет украшение женских лиц! Таковые дерзают переделывать дело Божие, как будто нехорошо соделанное. Не богохульство ли это?

Тебе не кажется по меньшей мере странной привычная картина сегодняшнего дня, когда идет по улице женщина с волосами на голове, природный цвет которых, по причине частого перекрашевания, определить уже невозможно? Помни же, что волосы красить нельзя.

Теперь обрати внимание на еще один очень серьезный вопрос. Пластические операции!.. Недопустимы никакие пластические операции лица с целью «улучшения» красоты и так называемое «омоложение» лица! Человек, совершая пластические операции — создавая разные «модели» своего лица, желая быть не таким, каким Бог соблаговолил ему родиться, дерзает изменить свою внешность. Подобные поступки — мерзость перед Богом!

Ты спросишь: почему «нельзя», почему «недопустимо»? К великому несчастью нас же самых, мы сейчас забыли слово «нельзя», мы считаем, что нам все можно. Не от того ли мы пришли в столь катастрофическое духовно-нравственное состояние?!

Ты скажешь, что имеешь право выглядеть так, «как хочешь». Но не от этого ли страдает человечество, что каждый живет «как хочет». Каждый желает жить не по Божией воле, а по своей воле, по воле падшего человеческого естества и сам же потом от этого страдает.

Ты не сможешь не согласиться с тем, что сегодня сама же женщина страдает от того, что утеряла высокие, редкие, по естеству только ей свойственные качества. Женщина становится все более гордой, грубой, раздражительной, своевольной, дерзкой, похотливой... Причина этого во многом кроется в извращении внешнего вида женщины и ее одежды. Типичный облик современной женщины таков: распущенные волосы, черные, горящие блеском похоти глаза, красно-кровавые губы, на руках — кровавого цвета ногти, более напоминающие когти... И этот облик человек считает «эталоном красоты»?!

Ты заметишь, что «неважно как выглядеть внешне, главное — иметь веру в душе! Но, как об этом уже было сказано, внутренняя и внешняя жизнь в человеке взаимосвязаны и внешний вид оказывает влияние на внутренний облик. В вере нет мелочей, нет чего-либо незначительного, без чего можно было бы обойтись. «Верный в малом и во многом верен; а неверный в малом неверен и во многом» (Лк. 16; 10).

Необходимо помнить, что, в сущности, нам ничего на земле не принадлежит. Нагими входим мы в мир, нагими и исходим из него; только грехи и добродетели являются нашим достоянием. А прочее можем ли мы называть своим? Нас сотворил Господь и подает все необходимое в жизни. Тело наше, внешняя красота — не наша собственность, которой мы можем распоряжаться «как хотим». Мы же тщеславимся, гордимся и превозносимся перед людьми тем, что нам не принадлежит и за что мы должны благодарить Бога, Подателя всяческих благ. Не забывай того, что нам предстоит за все дать ответ Богу. Каков будет этот ответ?

Конечно, тебе сейчас нелегко. На работе требуется выглядеть «как все», дома муж требует, чтобы ты тоже выглядела не ниже «общего» уровня, но ведь богоугождение и спасение души превыше всего — это главное, ведь Господь говорит: «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а одному нерадеть» (Мф. 6: 24).

Часто женщины, оправдывая свой безобразный вид, говорят, что не хотят «отстать» от моды, а между тем следует сказать, что мода оказывает сильное воздействие на жизнь женщины. Взгляни: появляются в одежде «мини», всевозможные «вырезы» и «разрезы», и женщина ведет себя «соответствующе», появляется уродливая женская одежда с расширением в плечах, и у женщины появляется мужеподобное поведение, совсем не свойственное ей по природе. Поэтому женщина должна не «гнаться за модой», а, как это ни покажется тебе странным, сохранять себя от воздействия моды. Средствами, которые усиливают воздействие моды, являются: телевидение, кино, эстрада, журналы мод, так называемые «конкурсы красоты», реклама. Реклама представляет современной женщине «достижения» моды как нечто обязательное для повторения и применения в жизнь. Но мода критерием являться не может, потому что с течением времени сейчас «нормальным» становится как раз то, что раньше, в доброе благочестивое время всеобщего христианства, справедливо считалось ненормальным, безобразным и позорным.

Женщина, ты уже стесняешься выглядеть целомудренно? Ты хочешь «соответствовать» духу времени. Ты связана мнением грешного человечества? Ты боишься «отстать» от общего устремления большинства человечества к вечной погибели? Но разве ты не знаешь или забыла, что необходимо слушать более Бога, нежели грешных людей? (Деян.4;19).

Святой апостол Павел говорит о том, чтобы женщины «в приличном одеянии, со стыдливостью и целомудрием, украшали себя... не многоценною одеждою, но добрыми делами» (1Тим. 2; 9). Украшение для женщины бывает двоякое: «Истинное — духовное, а телесное — ложное» (святитель Иоанн Златоуст). Послушай, какие дивные, высокого смысла слова говорит святой апостол Петр всем женщинам: «да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые узоры или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно перед Богом» (1Пет. 3; 3-4). Слышишь, что говорит апостол? Велит заботиться о преисполнении сердца любовью, сострадательностью, чистотою и другими качествами, свойственными женскому полу, словом, должно наблюдать над своим сердцем, чтобы никакие нечистые пожелания не коснулись его. С таким любящим и чистым сердцем женщина и в простом одеянии превзойдет всех богато и роскошно одетых подруг своих, одетых красиво внешне, но бедных душевными качествами.

Разумеется, что для посещения церковных служб одежда женщины должна быть более благопристойной, нежели в повседневном употреблении (недопустимы брючные, спортивные костюмы, короткие платья, шорты...) Головной платок в церкви для женщины обязателен. И уж ни в коем случае женщина не должна приходить в церковь с косметикой на лице.

Будь внимательной также и при выборе ткани для одежды и при выборе готовой одежды. Часто на ткани или одежде изображены: хищные звери с оскаленной пастью, пятиконечные и шестиконечные звезды, игральные карты, «звезды» мирового кино (эстрады)... Подобное сопровождение на одежде соответственно воздействует на женщину и на окружающих ее людей...

Для того, чтобы легче победить страсть к украшению своего внешнего вида, полезно помнить следующее:

1. Всякое излишество, всякая прихоть прегрешительны перед Богом.

2. Всякое добро, какое ни есть у нас, принадлежит Богу, а не нам. Потребует от нас отчета Господь в данном нам от Него земном достоянии. Поэтому и средства свои мы должны расходовать не по своим прихотям, а по жизненным нуждам..

3. Женщины дадут ответ праведному Судии за соблазн: «горе тому человеку, через которого соблазн приходит» — говорит Господь! (Мф. 18; 7). И если страшно послужить соблазном даже для одного человека, за которого пролита бесценная Кровь Христова, то что тогда сказать о том, когда одна женщина соблазняет многих и многих людей! И сколько таких, которые прельщаются и погибают!

Взгляни, что сейчас части происходит. Современная женщина желает «хорошо выглядеть», «как все?». На лице ее — «соответствующая» косметика, одета она «пикантно». Проходящий мимо юноша или мужчина (за день — не один и не два), взглянув на такую «красавицу», проникается блудным помыслом и пожеланием, в нем разгорается блудная страсть, он вскоре совершает блудный грех — душа погибает! И на Страшном Суде Божием с такой женщины не взыщется ли погибшая душа (души)? Да, «горе миру от соблазнов... но горе тому человеку, через которого соблазн приходит»! (Мф. 18; 7).

4. Назначение одежды, в сущности, функциональное. Одежда сохраняет нас в тепле от непогоды, согревает в холоде, ограждает от поранений в определенных обстоятельствах, наконец, очень важное назначение одежды для людей — прикрытие наготы и сохранение тем самым целомудрия, стыдливости и страха Божия.

5. В одежде необходимо наблюдать лишь опрятность и благопристойность.

6. Украшать тело, которое скоро превратится в прах, и не заботиться об украшении бессмертной души добрыми делами — великое безумие.

7. Высокие образцы истинной женской красоты являют нам во всю историю святые мученицы, благоверные царицы, княгини, преподобные и праведные жены.

8. Наконец, пусть помнят всегда женщины о Пресвятой Пречистой Богородице и Приснодеве Марии, Которая была красоты, непревзойденной, потому что была непревзойдённой чистоты и святости! Пусть женщины подражают во всем Божией Матери.

При оправдании тенденции ко все большему искажению женского облика ссылаются на понятия: красоты, культуры и эстетики.

1) Какой взгляд на красоту у современного мира? Страстный, переменчивый и непостоянный мир часто меняет свой взгляд на красоту, на «идеал» красоты. Вместе с модой «цивилизованное» человечество день ото дня меняет свои взгляды и на жизнь. Женщина, не участвуй в этом апокалиптическом маскараде!

2) Вопрос о культуре — это отдельный разговор. В нашей же беседе обрати внимание на следующее. Сейчас на современного человека все более влияет «массовая культура». Что полезного она может дать человеку? Человека безнравственного не скроешь ни под какими красивыми вещами — сущность его все равно проявится. В какие бы он «модные» тряпки ни обрядился, он не перестанет быть человеком безнравственным, сущность его не изменится и культурнее он от этого не станет.

3) Вопрос о внешнем виде женщины необходимо рассматривать не через эстетический аспект, а через духовно-нравственный, потому что современная эстетика разрушает духовно-нравственный мир человека и делает человека подобным демонам.

Между прочим, понятиями культуры, эстетики человек стал прикрываться по мере своего духовно-нравственного выражения, деградации — по мере расцерковления, потери христианских добродетелей и веры в Бога...

Тебе что-нибудь непонятно из сказанного здесь? Тогда приди в церковь, спроси у православного священника, и он подробнее тебе все разъяснит.

Конечно, ты можешь обидеться тому, что здесь говорится только о женщине, но настоящее слово обращено к тебе. На Страшном Суде Божием и мужчина ответит за то, как он исполнял свое дело на земле. Ты же старайся исполнять в своей жизни то, что повелевает Господь, чему учит святая Церковь, без оглядки на мужчину, без самооправдания.

Старайся соответствовать своему призванию и предназначению. Не оскорбись сказанными здесь строгими словами. Пусть эти слова послужат тебе началом духовного прозрения, покаяния, очищения, исправления и спасения.

Не забывай, что по милости Божией сохраняются .еще непреходящие ценности — сохраняется вероучение и нравоучение святой Православной Церкви, которыми определяются все вопросы жизни человечества, в том числе и вопрос о внешнем виде женщины.

Внимай голосу Святой Церкви! Расстанься со своеволием и прихотью и приобретешь свободу от греха. Храни страх Божий, целомудрие, кротость, терпение и будешь воистину красивой. Храни себя от душепагубного духа современного мира.

И да спасет душу твою Господь

Отредактировано nora (2012-11-30 01:48:38)

0

246

Учение Православной Церкви о числе 666 в связи с неправославными и противоречащими учению Православной Церкви комментариями профессора А. И. Осипова

В последнее время опять часто звучат якобы от имени Церкви навязчивые заявления профессора МДА и С А. И. Осипова о том, что число 666 не имеет никакого мистического значения. Высмеивает тех, кто «верит в какие-то цифры». При этом, пользуясь исключительно личной популярностью и авторитетом, профессор А. И. Осипов не дает никаких святоотеческих комментариев по данной теме, считая достаточным свое мнение. Кроме того, А. И. Осипов применяет присущий ему способ «шельмования серьезности вопроса» подменой понятий. Так, он сознательно путает такие несовместимые и неравнозначные вещи как порядковое число и собственное число, то есть используемое отдельно от других. Число 666 как порядковое может быть использовано и как число страницы книги, и как километровая отметка на дороге. Однако, когда мы затрагиваем вопрос проблемы числа 666, то речь не идет об использовании числа 666 как порядкового числа, а исключительно как отдельного, самостоятельного. Это касается прежде всего шрихового кода системы EAN 13 — UPC 1, где это число введено в двоичном счислении в виде разделительных полос.
Обладая глубоким церковным сознанием греческий народ и Элладская Церковь в своих Окружных посланиях, опираясь на глубокое изучение святых Отцов Церкви, не раз подчеркивала, что число 666 является числом антихриста, а, значит его символом. Для наглядности мы приведем часть текста Окружного послания Элладской Церкви от 1997г.: «Число 666, как явствует из Апокалипсиса, – это, безусловно, число антихриста. И, следовательно, не может христианин быть безразличен к тому, что это число намеренно и систематически вводится в его жизнь и, вместе с тем, в жизнь всего греческого народа, который почти целиком христианский и православный, независимо от того, насколько живет верой каждая личность.
Конечно, число 666, само по себе, не имеет особенного духовного значения, когда оно, например, встречается при исчислении страниц какой-нибудь толстой книги или как порядковый номер при регистрации. Однако нам представляется странным и противоречивым тот факт, что, с одной стороны, наша страна считает своей главной ценностью печать Христову, т.е. веру во Христа и Святую Троицу, достопоклоняемым Именем Которой запечатлена наша Конституция, и Честной Крест, который, в буквальном смысле, является нашим знаменем, а с другой стороны, что мы как государство и как общество принимаем такой строй жизни и такие законы (по любым вопросам и, больше всего, – по вопросам, имеющим прямое отношение к личности человека, его вере во Христа и его совести), которые на практике приводят к тому, что в Греческом государстве внедряется электронная система, где основным элементом является кодовое число 666. Не есть ли это пренебрежение словом Божиим? Не приводит ли это к провокации и соблазну для нашего Православного христианского народа?» 1
Но Священный Синод немного не договаривает относительно мистического значения числа 666 как символа антихриста. Несомненно одно, что через Крест, как символ Христа2, мы получаем благодатное освящение. Ибо «где знамение, там и Сам Христос будет».3 То есть речь идет о нетварной божественной освящающей энергии посредством которой присутствует и Сам Христос и действует на верующих. Число 666 как самостоятельный символ и как противоположный Кресту, совершенно очевидно и бесспорно, действует иначе — не освящает, а оскверняет душу человека и все что с ним соприкасается. Поэтому священный Синод Элладской Церкви в своем Окружном послании повторяет, что это число 666 является «неприемлемым и пользующимся дурной репутацией» (δυσώνυμο και απαράδεκτο αριθμό 666). И именно по причине наличия этого числа в новых паспортах дало право священному синоду Элладской Церкви говорить «о попирании религиозного сознания православных» и советовать верующим «не принимать новые удостоверения личности»(να μη δεχθον τις νέες ταυτότητες).
Когда профессор А. И. Осипов говорит, что это число не имеет никакого мистического значения, то это означало бы, что и Крест, как символ Христа, также не имеет своего мистического значения или влияния. Однако Церковь в лице своих выдающихся Отцов и богословов так не учит. По учению Церкви символ мистически связывает с обозначенным этим символом. Именно таковое смысловое значение имееτ и глагол συμβάλλω —соединять, от которого происходит и существительное символ — τό σύβολον. Об этом мы выше и сказали.
Наличие этого числа антихриста в штриховых кодах вызвало совершенно оправданную реакцию святогорских отшельников и кавказских пустынников, снимающих это начертание с товаров и окропляющих их, как оскверненных бесовской энергией, святой водой. Мы понимаем, что все нами сказанное вызывает у людей рационалистов, подобно А. И. Осипова, усмешку. Но эта усмешка вызвана богословским невежеством, рожденным незнанием и игнорированием учения Церкви по ряду вопросов касающихся учения о божественных нетварных энергиях, и учения Церкви о природном действовании и энергиях, учения о Божественной благодати, эсхатологии и ряда других разделов догматики. Однако, для желающего спастись ориентиром в жизни должны быть не богословы циники, отвергающие авторитетность священного Писания и учение Святых Отцов, а те, которые опытно переживают общение с Богом, живут Евангелием — то есть подвижников -иноков. А для Священного Писания и отцов Церкви, и прежде всего толкователей Апокалипсиса, число антихриста является важным знамением времен. Поэтому авторитетный толкователь Апокалипсиса свт. Андрей Кесарийский делает важное заключение: «Старательное исследование числа печати и всего остального, написанного о нем, откроет время искушения бодртствующим и зравомыслящим».4 То есть святитель Андрей призывает верующих и здравомыслящих людей исследовать все, что относится к числу 666, а не отвергать его значение и мистический смысл, к чему призывает профессор А. И. Осипов.
И по этой причине Священный Синод Элладской Церкви в своем Заявлении от 17 ноября 2010г. Подчеркивает: «Карта гражданина» не должна содержать ни под каким видом явно или неявно число 666».(Ανακοίνοση της Διάρκους Ιεράς Συνόδου για την Κάρτας του Πολίτη. Τ;ετάρτη 17 Νοεμρίου 2010).
Начертание (666) является внешним символом, который с помощью нашего принятие его по желанию, имеет ужасные внутренние духовные последствия
Τὸ χάραγμα (666) εἶναι ἐξωτερικό Σύμβολο, ποῦ μὲ τῆν θελιματική μᾶς ᾿ποδοχή τοῦ. ἔχει τεράστιες ἐσωτερικές πνευματικές προεκτασείς
(повторная публикация)
Известны тебе признаки пришествия антихристова. Не только один ты помни оные, но и всем сообщай с любовью.
Свт. Кирилл Иерусалимский. Поучения огласительные и тайноводственные.5
Число же имени зверя необходимо повсюду распространить, в делах купли и продажи, чтобы тот, кто не несёт его на себе, скончался от недостатка необходимого.
Свт. Арефа Кесарийский. Толкование на Апокалипсис.6
Число же имени его шестьсот шестьдесят шесть7
свт. Арефа Кесарийский
Теперь давайте посмотрим на что, чье слово (если по снисхождению нашему мы принимаем начертание) необходимо рассматривать как дело достойное осуждения. Когда вы христиане принимали крещение и помазывались св. Миром во имя Господа нашего Иисуса Христа, хотя  вы помазаны внешне иереем, однако это внешнее помазание имеет свои качественные последствия. Чтобы действовать в нашей душе таинственным и духовным образом к нам и приходит благодать Всесвятого Духа, сам Бог, и явным, ощутимым образом, чтобы мы считались рабами истинного и единого Господа нашего Иисуса Христа. Прп. Иоанн Дамаскин говорит: «При  крещении берется елей, обозначающий наше помазание и делающий нас помазанниками и возвещающий нам милость Божию через Святого Духа» (Точное изложение Православной веры,ч.4, гл. 9. О вере и крещении, с. 304).
Итак, мы видим, что в мире совершается великое таинство чрез простое внешнее помазание святым Миром для того, чтобы внутри человека воцарилось царство Божие. И как Бог определил через такое простое внешнее помазание елеем совершать величайшее таинство для того, чтобы мы таинственно соединялись с Богом, таким же образом Он Сам определил, чтобы через такое внешнее начертание стиралась его Собственная печать и навеки бы мы разлучились с Ним. То есть мы видим,  что наша святая Церковь научает нас наносить на наше тело символ и знамение Честнаго Креста. С помощью этого внешнего нанесения образа только Честнаго Креста вы, как крепкой стеной, ограждаете себя от всякого зла и демонов обращаете в бегство. Это не просто  внешний символ, не имеющий никакого значения, но он оказывает духовное воздействие. (И этот важное событие, как определил Бог,  совершается  простым внешним образом, через внешнее помазание). Мы даже видим, что Бог повелевает пророку Моисею, чтобы он распростер свои руки так, чтобы изобразилось знамение Креста, и как только его тело изображало крест, враги были побеждаемы, в то же время когда он, ниспускал руки, израильтяне были побеждаемы. Согласно прп. Иоанну Дамаскину: «Видимые символы же являются и мысленными».
Давайте возвратимся к нашему вопросу.  Принятие же этого начертания, которое будет даваться людям, надо будет понимать в том смысле, что через него приемлется чужая власть. Поэтому, в то время как крещение и помазание совершается во имя Господа нашего Иисуса Христа, то это начертание связано с именем или числом имени антихриста. «Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочи число зверя; ибо это число человеческое. Число его шестьсот шестьдесят шесть». (Апок. 13, 18) Мы видим, что это не просто какой-то внешний символ и начертание, или некое случайное число, но принятие волей (которое принимается) чужой власти антихриста и автоматическое отлучение нас навечно от единственного истинного нашего Господа. Итак, Бог никого не наказывает. Только наше волевое принятие  нашего наказания поставляет нас самих на служение и под власть дьявола. Это начертание кем-либо принимается при свободе выбора на первой стадии, в конкретный момент, когда  она законно постепенно входит  в нашу жизнь и на конечной стадии, поскольку по причине нашей безразличной позиции мы узрим и  достигнем того положения, что мы окажемся перед дилеммой: Святое Помазание именем Господа нашего Иисуса Христа, или начертание с числом имени зверя? И тогда всякий в конце концов подойдет к конечной стадии  согласно словам: «Никакой слуга не может служить двум господам, ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить, или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и мамоне». (Лк. 16, 13). (Главным образом под мамоной понимается  то, что с помощью начертания всякий будет запечатлеваться всемирной экономической системой).
Из книги: «На закате свободы»(Στή Δύση Ἐλευθερίας) иеромонах Христодул, стр. 97, 98
Будьте очень внимательны к тем, кто заблуждались по этому вопросу и говорили, что 666 ничего не означает.
Они ведут Церковь к расколу:
митрополит Превезский Мелетий
, архим. Василий Гондикакис (бывший игумен Ивирона)
Сборник православных христиан «Σάββας ὁ Ἡγιασμένος» - Ἀθήνα
Σύλλογος Ορθοδόξων Χριστιανῶν Σάββας ὁ Ἡγιασμένος - Ἀθήνα
С нашей стороны мы добавим к этому списку вводящих верующих в заблуждение наших российских профессоров:
А. И. Осипова
М.С. Иванова
дьякона Андрея (Кураева)
архипископа Нижегородского Георгия.
http://apologet.spb.ru/4/373-nachertani … sledstviya

1http://apologet.spb.ru/ru/-%82-7-4-1997
2Прп. Иоанн Дамаскин. Точное Изложение православной веры. кн.. 4, гл. XI, О кресте и еще раз о вере, с. 307
3Там же, с. 307
4Свт. Андрей Кесарийский. Толкование на Апокалипсис.М. Правило веры. 2009, с. 146
5Свт. Кирилл , архиепископ Иерусалимский. Поучения огласительнные и тайноводственные. М. Синодальная библиотека. 1991, Поучение птнадцатое. С236, 18.
6PG. t.106, p. 681A Περί τοῦ ὀνόνατος τοῦ θηρίου
7Там же.
"Москва Третий Рим"

0

247

ЧТО СТОИТ ЗА НОВЫМИ БИО - ДОКУМЕНТАМИ.

Что стоит за новыми "био" документами




Почему около миллиона человек на Украине с 1998 г. отказывались от ИНН, еще больше, и не только по религиозным убеждениям, будут отказываться от электронных документов с биометрическими данными? Почему пока что почти все уверены, что чип они не хотят и не примут?

Вы знаете о существовании информо-волновой терапии и нейро-лингвистического программирования (НЛП), подозреваете о практически неограниченных возможностях психокоррекции и психомоделирования, которые сегодня поставлены на коммерческую основу (убедиться в этом легко, даже бегло заглянув в сеть). Нам привычна аппаратура для диагностики организма на электро-волновом уровне (УЗИ, ЭКГ, РЭГ, томографы).

Давно занесены в банк данных частотные характеристики всех органов в здоровом состоянии, больном и предсмертном, электро-волновые показатели эмоций и т.д.

После диагностики человек проходит серию лечебных сеансов, когда на больной орган воздействуют частотами, на которых он работает в здоровом состоянии. В конце лечения орган здоров.

При лечении прибор настраивается на человека в неподвижном состоянии и вблизи. На большое расстояние легко передать лишь рассеянный сигнал. Все люди на облучаемой территории ощутят одни эмоции, но проявляться они могут по-разному. Это массовый, но не индивидуальный подход. Для «точечного» прицела есть небольшие промышленно выпускаемые приборы, способные настраиваться на биоэнергетические характеристики конкретного человека и действовать на расстоянии и избирательно (Ю.Воробьевский, «Стук в золотые врата»).

Для этого и нужен сбор персональных, в т.ч. биометрических данных. Электромагнитные поля СВЧ и КВЧ выступают в таких приборах носителями информации, заключенной в низкочастотной модулирующей составляющей, которая внедряется в мозг человека и воздействует на поведенческие функции человека.

Это открывает широчайшие перспективы для использования психофизического оружия (ПФО), возможности которого безграничны (см., например, http://moscomeco.narod.ru).

Это и глобальная сеть интернет с непрерывно совершенствующимися технологиями и программами, и низкоэнергетические СВЧ и КВЧ излучения космических систем связи с их широкими возможностями негативного влияния на людей в любой точке земного шара, это все расширяющийся экспорт продуктов питания, фармакологических препаратов, содержащих наркотики и спецхимические вещества, средств бытовой химии (т.н. психотропное оружие).

В интернете достаточно информации о том, как людям вживляют микрочипы.

В США уже принят закон, по которому с 2013 г. чип будет вживляться всем.

В РФ (пока добровольно) уже чипируют школьников.

«Современное общество встало лицом к лицу с изменениями, которые должно произвести с человеческой сущностью.

Вот очередное продвижение прогресса - в результате наблюдения с помощью видеонадзора и биометрии личности модифицируются через разные электронные устройства, подкожные чипы, смарт метки до такой степени, что они все более превращаются в сетевые личности.

Мы, таким образом, могли бы быть постоянно соединены и можем иметь разную конфигурацию, так, чтобы время от времени передавать и получать сигналы, разрешающие передвижение, привычки и контакты, подлежащие отслеживанию и оценке.

Это должно изменить значение и содержание автономии людей и оказать влияние на их достоинство...

Это - новая всесторонняя концепция индивидуальности, и ее перевод в реальный мир предполагает право на полное уважение к телу, которое является в настоящее время и физическим, и электронным...

Мы должны иметь дело с...технологиями... которые могут развивать и изменять концепцию заботы о теле, возвещая появление «киборгов» - постчеловеческого тела.

В наших обществах тело - это сырье, которое может моделироваться в зависимости от условий окружающей среды.

Возможности применяемых конфигураций несомненно увеличиваются, равно как и политических средств, нацеленных на управление телом посредством технологий.

Откровенное сведение нашего тела до устройства не просто увеличивает уже наметившуюся тенденцию в сторону ускоренного превращения его в инструмент, обеспечивающий постоянный надзор за индивидуумами.

В самом деле, индивидуумы лишаются права владения своими телами и вследствии этого теряют и свою самостоятельность. Тело в конечном счете оказывается под контролем других.

Чего ждать личности после лишения права владения собственным телом?» (Заключение №20 Европейской группы по этике в науке и новым технологиям Европейской Комиссии, 2005 г. http://ec.europa.eu/bepa/european-group … s20_en.pdf).

Итак, многогранная личность стала на пороге окончательной потери Богом дарованной свободы, становится управляемым извне биообъектом.

В вышеуказанном Заключении ЕГЭ написано: «Имплантанты ИКТ для слежения и надзора создают особенную угрозу человеческому достоинству. Они могут использоваться государственными властями, отдельными личностями и группами для усиления их власти над другими».

Чтобы превратить личность «в массового гражданина», в моделируемое электронное тело, экономическое животное, необходимо провести некоторую подготовительную работу:

1-й этап подготовки - всех пронумеровать (на Украине присвоить ИНН, теперь номер в демреестре).

2-й этап - собрать персональные, в том числе биометрические данные с юридически оформленного согласия самого человека.

Есть номер человека, есть его цифровая фотография, отпечатки пальцев, личная подпись и т.д.

Этого уже вполне достаточно, чтобы в любой точке земного шара через спутниковую связь отследить и/или воздействовать на конкретного человека (или группу лиц) при помощи специальной аппаратуры.

Снимок радужной оболочки глаза - полная картина здоровья, внесенная в единый реестр, очень пригодится трансплантологам.

3-й этап - управление микрочипами и другими устройствами (см. вышеприведенную цитату Еврокомиссии), имеющими личный номер индивидуума и настроенных по его биометрическим данным в соответствии с планами операторов.

Защита невозможна.

Бездумно подчиняясь соблазнам мира, человек сам постепенно открывает широкий доступ прямых методов машинных магических воздействий на свое тело и душу, на души своих детей.

Подписание согласия на сбор и обработку персональных данных - это де факто дача генеральной доверенности на управление собой в ближайшем будущем, причем вовсе не потребуется дальнейшего согласия на принятие «различных электронных устройств, подкожных чипов и смарт-меток».

Человек пойдет «фотографироваться» на биометрический паспорт, сдавать отпечатки пальцев, а потом может оказаться, что ему поставили лазерное начертание на лоб или руку.

Лазеры сейчас настолько малы, что встраиваются в фотокамеру.

С 1980-х годов по всему миру проводятся эксперименты с обслуживанием клиентов, которым лазерное начертание нанесено на лоб или руку.

Апокалипсис (Откр.16, 2) дает нам недвусмысленное предупреждение об «отвратительных гнойных ранах», которые покроют принимающих начертание и поклоняющихся образу зверя.

О вечном дыме мучений таких людей и говорить не приходится: Откр.14, 11.

Заметим, что Св. Писание предупреждает именно о начертании (клейме).

Новое поколение чипов может быть изготовлено путем нанесения лазерной татуировки на кожу человека или животного.

Этот чип не нуждается в питании от постороннего источника энергии, т. к. состоит из живых клеток, которые функционируют естественным образом.

При нанесении методом штрихового кодирования, например, этот чип не виден для глаз, но распознается сканером.

При нанесении штрих-кода на лоб или руку человека происходит определение индивидуального алгоритма функций его мозга через рецепторы кожи, идентификация и подключение к глобальному управлению через систему спутников.

Индивидуальный алгоритм функций мозга - важнейшая информация из всех биометрических данных о человеке, записывается на чип в его документе и поступает в распоряжение неизвестных ему людей, в результате чего с его мозгом устанавливается прямая высокочастотная «радиосвязь», хотя «радио» в данном случае термин весьма условный.

В отличие от обычного чипа, имплантированного в тело человека, начертание бесполезно срезать с кожи, чтобы избавиться от контроля и внешнего управления.

Удаление лазерной татуировки не разрушает связь человека и компьютера, сама метка уже не нужна.

Спутники имеют мощнейшие энергоисточники для передачи высокочастотного сигнала на любые расстояния.

Еще при президенте Р. Рейгане в США запускались спутники с атомными электростанциями на борту. В октябре 1980 г. вышел номер журнала «Advertising Age», компании TeleResearch Item Movement, Inc. (TRIM), в котором целая страница была посвящена рекламе компьютерного сканера для супермаркетов.

В рекламу была вставлена фотография человека с номером UPC (универсальный товарный код), напечатанном на его лбу.

Иллюстрация на всю страницу, которая появилась в 1993 г. в выпуске «London Daily Mail», показала европейских домохозяек, которые делали покупки, поднося свои руки к компьютерному сканеру на кассе. Perevod 702str.

http://ethosworld.com/library/FINAL-WARNIN...rder-(2004).pdf

Руководители частной фирмы ЕДАПС, которая давно рвалась выдавать биометрические документы на Украине, официально заявили, что они изготавливаются ею в соответствии с международными стандартами по единой современной технологии, применяемой во всем мире.
Такое же заявление было практически одновременно сообщено по телевидению каналом «Интер» о японских универсальных биометрических документах.

Рекламируя их «суперценность», показали общий план японского аэропорта и идущих пассажиров.

В нижней правой части телеэкрана крупным планом отдельно показывали отсканированные лица пассажиров, над левыми бровями которых нанесен штрих-код (очень крупное, четкое и длительное во времени изображение).

Кстати, на всех пластиковых заграничных паспортах Украины имеется нечеткое, но явное изображение мужского бородатого лица, и спрашивают: «А это кто?» http://rurupor.ru/apokalipsis/lozh-o-chipizacii.html

Вся финансовая система настроена на биометрию.

В банках повсеместно фотографируют, программа не включается по одному коду, нужна еще и цифровая фотография.

Многие терминалы работают так, что пополнить счет не получится, если нажимать кнопки костяшками или боком пальца.

Вас не обсчитывали операторы мобильной связи?

А если все средства на карточке, то легко не только красть, но и давить...

О реальных безчеловечных планах говорит, например, то, что в заветированном законопроекте по биопаспортам 2011 г. в первом чтении был даже пункт об уголовном преследовании тех, кто укрыл бы не имеющего электронного паспорта, например, свою мать.

ПОМНИТЕ: по Международной конвенции о защите персональных данных, Конституции и действующему законодательству мы вправе не давать согласия на обработку персональных данных, отозвать свою подпись, и тогда их обработка в целях бухгалтерского, статистического, кадрового и т.п. учета автоматически продолжает вестись в рамках закона.

Кстати, сама Конвенция, ратифицированная Украиной, безнадежно устарела, о чем свидетельствует решение Европейской Комиссии принимать новую: http://ec.europa.eu/bepa/european-group … opted.pdf, см. пункт 2.3.

Не бегите в рабы! Не отдавайте в рабы детей!

Некоторые факты из истории развития психотроники.

В создании эффективных методов воздействия на чело¬века на расстоянии приняли участие большинство русских ученых: В.М. Бехтерев, Б.Б. Кажинский, К.И. Платонов, А.В. Дубровский, В. Мессинг, А.П. Слободяник, М.Я. Оку¬нев, С.Г. Файнберг, В.М. Святощ, Д.В. Кандыба, В.Е. Рожнов, А.В. Чумак, Ю.Г. Горный и др.

В 1919 г. Бернардом Кажинским была начата серия работ по обоснованию электромагнитной природы «мозгового радио».

В 1921 году при ВЧК был создан особый отдел по дис¬танционному воздействию на биологические объекты.

Раз¬работки этого спецотдела организации, периодически ме¬нявшей свои названия от ВЧК до ФСБ, легли в основу ме¬тодов НЛПи, психотропных и психотронных технологий.

Эти разработки вызвали серьезную озабоченность у целой группы российских ученых: Павлова, Вернадского, Чижев¬ского, Кажинского и др.

К.т.н. В. Слепуха подтверждает, что у истоков разработки методик «пси»-воздействия в нашей стране стояли дочь Ф.Дзер¬жинского-Маргарита Тельце и «доцент» Д. Луни.

В основе психофизического воздействия лежит не мощность электромагнитного сигнала, а его специфическая частота и характер модуляции энергетического импульса, непосредственно воздействующего на ту или иную зону мозга.

База - открытие нашего соотечественника Михайловского, в середине 30-х годов установившего, что различные комбинации электромагнитных импульсов, модулируемые на несущей радиочастоте в диапазоне средних и коротких волн, оказывают влияние на отдельные зоны мозга, ответственные за эмоциональный настрой и работу отдельных органов.

Михайловский предложил применять изобретённый им способ для лечения некоторых болезней.

В 1937 г. он исчез и по-видимому продолжал исследования, но уже в подвалах Лубянки.

Наиболее существенных достижений в области психотронных технологий и управления человеком добились в гитлеровской Германии.

Одна из самых необычных официальных организаций третьего рейха - Аненербе - была основана в 1933 году.

В январе 1939 года Аненербе вместе с 50 институтами, которыми оно располагало, было включено в СС, а руководители Аненербе вошли в личный штаб Гиммлера, который сделал Аненербе официальной организацией, приданной своему чёрному ордену.

На исследования, проводимые в рамках Аненербе, Германия израсходовала колоссальные средства, гораздо больше, чем США на создание первой атомной бомбы.

После войны все секретные исследования Германии попали к победителям - ракетные и инженерные исследования попали в США, а психофизиологические (психотронные) - в СССР.

В конце 50-х отечественное психотронное оружие вышло из лабораторных корпусов военных НИИ и стало поступать на вооружение спецслужб и военных.
Одновременно в «Перечень сведений, запрещённых к опубликованию» был введён пункт, запрещающий открыто публиковать материалы о технических средствах, предназначенных для воздействия на поведенческие функции человека, и о возможностях управлением поведением человека.

В конце 70-х годов психотронное оружие стало сходить с конвейеров засекреченнх заводов и стало применяться по населению в массовых масштабах.

Уже в 1973 г. в войсковой части № 71592 была создана мощная установка «Радиосон», способная усыпить население целого города.

Акт приемки подписан академиками. 27.01.1986г. за № 137 подписано секретное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о разработке программы «Управление живыми объектами, в том числе и человеком», которая в 1987 г. была представлена Н.А. Рыжкову под названием «Создание средств управления психофизическим состоянием человека и воздействия на исход его решения».

Ряд академиков, в том числе, Котельников, саботировали выполнение этой программы.

Но в 1987 г. военные запустили на орбиту спутник с аппаратурой, способной работать на территории, по площади эквивалентной Красноярскому краю.

Тогда же подписана программа «Разработка методов и макетов средств дистанционного управления психофизическим состоянием человека, воздействия на механизм принятия решений».

Среди разработчиков был Киевский институт проблем материаловедения Академии наук УССР.

Член-кор. АН СССР Е.Б.Александров в журнале «Поиск» протестовал против богатых и могущественных ведомств, отрабатывающих закрытую масштабную государственную программу по управлению живыми объектами.

Об использовании результатов этой программы одним из заказчиков пишет газета «Куранты» от 14.05.1991г. следующее: «Теперь мы осведомлены о художествах так называемой лаборатории №12 при оперативно-техническом управлении КГБ.

О них, этих средствах разрушения здоровья своих жертв и вообще неугодных лиц, рассказали бывшие работники КГБ самых высоких рангов.

И убивали, и калечили, и прививали болезнь Паркинсона, и свели со света множество людей, под видом так сказать законных болезней.

Для того и мастерили эту сверхсекретную лабораторию, а ставили надзирать над ней самых проверенных и на все готовых товарищей, таких как бывший секретарь ЦК КПСС Чебриков или член Политбюро Крючков».

В 1989 г. группа советских ученых под руководством академика В.П.Казначеева участвовала в Международной научной конференции «По экспериментальной медицине и биоэнергетике полевых воздействий», где было принято «Обращение к общественности всего мира, правительствам стран и организациям, ведущим исследования в области биоэнергоинформатики» - «...никогда и ни при каких обстоятельствах не использовать полученные знания во зло».

Это обращение подписали ученые 20 стран. 15.06.1992г. Галушкину Ю.А,. Глушко В.П., Сергееву П.А., Сидорову Б.А. был выдан патент на изобретение «Способ воздействия на объекты живой и неживой природы», который обеспечивает возможность воздействия на любую сущность, если известна ее частота.

Этот способ энергоинформационного воздействия на человека реализован при разработках психофизического оружия.
В 1997г. Ю.Лопухин опубликовал доклад «Об опытах над человеком, доведенных до сведения мировой общественности и скрытых от нас с вами».

31.07.2001г.была утверждена поправка к ст.6 Федерального Закона РФ Об Оружии», подтверждающая наличие оружия и иных предметов, поражающее действие которых основано на использовании электромагнитного, инфразвукового, ультразвукового и иных видов излучений

http://moscomeco.narod.ru-4.htm

, http://svobodaslova-na.narod2.ru/Psicho … e_orygie/.

То, что делали в России в области пси-воздействий с 1920-х гг., сейчас успешно используют даже в Пакистане.

Главной целью является поиск приёмов, способов, форм и методов воздействия на психику человека, больших масс людей, расширения возможностей человеческого сознания.

Причём речь идёт не об экспериментах, которые ставятся уже длительное время, а о применении отработанных технологий для достижения практических, чаще всего политических и военных, целей.

Если автомат Калашникова можно было изобрести, апробировать и усовершенствовать в тире, то для разработок психотронного оружия постоянно требуются люди-доноры.

Это и отдельные люди (военные, заключенные, спортсмены, пациенты психбольниц, специально похищенные и т.п.) и целые города.

Атака ведется в основном на подсознание человека, которое открыто, не контролирует себя и беззащитно для любой информации, поступающей извне.

В подсознание можно закладывать любую негативную информацию и человек чужие мысли принимает за свои, им можно управлять как угодно, особенно это относится к детям и молодежи.

Алкоголь и наркотики, обезволенность этому способствуют (Н.И.Анисимов «Психотронная голгофа».-Изд-во «Сам себе адвокат».- Москва, 1999).

По сообщениям СМИ, при разгоне оппозиции в Тбилиси 7 ноября 2007 г. грузинской полицией были применены американские акустические генераторы, вызывающие у людей чувство паники и психические расстройства (например, боязнь толпы).

Вы, кстати, случайно не помните, какое количество свихнувшихся бродило с криками по Киеву много позже выборов 2004-го?

Официально скорая помощь с приступами эпилепсии и психической невменяемости вывезла 1225 чел., и более 1000 - с инсультами и прединсультными состояниями.

Детские больницы были переполнены подростками, с Майдана скандировавшими по ночам, из жалости им не хотели портить биографии, не отправляли в психушку.

Для многих это осталось незамеченным, т.к. они ощущали жажду активного действия.

По ТВ и радио подсказывали, что делать.

В 2005 г. д.т.н. Валерий Канюка, бывший заместитель генерального директора НПО «Энергия», рассказывал: «В 1991 г. нам надо было думать о том, что может появиться принципиально новый вид оружия массового управления, уничтожения интеллекта, личности.

Тогда я выступал в правительстве с докладом, что если мы сейчас не разработаем международное законодательство, запрещающее психофизическое воздействие на человека, то его массовое производство начнётся через десять лет.
И оно будет пострашнее атомной бомбы. Моим словам никто не внял.

Научные коллективы, которые занимались психотроникой, по всей стране были развалены сознательно к середине девяностых.

Правительственные чиновники тогда создали закрытые КБ, которые наши теоретические разработки испытывали на практике.

Что из этого получилось - неизвестно.

А сейчас в мире активно разрабатываются методы программирования сознания человека с целью управления.

В итоге уже лет через двадцать может появиться «раса» управляемых людей». (Очень похоже на термин «трансформация человеческой расы» из цитировавшегося Заключения № 20 ЕГЭ и созвучно идеологии нашумевшего форсайт-проекта РФ «Детство 2030»)

В 90-х этот учёный доказывал необходимость установки специальных лептонных устройств на космических объектах.

Только так, уверял он, мы сможем противостоять намечающейся психотронной агрессии США.

Вскоре В. Канюку убрали из Института медико-биологических проблем в Подлипках, а американцы начали практическое воплощение задумки о жёстком биологическом облучении из космоса территории главного противника.

Кто он, известно. Будем ждать, что у них получится?

Спасает только молитва! Что делать, если требуют согласие на обработку персональных данных?

Скачайте «Украина: Практика выжива в условиях глобализации» Щербанюк Олег Васильевич http://3rm.info/27276-ukraina-praktika- … anyuk.html
или на сайте Православного родительского комитета sovest.dnepro.org/zayava

Нам навязывают мысль, что законопослушному гражданину нечего бояться тотального контроля.

Но прячут очевидный факт, что описанные процессы непосредственно связаны прежде всего с управлением волей, поведением человеческих масс: уже не личностей, но биообъектов жесткого кибернетического управления.

Даже в законах уже не «личность», но «индивидуум», хотя нам переводят традиционно.

Одни данные остаются «персональными».

Еще в Библии описано, как общественный строй может поменяться путем массового согласия членов общества отдать свободу и достояние и стать рабами в обмен на хлеб (Быт. 47, 19-21).

Сегодня хотят обманом взять не только тело и «поле», но и самую душу.

Н а к а р т у п о с т а в л е н о в с е!

Карточка превращается в техническое средство не только нарушения тайны личной жизни, но и системного попрания принципа презумпции невиновности лица (по умолчанию теперь виновными становятся все, нужно доказыватьсвою невиновность, а подделывание отпечатков для фабрикования дела займет минимум времени).

Формируется система, при которой жизнь человека напрямую зависит от наличия и нормального функционирования электронного устройства.

Отсутствие электронного документа будет лишать гражданина возможности реализовать свои естественные права, чем нарушаются конституционные гарантии.
Более того, государство фактически отказывается от своей функции управления во многих сферах.

Конституционные права трансформируются, с нарушением Конституции, в платные услуги.

Изготовление и обслуживание электронных карточек передается коммерческим структурам без каких-либо обязательств перед гражданами.

Это нарушает права граждан, например, получать социальные выплаты непосредственно, без участия третьего лица - банка.

Участие посредника в таких отношениях возможно лишь с согласия гражданина, поскольку в таком случае социальная выплата будет осуществлена не в момент получения ее человеком, а в момент зачисления ее на банковский счет.

Банки станут полными хозяевами всей информации о человеке, будут контролировать возможность доступа к медицинской помощи, социального обезпечения, распоряжения имуществом, вообще возможности иметь кусок хлеба, то есть станут новейшими работорговцами.

Так каждый человек из субъекта отношений с персонифицированной властью быстро превратится в жестко контролируемый объект машинного управления.

Цель такой модернизации - создание рынка информационных услуг дополнительно к рынку природных ресурсов.

Результатом будет появление еще одного мощного источника финансов для банков и коммерческих структур.

Государство в этом процессе играет служебную роль правового обеспечения перехода от концепции конституционных обязанностей власти перед гражданами до введения алгоритмизированной практики сетевых отношений гражданина и коммерческой структуры.
При электронном правительстве реальных прав не останется.

Зачем они «экономическим животным»?

А несогласных просто отключат от системы.

Турникету или банкомату ничего не докажешь.

Как и прочипированному милиционеру.

Думайте сегодня.

Смотрите оборот всех платежек, все, что подписываете, особенно мелкий шрифт.

Не берите биометрические документы! Хотите разобраться?

Посмотрите фильм «Электронное рабство и Налоговый кодекс Украины», послушайте интервью, задав «эксперт Щербанюк О.В».

Посмотрите фильмы режиссера Галины Царевой, а также «Соль земли».

Задайте «глобализация» на 3rm.info, найдите интервью К.Сивкова.

Зайдите на идеологически недалекий, но информативный портал krizis.co.

Пройдитесь по вводным «электронное рабство», «электронный концлагерь», «УЭК», «карта гражданина», «чипизация», «психокоррекция», «психомоделирование», «психотронное, психотропное оружие», «пси-технологии» и т.п.

Во многом наивный, но правдивый фильм «ШЕСТЬ» или «Враг государства».

Почитайте повесть А.Днепрова «Уравнение Максвелла» (1958-60 гг.) или приключенческую повесть Ю.Вознесенской «Путь Касссандры или Приключения с макаронами».
Фильмы о квантовой генетике Петра Гаряева помогут Вам понять, почему, повседневно проходя сквозь рамки супермаркетов и употребляя облученную лазером пищу, мы подвергаем свой генотип мощнейшему воздействию.

А наличие в унифицированной штриховой системе кодирования товаров, животных и людей кодового 666 объясняет, почему это воздействие имеет апокалиптическое измерение.

Почитайте пророчества Афонского старца Паисия Святогорца и найдите информацию о вызванной наночипами ужасной болезни маргеллонов.

Помните, что современные нанотехнологии позволяют вживлять мельчайшие чипы под видом прививок или распылять с воздуха химтрейлами.

Спасемся только в БОГЕ! Оставайтесь людьми! См. фильм «У черты вечности», 30-40 минуты.

Скоро по течению водоворот! Не дотяните, пока будет поздно!

Источник: http://www.novorossia.org/globalizm/393 … ntami.html

© Новороссия.org

0

248

Старица Анастасия Владикавказская

http://hram-bataysk.ru/wp-content/uploads/2012/08/Anastasija-Vladikavkaz-1-225x300.jpg
http://hram-bataysk.ru/2012-07-29/

ftp://ansobor.ru/.../Старица%20Анастаси … азская.doc
Среди подвижников благочестия исследуемого периода православным народом Северной Осетии особо почитается старица Анастасия (Андреева). Все изложенные здесь свидетельства о ее жизни основаны на устном предании.
По самой распространенной версии старица Анастасия родилась в благочестивой православной семье. Ее родители Андрей и Устиния Андреевы были владельцами кирпичного завода, Андреевской бани и больших Шалдонских садов. Благочестивые родители смогли дать Анастасии христианское воспитание и хорошее светское образование.
Дважды Анастасия Андреева была за мужем. В первый раз родители отдали ее за одного из состоятельных владикавказских горожан . Этот брак не был долгим. После кончины мужа родители снова выдают ее замуж, за вдовца  с двумя дочерями. Второй брак оказался для Анастасии более продолжительным и счастливым. С большой любовью она относилась к своим падчерицам, уделяя много внимания их религиозному воспитанию. Оставшись второй раз  вдовой она ежедневно ходила в храм молясь о упокоении своего почившего супруга.
В первый год по смерти мужа во сне ей явился Ангел повелевавший оставить мир. Проснувшись, Анастасия рассудила, что это видение могло быть искушением от врага спасения, и не поверила виденному. По благословению духовника она возложила на себя пост и сугубое молитвенное правило, которое совершала на протяжении долгого времени каждый день неукоснительно. В числе молитвенных воздыханий Анастасия просила Бога простить ее за то, что ради осторожности она не проявила послушания ангельскому велению, исповедуя себя недостойной такого чудного посещения.
Прошло четыре года со дня кончины мужа. К тому времени девочки-падчерицы выросли и, определившись, стали жить отдельно от Анастасии. В это время вновь является Анастасии Ангел  и повелевает раздать все нажитое нуждающимся, а самой иди к Богу. На этот раз без всякого колебания, к большому неудовольствию родных, она раздала свое имущество и поступила в новооткрытый Владикавказский Покровский женский монастырь.
По всей видимости, Анастасия проводила жизнь тихую, была во всем послушна сестрам обители, строго соблюдала монастырские правила. Она не была начальствующей в монастыре, хотя, имея хорошее образование, могла ей стать, так как часто настоятельницами были сестры едва умеющие писать. Покровская обитель тогда только устраивалась, переписка настоятельницы монастыря с епархиальным начальством касались лишь строительных работ, а не монастырского благочиния, поэтому об этом периоде жизни Анастасии Андреевой говорить трудно. Сохранились лишь только устные свидетельства о том, что она приняла там постриг .
Однажды в одну из городских церквей  пришла нищенка в подряснике просить милостыню. Все присутствовавшие за богослужением к великому своему удивлению узнали в ней Анастасию, которая прежде жила очень богато.
Так началась подвижническая жизнь Анастасии вне монастыря. Благословение на оставление монастыря она, как считают, получила у епископа Владикавказского Владимира (Сеньковского) всегда благосклонно относившегося к ней. Сохранилось свидетельство, что в год, когда впервые принесли из Моздока во Владикавказ Моздокскую икону Божией Матери, и святыня временно стояла на носилках по середине храма, на глазах у бывшего во множестве здесь народа старица Анастасия стала засовывать за икону картонку. Один из наблюдающих за порядком священников стал запрещать ей это делать, тогда вышедший из алтаря епископ Владимир попросил священника ей не препятствовать .
Оставив монастырь, Анастасия Андреева поселилась во Владикавказе на улице Суворовской в убогом строении, сплетенном из хвороста с маленькой печкой внутри. Убранство ее нового жилища состояло из стола, лавки, ящика для посуды и самого дорогого - это иконы, перед которыми неугасимо горела лампадка.
Проводя в молитве практически всю ночь, она изредка ложилась отдохнуть на лавку, кладя под голову большой камень. Днем в пути или за работой она творила умную молитву, при этом ее губы обычно двигались, и издалека видевшим ее казалось, будто она говорит.
Послушанием своим она считала ежедневно на то подаяние, которое ей давали люди готовить пищу и кормить нуждающихся. Буквально все принесенное ей она раздавала, ничего не оставляя на следующий день.
Все кто о ней вспоминал, описывают старицу Анастасию следующим образом: лицо старицы было необычайно красиво, казалось, что оно сияет, а голубые ее глаза смотрели на всех с любовью и лаской. Она была слегка согнута, всегда облачена в подрясник, мантию и клобук, под которым была черная вязаная шапочка . В руке старица держала палку-посох , за спиной же носила мешок с песком. Зимой и летом старица ходила в галошах одетых на босую ногу. Бывало, что из сострадания люди дарили ей обувь, но она по обычаю отдавала другим, считая, что не вправе иметь то, чего нет у других.
Старица постоянно быстро ходила как будто, куда то спешила. Но благодаря именно этой быстрой походке в городе ее сразу узнавали. На базарах и в магазинах продавцы стремились зазвать к себе Старицу, чтобы она прикоснулась к их товару, так как заметили если она прикасалась или брала что-то себе, то торговля шла успешно. Многочисленные владикавказские извозчики наперебой предлагали свои услуги Анастасии, и если Старица садилась, то день был доходным. Хотя старица Анастасия пользовалась вниманием продавцов и извозчиков, однако, не каждого жаловала, лишь только тех, кто честно относился к своей работе и не лихоимствовал.
Господь дал старице Анастасии дар прозорливости. Именно о прозорливости Старицы существует множество свидетельств.
Из свидетельств Марии, проживающей во Владикавказе по ул. Дзержинского в доме №42: Мария почитает старицу и часто бывает на ее могилке. Однажды у могилки встретила пожилую женщину, которая рассказала ей, что в 30-е годы ее мужа призвали в Красную Армию. Долгое время от него не было известий. От беспокойства за мужа она не могла найти себе места. Решила пойти к старице Анастасии узнать, жив ли ее муж. Напекла пирожков и пошла, а ребята на улице стали просить ее угостить пирожками, та им отказала. Пришла, а старица Анастасия у калитки встречает ее со словами: «Эти пирожки, что ты принесла, отдай детям, а муж твой вернется домой».
Из воспоминаний Екатерины Канищевой, которая с детства была хорошо знакома со старицей Анастасией. Старица называла семью Канищевых Богодуховскими за их крепкую веру, радушие и страннолюбие. Екатерина была самой младшей в семье: Близкая приятельница Екатерины Канищевой рассказывала случай происшедший с ее матерью: «К Пасхе мама купила на последние деньги десяток яиц. По дороге с базара ей встретилась старица Анастасия, которая спросила: «Вы несете яички?» и, не дожидаясь ответа со словами: «Дайте их мне у вас и так есть», повернулась и пошла. Мама всю дорогу домой шла расстроенная. Войдя в дом, она увидела целую корзину яиц, стоящих на столе. Их привезли родственники из села, пока она ходила на базар».
Приходили к Старице и ради праздного любопытства, действительно ли она прозорливая, таковых она укоряла. Многие из тех, кто пришел поискушать, тут же раскаивались и со стыдом уходили. Однажды к Старице пришли посетители, желая, чтобы Анастасия предсказала им будущее. Постучались, а Старица через закрытую дверь: «Вам надо на Шалдон (район Владикавказа) к персиянке-гадалке, а мы на картах не гадаем».
В конце своей жизни Старица стала ходить по улицам и останавливаться около домов. Бывало остановиться напротив какого-то дома, с грустью посмотрит на дверь, палочкой начертит крестик и идет дальше. Люди стали замечать, что таким образом старица призывала к покаянию и давала знать, что скоро в этом доме будет утрата.
Из воспоминаний Протасовой  Зинаиды Васильевны, проживающей во Владикавказе по ул. Суворовской в доме №24: Жила по соседству со старицей Анастасией. По детству помнят, что очень много людей приходило к ней со своими проблемами. Зинаида Васильевна рассказывает, что бывало, когда Старицу обижали, она никогда не гневалась, а только благодарила обидчика.
Особое отношение у нее было к детям, им она давала конфеты и монетки.

Родственница Зинаиды Васильевны, Екатерина Пыжова, рассказывала ей, что в 1902 году со всей семьей они переехали жить во Владикавказ. И уже договорились купить дом, но перед сделкой ей посоветовали сходить за советом к старице Анастасии. Когда же Екатерина пришла к ней то Старица ей сказала: «Этот дом не твой, твой напротив стоит». Не понимая смысла сказанного, Екатерина ушла. Но насколько велико было ее изумление потом, когда прежняя сделка расстроилась, а соседи, напротив решив уехать из Владикавказа, предложили купить их дом.
В 1919 году отца Зинаиды Васильевны арестовали чекисты, и долго семья не знала что с ним. Мать решила пойти к старице Анастасии. Приходит, а Старица встречает ее со словами: «Иди, скорее, домой, он дома». Было чему удивляться. Когда она вернулась, муж уже ждал ее дома.
У родственницы Зинаиды Васильевны сын ушел в армию и долго не писал домой. Мать стала о нем беспокоиться. Пришла к Старице, стала рассказывать о своем горе, а та в ответ, показывая рукой, как летит самолет: «Твой сын высоко-высоко». Вскоре сын приехал на побывку и рассказал, что служит в летном полку.
Из воспоминаний Татьяны Федоровны Пацевич: По улице Автобусная дом 7, квартира 13 жила  скончавшаяся в 94 года раба Божия Мария, которая рассказывала Татьяне Федоровне, что когда она принесла крестить в церковь своего сына их встретила в храме старица Анастасия. Погладив младенца, Старица сказала: «Шестьдесят три, шестьдесят три». Мария вспомнила это пророчество, когда похоронила сына, которому исполнилось шестьдесят три года.
Из воспоминаний Елены 1970 года рождения проживающей по ул. Интернациональной в доме №48: Бабушка Елены Марфа рассказывала, что в молодости она тяжело заболела, врачи ей поставили диагноз «рак гортани». За ней ухаживала ее сестра Анна. Как-то Анна возвращалась с базара, где купила на последние деньги полтыквы и полвилка капусты по дороге встретила старицу Анастасию, которая подошла к ней и говорит: «Давай свою тыкву и твою капусту. Где твоя больная сестра? Я зайду». Анна привела Старицу к больной. Матушка Анастасия после молитвы обратилась к Марфе: «Хватить лежать, вставай». После ухода Старицы больная почувствовала облегчение и вскоре вовсе выздоровела. Марфа скончалась в возрасте девяносто двух лет.

Когда клир Михаило-Архангельского кафедрального собора в 1923 году признали обновленцев, старица стала ходить молиться в Александро-Невскую («Линейную») церковь, где служил протоиерей Дмитрий Беляев не примкнувший к обновленцам.
Скончалась старица Анастасия 24 декабря 1932 года. На похороны старицы собралось множество народа. Люди, узнав о ее кончине, приезжали из пригородных сел. Здесь у гроба Анастасии Андреевой стояли, как православные, так и обновленцы . Екатерина Канищева свидетельствует, что от 25 дома на улице Суворовской до часовни на Ильинском городском кладбище ее провожало почти все владикавказское духовенства . Отпевали ее в Ильинской церкви, похоронив неподалеку от храма.
У ее могилки, на Владикавказском Ильинском городском кладбище, всегда людно. Почитание Старицы, начавшееся еще при ее жизни, продолжается до сего дня. В трудные годы гонений на Церковь, когда казалось, что уже не осталось веры у людей, на ее могилке совершались первые молитвы тех, кто прежде никогда не молился. В народе существует ставшая уже традиционной молитва, с которой верующие обращаются к Владикавказской святой: «Старице Анастасие, аще имеешь дерзновение ко Господу Богу нашему, молись о нас грешных!» и по вере получают просимое.
Наиболее известными почитателями старицы Анастасии являются Святейший и Блаженейший Илия II, патриарх Грузии, Преосвященный Александр, епископ Бакинский и Прикаспийский и профессор Московской Духовной Академии архимандрит Матфей (Мормыль).

  На сегодняшний день практически невозможно установить отношение старицы Анастасии к обновленчеству и обновленцам в частности. Рассказывают, что накануне обновленческого раскола Анастасия надела овчинную шубу на изнанку и пришла в Линейную церковь. Зайдя на амвон, и став напротив Царских врат громко произнесла: «О людях мирских нам ничего не сказано, а в священстве война». Эти же слова влагают в уста Старице, когда кто-то просто приходил к ней узнавать об обновленчестве.
  Необходимо отметить, что 30-40 годы ХХ века духовенство, сохранившее верность святителю Тихону, патриарху Московскому служило только в часовне на Ильинском кладбище, во всех остальных храмах служили обновленческие священники.

О ЖИЗНИ И БЕССМЕРТИИ АНАСТАСИИ ВЛАДИКАВКАЗСКОЙ (отрывок)
полностью:  http://www.darial-online.ru/2006_1/urtati.shtml

ГЛАВА 3

                      Вот, Я посылаю Ангела Моего пред  лицем Тво-
                      им, который приготовит путь Твой пред Тобою.
                                           Евангелие от Марка, 1.2
                     
                     Вразумлю тебя, наставлю тебя  на  путь,
                     по кото-рому тебе идти; буду руководить тебя,
                     око Мое над тобою.
                                                    Псалтырь, 31.8
                     

   Прошло  совсем  немного  времени с  момента  физической  смерти
Анастасии,  а  светского изображения ее уже было  не  найти  –  ни
живописного   портрета,  ни  фотографий.  Иногда,   по   незнанию,
указывали  на икону св. Анастасии в Покровской церкви  на  Курской
слободке Владикавказа. Но на иконе не могло быть лика блаженной  –
канонизирована она не была. Все таилось в старом городе, в  памяти
православных горожан, в умах потомков, которым Анастасия  так  или
иначе подтвердила каким-либо деянием свое присутствие на земле.
   Рассказывая  о  ней,  упоминали богатую  владикавказскую  даму,
женщину  стройную,  с красивым лицом, с пристрастием  в  одежде  к
лиловому  цвету  – лиловое платье со шлейфом, на голове  шляпка  с
кружевами,  в руках изящный кружевной зонтик. Твердо уверяли,  что
Анастасия  Андреева  была богатой наследницей  супругов  –  Андрея
Андреева   и   Иустинии,   крупных  владельцев   недвижимости   во
Владикавказе.
   Позднее стало известно мне, что старший брат Анастасии,  Ристо,
получил в 1889 году Российское подданство, а спустя двенадцать лет
подал  прошение на имя Его Императорского Величества о  присвоении
ему  высшего  звания  потомственного почетного  гражданина  города
Владикавказа.    Сенат    дал   положительный    ответ.    Заранее
конфиденциально было донесено в Терский департамент  геральдики  о
том,  что,  имея уже Орден Станислава III степени,  Ристо  обладал
всеми  теми  достоинствами, которыми необходимо  обладать,  чтобы,
получив  новую  родину,  верно служить ей и  даже  утвердить  свое
значение в глазах других. Служил он владикавказскому православному
обществу  как  попечитель  приходской  школы  Осетинской   церкви,
выплачивая  учителям из своего кармана больше, чем иные  купцы  из
верноподданных Российской Империи.
   Второй  сын  Андреевых, Спас, умело управлял большим имуществом
–  «Националем»,  гостиницей  на Грозненской,  трактиром  на  углу
Марьинской  и  Базарной  площади, владел  собственными  домами.  И
третий,  Димитрий,  был  с ними же – все трое  братьев  Андреевых,
кипрских  греков,  прочно вошли в служение  Российской  Империи  в
городе  Владикавказе.  Ежегодно  «Терские  календари»  отмечали  в
списках   торговых  предприятий  и  промышленных   заведений   их,
турецкоподданных,  среди персов, армян, немцев и  прочих,  имевших
доход  намного  выше  10  тыс.  золотом.  Одна  только  знаменитая
«Андреевская»  баня, сложенная кирпичной кладкой на  многие  века,
приносила от трех до тридцати тысяч дохода чистым золотом.
   В  год,  когда вошла во власть над островом Кипр неправославная
Великобритания, большое и сильное семейство помолилось в последний
раз в церкви Божьей Матери в Диакове и объявилось во Владикавказе,
сияющем  сорока  золотыми куполами, чтобы найти в нем  свою  новую
судьбу, а для того, приписанные к обществу купцов, приведены  были
к присяге в присутствии Терского Областного правления.
   Через   тридцать  лет  Иоанн,  привезенный  во  Владикавказ   в
годовалом  возрасте, после смерти отца своего, Ристо, ставшего  на
русский  лад  Христофором  Андреевичем,  потомственного  почетного
гражданина  города, сам захотел «водвориться»  в  число  подданных
Империи. Россия была строга: «Принятие русского подданства  всегда
есть   личное   для   того,   который   его   удостоился,   и   не
распространяется   на  прежде  рожденных  детей,   без   различия,
совершеннолетние  они  или малолетние.  На  основе  свода  Законов
сокращенным  сроком  для принятия в Русское подданство  пользуются
иностранцы,   оказавшие  России  особенные  заслуги  и   известные
замечательными  талантами, особыми учеными знаниями  и  прочим,  а
также  поместившие  значительные капиталы в  общеполезные  русские
предприятия.  Те  же  из упомянутых детей иностранцев,  которые  в
сказанные  выше сроки присяги на подданство не примут и  в  службу
русскую  не определятся, могут впоследствии поступить в подданство
не  иначе,  как  по истечении 5-летнего срока водворения,  каковой
считается  не  со дня действительного проживания  в  России,  а  с
момента получения водворительного свидетельства».
   Так   Иоанну  было  отказано  в  немедленной  смене   турецкого
подданства  на  российское, но никто не знал, что через  пять  лет
судьба  приготовит  всякому  благородному  семейству  перемены,  а
владетельных  купцов  с фамилией Андреевы, среди  которых  были  и
свои,  русские,  и  турецкие  греки,  экспроприацией  вынесет   из
Владикавказа и развеет неведомо где.
   Анастасии  Андреевне, сестре Ристо, Спаса и Димитрия, уготована
была судьба иная, в которой не нужно было подданства ни турецкого,
ни российского.
   А  тогда, еще при жизни родителей, Андрея и Иустинии, и  потом,
после  смерти  их, имуществом управляли молодые  купцы  –  сыновья
Андреевы,  и  процветание сопутствовало им. Сестра их,  Анастасия,
ставила  во  всех церквях свечи перед иконами Иисуса,  Богоматери,
всех   Святых   и   простаивала  службу  до  конца,   смиренно   и
благоговейно.
   Юной  ее  выдали замуж за солидного царского генерала,  который
ушел  очень  быстро,  оставив ее молодой  вдовой.  Во  второй  раз
родители выдали ее замуж за вдовца с двумя дочками. Оставшись и во
второй раз вдовой, Анастасия о замужестве больше не помышляла.
   Все  это  было  до  того  дня, когда явился  ей  во  сне  ангел
Господень  и  сказал:  «Анастасия, иди к Богу!»  Ангел  ничего  не
объяснил  ей, поэтому Анастасия поняла его по-своему:  стала  чаще
посещать  храм,  усерднее молиться Богу и петь чистым  от  природы
голосом в церковном хоре.
   На  четвертый год вдовства явился ей ангел Господень во  второй
раз   и   сказал:   «Анастасия,  раздай  все   нажитое   имущество
нуждающимся,  а  сама иди к Богу!» В этот раз, не раздумывая,  она
быстро  раздала  все  свое имущество –  к большому  неудовольствию
братьев  –  и  ушла  в  Девичий монастырь во Владикавказе,  и  все
монастырские  годы провела вдали от светской жизни, всецело  отдав
себя Богу.  Когда же вышла из монастыря, было ей самой  ясно,  что
простилась  она с мыслью о возвращении в светскую жизнь  навсегда.
Отныне была она беднее самого бедного человека в городе.
   
   
   ГЛАВА 4

                     Сеется тело душевное, восстает тело духовное…
                                  1-е Послание к Коринфянам, 15.44
   
                                 …много званных, а мало избранных.
                                        Евангелие от Матфея, 20.16
   

   Когда  в  храм  вошла  нищенка, одетая  в  монашеское  одеяние,
прихожане  с  трудом узнали в ней барыню Анастасию. Во Владикавказ
тогда  впервые  принесли  из  Моздока чудотворную  икону  Иверской
Божьей матери.
   Икону  поставили на возвышение, и вокруг стал толпиться  народ,
чтобы  приложиться к образу. Неожиданно появилась  Анастасия  –  в
своем новом нищенском одеянии, с картонными коробками в руках –  и
стала  делать  непонятное  и непозволительное,  оскорбляя  чувства
верующих.  Она  начала  засовывать  свои  картонки  позади  иконы,
церковный   служитель   стал   запрещать   ей   совершать    такое
богохульство.  Прихожане молча наблюдали за необычными  действиями
прежде благопристойной дамы, но теперь явно безумной; однако вышел
священник и объяснил, что так начала свое служение Богу юродивая и
что  это  есть  её  подвиг,  добавив,  что  с  его,  епископского,
благословения.
   Стоявшая   неподалеку  от  алтаря  инокиня  по   имени   Ксения
рассказывала  потом  своей племяннице, что помнила  она  Анастасию
Андреевну  красивой  богатой барыней,  когда  входила  та  в  храм
женского монастыря и зажигала множество свеч у икон. Помнила она и
любовь  Анастасии  к лиловому цвету в одежде,  и  как  ходила  та,
слегка покачивала стройным телом, опираясь на руку мужа, солидного
генерала.   Богатая  супружеская  пара  степенно  направлялась   к
воскресной  службе,  затем прохаживалась  по  городскому  парку  и
набережной Терека.
   Инокиня   в   течение  долгого  времени  не  встречала   барыню
Анастасию Андреевну, а когда однажды увидела выходящей из  церкви,
то  невольно отшатнулась, узнав ее в старушке, одетой в  нищенское
одеяние,  в  калошах  на  босу ногу и, в довершение  ко  всему,  с
мешочком  песка  на  спине.  Опиралась она  вместо  руки  царского
генерала  на простую суковатую палку, гулко стучавшую по  каменным
мостовым города.
   Когда   они  поравнялись,  инокиня  невольно  склонила  голову.
Вскоре  из  людской  молвы  узнала, что  Анастасия  поселилась  на
Курской  слободке и что стал ходить к ней народ.  К  тому  моменту
весть  о  том, что Бог избрал ее просительницей, молитвенницей  за
них за всех и дал ей дар пророчества, разнеслась по всему городу.
   Анастасия  Андреевна  ко дню своего прихода  к  иконе  Иверской
Богоматери навсегда покинула все, что могло питать мозг  и  сердце
гордыней, чтобы принять иное безмерное богатство, которое  отмерил
ей Бог.
   Если  Творец наделяет кого-то подобными свойствами, он говорит:
вот  мой  посланец, которого вы можете видеть воочию, а значит,  у
вас  прибавится веры от моих чудесных деяний через них. И зачастую
столь  великое  служение Богу дает им одно и  то  же  испытание  –
одежды  юродства, только одни надевают его вполне сознательно,  из
полного  аскетизма  и  послушания  перед  Богом,  чтобы  исключить
гордыню светскости, а, кроме того, надевают вериги, или мешочек  с
песком на спину, как сделала Анастасия Андреевна. Другие же,  и  в
самом  деле  потеряв  свойство  здравого  ума,  несут  свой  крест
безумцев.
   Одних  потом, после признания их святыми в народе,  признает  и
церковь,  как  монаха  киевского Исаакия  или  блаженного  Василия
московского,  храм  которого служит вечным  напоминанием  хозяевам
Кремля,  что ум есть Божий дар. Нет в юродстве одного –  безмерной
гордыни, сужающей человека до истинного безумия, какой бы  властью
и величием не был наделен человек.
   И  потому  Анастасия  шагнула в безмерный мир,  в  пространстве
которого  суждено ей было познать высшие истины, доступные  только
тому человеку, которому Бог открыл такую дорогу. Она пошла по ней,
и  люди  поняли это, стали называть ее «старицей», и в  этом  было
признание ее избранности.
   Известно  еще,  что  Бог дарит душу блаженного  той  местности,
которой  хочет  оказать помощь, – через ее  чистое  и  безоглядное
служение.  Для города Владикавказа избранницей Его стала Анастасия
Андреевна Андреева.
   ***
С  тех самых пор, как получила Анастасия Верховный Знак,  она
приняла  его  всем  своим существом.
   
Задолго  до воинствующего обновленчества в Русской Православной
Церкви  двадцатых  годов  Анастасия  предупредила  владикавказских
прихожан:  «О  людях  мирских  нам  ничего  не  известно,   но   в
священничестве война!»
   Если  исключить мечети – суннитскую и шиитскую, немецкую кирху,
польский  костел, армянскую григорианскую церковь, Владикавказ  по
большинству церквей был златоглав, как всякий православный  город.
До наступления Октябрьского переворота на паперти одной из церквей
стояла  некая прихожанка с колевом, прося всех проходящих помянуть
вместе   с  нею  ее  родителей.  Взяв  ложечку  колева,  Анастасия
пророчески произнесла: «Помянем и НАШИХ, и ВАШИХ!»
   А  перед  самой  революцией  старица  забежала  в  монастырскую
церковь,  достала  из-за  пазухи материал красного  цвета,  быстро
разостлала  его  перед  алтарем, так же  быстро  скатала  и  снова
положила за пазуху. Затем вытащила кусок белого цвета, проделала с
ним  то  же  самое  и  быстро вышла. Многие потом  вспоминали  это
пророчество  блаженной: Владикавказ брали то  Белые,  то  Красные.
Однако никто и представить не мог, что же начнется вскоре.
   Разрыв  духовной  связи  людей с Богом  нес  России  невиданное
разрушение  всего  и  вся  и,  прежде всего,  человеческой  жизни.
Взрывались  и рушились храмы, уничтожались служители этих  храмов.
Так  пал белостенный Храм Святого Александра Невского, а на  месте
храма  и  кладбища вокруг него новая власть разбила Детский  парк.
Вряд  ли  кто из взрослых после отследил, как складывались  судьбы
детей,  игравших на тех могилах, топтавших их с веселыми  криками,
потому  что  к  нашему  времени люди уже  окончательно  разучились
внимать законам, которым прежде учились тысячелетиями.
   Как-то  раз псаломщица Апполинария вдруг увидела, как Анастасия
поспешно  въехала на санях прямо в церковный храм. Там она  быстро
сложила  все,  что  осталось после панихиды  на  сани,  повезла  в
военный  госпиталь и тут же раздала раненым. А на утро  следующего
дня  Собор красноармейцы арестовали, разорили, а позднее разрушили
до основания.
   После  того,  как  уничтожен  был Собор,  Анастасия  перешла  в
линейную церковь св. Александра Невского. Самой Апполинарии  тогда
же  она  сказала: «Замуж не выйдешь, в храме так и  служи,  так  и
служи». Все так и было, и всю оставшуюся жизнь Апполинария  носила
в   душе   пророчества  Анастасии  о  событиях,   наступивших   на
златоглавый прежде город, как тьма беспросветная.
   Власть  в городе менялась, как и по всему югу России, от  Белых
к  Красным  и  наоборот, затем наступил голод, и был  он  страшен.
Пекарь  Сергий на улице Серобабова выпекал тогда большие, круглые,
пышные караваи. Однажды принесли булку этого хлеба Анастасии,  она
взяла  его  в  руки, перекрестила, поцеловала, подняла  высоко  на
вытянутых  руках  и произнесла: «Во веки веков такого  не  будет!»
Вскоре  пекарню  разорили, пекарь Сергий  неизвестно  где  пропал.
Такого вкусного хлеба во Владикавказе больше не выпекали.
   Люди  метались,  надрываясь  в поисках  пищи.  Братья-прихожане
поехали  на  своей  подводе на заработки и долго не  возвращались.
Родные   обеспокоились  и  пошли  к  старице,  чтобы  просить   ее
помолиться за них. Едва вошли, она ответила им сходу: «Живы, живы!
Из монастыря уйдут. А вы Бога не забывайте!»
   Подумали  они,  что  братья работают в каком-то  монастыре,  но
спустя  время  те вернулись с заработанным добром.  Однако  вскоре
один  из братьев умер, и отпевали его в Покровской церкви женского
монастыря.  Через некоторое время за ним последовал  второй  брат,
отпевали его там же и, когда выносили из стен монастыря, вспомнили
слова блаженной.
   Родители  прихожанки по имени Клавдия часто встречали у  церкви
нищенку, казавшуюся им необычной, но кто она, тогда еще не  знали.
Вскоре  отца Клавдии забрали в армию, а когда вернулся он в город,
в нем свирепствовала эпидемия холеры, от которой он слег сразу же.
Во  сне  к нему явилась та самая нищенка у церкви с одним  словом:
«Выздоровеешь!» Назавтра же стал он поправляться,  а  семья  таким
образом узнала о старице Анастасии.
   Ответы  просившим у нее помощи не всегда исходили от нее самой,
а передавались иной раз через сны или через других людей. Женщине,
которая  печалилась о своем пропавшем без вести  сыне  и  пошла  в
Ильинскую церковь, чтобы спросить старицу Анастасию, где он и  жив
ли, старица вовсе не ответила.
   Расстроенная, шла она, и с какой-то уличной скамейки  отчетливо
донеслось сказанное кем-то: «А ко мне гости приехали!»
   Встреченная  прихожанка, которой она пожаловалась  на  молчание
старицы,  неожиданно спросила, не довелось ли ей услышать что-либо
по пути.
   – Кто-то сказал про своих гостей, – вспомнила женщина.
   – Так иди же скорее домой!
   Дома ждал ее вернувшийся сын...
   
   
   *  *  *
   Измученный страданиями город был завоеван Серго Орджоникидзе  и
отрядом ингушей, примкнувшим к 19 Армии большевиков, и снова был в
городе дикий разбой, грабежи и убийства.
   Когда   заговорили  о  переименовании  Владикавказа   в   город
Орджоникидзе, Матрена Федоровна, старая свечница Ильинской церкви,
принесла  этот  слух  к старице. Анастасия встала,  вытянулась  во
фрунт  и, приложив к виску правую руку, как отдавали честь  старые
офицеры, воскликнула: «Аз Владикавказ и во веки веков!»
   И  всякий  раз после переименования город непременно  возвращал
себе  первоначальное имя, оставшись по сей день  Владикавказом.  И
стали   православные  считать  Анастасию  покровительницей   этого
города…
   
   
   ГЛАВА 8

                   И  возвратится  прах  в  землю, чем он  и
                   был, а дух возвратится к Богу, Который дал его.
                                                 Экклезиаст, 12.7

                       
                  Ибо  тленному  сему   надлежит   облечься
                   в   нетленное,  и  смертному  сему  облечься  в
                   бессмертие.
                                      Книга пророка Иеремии, 15.53

   
   Говорят,  перед  самой  кончиной матушка  по-прежнему  жила  на
Курской   слободке,  но  теперь  в  маленькой  комнатке,  когда-то
служившей  хозяйке  кухней. И стала Анастасия  носить  доски,  как
догадалась  хозяйка, готовить себе гроб. Никого она не беспокоила,
ни  с  кем  не  разговаривала, а все время пребывала  в  состоянии
молитвы  к Богу – готовилась к великому акту перехода из  жизни  в
мир иной.
   Умерла  блаженная Анастасия 11-го (по новому стилю 24)  декабря
1932  года.  И  люди приняли этот переход в мир  иной  с  великими
почестями  и,  несмотря на жестокий режим 30-х годов,  когда  было
опасно  собираться  вместе, собралось огромное количество  народа:
священничество,   верующие  Владикавказа  и  его   пригородов.   С
хоругвями, иконами, молитвами и духовным пением шли они за  гробом
Анастасии,   ничего   не  боясь,  словно  оберегалась   похоронная
процессия волею Свыше.
   И   это  тоже  было  чудом  в  эпоху  разгула  гонителей  веры,
разорения  православных храмов и святынь. Крестный  ход  с  прахом
блаженной  старицы завершился у церкви Святого Пророка  Илии,  где
завещала   она  похоронить  себя.  Отпевали  ее  три  дня,   затем
похоронили  на  кладбище, что вокруг церкви, а на  могиле  высекли
надпись: «Старица Анастасия, аще имеешь дерзновение к Господу Богу
нашему, молись за нас грешных!»
   Как  и предрекала в свое время Анастасия, из всех храмов города
службы  продолжались  только в Ильинской  церкви,  остальные  были
разрушены или закрыты. Здесь она осталась навечно.
   Но  как только появилась под сенью церкви ее скромная могила  с
низким  крестом  в  форме трилистника, к  ней  потянулся  народ  с
зажженными  свечами и молитвами, ибо как сказано было  коринфянам:
«Если же о Христе проповедуется, что Он воскрес из мертвых, то как
некоторые из вас говорят, что нет воскресения мертвых?»
   Так  продолжила Анастасия свое служение молитвенницы  за  людей
перед   Богом.  И  совершались  чудеса  там,  где  была  бессильна
медицина,  но  где  прикладывала свою невидимую спасительную  руку
Она.   Однако  сказано  в  Евангелие:  «Не  может  человек  ничего
принимать на себя, если не будет дано ему с неба»
   У  некой  прихожанки  сын  болел эпилепсией  в  тяжелой  форме,
которую  числит  медицина в разряде неизлечимых. Кто-то  подсказал
матери  прийти на могилу блаженной старицы. Они пришли с  сыном  и
вместе  горячо  молились  об  избавлении  мальчика  от  невыносимо
тяжелых  припадков.  Вскоре опять так же  вместе,  но  счастливые,
стояли   они  у  могилы  Анастасии  и  говорили  людям  о  радости
выздоровления.
   Нине  Степановне чиновники препятствовали в получении квартиры,
и напрасно ходила она по всем инстанциям – дело с мертвой точки не
сдвигалось.  И  когда  от ее надежды ничего  не  осталось,  кто-то
подсказал пойти за помощью на могилу старицы.
   В  ту  же  ночь  она  увидела во сне монумент  в  виде  креста,
воздвигнутый  на  пустыре, и пришла к могиле  старицы  с  надеждой
понять свой сон, и поняла, что монументом во сне был крест с  этой
могилы.  Приняв  свой  вещий сон за знак от  блаженной  Анастасии,
принялась  она  вновь хлопотать у чиновников, и на  этот  раз  все
беспрепятственно  удалось. На том самом месте, где  во  сне  стоял
монумент  с крестом, позднее было заложено строительство домов,  в
одном  из  которых  получил квартиру ее сын, а новая  улица  стала
называться Владикавказской.
   Каждый из получивших дар от Анастасии мог подтвердить для  себя
сказанное Иисусом: «Мы говорим о том, что знаем, и свидетельствуем
о   том,  что  видели».  А  принимается  или  не  принимается  это
свидетельство, это уже вопрос каждого.
   Намного   раньше   рассказанных  событий  у  могилы   блаженной
Анастасии молилось одновременно около двух десятков человек, и все
они  стали  свидетелями явления над могилой  образа  Богородицы  с
младенцем  на  руках. Одной из видевших образ была мать  нынешнего
Патриарха  Грузии Илии II, которую позвали из храма посмотреть  на
это  чудо.  Однако,  придя  на  могилу,  она  ничего  не  увидела.
Преклонив  колени, принялась она страстно молиться  и  вдруг  тоже
увидела Богоматерь, но как только потянулась, чтобы прикоснуться к
ней, видение исчезло…
   
   
   ГЛАВА 9

                            Последний же враг истребится – смерть.
                                 1-е послание к Коринфянам, 15.26.
   
                     …ибо  таких  чудес, какие  Ты  творишь,
                     никто  не может  творить, если  не  будет  с
                     ним Бог.
                                         Евангелие от Иоанна, 3.2.
   

   Перед  окончанием своего земного пути Анастасия ходила по домам
и дворам. Зайдет в парадное или подойдет к воротам частного дома и
скажет:  «Скоро будет война!» Постоит, подойдет к иной  двери  или
калитки,  палочкой начертит крестик, задумчивая и печальная.  Люди
уже знали, что в ее поступках всегда присутствует предзнаменование
будущего.
   С  момента  начала Великой Отечественной войны в те дома,  где,
по воспоминаниям людей, ставила свои крестики Анастасия, приходили
похоронные.
   А  в  1942  году  фашисты уже подошли к самому Владикавказу.  В
церкви  Святого  Пророка  Илии стояли солдаты,  охранявшие  рубежи
города.  В одну из ночей они увидели ночью на кладбище,  где  была
похоронена блаженная Анастасия, старушку в монашеском одеянии,  со
старинным ружьем. Ходила она вокруг кладбища. Солдаты пытались  ее
остановить словами: «Уходи, бабушка, тут будут стрелять!», на  что
она отвечала: «Стрелять тут не будут, потому что старица Анастасия
не допустит немцев топтать могилы».
   После  войны  уточнили,  что стояли тогда  в  Ильинской  церкви
солдаты-сибиряки, ждали нападения и, услышав движение на кладбище,
решили, что немецкая разведка. Оказалось, это старушка-монашенка с
большим крестом на груди и с палочкой, на которую опиралась. Когда
она  попыталась  войти в храм, солдаты ее не  пустили.  Тогда  она
потребовала   встречи  с  командиром.  Командир   вышел   и   стал
расспрашивать,  кто  она  и  откуда.  Но  она  предупредила:   «Я,
упокоенная Анастасия, охраняю наш город».
   Командир,  не  вполне  понявший  сказанное,  потребовал:   «Как
фамилия?»
   Старица  же продолжила свою речь: «Не бойся, все твои ребята  и
ты останетесь живы».
   Командир  вдруг перестал ее видеть, оглянулся вокруг,  старушки
не  было. Стал расспрашивать у жителей города, ему объяснили,  что
это пророчица блаженная Анастасия, и показали ее могилу.
   По   рассказам   военной  летчицы,  которая  горела   в   своем
истребителе близ города и взмолилась: «Помоги мне, матушка  святая
Анастасия!» – самолет ее сгорел, а она осталась жива.
   Еще  не  так  давно  жившие  старые  горожане  утверждали,  что
старица   Анастасия,  умершая  в  1932  году,  во  время   Великой
Отечественной  войны встречалась им в городе, окруженном  немецкой
армией.  Шла  она  от  Ильинской церкви вниз  по  улице,  горожане
спрашивали:  «Куда  Вы  идете, Матушка?» –  на  что  Анастасия  им
отвечала: «Город охранять!»
   И  появлялась  она  в  своей живой плоти на  передовых  рубежах
защиты города Владикавказа. Как известно, немецкая армия так и  не
смогла  войти  в  город, а напротив, стала  отступать  с  большими
потерями.
   Когда  закончилась  война,  все солдаты  и  командир,  стоявшие
тогда  в  храме,  согласно  предсказанию старицы,  остались  живы,
разъехались  по  домам.  Но  ежегодно,  на  протяжении  более  чем
тридцати  лет, из самых разных и далеких мест приезжали солдаты  и
их  командир  в  Ильинскую  церковь, чтобы  поклониться  блаженной
Анастасии.  И  стали  считать  прихожане,  что  Анастасия,  будучи
покровительницей Владикавказа, спасла свой город.
   
***

*  *  *
   Красавица-гречанка,  принявшая все –  от  нищеты  до  старости,
глумливую  роль юродства, – откуда знаем мы, с каких  времен  была
предназначена она для этой миссии. Быть может, с тех самых,  когда
греки перевели с арамейского Священное Писание, и в греческой душе
раньше,  чем  в  русской или аланской-осетинской,  вспыхнул  огонь
любви.  Оттуда  ли  Бог дал нам ее молитвенницей,  имея  намерение
смягчить  то,  что  заслужили мы своими  действиями  и  внутренним
саморазрушением?
   Миссия  ее  означена вполне, не оттого ли дала  семья  ей  все,
чтобы было чем пожертвовать во имя Бога. Было испытание ее в  том,
что   все   человеческое  благополучие  –   начиная   от   большой
родительской  семьи с тремя братьями и их семьями,  ее  счастливой
любви  с  первым мужем и желания найти женское счастье  во  втором
браке  –  все  это  с  покорностью  отдала  она  во  имя  любви  к
Всевышнему,  уйдя  босая. Поистине, кому много дается,  с  того  и
спрашивается много, во имя Бога.
   Процветавшая семья исчезла бесследно и так же внезапно,  как  и
появилась  в  этом  городе когда-то, и неизвестно,  обратно  ли  в
Грецию,  на  Кипр,  как  неизвестно и то, с  чем  остались  прежде
богатые  владикавказские купцы, если все отнималось, да только  не
во  имя Бога, а простым грабежом для Революции. Известно лишь, что
осталась  Анастасия  одна,  в  бедной  хворостяной  келье  посреди
города,  который отныне должна была согревать и спасать  с  Божьей
помощью. И она делала это.
   И  все же, как понять, откуда ты пришла и куда ушла, Анастасия?
Никто не смог ничего отыскать о тебе ни в церковных книгах,  ни  в
гражданских. Церковные остались в порушенных храмах… Не сказано  о
тебе  в  торговых книгах имущих владикавказцев, потому что раздала
ты   все   свое  имущество.  Нет  тебя  в  списках  светских   дам
предводительницы  женского  дворянства  статс-дамы  Императорского
двора графини Воронцовой-Дашковой.
   Я  смотрю  на  лицо  прекрасной гречанки,  наполовину  закрытое
покрывалом,  на  то  лицо, что проступило  на  стене  ее  часовни.
Перечитываю свою рукопись и думаю, сколько чудесного в моей  жизни
связано с ней – ее безотказная помощь, ее знаки, прекрасные цветы…
   В  глубине моего сердца лежит печаль о том, что многое остается
не  постигнутым,  за  пределами моего сознания,  дабы  я  могла  с
большей уверенностью провозгласить истины об Анастасии. Но сказано
у Экклезиаста: «Во многой мудрости много печали»...
Непостижимость  Анастасии – это непостижимость  нашей  жизни  в
той  форме,  в  какой спущена она нам Свыше. В  период  разрушения
Церкви была она верным рыцарем своей веры, в пустыне безверия  она
оставалась  воином  Света  Господнего, указывая  путь  людям.  Она
призывала  к  порядку  их  мятущееся сознание,  помогая  сохранить
стержень  веры: Бог не отступился от своих детей, он любит  их,  в
какую бы тьму сознания не загнали они себя.
   При  жизни  она просила нас всех об одном только – не  забывать
Его.  Об  этом же продолжает просить и сейчас. Быть может,  потому
она  и таит свой Дух вблизи своего надгробия, чтобы не заблудились
мы.  Нужно лишь подойти к нему и искренним сердцем просить Ее.  Но
сердце  нужно  иметь  освобожденное от зла. От  боли  и  страданий
поможет освободиться Она.
     И  как  же  любит тебя Спаситель, Анастасия, если к просителю
приходит то, о чем он только что молил тебя!
   Ты  –  Высший Дух, священной формулой Бога ты – ЕСТЬ, и ты есть
ЧУДО Владикавказа.
   Каждый  может найти Тебя в последнем твоем земном пристанище  –
маленькой часовенке близ храма Святого Пророка Божия Илии,  о  чем
пророчествовала Ты сама…
   Как сказано в Священном Писании: «Ибо так возлюбил Бог мир».
   Благодарю Тебя за все!
   29 октября 2005 г.

0

249

"Как спасаться христианам в последние времена?"

Публикуем третью часть беседы корреспондента AgionOros.ru с игуменом монастыря святого Павла архимандритом Парфением (Мурелатосом). Старец Парфений, более 56 лет подвизающийся на Святой Горе Афон, – один из наиболее почитаемых в греческом мире духовников.

Свернутый текст

- Многие говорят, что приближаются последние времена. Как христианам спасаться в миру в этих условиях?

- Всё идёт по Писанию. «Небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут»1, – говорит Господь в Евангелии. А всё, что было произнесено Богом, исполнилось и исполнится в полной мере. Апостасия2 прогрессирует с каждым днём. Мир всё глубже погружается в пучину духовного кризиса. Сионисты и другие силы, которые стоят за последними скандалами3 и антицерковной кампанией, ставят перед собой только одну задачу: оторвать людей от Бога и предать Его Имя забвению на земле.

Но этого они не смогут добиться никогда! Потому что Царство Божие не передаётся по наследству. В то время как земные правители сменяют друг друга, Небесный Владыка остаётся тем же. Бог управлял, управляет и будет управлять Вселенной во веки веков. Его Царство не смогут отнять ни бесы ни люди.

Почему сегодня мы переживаем экономический кризис? Это же милость Божия! Чтобы забывшие Господа люди опомнились и прекратили скатываться в духовную пропасть.

Но, к сожалению, настоящие причины кризиса видят не многие. Вместо того чтобы помолиться, обратиться к Богу и Пресвятой Богородице с просьбой о помощи – люди уповают на зарубежную помощь, экономические реформы, займы…

Бог оставил людям свободу. Пока мы не упадём, не опомнимся и не обратимся к нему с призывом о помощи – он вмешиваться не будет. А когда попросим Бога – он даст нам просимое, потому что наш Господь – не злой, но милосердный и человеколюбивый. Он всегда хочет нам только добра.

- Расскажите об Иисусовой молитве. Каково её значение в жизни монахов и мирян?

- В духовной жизни пост, бодрствование и молитва имеют ключевое значение. Именно эти три подвига соединяют человека с Богом. Также для спасения необходимо иметь веру и любовь к Богу.

Мы должны помнить, что Господь повсюду, он рядом с нами каждую минуту, слышит каждую нашу просьбу и воздыхание. Но мы сами должны к нему обратиться, Бог насильно никого к себе не привлекает. Он сказал нам: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною»4. «Просите и дастся вам, ищите и обрящете, толцыте и отверзется вам»5.«Без Мене не можете творити ничесоже»6.

Без помощи Божией мы даже не можем вдохнуть воздуха.

Мы, православные христиане, должны помнить: Господь повсюду. Наша жизнь – это Христос, Пресвятая Богородица, архангелы, ангелы и наши святые. Вне Церкви нет Предания. Вне Церкви нет спасения. Вне Церкви нет ничего кроме ада. «Блажен народ, у которого Господь есть Бог»7. Вспомним историю еврейского народа. Когда евреи оставляли Бога – на них обрушивались напасти (пленение, войны, резня). Когда просили у Бога помощи – получали её.

То же самое происходит и сейчас. Ничего с тех пор не изменилось.

- Отец Парфений, есть ли сейчас надежда? Может быть через испытания, через трудности мы сможем вернуться к Богу?

- Возьмём пример русского народа. Русские были избраны Богом. Получив у греков Правосланую веру, они принесли великий духовный плод. Сколько святых в России! Число русских святых превосходит число святых всех остальных народов вместе взятых!

Но постепенно Россия удалилась от Бога, русский народ впал в нечестие и Господь милостью своей попустил революцию и приход к власти безбожников. Сколько новомученников пострадали за Христа, сколько людей предпочли умереть, но не изменили своей вере!

Безбожная власть пала, а Церковь осталась жива. Разве можно было себе представить в 70-е годы, что СССР рухнет, а в России заботами Патриарха Алексия будет построено и открыто 600 новых монастырей?

В Евангелии сказано: все, что «не Отец Мой Небесный насадил, искоренится»8. Вспомним Гитлера, Наполеона… Они хотели подчинить себе весь мир, загубили множество человеческих жизней и не добились ничего. Такие начинания Бог не благословляет.

Вспомним Византию – величайшую империю в истории человечества, просуществовавшую 1200 лет. И она (некогда величественная и всемогущая) угасла. Почему? Из-за людских грехов.

Содом и Гоморра, Всемирный Потоп… История знает множество таких примеров.

К сожалению, когда наступает благоденствие (нет войн, голода, эпидемий) люди забывают Бога и перестают принимать Его в расчёт.

Всё что мы можем добиться – можем достигнуть с помощью Божией. Без Господа мы ничто. Он наша опора и надежда.

1Мк. 13, 31

2Апостасия (греч.Αποστασία — отступничество) – вероотступничество.

3 Интересно, что беседа со старцем Парфением состоялась весной прошлого года, то есть ещё до развернутой в России масштабной анти-церковной кампании

4Лк 9, 23
5 Мф. 7,7.

6 Ин. 15,5.

7 Пс. 32:12.

8 Матф. 15.13.

http://www.agionoros.ru/docs/363.html

+1

250

там и продолжение есть, тоже очень интересно. И ,кстати ,на темы насушные. Там ,кстати, герондас Парфений говорит о

 

Вспомним житие святителя Луки Войно-Ясенецкого. Какая у него была тяжелая жизнь! Сколько мучений, страданий, козней он претерпел. И несмотря ни на что, он находил способы и возможности проповедовать Слово Божие. Он жил в условиях гонений, но Благодать и духовная радость наполняли его жизнь. Сегодня память святителя Луки жива и множество чудес совершается по его молитвам.

+1

251

Что навязывают нашим детям через мультики?

http://www.3rm.info/31581-chto-navyazyv … ltiki.html

Согласитесь, у современных детей на ТВ сегодня огромный спектр мультиков. Счастливое детство! Однако родителям при выборе «мультменю» для своих чад надо быть разборчивее, считают детские психологи.

К примеру, жестокая Маша из популярного мультика «Маша и медведь», по мнению экспертов очень опасный фильм. Маша (образ маленького ребенка) обладает невероятной жестокостью и получает удовольствие от издевательств над Медведем (образ взрослого человека). Дети постарше, 10-12 лет, могут воспринять это с юмором. А малыши - только всерьёз. В жизни есть много случаев, когда дети воспроизводят подобные жестокости на взрослых.

- А что скажете про «Лунтика» и «Смешариков»?

Кроме «доброй» Маши есть и непонятного вида «Лунтик» и «Смешарики». Что касается первого мультика, то его специалисты считают правильным, но очень наивным. Однако в эстетическом отношении несовершенный. И в смысле изображения (все эти пауки, гусеницы, пиявки), и по своей лобовой дидактике.
С модифицированными колобками дело состоит иначе. Плоский юмор и слова-паразиты наносят сильнейший урон детской психике, что может отразиться на их мировоззрении.

Также не секрет, что детям нравятся мультфильмы про супергероев: черепашек-ниндзя, человека паука, богатырей...

Что здесь можно сказать? Сверхчеловек, наделённый необычайными способностями, так далёк от жизни ребёнка! Важно, чтобы дети видели в мультфильме кусочек своей жизни, откликались, сопереживали, брали пример, а где он тут? В таких фильмах много агрессии. Днако образы героев запоминающиеся, привлекательные. Осовремененные истории про русских богатырей - Добрыню Никитича, Илью Муромца и др. - тоже фильмы не для детей: там масса шуток, понятных только взрослым. К тому же это своего рода и глумление над святыми.

Беда современного ТВ: фильмы, адресованные взрослым, попадают на глаза маленьким детям.

Исследования доказывают: просмотр ТВ в раннем возрасте вызывает недоразвитие мозга, нарушения зрения, паралич воли и активности ребёнка. С 3 лет можно разрешить ребёнку смотреть ТВ полчаса в день. Но прежде ответьте честно на вопрос: зачем вы показываете мультфильм ребёнку? Чтобы не мешал заниматься домашними делами? Если хотите, чтобы он не просто провёл время, а что-то почерпнул для себя, внимательно подходите к выбору фильмов. До 3 лет детям вообще не рекомендуется смотреть на экран.

+1

252

Шесть рассказов про келаря Валериана и его хлопотное послушание

Ольга Рожнёва

Чужое послушание

Как-то отец Валериан загрустил: наскучило ему послушание келаря. Хлопотное, беспокойное. И хранение продуктов, и выдача их к трапезе, и заготовка – всё на твоих плечах. В подвале овощном холодно. На кухне жарко. Электричество иногда отключают – холодильник течёт. Глаз да глаз нужен… Следи, чтобы мыши крупу не съели, чтобы ничего не испортилось, чтобы по уставу продукты на трапезу выдать.

То ли дело на клиросе: поёшь себе, Бога славишь, то-то благодатно… Или вот в библиотеке монастырской: духовные книги можно читать, мудростью Святых Отцов обогащаться.

Но самое лёгкое – в монастырской лавке. Сидишь себе в тепле. Уютно, чисто, сухо. Читаешь себе книги или молишься. Когда ещё паломники приедут. А и приедут – икону купят или крестик там, записочки подадут, и опять можно молиться или читать в одиночестве. Благодать! В лавке обычно нёс послушание отец Вассиан, монах добродушный, всегда приветливый и невозмутимый.

И отец Валериан думал: «Конечно, легко пребывать в ровном мирном устроении духа на таком-то спокойном послушании… Вот попробовал бы отец Вассиан келарем потрудиться… А то – сиди себе в лавке – молись, книги духовные читай… Эх, вот достанется же кому-то такое полезное для души послушание!»

В помыслах своих отец Валериан на исповеди духовнику, игумену Савватию покаялся: унываю, дескать, тяжёлое, дескать, келарское послушание, одни хлопоты и заботы – суета.

А отец Савватий ему и говорит:

– Так отец Вассиан приболел как раз, давай, отец Валериан, замени его в лавке на пару дней. Ты продукты дежурным трапезникам выдай вперёд, а сам – в лавку.

Обрадовался инок: хоть пару дней в тишине отдохнёт. Помолится, новинки книжные полистает. С утра книгу новую с собой про Афон взял. Только в лавке присел – паломники приехали.

Дама нарядная, на голове кудри золотые, косынка кисейная чуть на макушке держится:

– Мне крестик нужен!

Достал отец Валериан планшетку. А дама говорит:

– Покажите самый большой!

Достал другую планшетку с крестиками побольше.

– А еще больше есть? Вот как у него?

И в окно показывает. Отец Валериан выглянул: в это время мимо лавки шёл игумен Савватий с наперсным крестом.

Только отдышался отец Валериан после этой дамы, заходит мужчина в кожаном пальто:

– Дайте мне, пожалуйста, крест с усилением!

– А что это такое? – растерялся отец Валериан.

– Ну, понимаете, с усилением!

Из объяснений не было понятно решительно ничего. Это не был ни крест с мощами, ни освященный, никакой другой. Инок задумался, а потом решительно показал на самый дорогой и внушительный крестик и твёрдо произнёс:

– Вот, самый усиленный крест!

Мужчина в кожаном пальто ушёл довольный, а отец Валериан расстроился. Только успокаиваться начал, а тут в дверях – опять дама с косынкой, и с порога:

– Вы меня обсчитали! Сто рублей не сдали! Как не стыдно!

Покраснел отец Валериан, извинился, протянул даме сто рублей. Стала она их в карман класть, а там та самая сотня, которой она недосчиталась. Извинилась дама, упорхнула. Опять расстроился отец Валериан.

Да ещё мёрзнуть чего-то стал он в лавке. Вроде тепло, а когда на одном месте, то холодно. Чувствует: ноги совсем замёрзли на каменном полу. Встал, походил, включил обогреватель. Через пять минут выключил – душно в маленькой лавке. Выключил – опять холодно стало… Как тут только отец Вассиан трудится? У него ещё валенки такие старые, наверное, ноги мёрзнут… Целый день на одном месте… И не отойдёшь ведь…

Только книгу про Афон достал – дверь открывается: в лавке появились новые паломники. Супружеская пара лет тридцати пяти. Жена сразу же церковные календари на 2013 год листать стала, а муж просто лениво вокруг смотрит. Вид у него такой скучающий, как будто на аркане его сюда привели. Жена тоненьким голоском просит:

– Давай купим несколько календарей на будущий год, один – себе, остальные на подарок!

А муж ей басом недовольным в ответ:

– В этом году – конец света! Зачем эти календари вообще продают, да ещё и в церковной лавке!

Отец Валериан решил вставить слово:

– Дорогие братья и сестры! Конец света в этом году отменяется!

– Откуда Вы знаете? А ещё монах! Ничего не знаете, а ещё в лавке сидите!

– Пойдем, пойдем отсюда! – это жене.

С трудом дождавшись конца дня, отец Валериан брёл в келью. По дороге встретил игумена Савватия, который улыбнулся и спросил:

– Как, брат, передохнул в лавке-то от своего хлопотного келарского послушания?

Инок покраснел и смущённо попросил:

– Батюшка, сделай милость, отправь меня назад, к моим мешкам, овощам и крупам. Не могу я в лавке трудиться. Одни искушения!

– Ну что ж, вот отец Вассиан поправится…

Вечером, после службы отец Валериан отправился проведать отца Вассиана. Он шёл, и горячо молился на ходу. В одной руке нёс пакет с апельсинами, а в другой свои новые валенки.

Про Винни-Пуха и чудотворения

Послушник Пётр жил в монастыре второй год. Звали его по молодости просто Петей, и был он пареньком неплохим, отзывчивым, трудолюбивым. Только по новоначалию тянуло его на подвиги.

То он просил у отца Савватия благословения ходить на трапезу один раз в три дня, чтобы уж поститься, так поститься. По обычаю древних, значит. То к схимнику отцу Захарии обращался с вопросом: не взять ли ему на себя обет молчания или обет сухоядения.

Отцы обетов брать не благословляли, а отправляли Петю монастырскую лошадку Ягодку кормить или посуду после братской трапезы мыть. Вобщем, не было у послушника никаких условий для подвигов и чудес.

Но Петя не унывал, вспоминал крылатые слова о том, что в жизни всё-таки подвигу всегда место есть. К духовникам монастырским он больше с просьбами об обетах и сугубых постах не обращался, но зато стал часто с отцом Валерианом про чудотворения разговор заводить.

Отца Валериана эти разговоры настораживали. Он в монастыре давно жил и знал, что лучше недомолиться и недопоститься, чем перемолиться и перепоститься. И речь тут не о теплохладности идёт, которая, конечно, монаху крайне вредна. Речь о трезвении и рассуждении. Теплохладность – эта беда, которая новоначальных минует обычно. А вот в прелесть впасть – это да, это опасно…

И отец Валериан как бы невзначай по поводу Пети игумену Савватию говорил:

– Батюшка, а я у одной писательницы читал, как старец новоначальным благословлял книжку про Винни-Пуха. Ну, когда они исихастов из себя воображали. Может, Петру нашему такую книжку…

– Это про какого такого Винни-Пуха?!

– Ну, батюшка, ну, Винни-Пух, который везде с Пятачком ходил…

– Со свиньёй что ли? Не, у нас в монастыре мы поросят не держим. Если я своим инокам про поросят книжки раздавать буду, кто навоз коровам уберёт? Кто лошадь накормит? Огород вскопает?

Отец Валериан засмущался и подальше от игуменского гнева на послушание заторопился. А отец Савватий ему вслед и ещё добавил:

– Я вот вам устрою Винни-Пуха! Я вам такого Пятачка покажу!

А когда инок скрылся за поворотом, духовник тут же гневаться перестал, улыбнулся по-отечески. Улыбнулся, да призадумался. И после этого разговора Петю на послушания одного как-то перестали отправлять. Всё больше с братьями постарше. А чаще всего с отцом Валерианом.

И вот как-то отец Валериан с Петей поехали на монастырской лошадке Ягодке на источник за водой. Приехали на родник, который впадает в реку Усолку. Солёная речка Усолка заледенела только по краям, в середине же проточная вода синеет. Отец Валериан воду во фляги набирает, а Петя по берегу бегает, резвится, природой любуется. Отец Валериан молится потихоньку про себя, а Петя его отвлекает:

– Отец Валериан, красота-то какая! Ёлочки в снегу, а снежок чистый, пушистый!

– Угу… чистый… пушистый…

– Отец Валериан, лёд на реке, эх, коньки бы!

– Ага… коньки…

– А вот у людей какая вера раньше была – по воде ходили!

– Да… ходили…

– А я-то как крепко верю! Неужто по льду не пройду?! Благословите!

– Угу… благословите… благословите… Что?!

А Петя уже на лёд выскочил и поперёк реки шпарит.

– Стой, куда?!

И в этот момент Петя, уже успевший отбежать довольно далеко, провалился в водную стихию. Отец Валериан быстро сбросил тулуп, тяжёлые валенки, по-пластунски прополз к полынье и с большим трудом, пятясь ползком назад, выволок на лёд и отбуксировал к берегу перепуганного насмерть послушника.

От пережитого потрясения ноги у Пети подгибались, и в монастырь он был доставлен верхом на Ягодке. Срочно отправлен в баню, которая так кстати топилась в этот день. А уж там разъярённый отец Валериан задал ему жару и отходил веником, приговаривая:

– Я тебе покажу апостола Петра! Я тебе покажу чудотворения! Я тебе устрою хождения по водам! Ты у меня сейчас по сугробам будешь плясать и в снег не проваливаться!

Может, наука отца Валериана подействовала, может, испуг от неудавшегося чуда, только после этого случая Петя больше про чудотворения не заикался. Стал постепенно серьёзным, рассудительным, через несколько лет монашеский постриг принял. Сейчас он уже иеродиакон.

ЛенИтесь, братия, ленИтесь!

Послушник Дионисий пробежал по заснеженной обители с колокольчиком: пришло время обеда. Открывались двери келий, иноки шли по свежевыпавшему снегу в трапезную, удивлялись на ходу:

– Снегу-то сколько выпало!

По пути вздыхали:

– Опять после трапезы всем придётся снег разгребать… И валит и валит… В городских монастырях, небось, трактора работают, машины снегоочистительные, а мы тут сами, не покладая рук…

Келарь, отец Валериан, высокий и широкоплечий, ворчал по дороге больше всех:

– Только отдохнуть хотел хоть часок, такую книгу про Афон дали почитать, а тут на тебе – опять отец настоятель всех погонит со стихией сражаться! Да уж… Покой нам только снится…

Старенький схиархимандрит Захария вышел раньше всех. Было ему уже девяносто лет, и передвигался он очень медленно. Поэтому и выходил в трапезную заранее, чтобы успеть к молитве. С трудом брёл по заметённой дороге, а иноки обгоняли старца, кланялись на ходу, просили благословения. И удивительное дело: те, кого он благословлял, шли дальше уже умиротворённые, без всякого ворчания.

Отец Валериан тоже догнал старца и удивился: отец Захария смотрел радостно по сторонам, как будто не в занесённом снегом отдалённом монастыре находился, а на каком-нибудь курорте. Наклонился, зачерпнул рукой сверкающий на солнце снег и замер счастливо, подняв голову к неяркому зимнему солнцу.

Отец Валериан, как и вся братия, очень почитал старого схимника, опытным путём знал силу его благословения, умиряющего душу. Но сегодня инока одолели недобрые помыслы:

– Конечно! Идёт себе – улыбается! Ему-то снег убирать не придётся! И игумен Савватий снег убирать не станет! И с клироса братия опять пойдёт на распевку. А отец Валериан – конечно, самый здоровый, самый незанятый – давай, отдувайся за всех! Греби снег лопатой, а он через час снова нападает! Снова убирай – а он снова! Скукотища!

И отец Валериан прошёл мимо, отвернувшись в сторону, не взял обычного благословения, не поклонился старцу. От этого внезапного раздражения на душе стало ещё тяжелее, и инок подошёл к трапезной уже совсем в плохом настроении, поникший. Он не заметил, как отец Захария с любовью проводил его взглядом и незаметно перекрестил его спину.

В трапезной братия встала на молитву, а игумен Савватий, внимательно оглядел всех, и легонько кивнул головой отцу Валериану. Инок печально вздохнул: и тут -попал, теперь, пока все будут обедать, ему придётся читать. Потом заново подогревать суп или есть холодный в одиночестве.

Братия застучали ложками, а инок подошёл к аналою и начал читать. Голос у него был громкий, звучный, читал он разборчиво. Только чтение сегодня никак не клеилось. На ровном месте ошибки получались, да ошибки какие-то несуразные. Так, в одном отрывке говорилось о священнике, которого вызвали к Владыке. И вот у отца Валериана прочиталось:

– «Он без проволочек направился в епископию».

Отец Савватий покашлял, и смущённый отец Валериан поправился:

– «Он без проволочек направился в епископию».

Стал читать дальше и через пару строк прочёл:

– … И тогда сказал старец своё наставление ученикам «Ленитесь, братия, ленитесь!»

Стук ложек прекратился. Братия удивлённо подняли головы от тарелок. Игумен Савватий опустил ложку на стол и пронзительным взглядом, в котором можно было прочитать любовь и укор одновременно, пристально посмотрел на инока. И только отец Захария не удивился, а улыбнулся в бороду.

Отец Валериан смутился и попытался поправиться. Прочитал предложение снова. И снова у него вышло:

– «Ленитесь, братия, ленитесь!»

Послышались сдержанные покашливания – это братия пыталась удержаться от смеха. Отец Валериан покраснел, откашлялся и прочитал в третий раз:

– «Ленитесь, братия, ленитесь!»

Сам испугался и, будто вспомнив что-то, с отчаянием сказал:

– Отец Захария, прости меня! Батюшка, отец Савватий, прости меня! Братия, простите!

Братия затихла, отец Савватий выжидательно посмотрел на чтеца, а старенький схимник, улыбнувшись по-отечески, кивнул седой головой.

И отец Валериан наконец прочитал правильно:

– Тогда сказал старец своё наставление ученикам «Ленитесь, братия, ленитесь! Так нельзя! На скуку жалуетесь… Скука унынию внука, а лености дочь. Чтобы отогнать её прочь, в деле потрудись, в молитве не ленись, тогда и скука пройдет, и усердие придет. А если к сему терпения и смирения прибавишь, то от многих зол себя избавишь».

Инок облегчённо вздохнул и продолжил чтение дальше. Снова негромко застучали ложки в тишине. В трапезной было уютно, в большой печке потрескивали дрова, а за окном всё шёл и шёл снег.

Розпрягайтэ, хлопци, коней!

В монастыре количество трудников менялось в зависимости от времени года. Летом трудников было больше: хорошо в тёплую пору на свежем воздухе поработать, в реке после послушания искупаться. А зимой трудников обычно оставалось меньше.

И вот как-то, дело к лету шло, и трудники уже заполнили всю монастырскую гостиницу, отец Савватий благословил келарю, отцу Валериану, трёх работников в помощь: перебрать картошку прошлогоднюю, почистить овощной подвал.

Заходит отец Валериан в келью монастырской гостиницы, а там как раз три трудника сидят, чаи гоняют.

– Отец Валериан, посиди с нами! Мы вот тут про национальные особенности спорим!

– Это как?

– Да вот: какая нация самая умная?

– Какая самая умная – это я не знаю, а вот самая хитрая – хохлы! Был у меня друг, парень отличный, но вот – хи-и-трый!

Тут один трудник и говорит мрачно:

– Так – та-а-к! А я между прочим, Беленко!

Второй угрюмо в разговор вступает:

– А я – Дмитриенко!

Поднимается третий, ростом под потолок:

– А я Самойленко! Вот и познако-о-мились!

Попятился отец Валериан к выходу.

– Отец Валериан, чего приходил-то?

– Да так я, мимо шёл…

Через полчаса игумен Савватий, проходя мимо трапезной, заглянул в подвал: там, в одиночестве отец Валериан перебирал картошку и грустно пел:

– Розпрягайтэ, хлопци, коней, та лягайте спочивать…

Жареная картошка на зиму

Отец Валериан, кроме своего послушания келаря, занимался обычно и заготовкой на зиму: закатывал банки с огурцами и помидорами, выращенными заботливо в монастырской теплице. Помидоры во рту таяли, огурчики хрустящие в пост шли на ура. Братия утешалась, и самому отцу Валериану это послушание было по душе: читаешь себе молитву и с любовью баночки закатываешь – как будто немного лета с собой в зиму берёшь.

Вот и сегодня собирался инок закатать несколько банок на зиму. Горела лампадка перед иконами, на кухне и в трапезной было пусто, чисто и уютно. Отец Валериан не спеша, с молитвой, чистил лук и чеснок, помытые огурцы ждали своего часа, когда зазвонил старый телефон, стоящий на холодильнике. Игумен Савватий пробасил:

– Отец Валериан, ты как раз в трапезной, такое дело, нужно картошку на зиму пожарить. День-то сегодня постный. Ты прямо сейчас пожарь.

И трубку положил. Отец Валериан задумался. Огурцы на зиму солил, помидоры на зиму закатывал. Картошку на зиму не жарил… И при чём тут постный день?

Призадумался инок крепко. В трапезную забежал послушник Дионисий, протянул шланг, собрался воду качать в большой бак из колодца. Спросить – не спросить? У послушника спрашивать – годится ли иноку? Отец Валериан смирился и, смущаясь, спросил:

– Брат Дионисий, на зиму картошку нужно пожарить. Ты никогда не жарил? Как-то по-особенному нужно, наверное, жарить?

– Назиму? Да, я слышал, что приехал сегодня в гости Назим Иванович, наш старый благодетель, помнишь, помог нам с теплицей? А картошку… Отец Валериан, я не понял вопроса… Почему по-особенному?

Отец Валериан облегчённо вздохнул:

– Да так это я, брат Дионисий, просто вслух размышляю: картошку, дескать, надо Назиму Ивановичу пожарить…

И отец Валериан стал бодро чистить картошку.

А где веник?

Отец Валериан любил порядок и как-то, когда зима была особенно снежной, повесил на двери в трапезную объявление: «При входе обметайте ноги веником». И веник поставил у двери.

Прошла зима, весна, а объявление, уже потрёпанное, забылось и осталось висеть. В один из солнечных жарких летних дней отец Валериан шёл в трапезную, чтобы передать дежурным инокам продукты для приготовления ужина. Перед трапезной стояла небольшая группа паломников. Они мялись и топтались у двери в нерешительности. Отец Валериан приветливо поздоровался и спросил:

– Почему не заходите в трапезную пообедать?

Один из паломников, по-видимому, самый ответственный и серьёзный, ответил:

– Да вот веника нигде нет, а нужно ноги обметать при входе. Вы не подскажете, где тут можно веник взять?
Ольга Рожнёва

25 декабря 2012 года

http://www.pravoslavie.ru/put/58332.htm

+2

253

Блондинка. Рассказ

Отец Виталий отчаянно сигналил вот уже минут 10. Ему нужно было срочно уезжать на собрание благочиния, а какой-то громадный черный джип надежно «запер» его машину на парковке около дома.

«Ну что за люди?! – мысленно возмущался отец  Виталий – Придут, машину бросят, где попало, о людях совсем  не думают! Ну что за безчинство?!»

В мыслях он рисовал себе сугубо мужской разговор с владельцем джипа, которого представлял себе как  такого же огромного обритого дядьку в черной кожаной куртке. «Ну, выйдет сейчас! Ну, я ему скажу!..» –  кипел отец Виталий, безнадежно оглядывая  двери подъездов – ни в одном  из них не было ни намека на хоть какие-то признаки жизни. Тут наконец-то одна дверь звякнула пружиной и начала открываться. Отец Виталий вышел  из машины, намереваясь высказать  оппоненту все, что о нем думает. Дверь открылась и на крыльцо  вышла … блондинка. Типичная представительница  гламурного племени в обтягивающих черных джинсиках, в красной укороченной курточке с меховым воротником и меховыми же манжетами, деловито цокающая сапожками на шпильке.

– Ну чё ты орешь, мужик? – с интонацией Верки Сердючки спросила она, покручивая на пальчике увесистый брелок. Накрашенные и явно наращенные ресничищи взметнулись вверх, как два павлиньих хвоста над какими-то неестественно зелеными кошачье-хищными глазками. Шиньон в виде длинного конского хвоста дерзко качнулся от плеча до плеча.

– Ну, ты чё, подождать не можешь? Видишь, люди заняты!

– Знаете ли, я тоже  занят и тороплюсь по очень  важным делам! – изо всех  сил стараясь сдерживать эмоции, ответил отец Виталий блондинке,  прошествовавшей мимо него. Блондинка  открыла машину («Интересно, как  она только управляется с такой громадиной?» – подумал отец Виталий) и стала рыться в салоне, выставив к собеседнику обтянутый джинсами тыл.

– Торопится он... –  продолжила монолог девушка –  Чё те делать, мужик? – тут она, наконец, повернулась к отцу Виталию лицом. Несколько мгновений она смотрела на него, приоткрыв пухлые губки и хлопая своими гигантскими ресницами. – О, – наконец изрекла она – Поп, что ли? Ну все, день насмарку! – как-то достаточно равнодушно, больше для отца Виталия, чем для себя, сказала она и взобралась в свой автомобиль, на фоне которого смотрелась еще более хрупкой.

Ручка с длинными малиновыми коготками захлопнула тяжелую дверь, через пару секунд заурчал мотор. Стекло водительской двери опустилось вниз и девушка весело крикнула:

– Поп, ты отошел  бы, что ли, а то ведь перееду  и не замечу!

Отец Виталий, кипя  духом, сел в свою машину. Джип  тяжело развернулся и медленно, но уверенно покатил к дороге. Отцу Виталию надо было ехать  в ту же сторону. Но чтобы  не плестись униженно за обидчицей,  он дал небольшой крюк и  выехал на дорогу с другой  стороны.

Отец Виталий за  четыре года своего служения  повидал уже много всяких-разных людей: верующих и не верующих, культурных и невоспитанных, интеллигентных и хамов. Но, пожалуй, никто из них не вводил его в состояние такой внутренней безпомощности и такого неудовлетворенного кипения, как эта блондинка. Не то, что весь день – вся неделя пошла наперекосяк. Чем бы батюшка не занимался, у него из головы не выходила эта меховая блондинка на шпильках. Ее танково-спокойное хамство напрочь выбило его из того благодушно-благочестивого состояния, в котором он пребывал уже достаточно долгое время. И, если сказать откровенно, отец Виталий уже давно думал, что никто и ничто не выведет его из этого блаженного состояния душевного равновесия. А тут – на тебе! Унизила какая-то крашеная пустышка, да так, что батюшка никак не мог найти себе место. Был бы мужик – было бы проще. В конце-концов, с мужиком можно выяснив суть да дело, похлопать друг друга по плечу и на этом конфликт был бы исчерпан. А тут – девчонка. По-мужски с ней никак не разобраться, а у той, получается, все руки развязаны. И не ответишь, как хотелось бы, – сразу крик пойдет, что поп, а беззащитных девушек оскорбляет.

Матушка заметила нелады  с душевным спокойствием мужа. Батюшка от всей души нажаловался  ей на блондинку.

– Да ладно тебе  на таких-то внимание обращать, – ответила матушка – Неверующая, что с неё взять? И, судя по всему, не очень умная.

-  Это точно, –  согласился отец Виталий –  взятки-гладки, была бы умная, так себя бы не вела.

Отец Виталий начал  было успокаиваться, как жизнь  преподнесла ему еще один сюрприз.  Как нарочно, он стал теперь  постоянно сталкиваться с блондинкой  во дворе. Та как будто специально  поджидала его. И, как нарочно,  старалась досадить батюшке. Если  они встречались в дверях подъезда, то блондинка первая делала  шаг навстречу, и отцу Виталию  приходилось сторониться, чтобы  пропустить ее, да еще и дверь  придерживать, пока эта красавица  не продефилирует мимо. Если отец Виталий ставил под окном машину, то непременно тут же, словно ниоткуда, появлялся большой черный джип и так притирался к его «шкоде», что батюшке приходилось проявлять чудеса маневрирования, чтобы не задеть дорогого «соседа» и не попасть на деньги за царапины на бампере или капоте. Жизнь отца Виталия превратилась в одну сплошную мысленную войну с блондинкой. Даже тематика его проповедей изменилась. Если раньше батюшка больше говорил о терпении и смирении, то теперь на проповедях он клеймил позором безстыдных женщин, покрывающих лицо слоями штукатурки и носящих искусственные волосы, чтобы уловлять в свои сети богатых мужчин и обезпечивать себе безбедную жизнь своим безстыдным поведением. Он и сам понимал, что так просто изливает свою безсильную злобу на блондинку. Но ничего не мог с собой поделать. Даже поехав на исповедь к духовнику, он пожаловался на такие смутительные обстоятельства жизни, чего прежде никогда не делал.

– А что бы ты  сказал, если бы к тебе на  исповедь пришел бы твой прихожанин  и ожаловался на такую ситуацию? – спросил духовник. Отец Виталий вздохнул. Что бы он сказал? Понятно, что – терпи, смиряйся, молись… Впервые в жизни он понял, как порой нелегко, да что там – откровенно тяжело исполнять заповеди и не то что любить – хотя бы не ненавидеть ближнего.

– Я бы сказал, что  надо терпеть, – ответил отец  Виталий. Духовник развел руками.

– Я такой же  священник, как и ты. Заповеди  у нас у всех одни и те  же. Что я могу тебе сказать?  Ты сам все знаешь.

«Знать-то знаю, – думал  отец Виталий по дороге домой  – Да что мне делать с  этим знанием? Как исповедовать, так совесть мучает. Людей учу,  а сам врага своего простить  не могу. И ненавижу его. В  отпуск, что ли, попроситься? Уехать  на недельку в деревню к  отцу Сергию. Отвлечься. Рыбку  половить, помолиться в тишине…»

Но уехать в деревню  ему не довелось. Отец Сергий, его однокашник по семинарии,  позвонил буквально на следующий  день и сообщил, что приедет  с матушкой на пару деньков  повидаться.

Отец Виталий был  несказанно рад. Он взбодрился  и даже почувствовал какое-то  превосходство над блондинкой, по-прежнему  занимавшей его ум, и по-прежнему  отравлявшей ему жизнь. В первый же вечер матушки оставили мужей одних на кухне, чтобы те могли расслабиться и поговорить «о своем, о мужском», а сами уединились в комнате, где принялись обсуждать сугубо свои, женские, проблемы.

За чаем беседа текла сама собою, дошло дело и до жалоб отца Виталия на блондинку.

– С женщинами не  связывайся! – нравоучительно сказал  отец Сергий – Она тебя потом  со свету сживет. Ты ей слово  – она тебе двадцать пять. И  каждое из этих двадцати пяти  будет пропитано таким ядом, что  мухи на лету будут дохнуть.

– Да вот, стараюсь  не обращать внимания, а не  получается, – сетовал отец Виталий.

– Забудь ты про  нее! Еще мозги свои на нее  тратить. Таких, знаешь, сколько  на белом свете? Из-за каждой  переживать – себя не хватит. Забудь и расслабься! Ты мне  лучше расскажи, как там отец  диакон перед Владыкой опарафинился. А то слухи какие-то ходят, я толком ничего и не знаю.

И отец Виталий стал  рассказывать другу смешной до  неприличия случай, произошедший  на архиерейской службе пару  недель назад, из-за которого  теперь бедный отец диакон  боится даже в храм заходить.

Утром отец Виталий  проснулся бодрым и отдохнувшим.  Все было хорошо и жизнь была прекрасной. Горизонт был светел и чист, и никакие блондинки не портили его своим присутствием. Отец Сергий потащил его вместе с матушками погулять в городской парк, а потом был замечательный обед и опять милые, ни к чему не обязывающие разговоры. Ближе к вечеру гости собрались в обратный путь. Отец Виталий с матушкой и двухлетним сынком Феденькой вышли их проводить.

– Отца Георгия  давно видел? – спросил отец  Виталий.

– Давно, месяца  три, наверное. Как на Пасху  повидались, так и все. Звонил  он тут как-то, приглашал.

– Поедешь? – спросил  отец Виталий.

– Да вот на Всенощную,  наверное, поеду, – ответил отец  Сергий. И собеседники разом замолчали,  потому что в разговор вклинился  странный, угрожающий рев, которого  здесь никак не должно было  быть. Несколько мгновений они  смотрели друг на друга, словно  надеялись, что тот, второй, объяснит, в чем дело. За их спинами  медленно проехал большой черный  джип, но звук этот исходил  не от него. И тут в тихий  двор ворвалась смерть. Она неслась  на людей в образе огромного  многотонного грузовика, неизвестно  откуда взявшегося здесь, в  тихом провинциальном дворе. Священники молча смотрели на стремительно приближающийся КАМАЗ. Отлетела в сторону урна, выдранная из земли скамейка подлетела вверх метра на два. «Зацепит или нет?» – успел подумать отец Виталий, мысленно прикидывая возможную траекторию движения машины.

И тут что-то светленькое  мелькнуло на дорожке. Феденька выбежал  на асфальт за укатившимся мячиком. Ни отец Сергий, ни отец Виталий, ни обе  матушки не успели даже понять и  сообразить, что надо сделать, чтобы  спасти ребенка, да, наверное, и не успели бы ничего сделать. Их опередил тот  самый джип, который секунду назад  проехал мимо. Они увидели, что  машина, взревев мотором, резко рванула  вперед прямо в лоб КАМАЗу.

Оглушительный грохот, страшный, рвущий нервы скрежет  металла, звук лопающихся стекол  – все это свершилось мгновенно.  Обломки попадали на землю.  Асфальт был покрыт слоем осколков  от фар. Куски бампера, решетки,  еще чего-то усеяли все вокруг. А затем наступила звенящая  тишина, которую не смогла нарушить  даже стая голубей, испуганно  вспорхнувшая с крыши и тут  же усевшаяся на другую крышу.  И посреди всего этого хаоса  стоял Феденька и ковырял пальцем  в носу. С недоумением смотрел  она груду металла, в которую  превратился джип, а потом оглянулся  на родителей, словно спрашивая,  что же такое тут произошло?  Первой очнулась матушка отца  Сергия. Она бросилась к мальчику  и на руках вынесла его из  кучи осколков. Матушка отца Виталия  лежала в обмороке. К машинам  бежали картежники – выручать  людей. КАМАЗ открыли сразу  и вытащили на асфальт мертвое  тело водителя. Судя по вмятине  на лобовом стекле, он погиб  от удара головой об него. А  двери джипа, смятые и вдавленные, открыть не удавалось. За темными  стеклами не было возможно  ничего разглядеть. Джип «ушел»  в грузовик по самое лобовое  стекло. Кто-то из местных автомобилистов  поливал джип из огнетушителя  – на всякий случай.

Спасатели и две  «скорых» подъехали через 20 минут.  Джип пришлось резать, чтобы извлечь  из него водителя. Подъехали гаишники, стали опрашивать свидетелей. Мало  кто чего мог сказать, все  сходились в одном – во двор  влетел неуправляемый КАМАЗ и  врезался в джип.

-  Да, ему тут и  деваться-то некуда, – согласился  один из гаишников, оглядев  двор.

– Не так все  было, – вдруг раздался голос  старика Михалыча. Он подошел к гаишникам, дымя своей вечной цигаркой. – Я все видел, я вон тама сидел, – показал он рукой на свою голубятню.

– Что Вы видели? – спросил гаишник, покосившись  на смрадный окурок.

– Да джип-то энтот, он ехал просто так, когда КАМАЗ-то выскочил. Он, может, и свернул бы куда, а вон сюда, хотя бы, – дед Михалыч кивнул на проулочек – Ведь когда КАМАЗ-то выехал, джип-то вот здесь как раз и был. Да тут вон какое дело-то… Ребятенок ихний на дорогу выскочил. И джип-то, он вперед-то и рванул, чтобы, значит, ребятенка-то спасти. А иначе – как его остановишь-то, махину такую?

– То есть, водитель  джипа пошел на лобовое столкновение, чтобы спасти ребенка? – чуть  помолчав, спросил гаишник.

– Так и есть, –  кивнул дед – С чего бы  ему иначе голову-то свою подставлять?  Время у него было, мог он отъехать, да вот, дите пожалел. А себя, значицца, парень подставил.

Люди молчали. Дед  Михей открыл всем такую простую  и страшную правду о том,  кого сейчас болгарками вырезали  из смятого автомобиля.

– Открывай, открывай! – раздались команды со стороны  спасателей – Держи, держи!  Толя, прими сюда! Руку, руку осторожней!

Из прорезанной дыры  в боку джипа трое мужчин  вытаскивали тело водителя. Отец  Виталий подбежал к спасателям:

– Как он?

– Не он – она!  – ответил спасатель. Отец  Виталий никак не мог увидеть  лица водительницы – на носилках  все было красным и имело  вид чего угодно, только не  человеческого тела. «Кто же это  сделал такое? – лихорадочно  думал отец Виталий – Она  же Федьку моего спасла… Надо хоть имя узнать, за кого молиться…» Вдруг под ноги ему упало что-то странное. Он посмотрел вниз. На асфальте лежал хорошо знакомый ему блондинистый конский хвост. Только теперь он не сверкал на солнце своим синтетическим блеском, а валялся грязный, в кровавых пятнах, похожий на мертвое лохматое животное.

Оставив на попечение тещи спящую после инъекции успокоительного матушку и так ничего и не понявшего Федю, отец Виталий вечером поехал в больницу.

– К вам сегодня  привозили девушку после ДТП?  – спросил он у медсестры.

– Карпова, что ли?

– Да я и не  знаю, – ответил отец Виталий.  Медсестра подозрительно посмотрела  на него:

– А Вы ей кто?

Отец Виталий смутился. Кто он ей? Никто. Еще меньше, чем никто. Он ей враг.

– Мы посторонним  информацию не даем! – металлическим  голосом отрезала медсестра и  уткнулась в какую-то книгу.  Отец Виталий пошел по коридору  к выходу, обдумывая, как бы  разведать о состоянии этой  Карповой, в один миг ставшей  для него такой близкой и  родной. Вдруг прямо на него  из какой-то двери выскочил  молодой мужчина в медицинском  халате. «Хирург-травматолог» –  успел прочитать на бейдже отец Виталий.

– Извините, Вы не  могли бы сказать, как состояние  девушки, которая после ДТП?  Карпова.

– Карпова? Она прооперирована, сейчас без сознания в реанимации. Звоните по телефону, Вам скажут, если она очнется, – оттараторил хирург и умчался куда-то вниз.

Всю следующую неделю  отец Виталий ходил в больницу. Карпова так и не приходила  в себя. По нескольку раз на  дню батюшка молился о здравии  рабы Божией, имя же которой  Господь знает. Он упрямо вынимал  частицы за неё, возносил сугубую  молитву и продолжал звонить  в больницу, каждый раз надеясь,  что Карпова пришла в себя. Отец Виталий хотел сказать  ей что-то очень-очень важное, что рвалось у него из сердца. Наконец, в среду вечером, ему сказали, что Карпова пришла в себя. Бросив все дела, отец Виталий помчался в больницу. Едва поднявшись на второй этаж, он столкнулся с тем же хирургом, которого видел здесь в первый день.

– Извините, Вы могли  бы мне сказать, как состояние  Карповой? – спросил батюшка.

–Понимаете, мы даем  информацию только родственникам,  – ответил хирург.

– Мне очень нужно,  – попросил отец Виталий –  Понимаете, она моего ребенка  спасла.

–А, слышал что-то…  Пошла в лобовое, чтобы грузовик  остановить… Понятно теперь… К сожалению, ничего утешительного сказать Вам не могу. Мы ведь ее буквально по кускам собрали. Одних переломов семь, и все тяжелые. С такими травмами обычно не живут. А если и выживают – до конца жизни прикованы к постели. Молодая, может, выкарабкается.

– А можно мне  увидеть её?

Врач окинул священника  взглядом.

– Ну, вон халат  висит – возьмите, – со вздохом  сказал он – Я Вас провожу.  И никому ни слова.

Отец Виталий вошел  в палату. На кровати лежало  нечто, все в бинтах и на  растяжках. Краем глаза он заметил  на спинке кровати картонку: Карпова  Анна Алексеевна, 1985 г.р. Батюшка  подставил стул к кровати, сел  на него и наклонился над  девушкой. Лицо её было страшное, багрово-синее, распухшее. Девушка  приоткрыла глаза. Глаза у неё  были обычные, серые. Не было  в них ни наглости, ни хищности. Обычные девчачьи глаза.

– Это Вы? – тихо  спросила она.

– Да. Я хочу поблагодарить  Вас. Если я могу как-то помочь  Вам, скажите.

– Как Ваш малыш?  – спросила Аня.

– С ним все в  порядке. Он ничего не понял.  Если бы не Вы…

– Ничего, – ответила  Аня. Наступила тишина, в которой  попискивал какой-то прибор.

– Вы, правда, священник?  – спросила Аня.

– Да, я священник.

– Вы можете отпустить  мне грехи? А то мне страшно.

– Не бойтесь. Вы  хотите исповедоваться?

– Да, наверное. Я не  знаю, как это называется.

– Это называется  исповедь, – отец Виталий спешно  набросил епитрахиль – Говорите  мне все, что хотите сказать.  Я Вас слушаю очень внимательно.

– Я меняла очень много мужчин, – сказала Аня после секундной паузы, – Я знаю, что это плохо, – она чуть помолчала. – Еще я курила.

Отец Виталий внимательно  слушал исповедь Ани. Она называла  свои грехи спокойно, без слезливых  истерик, без оправданий, без желания  хоть как-то выгородить себя. Если  бы батюшка не знал, кто она,  то мог бы подумать, что перед  ним глубоко верующий, церковный,  опытный в исповеди человек.  Такие исповеди нечасто приходилось  принимать ему на приходе –  его бабушки и тетушки обычно  начинали покаяние с жалоб  на ближних, на здоровье, с рассуждений,  кто «правее»… Либо это было  непробиваемое «живу, как все».

Аня замолчала. Отец  Виталий посмотрел на нее –  она лежала с закрытыми глазами.  Батюшка хотел уже было позвать сестру, но девушка опять открыла глаза. Было видно, что она очень утомлена.

– Все? – спросил  отец Виталий.

– Я не знаю, что  еще сказать, – ответила Аня.  Священник набросил ей на голову  епитрахиль и прочитал разрешительную. Некоторое время они оба молчали. Потом Аня с безпокойством спросила:

– Как Вы думаете  – Бог простит меня?

– Конечно, простит,  – ответил батюшка – Он  не отвергает идущих к Нему.

Тут Аня улыбнулась  вымученной страдальческой улыбкой.

– Мне стало лучше,  – тихо сказала она и закрыла  глаза. Тишина палаты разрушилась  от резкого звонка. В палату  вбежала медсестра, потом двое врачей, началась суматоха, отчаянные крики «Адреналин!». Отец Виталий вышел из палаты и сел в коридоре на стул. Он думал о Вечности, о смысле жизни, о людях. От мыслей его заставила очнуться вдруг наступившая тишина. Двери палаты широко раскрыли и на каталке в коридор вывезли что-то, закрытое простыней. Отец Виталий встал, провожая взглядом каталку. «Я же не попросил у нее прощения!» – с отчаянием вспомнил он.

Через два года у  отца Виталия родилась дочка.  Девочку назвали Аней.

Лилия Козлова

+1

254

http://rusfront.ru/uploads/posts/2013-02/1359837421_optina_vlad2.jpg

НЕ УМРУ, НО ЖИВ БУДУ

В 1991 году в монастырь Оптина Пустынь приезжал с Украины диакон о. Николай Трубчанинов – пожилой уже человек, за 70 лет, высокой духовной жизни, молитвенный, смиренный, как ребенок. Он рассказал братии монастыря историю, произошедшую с ним четыре года назад, историю, которая является свидетельством вечной жизни и вечной смерти.

Кроме свидетельства о загробном мире, о «страшной бездне для грешников», можно увидеть из рассказа красоту христианской души – глубокое смирение перед Правдой Божией, деятельную любовь к врагам, даже к убийцам.
Мы решили оставить яркую, живую разговорную речь о. Николая без литературной обработки.

Когда я читал молитовку «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного», двое зашли сюда, – я их знаю, они наши. И я, когда услышал, что они зашли, стал громче читать: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнего». И когда они услышали это, то сказали так: «Сейчас помилует». И подскочил, значит, один, фонариком осветил мне лицо, как схватил за горло и как ударил, – чем-то ударил он таким... металлом, по голове. Так ударил он! Я сразу залился кровью. Другой выскакивает, тоже фонариком осветил. Этот в лицо меня ударил, и ударил так, что это у меня все влипло туда, только захрустели косточки. И вот когда они это сделали, схватили меня за волосы, стянули на пол и давай бить об пол голову. И так побили! А потом начали топтать каблуками. Избили, что у меня голова была – только шкура да кости. Это все у меня было сбито, челюсть стояла на правом плече.

Но у меня Господь не отнимал мысли, и эта молитовка у меня в мыслях продолжалась: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного». Все тело потоптали, у меня были потом по всем теле отпечатки ихних каблуков и полностью даже обуви, отпечатки запеченной крови. И потом как скрутили мне руки, сложили так вот – никакого движения! Скрутили ноги, завязали лицо и так стягивали, что это невозможно, и если бы не было помощи Божией, то мне было бы первого удара достаточно для моей кончины. Но Господь дал им поиздеваться надо мной – ну, это за мои грехи, Господь послал... Но у меня еще были мысли и чувства телесной боли, ни на одну минуточку я не терял сознания, все это было для меня понятно, что они со мной делают. И когда они связали, видят, что я уже негодный, говорят: «Уже помиловал». – То есть первое их слово было «сейчас помилует», а теперь, значит, «уже помиловал».

А потом он взял нож, – я не видел этого глазами, потому что было завязано, но слышал, что они делают, – и коснулся моего горла, чтобы перерезать. И вот когда коснулся он только ножом горла, осветило молнией. Такая молния, что я с закрытыми глазами видел. И нож их столкнулся с этой непобедимой силой и издал такой звук, что такого звука на земле никто не слышал и слышать не будет. А у меня в этот момент пролетела мысль: «Не умру, но жив буду и повем дела Господня!»

Он пиляет горло, как по металлу, я слышу – как по металлу идет нож ихний. Вот он резал, резал горло – все это было порезано у меня... – но горло не перерезано было, потому что эта сила не допустила этого. А потом ударил меня ножом два раза сюда, в грудь, но в сердце не попал. Пошла кровь опять, боли... И если бы не было помощи Божией, то так бы я это все помнил! Для меня было бы достаточно первых ударов. И когда они закончили с ножом, я лежал, голова была приплюснута к полу, – и они как ударили меня сюда, в правую сторону, каким-то грузом, что при этом ударе моя голова как бы угрузла в пол. И в этот момент с меня вышел дух.

Душа моя сразу попала во тьму. И такая тьма непроницаемая, что такой тьмы на земле нету. И мне казалось, что я лечу не часы и не дни, а годы. Такой трепет души, и не знаю, где остановлюсь. Сколько я летел? Мне казалось, годы. Вдруг я пролетаю эту тьму, открылся свет. Но свет такой, что с нашим светом не сравнить ни в какое время дня. Свет как бы... мрачный. Но можно, можно различить какие-то предметы, но чтобы точно увидеть – нет, через это, такое мрачное, нельзя.

Пока моя душа летела по тьме, то визг создавался неземной – с такой быстротой она летела. А когда уже пролетела эту тьму, то уже не с такой быстротой, а как бы какой-то невидимой силой поддерживалась, плавала, как орел, – вот мы видим, орел плавает и машет крыльями, летает, – и меня какая-то сила держала, что я облетал эту бездну. И бездна такая – страшная, душа трепещет так, что объяснить не можно! Как бы ожидается конец, а конца все нету. И мне, на мой грешный ум, показалось, что туда может поместиться вся вселенная и не наполнит эту бездну. Это страшно... Как назвать это? Страшная такая бездна для грешников...

И вот, уже шли, как мне казалось, годы, и возврата оттуда, я думал, нет. Никаких мыслей не было, одно только – где остановится моя душа? Вдруг показалась такая искорка, как от огня, маленькая-маленькая, и летит, как бы навстречу моей душе, или духу, или как сказать... И только она коснулась, эта искорка, моей – души  мигом у меня появилась обратно эта молитовка: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного». Три раза я проговорил полностью, а остальные, сколько мне там пришлось быть, я только одно кричал: «Сыне Божий, помилуй мя, грешного!» И так кричал! Как бы... ребенок взывает к родителям о помощи, так я взывал, значит, о помощи: «Сыне Божий, помилуй мя!»

И при этих словах я стал, как бы подниматься вверх. Для меня не было там известно, где верх, где низ, где широта, где высота, – но почувствовал дух, что я начал подниматься вверх. И когда я с этой молитвой уже достиг обратно своего тела, то с этими словами: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий...» – как будто бы капельки вливались в мое тело.

Но тело было, как льдина, настоящая льдина, никаких движений не было. Но понемножечку стал оживать, почувствовал, что дух уже внутри моего тела этого, хоть оно такое было холодное, и ничем я не мог двинуться, оттого что оно уже в течение шести часов захололо, – такой мороз был, двери открыты, я на пороге лежал.

Я услышал, что эти двое еще «работали». «Работали» тихо, никаких слов. Рылись в моих чемоданах – я тогда только вернулся с этими чемоданами, служил в Киевской епархии – шукали золото. Это и заставило их, меня истребить, чтобы концы спрятать, ведь я знаю их.
Кричать я не мог из-за того, что они мне так сдавили горло. Боли такие, оттого что скрутили руки, – кровь не проходила по жилам через такую крепкую связку этих поясов.

И вот когда они вышли, какая-то невидимая сила в первую очередь мне освободила ноги. Слышу – и руки освободились, и на голове то, что они стягивали, тоже. Какая сила это? – Это Божия сила. Как, читаем, апостола Петра Ангел вывел – так и до сегодняшнего времени Господь бдит над каждым человеком. И вот я, какой ни есть, грешен, но получил неизреченную, необъяснимую милость. – Кто мог мне это сделать, кто мог это развязать? Они так стянули, что и хотел бы, не развязал.

В хате было темно, никакого света. И когда я почувствовал, что руки свободны, хотел снять эту повязку с головы, которой они меня завязали – все это было окровавлено. Но снять я ее не мог, пальцы сильно болели. Но с Божией помощью я так покачал головой, и сама спала. Потом я хотел уже подняться, глаза у меня стали видеть, и я увидел, что тут.

Все было сброшено, иконы посрывали, задние досочки у кое-каких отрывали. Это они искали золото, потому что они думали, что как я в Киеве служил, значит, я приехал оттуда с золотом. Но ничего такого они не нашли, а забрали все деньги, сколько там у нас было. Везде понаходили. Там еще покойная мама бросала в банку то копейку, то полкопейки – и те забрали втемную, думали, не пропустить бы золотую монету.

С Божией помощью я закрыл дверь, чтобы не так холодно было. Я не мог подняться, а перекатывался, и с таким усилием – еле закрыл. И когда я перекатывался уже назад от дверей, мне попала коробка спичек. Я взял эту коробку, и мои руки не держали. Но с Божией помощью я присветил. Это было 20 минут четвертого утра, а сделали они это с вечера, без 15-ти девять часов, к десяти управились со мной. И как они думали, что я уже скончался, то до утра еще оставались.

А женщина, которая у нас жила (она и теперь живет), поехала в Запорожье получить пенсию, но не получила – ей утром сказали прийти. Но утром какой-то тайный голос не допустил ее получить пенсию, возвратил ее сюда. И она только зашла во двор, ее такой страх объял, что, она говорит, никогда еще не ощущала такого страха. А в чем дело, она не знала. А когда открыла дверь, увидела, что сорван крючок на первой двери, из коридора, – то у ней из рук выпали сумки от страха. А когда она зашла в хату, она как бы остолбенела и хотела возвратиться, поднять через соседей все это дело, шум, вызвать милицию, скорую...

Но мы решили скрыть, чтобы никто не слышал и не знал. Почему – потому что эта женщина ради Господа ухаживала за мной, и я не хотел ей шума, все равно, думал, скоро скончаться должен – такие боли были. Все тело было сковано, рот не раскрывался совершенно, только святую водичку она пропускала из чайной ложечки с трудом, открывала рот своими руками. А челюсть нижняя была на правой стороне, только на двадцать первые сутки встала на свое место. Да как, встала... Так и осталась поверх этих зубов. И говорить я мог только шепотом, тихо-тихо.

Но с Божией помощью месяца через два я стал уже подниматься, стал по двору ходить. И тут приезжает начальник милиции нашего города, Никопольского района. Заходит во двор, спрашивает: «Здесь живет Трубчанинов Николай Федорович?» Говорю: «Здесь». – «А можно его видеть?» — «Это я».
Он тогда достает удостоверение, показывает мне. «Вот, – говорит, – я начальник милиции города Никополя. Можно с Вами побеседовать?» – «Можно». Зашли мы в коридор, там диванчик стоит. Он говорит: «Ну, присядемте». Я ему: «А зачем мы тут будем, пойдемте в хату».
Когда мы зашли с ним в хату, он сначала все иконы посмотрел. А потом я ему все подробно рассказал. И вот, когда дошло до этих слов, когда коснулись мне ножом горла, и осветила молния: «Не умру, но жив буду и повем дела Господня», – он сказал: «А ну повторите!» Я два раза повторил, и он третий раз повторил: «Не умру, но жив буду и повем дела Господня».

«А почему, – говорит, – Вы не заявили?» Я ему объяснил, что бесполезно было заявлять, и мы хотели скрыть. И спросил у него: «Откуда ж Вы узнали?» Он мне ответил: «Мне по телефону сказали, позвонил кое-кто, и я приехал... Ну, все, теперь тихо, никому не говорите, по какому я вопросу приезжал». Я ему говорю: «Были б такие люди, как раньше были, апостолы, которым не нужно было свидетельства, они знали, что в человеке, правда или ложь, – я бы Вам сказал, кто это». «А Вы их знаете?» — спросил. «Конечно, знаю. Тут недалеко один живет, другой подальше. Они для меня свои. Если бы я теперь Вам сказал, что вот, этот меня убивал, а он бы вам представил документы оправдательные, что его здесь не было в тот момент, – то кому Вы поверите, мне или документам?». – «Конечно документам» «Ну вот, –говорю, – какая польза, чтобы я жаловался? Никакой».
И когда он закончил со мной, то сказал: «Найдем и все Вам возвратим». Говорю: «Хоть бы Вы и сегодня принесли эти деньги, я бы из них ни копейки не взял»…. – «Почему?» – «Потому что это все окровавлено моей кровью. Я и сам не могу себе на них купить, чтобы я кушал, и кому-то дать не могу, потому что знаю, что это кровавые деньги. Если вы найдете, пусть это будет в пользу тех, кто это брал – или родителям, или для их нужд. А мне ничего не надо».

Потом он позвал эту женщину, расспросил ее. Подтвердила она все – как она меня нашла, какой я был – человеческого лица у меня не было, все было изуродовано.
Но Господь Всемогущий. Он нас создал, Он нам и помогает. Исцелил. Сейчас у меня даже следов этих ран нету.
А дня через три они как раз приехали, те, которые со мной это сделали. Соседка мне окорила (у нее сын в милиции работает), что был здесь прокурор, был начальник милиции, следователь, дня четыре машина стояла. Но, по-видимому, тех вовремя предупредили, и они ушли из дома как раз на это время. Но мне уже до этого нет дела...

А тут пришлось мне ехать с Никополя, и встретились мы на остановке. Сколько рук было там, сколько мужчин стояло – и ни одни руки так на меня не подействовали, как те, их руки! Я чуть не воскликнул: «Убийцы! Это руки, которые меня убивали!» Я так расстроился. Женщины, с которыми я ехал из церкви, меня остановили: «Отец Николай, что вы так расстроены?» А я расстроился, видя эти руки, что меня убивали.

До сих пор, значит, у меня вот это держится. И ничьи ж руки не потревожили меня, а эти именно, убийцы. И вот до сего времени нет у меня того, что Господь говорит: «Прощайте и любите» А как же я простил, если у меня вот такие мысли до сего времени... – Нету такого всепрощения, спокойствия. Все равно: если я их не вижу, то вроде простил, а увидал – значит уже кричал бы... Это все как бы действие нашего такого ожесточенного сердца, что не может простить. До сего времени у меня эти мысли, которыми я страдаю.

Когда священник приезжал причащать меня в этой болезни, то он тоже выслушал все и говорит: «Молодец, что ты скрыл это. Никакой пользы бы тебе не было, если бы ты заявил».

Врач тоже с ним приезжала, тоже допрашивала меня. Все я рассказывал. Она только задала вопрос: «Так у Вас, значит, что, сознание не терялось?» Говорю: «Если потеряет человек сознание, он ничего не расскажет. А я все помню». И я пережил это, и Господь оживил меня.
И вот какая сила это? Вот как по-ихнему: «Сейчас помилует» и потом, когда они со мною то сделали: «Уже помиловал». – А теперь как они на меня смотрят? Значит, Господь им какую-то мысль вкладывает, они же слышали, к Кому я обращался, с какой молитвой, и какая молитва меня обратно вернула.
Вот такое со мной было.

1991 г., Оптина пустынь.
(«Троицкая Православная Газета» №21, 1994г.)

http://rusfront.ru/4911-ne-umru-no-zhiv-budu.html

+2

255

Истории обращений
30 января 2013г.

В работе с людьми внутри наших приходов очень важно знать, как тот или иной человек пришел к Богу и в Церковь. Это нелегкий труд – выслушивать множество рассказов в первом лице, особенно при тотальном неумении людей отделять главное от второстепенного. Но если часть некая этого специфического собирания информации будет проделана, станет возможным анализ обращений и воцерковлений, возникнет некая приблизительная типология, очертятся закономерности. Проявятся также болезни церковного сознания, облегчится диагнозирование, станет возможным лечение.

Дело в том, что способ обращения открывает некую тайну о человеке и предсказывает способ будущего служения.

Кто открыл для себя Христа воскресшего и обновляющее действие благодати через Литургию, тот, скорее всего, после обращения продолжит движение в этом направлении. Он будет ревнителем богослужения, будет и других звать именно на Литургию, а не, скажем, в паломничества или книжные лавки.

Подобным образом люди открывают для себя мир веры, благодаря святоотеческой письменности, горечи утраты близких и утешения, рождаемого церковной молитвой, благодаря проповеди, благодаря авторитету друзей или родственников.

Истории обращенийТо, что действует на одного, может слабо действовать на другого. О. Павел Флоренский мог сказать, что раз есть «Троица» Рублева, значит есть Бог. А кто-то вообще не понимает, как такие фразы можно произносить, и подозревает в них некое духовное шарлатанство.

Одному человеку книга «строить и жить помогает», а другой вполне сочувствует грибоедовской реплике: «Собрать все книги, да и сжечь!». При этом у него может быть своя теория относительно правильной жизни, по-своему выстраданная и требующая внимания.

Все это очень интересно с точки зрения типологии наших прихожан и, так сказать, выявления мозаичного портрета Соборной Церкви. Однозначно при этом вскрываются и болезни. Учителей и проповедников, например, ищут реже, чем старцев и экзорцистов; чудес жаждут больше, чем наставления в вере. Обнаружение подобных болезней указывает одновременно и на первоочередные задачи. Было бы хорошо, чтобы человек (каждый) сам дал себе отчет о своем приходе к Богу и Церкви. Это нужно для свидетельства: «Со мной было то-то и то-то, и…». Уж что-что, а такой рассказ есть в запасе у каждого.

Апостол Павел многократно говорил и напоминал о том, как нашел его Христос. Напоминал о бытности гонителем, о неожиданности вмешательства Христа в его жизнь и проч. Очевидно, что степень чудесности наших обращений гораздо меньше, но и у нас есть свое чудо, и за нашу душу Христос умер.

Умея рассказать о своем обращении (лучше, если не вызывая зевоты), человек должен выслушать или прочесть ряд повествований об иных обращениях. Почему? Да потому, что мы эгоисты, и думаем, что как у нас было, так и у всех должно быть. А это неверно. У всех все по-своему. И главное – за всеми наблюдает Господь, всем желает в разум истины прийти. Сегодня человек кажется врагом благочестия, а со временем он может стать одним из рыцарей Церкви, для которого покамест нужен долгий опыт блужданий на стороне. Мне кажется, мы совсем не умеем думать в эту сторону.

Для примера возьмем жизнь Августина блаженного.

Он был хорошо образован и любил знание, но не ради самого знания, а ради тщеславия и высокого социального статуса. Потом, когда собственно желание проникнуть в суть жизни и постичь Бога родилось в нем, он попал к манихеям. Разве не повторяется эта ситуация в тысячах и тьмах примеров и сегодня, когда пробужденные для поиска истины люди ищут ее где угодно, только не в недрах Кафолической Церкви? Манихейство растянулось на многие годы. Затем была встряска, произведенная Цицероном. Его «Гортензий» открыл совершенно новые горизонты перед умственным взором Августина. Да услышат это обскуранты и ненавистники философии. Без Цицерона не было бы будущего обращения блаженного отца. Следующее откровение – неоплатоники, точнее – «Эннеады». После Плотина верить манихейским басням не получалось. Далее – проповеди Амвросия в Милане (Медиолане тогда). Философы рождали жажду благодати и цельного знания, отметали предрассудки и мифы еретиков, а проповедь святого отца давала душе понять, что полнота жизни и благодати – в Церкви, Соборной и Апостольской. Была еще борьба с самим собой и опыт познания собственной немощи, порожденной грехом. И только когда чаша была полна, и не хватало только одной капли, настало время последнего толчка и вслед за ним – обращения.

Чудная, длинная, полезнейшая история, показывающая как непросто человеку найтись в Боге; как реально длинен путь домой для блудного сына. Вот и нам нужно учиться с бережностью и вниманием относиться к людям, ищущим Бога, и не затруднять, но облегчать им путь.

В зависимости от того, как долго человек шел к Церкви, и с чем по пути успел познакомиться, чем переболеть, будет более-менее понятно, как сможет человек послужить Богу (и как не сможет, соответственно).

Итак, знаем ли мы свою паству? Осознают ли люди, входящие в нашу паству, себя самих и могут ли свидетельствовать о Промысле Божием на основании личной, им самим лучше всего известной истории?

Люди все реже ведут дневники и не пишут писем («мыльная почта» и СМС-ки сделали свое дело). А подобный анализ и скромные автобиографические исследования, о которых мы говорим, как раз требуют работы с бумагой и пишущим инструментом. Человеку было бы недурно простым языком в небольшом формате описать свой путь до момента Встречи со Спасителем. Эти рассказы было бы неплохо прочитать священнику (-кам) (читать легче, чем слушать то и дело уходящего в сторону от темы рассказчика). Потом эти свидетельства хорошо было бы проанализировать.

Польза от подобных литературно-биографических упражнений проста. Она даст нам, как уже сказано, мозаичный портрет Соборной Церкви и одновременно просканирует «среднего прихожанина» на предмет обнаружения самых распространенных болезней. Вряд ли в Церкви найдется хоть один думающий человек, могущий сказать, что это неважно.

http://www.andreytkachev.com/istorii-obrashhenij/

0

256

О "ТИХОЙ" ДЕКАНОНИЗАЦИИ СВЯТЫХ СТАРАНИЯМИ МОДЕРНИСТОВ

Если допустить возможность ошибочного прославления Церковью некоторых людей в лике святых и следующей за этим "тихой" (личной) деканонизации, то возникает вопрос, не становится ли данное "расславление святых" пробным камнем для последующих подобных инцидентов? В первую очередь это могло бы иметь отношение к тем святым Отцам Православной Церкви, которые своими высказываниями и трудами создают значительные препятствия в деле агрессивного продвижения экуменизма: "братских" диалогов с еретиками-латинянами, с протестантами, собеседованиях с иудеями и т.д.

Вот что, например, излагает игумен Петр (Мещеринов): "Русское Православие никогда не позволяло себе на формальном, официальном уровне износить суд над инославными братьями и сёстрами во Христе. Однако такой суд стал износиться частными лицами, порой дерзающими выступать от лица Церкви. С XIX века ярко обозначается линия противления фактическому неформальному единству Христовой Церкви. Здесь нужно назвать свт. Игнатия (Брянчанинова) <...> Ко многим более общим вещам св. Игнатий был глух, и часто его взгляды на те или иные сферы христианской, церковной и общественной жизни отличались узостью и ригоризмом. Он не способен был воспринимать критику: начётнически поняв св. Отцов <...> При всём этом надо сказать, что противоречия и неровности творений святителя Игнатия и очевидная узость восприятия им христианства нисколько не отменяет его несомненную личную святость" (http://www.bogoslov.ru/text/1253246.html).

Стоит вспомнить дерзко-уверенные высказывания протодиакона А. Кураева в отношении свт. Игнатия: "Когда человек с техническим образованием и склонностью ума - начинается воинствующий дилетантизм (запомним это протодиаконовское выражение! - здесь и далее примеч.ЖЖ). Пример технаря в Богословии - это свт. Игнатий Брянчанинов. И не случайно, что он был в конфликте со всеми епископами своего времени (здесь о.протодиакон откровенно лжет, и его легко поймать за хвост, просто нужно прочитать переписку святителя с духовными и монашествующими лицами). Он (свт.И.) гордился тем, что он единственный епископ, который не учился в семинарии (обвинение в гордыне святого оставим на совести протодиакона) и, что он (свт.И.) прямо учился у свт. Отцов. Это наивное представление, т.к. учился он у св. отцов через очки выпускника артиллерийского училища" (иронизирует наглый выпускник ф-та атеизма)".
Далее протодиакон продолжает лгать на святителя, перетасовывая факты и заменяя их на свои домыслы, нарочито путаясь в датах и времемени ... А в остатке помойного ведра, вылитого о.протодиаконом на святого, - следующее: "Герцен назвал свт.Игнатия крепостником в рясе и сапером во Христе. ... Как (внимание!!!) Диомид сегодня".

Так может говорить лишь человек, уверенный в своей безнаказанности и хорошем прикрытии "сверху" (хотя, конечно, не хочется в православном контексте употреблять слово "крыша").

Получается, пробный камень брошен, и, не ощутив ответной реакции, модернисты могут спокойно обличать, обвинять, а затем деканонизировать "неугодных" святых?

По материалам http://uchenitsa-iya.livejournal.com
http://rusfront.ru/4923-o-tihoy-dekanonizacii-svyatyh-staraniyami-modernistov.html

+2

257

"Стена непослушания"

http://www.logoslovo.ru/media/pic_middle/6/19904.jpg
Русский Пантелеимонов монастырь. Святая гора Афон

“Стена непослушания”

Припоминаю поучительную историю, которую мы услышали в нашем русском Пантелеимоновом монастыре, она наглядно показала нам, что означает непослушание, особенно для монаха... Как-то один из братии подвел нас к южной стене Успенского храма.

— Вот это, — сказал он, — стена непослушания.

Перед нами возвышалась светлая, бархатистая на вид стена, сложенная из каменных блоков-кирпичиков цвета золотистой охры. Это натуральный цвет известняка, который здесь используют для кладки стен. Храм не оштукатурен, и природный камень придает ему особое благородство. У нас, конечно, сразу возник вопрос, почему эта стена так необычно называется.

— Видите, внизу стены, почти у земли, черные, будто закопченные камни?

Действительно, там, куда указывает монах, горизонтально, почти у самой земли тянется широкая — сантиметров 50 — черная полоса длиною два метра. От ее восточного конца взметнулся почти до самой крыши черный узкий “столб” копоти.

— Отчего же стена так странно почернела? — спросили мы у нашего провожатого, и в ответ он поведал нам удивительную историю.

Сравнительно недавно, в конце ХIХ века, игумен Пантелеимонова монастыря должен был однажды надолго отлучиться с Афона по монастырским делам. Перед отъездом он поручил управление эконому — ему предстояло, помимо дел управления, отстроить больничный корпус, который игумен благословил возвести внутри монастырских стен. Отец-эконом происходил из очень богатого дворянского рода. Значительные суммы из фамильного капитала он вкладывал в строительство монастыря, а потому, вероятно, полагал, что игуменское благословение для него не столь обязательно, как для других братьев. Когда игумен уехал, эконом решил, что более целесообразно строить корпус не внутри монастыря, а снаружи, у самого берега моря. И — надо отдать должное его организаторскому таланту — в короткий срок он возвел пятиэтажное здание Г-образной формы невероятных размеров. Его высота сопоставима с современным восьмиэтажным домом. Начиная со второго этажа и выше, весь корпус опоясывают просторные галереи на металлических столбах. Аналогичных построек не было и нет ни в одном другом афонском монастыре. На первом этаже корпуса впоследствии располагались различные мастерские: швейная, обувная, бочарная. Оборудование, покрытое толстым слоем пыли и мусора, накопившегося за десятилетия упадка обители, до сих пор лежит там, словно немое свидетельство былого расцвета и внезапного разорения монастыря.

От широкого портала монастырских ворот к больничному корпусу полого спускается береговая терраса, уставленная темно-зелеными свечами кипарисов. Не доходя пяти метров до стены здания, она неожиданно обрывается. С этой стороны можно попасть сразу на галерею второго этажа по железному мостику, переброшенному к зданию с обрыва террасы.

Паломников до сих пор поражают трехметровые потолки в беленьких светлых кельях, широкие коридоры, водопровод и современная канализация, построенные еще в начале ХХ века. В этом корпусе можно было поселить, вероятно, до тысячи монахов… А на последнем этаже — огромная больничная церковь под широкой зеленой луковицей-главкой. Дойти до нее, проковыляв немного по коридору, больной мог прямо из больничной палаты... Как видно, эконом очень старался, истратив на постройку много денег из своего личного состояния. Однако строил он все-таки вопреки благословению игумена, по своей воле, решив, что место, которое он выбрал — удобнее...

“Никогда с ним не примирюсь!”

Прошло немало времени, когда, наконец, вернулся в монастырь старец-игумен. Увидев новый больничный корпус, построенный вне стен монастыря, он очень огорчился. Вызвал отца-эконома.

— Как же так, брат? Ведь я благословил строить внутри монастырской ограды. А ты без благословения возвел больничный корпус снаружи, далеко от стены, да еще так близко к морю. Как же ты, будучи монахом, мог поступить столь нечестиво? Какой пример непослушания преподал всей братии! Ты же нарушил игуменское благословение! Понимаешь ли, отец, что это недопустимо?

Эконом, ожидая, вероятно, похвал, был смертельно уязвлен справедливым укором игумена.

— Ах, так, — закричал он, — тогда вы совершенно ничего не понимаете! Я старался ради общей пользы, я вложил туда все свои силы, вложил огромные средства, какое здание построил! А вы меня еще и ругаете!..

Накричал он на своего старца, обругал его, хлопнул дверью и ушел, затаив смертельную обиду. И сколько ни пытались братия их помирить — эконом не желал даже слышать об этом. Так и не примирился он с игуменом.

Настоятель уже тогда был глубоким старцем. Через некоторое время он заболел и понял, что приближается к смерти. Жалко стало ему эконома, и грустно, что его духовный сын питает к своему старцу столь сильную злобу, что не желает даже примириться. Тогда посылает игумен к нему братьев сказать: “Приди, чтобы нам помириться, ибо я уже при смерти”. Не желал старец, чтобы на душе брата оставался грех злопамятства, не хотел, чтобы эконом остался без прощения, поскольку он проявил не только непослушание, но и оскорбил игумена, до сих пор тая обиду и злобу на него. Но тот отвечал братьям:

— Не пойду к игумену! И никогда с ним не примирюсь! Не прощу ему обиду, потому что безвинно оскорбил меня за хорошее дело. И прощения у него просить не буду!

И вновь послал старый игумен братьев, но и на этот раз эконом отказался прийти. Старец мирно скончался, а непослушный эконом так и остался без примирения с ним, лишив себя игуменского благословения. Недолго он прожил после того и умер вскоре после настоятеля. Похоронили эконома у южной стены Успенского храма. И вдруг — странное дело! Видят братья, что часть стены почернела. Словно копотью покрылись камни вблизи могилы. Широкая черная полоса на стене храма, у самой земли, как бы повторила размеры могилы эконома, начинаясь против головы и кончаясь у ног покойника, откуда взметнулся вверх черный столб словно огнем опаленных камней! Что это такое? Почему светлые, золотисто-желтые камни вдруг почернели?! Все это казалось удивительным и непонятным.

На Афоне существует очень древний обычай: через три года после погребения останки монахов выкапывают и осматривают. Если кости — белого цвета, чистые, значит, умерший монах угодил Господу Богу. Если кости — желтые, значит, он сверх того был еще и подвижником высокой духовной жизни. Если же тело осталось нетленным, кожа светлая, а от мощей струится благоухание — это, без сомнения, святой человек. Бывают, однако, случаи, когда, вскрыв могилу, тело находят нетленным, но совершенно черным, издающим невыносимое зловоние. В последнем случае, как показал многовековой опыт, это означает, что монах умер, не покаявшись от всего сердца в тяжелых грехах, а потому не прощен Богом. Сожалея об ужасной участи, постигшей умершего, братья рассылают по всем монастырям, скитам и кельям Афона записки с просьбой о сугубых молитвах за скончавшегося в таком плачевном состоянии. Его останки снова закапывают в могилу, и весь Афон усиленно молится за него еще три года.

Когда же проходят и эти три года, могилу открывают вновь. И, как правило, за молитвы всех афонских братьев Господь все-таки милует нерадивого монаха. В этом случае находят одни лишь белые косточки. Слава Богу, значит, простил его Господь! Останки вынимают, на лобной кости черепа тушью пишут имя усопшего и кладут, как положено, на полку в “костнице” (специальное помещение под кладбищенским храмом). Очень часто могилы на Афоне используют многократно, т.е. после изъятия останков в них погребают других умерших братьев.

Бог не простил того,
кто отказался прощать

Но иногда случается, что нетленные черные “мощи” даже после сугубых молитв всех афонитов не истлевают и продолжают смердеть. Велики, видимо, грехи умершего, не принимает Господь молитв афонских братьев, и тогда выбрасывают эти останки в море как можно дальше от берегов Святой Горы.

Итак, по прошествии трех лет, по обычаю, раскопали пантелеимоновские братья могилу отца-эконома и видят черный, смрадный, неразложившийся труп. Только тогда все поняли, почему почернела стена, рядом с которой он был похоронен. Казалось бы, сделал хорошее дело — такой великолепный больничный корпус с церковью отстроил! Но не принял этих трудов Господь. Вероятно, потому не принял, что усердие этого прекрасного организатора основано было не на выполнении послушания, а на тщеславном желании возвеличить свое имя в памяти всего Афона. Он преслушался игумена, а затем оскорбил его дерзостью. Смертельной обидой на старца он лишь раскрыл для всех глубину своей тщательно скрываемой гордыни. Наконец, он подтвердил свое беспредельное злопамятство упорным отказом просить прощения у настоятеля даже перед его смертью, когда тот дважды смиренно просил прийти к нему, чтобы взаимно проститься. Поняли тогда братья, что на нем сбылись слова Господа: “…прощайте, если что имеете на кого, дабы и Отец ваш небесный простил вам согрешения ваши. Если же не прощаете, то и Отец ваш небесный не простит вам согрешений ваших” (Мк. 11, 25–26).

Но что же делать?! Снова, как принято, закопали могилу и разослали по всем монастырям записки с именем несчастного отца-эконома. Три года за него молился весь Афон. Когда же окончился и этот срок, могилу вскрыли вновь, — а труп все такой же смердящий и черный. Однако братья решили все же сделать еще одну попытку умолить Господа и еще раз засыпали могилу эконома. Но вот ее раскопали в третий раз… Труп оказался все в том же состоянии. Видя это, новый игумен приказал отвезти останки подальше от берега и выбросить в море.

Бог не простил того, кто отказался прощать. Земля не приняла его тело. Даже молитвы многочисленных афонских праведников не смогли на этот раз изменить приговор Божий. У меня сохранилась фотография: место, где была могила эконома, отмечено невысокими кустиками, посаженными по всей длине. Напротив, на стене храма, черная полоса, а там, где были его ноги — черный “столб”, взметнувшийся до самой крыши (см. фото 22 на вкладке).

Не так давно это было — в начале ХХ века, и в наше время еще жили монахи, которые помнили того эконома. Они недавно умерли, передав эту грустную повесть ныне живущим братьям.

http://igumen-n.logoslovo.ru/book2.php?page=13-3

+1

258

"НЕНАВИДЬ ВРАГОВ БОЖИИХ"?

Как переврали одну цитату.

Может ли христианин ненавидеть другого человека? Пускай даже самого плохого, самого злого и никудышного — можно ли его ненавидеть и при этом продолжать с чистой совестью считать себя христианином? Такие вопросы невольно возникают, когда читаешь интернет-перепалки на многих православных форумах, где участники почем зря громят друг друга с чувством, которое иначе как ненавистью и назвать-то не получается. Громят не за что-нибудь, а заступаясь за Истину, за Бога, за Православную веру. В качестве же неоспоримого аргумента своей правоты приводят слова святителя Филарета Московского, ставшие сегодня неким девизом такой «праведной» христианской ненависти: «Люби врагов своих, ненавидь врагов Божиих и бей врагов отечества».

Эту фразу мне приходилось читать и слышать довольно часто, и каждый раз в душе возникало какое-то смутное противление услышанному. Разве может Церковь устами святого объявлять о том, что в мире, оказывается, есть категория людей, которых можно и даже нужно ненавидеть? Но со святителем не поспоришь... А согласиться с этой репликой тоже не получалось, потому что она прямо противоречит Евангелию. Чтобы разрешить это недоумение, я нашел полный текст документа, из которого взята фраза святителя Филарета о ненависти к врагам Божиим. И все тут же встало на свои места: оказалось, что святой никогда не говорил ничего подобного, а приписываемая ему в многочисленных цитатах фраза просто переврана самым банальным образом. Вот слова святителя Филарета: «Гнушайтесь убо врагами Божиими, поражайте врагов отечества, любите враги ваша. Аминь».

Нетрудно заметить, что слова «ненависть» здесь нет, а под словом «гнушайтесь» предполагается лишь призыв не участвовать в злых делах врагов Божиих, отвращаться от их идей. Конечно, при желании эту фразу и в неискаженном ее виде можно «подтянуть» под значение — «ненавидьте врагов Божиих». И оспаривать такую трактовку придется столь же долго, сколь и безуспешно (как, впрочем, и любой другой тезис, построенный на одном лишь субъективном мнении). Поэтому я не буду заниматься этим малопродуктивным делом, а просто предлагаю рассмотреть слова святителя Филарета в общем контексте документа, из которого они были взяты. Вот он, с небольшими сокращениями.

Слово святителя Филарета Московского в неделю 19-ю по Пятдесятнице

Любите враги ваша и благотворите (Лк 6:35)

…Удерживать мстительный удар, но не простирать руки для помощи, проливать с языка сладкую лесть и носить желчь во внутренности сердца не значит любить врагов. Любовь есть живое и деятельное участие в благосостоянии другого. Итак, если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его (Рим 12:20). Вот образ истинной любви! Не называйте себя напрасно — готовыми к услугам вашего соперника, — будьте такими в самом деле. Говорите к нему сердцем и подтверждайте ваши уверения делами. Вкрадывайтесь нечувствительно в душу его, употребите сию благочестивую хитрость, дабы отнять у него желание делать зло, дабы возвратить невинность и спокойствие сердцу возмущенному злобою. Любите враги ваша и благотворите!

Но как можно любить тех, в которых мы ничего не видим, кроме коварства и злобы? Конечно, мы не можем любить зла, да и кто сего требует? Чувствуйте все омерзение к порокам, какое они заслуживают, — этого не запрещают, но еще требуют; только не смешивайте их с самими людьми, в которых замечаете их: отделив оные, вы еще найдете в них то, что достойно любви вашей. Сколько бы ни казалось неестественным любить врага — разве менее противно природе ненавидеть человека?

…Какое жалкое состояние — платить ненавистию за ненависть, обидою за обиду! Чтo если враг сильнее тебя?.. К чему тогда послужит твоя любомстительность? Разве к ускорению твоей погибели? И при равных силах чего ожидать, если не взаимного падения и бедствия? Наконец, хотя бы он был и не в состоянии противостоять тебе — разве менее страшны тайные ковы, нежели открытое нападение? А терзающие заботы, а ухищрения, а замыслы, а предприятия, обращающиеся на собственный вред, а мучительные мысли даже о невозможной удаче своей, и еще мучительнейшие — о удаче противника, и наконец самые удачи, сопровождаемые самыми великими угрызениями совести, а иногда всеобщим презрением? Ах, сколько терзаний для сердца ненавидящего — оно есть ад на земле, пламя геенское!

Что же остается нам для отвращения сих самопроизвольных мучений? Предаться Богу и ответствовать на ненависть любовью, на коварство простотою, на злоумышления доброжелательством, на укоризны полезными советами, на обиды благотворениями, на проклятие молитвами. Вот истинные оружия против врага! Делая это, по выражению великого Апостола, …ты собираешь на его голову горящие угли (Рим 12:20). Сколько бы он ни был жесток и окаменен — твоя кротость поразит нечувствительное сердце, заставит раскаяться в нанесенных тебе оскорблениях. Она обращает гнев его на него самого — стыд сжигает его. Таким образом любовь ко врагу не только служит средством к твоему спокойствию, но и сильным для него наставлением; ты вступаешь тогда в некоторый род апостольства и делаешься оружием его обращения к добродетели!

…Почто же мы теряем из виду столь великое преимущество, которое можем иметь над нашими врагами? Мы смотрим в увеличительное стекло на малейшие невыгоды, от них претерпеваемые. Не требует ли благоразумие взирать на все с той стороны, которая нам более полезна, а менее огорчительна? Злословят? Благодарите нескромного врага вашего: вы узнаете способ исправить погрешности, которых лучшие друзья вам бы не показали. Бесчестят, лишают доброго имени? Будьте спокойны; какой вред для солнца, если какой безумец скажет, что оно мрачно? Так, если неблагонамеренные находят в вашей добродетели пятна, которых она не имеет, это их, а не ваше бесчестие. Лишают имения? Нет нужды, если не считали его собственным, но если и иначе думали, то имеете случай узнать истину. Лишают детей, друзей? Сохраните добродетель, и вы соединитесь в вечности; иначе вы и сами для себя потеряны. Угнетают, гонят? Господня земля, и исполнение ея (Пс 23:1). Гонения человеческие только приближают к царству Божию. Блажени изгнани правды ради, яко тех есть царство небесное (Мф 5:10). Угрожают смертию? Не бойтесь! Жизнь и смерть в одной руке; а кто живет Христу, для того смерть есть приобретение (Флп 1: 21).

Если эти размышления не убеждают вас взирать на врагов ваших без смятения и гнева, взгляните на Голгофу, где небесная премудрость от невежества, невинность от адского преступления, Творец от твари, Господь Спаситель от врагов погибших страждет и умирает. Гнушайтесь убо врагами Божиими, поражайте врагов отечества, любите враги ваша. Аминь.

<1806–1808>

Трудно что-либо добавить к сказанному. Да, можно ненавидеть тех, кого ты определил в категорию врагов Божиих. Да, можно пытаться как-то благочестиво оправдать эту свою ненависть. Все это — дело личной нравственной свободы и христианской совести каждого из нас. Но нельзя строить такое самооправдание на авторитете святого человека, никогда не разделявшего подобных убеждений.

Христос молился о прощении Своих распинателей, это известно всем. Но были ли они только Его личными врагами, или также еще и врагами Божиими? Если исповедать во Христе воплотившегося Бога, то ответ будет вполне однозначным.

И наоборот: может ли враг Божий не испытывать враждебных чувств к людям, поклоняющимся этому Богу? Думаю, вряд ли такое возможно. Враги Христовы во все времена были «по совместительству» еще и личными врагами христиан. Развести эти две категории врагов по принципу: «одних — люблю, других — ненавижу» никак не получится, сколь бы горячо мы этого ни желали. Поэтому и призыв святителя Филарета — гнушаться врагами Божиими — вовсе не означает, будто заповедь о любви к ближнему на них не распространяется. Можно ведь с любовью относиться к самому человеку, гнушаясь его идеями и делами.

А если уж до конца быть честными и последовательными, то каждому из нас неизбежно придется признать, что и любой наш грех — тоже вражда на Бога. И остается нам одно-единственное утешение на всех: не за праведников, а за нас, грешных и враждующих на Бога, Христос принял Крестную смерть, как об этом и говорит Писание: будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его (Рим 5:10).

Автор: ТКАЧЕНКО Александр

http://www.foma.ru/article/index.php?news=4572

+1

259

«Первый враг молитвы»

Когда меня спрашивали, почему я решил податься к русскому старцу Вениамину на келью, как дошел до такого, я отвечал, что мне просто надоело слоняться по Святой горе в качестве сиромахи*. Кто бродил по горе, хотя бы в течение года, поймет о чем я говорю.

Конечно, сиромахи поддерживают себя гордой мыслью, что они крутые, самые сильные святогорские подвижники, но на деле, это обыкновенные бродяги. Какое уж там подвижничество! Когда ты спишь, как попало, молишься, как попало, и ешь, как попало, твое подвижничество чисто номинальное и душа загрязняется разной чепухой.

Возможно, как этап в духовном становлении, сиромашество и здорово, но, как я понял на своем опыте, более года слоняться по Афону – не душеполезно.
Тогда, осознав губительность «духовного бродяжничества», я и подался к отцу Вениамину. Это был, как все знали, конечно, умный, но уж чрезвычайно дикий, в плане общения, человек. Оскорбить кого-нибудь, для него было проще пареной репы. Казалось, что у отца Вениамина не было даже никаких душевных колебаний на этот счет. Он оскорблял также естественно, как дышал.

Продержаться у него месяц, было почетно, для любого сиромахи, а я прожил с ним уже целый год. Все удивлялись и просили рассказать, как это мне удается. Я ничего не скрывал и отвечал, что держусь у него, потому как думаю, что мой старец - святой жизни монах. Все смеялись и смеются, до сих пор, над моими словами как над неплохой святогорской шуткой. Но, правда, я и на самом деле так думаю.

&mnsp;
Осознание этого пришло ко мне после одного случая, который я и хочу вам описать.
В тот знаменательный день, а точнее, - теплой майской ночью, когда и случилось это событие, отец Вениамин неожиданно поднял меня на молитву:

– Просыпайся, бездельник! Дармоед ты этакий, лоботряс и олух Царя небесного, разве ты не знаешь, что мы, монашествующие, должны молиться Богу больше ночью, чем днем. А днем работать, а не лениться. Работать, понимаешь?!

Я, скрывая волнообразно нарастающее раздражение, встал и расчесал свои спутанные волосы:
– Иду! Иду! – отвечал я на грубые окрики старца.

У него и раньше бывали подобные «приступы подвижничества», когда им овладевала страсть уподобиться самому Иосифу Исихасту. Тогда он вводил на своей келье его устав, кроме безмолвия. Оно заменялось духовной техникой самого отца Вениамина, который называл ее «уроками смирения»**. Чтобы дать вам простое представление об этой непростой технике, скажу только, что количество оскорблений, наносимое послушнику в эти дни, значительно увеличивалось, что, учитывая недосыпание и строгий пост без [постного] масла**, было очень болезненно для моей души. Утешало в те скорбные дни лишь то, что это благочестивое устремление обычно проходило у отца Вениамина через неделю, или даже и того меньше.

В ту ночь, после моего страдальческого пробуждения, мы пошли в храм, и старец дал возглас к полунощнице. Хриплым баритоном я начал читать кафизму:
– Блаженны непорочные в путь, ходящие в законе Господни…

– Оу, Коля. Тихо! Тихо! – Старец вышел из алтаря в епитрахили и в поручах. Он выглядел весьма странным образом. Его горящие глаза сразу пробудили мои старые тлеющие сомнения по поводу адекватности и психического здоровья моего старца.
– Прислушайся, Коля! Тсс! – он поднес заскорузлый палец к губам, показывая, что сейчас, всеми силами, стоит хранить молчание и даже дышать надо, как можно тише.
– А? Каково тебе это?! А? Что, слышишь?

Я, напрягшись, как струна, прислушался к ночной тишине, но не смог ничего разобрать, - лишь ветер и кваканье одинокой лягушки. Покачав головой, я осторожно заметил. – Геронта, все тихо.

– Что?! – Он покраснел от гнева, однако, вопреки своему обычаю, в этот раз не разразился оскорблениями.
– Слушай лучше, глухая тетеря, неужели ты ее не слышишь? Внимательней, затаи дыханье, ох, давно я не слышал эти демонические камлания.

Я опять вслушался в ночную тишину и покраснел от страха. Теперь до меня дошло, что старец имел в виду кваканье какой-то лягушки.
– Ээх! Завтра утром, пойду опять по горе. Лучше уж бродяжничать, чем жить рядом с сумасшедшим, – подумал я, а сам робко посмотрел на старца: – Отец Вениамин, вы имеете в виду… лягушку?

– Что?! Ты сказал, лягушку?!
На мгновение мне показалось, что старец меня ударит.
– Никакая это не лягушка, понял? Это сам дьявол!

– Ничего себе, куда хватил! – Мои мысли проросли на лице в недоуменную и, страха ради иудейска***, подобострастную гримасу. – Я, испугавшись внезапного непредсказуемого безумия старца, хотел уйти с кельи немедленно, но затем решил все-таки дождаться утра и уж потом возвратиться в ряды афонских сиромах.
– Лягушка! Да что ты вообще об этом знаешь?
Старец неожиданно стал предельно серьезным. – Это первый враг моей молитвы. Я уже пятнадцать лет на этой келье. И в ту первую ночь, когда я, еще один, начинал свой пустыннический труд, дьявол явился меня искушать в образе этой, как ты выражаешься, лягушки. Только я сосредотачивался на словах псалмопевца, она начинала петь свои демонические гимны.
– О! Если бы ты знал про мою боль, дорогой мой послушник.
Это самое настоящее исчадие ада,
ребенок сатаны,
кошка антихриста,
зеленая смерть,
душитель молитвы,
хитрая прыгающая бестия,
страж развалин,
проповедник беззаконий,
служка воров,
приятель ночных демонов,
покровитель блудников,
вместилище яда,
воплотившееся уродство,
наследник тьмы,
мечущая икру пучеглазая квакающая ночь.

Старец презрительно прищурился: – Я могу хулить ее целую ночь без остановки. Проклиная ее, я не устаю, а наоборот - набираюсь сил.

Значит, ты говоришь, что это просто лягушка? Нет, Коля, это не простое земноводное. Не тварь Божья. Это не гад, движущийся в водах, это сам змей, его же создал ругатися ему****. Это ночной демон, который слеплен дьяволом из остатков своих сгоревших крыльев, специально для искушения монахов, чтобы сбивать их с молитвы.
О! Болотная кикимора,
вдова лешего,
бабка русалки, заманивающий путников в водоворот,
предсказатель смерти,
ночной звездочет,
соловей лжепророка,
подвижник бесовских культов,
разжигающее страсти существо,
то, в чем нет ни капли доброго,
тьма, без крупицы света,
образ ада,
цербер тартара,
из нее проистекают реки зла.
Лягушка!

Я не знал, что и ответить на риторические обличения старца.
А он, тем временем, не унимался, и все больше распалялся гневом.

– Ты хоть видел когда-нибудь эту лягушку? Это же самый реальный прообраз подлости и безобразия. Сам весь мерзкий отвратительный вид ее говорит о присутствии в мире враждебной духовной силы, препятствующей становлению мировой гармонии.

– Лягушка! Русский язык совсем не отображает зловещий привкус смерти и зла, который сосредоточен в этом злобном существе. Язык просто передает ее, как лягающуюся: -сушку, -мушку, -подушку, -душку, - нечто безобидное и уродливое, то, что мы презираем и жалеем одновременно.

Что ж, ха-ха! Я тоже, Коля, отдал дань этому глупому пониманию. И сейчас, после годов борьбы с этим, во истину, - исчадием ада, его великим порождением и образом самой смерти, я, наконец, понял, с кем имею дело. Не смей больше называть этот сосуд мерзости лягушкой, понял?

Я оценил ситуацию. С одной стороны было неплохо, что гнев старца пошел на бессловесную тварь, мимо меня. С другой, - страшно жить с человеком, который считает маленькое болотное существо великим монстром.

– Понял, отец Вениамин! Но как мне тогда ее называть?
– Оно! Никак иначе, как оно!
– Оно?
– Да… да! – Оно!
– Ужас пустынников,
ядовитое дыхание лукавого!
Оно – жесточайшее искушение,
король среди искушающих,
ржа молитвы,
кошка антихриста.
Ах, я уже употреблял этот эпитет...
Старец почесал свою седую бороду и продолжил:
- Оно самовыражение,
воплощение самого дьявола,
проклятие природы,
оно…

– Да возможно ли такое?! – Вскричал я, не выдержав подобного отношение к какой-то лягушке: – Это ведь ля… – Оно лишь зверь, жалкое бессмысленное земноводное! Разве можно питать к нему ненависть? Простите, геронта, можете меня выгнать, ваше право, но я скажу свое слово: так думать и считать, – просто богохульство!

– Богохульство? – Старец неожиданно улыбнулся: – Оно окрутило тебя, сын мой, как я могу тебя выгнать теперь, когда ты пленен тьмой? Ха-ха-ха! – Старец громко и даже, я бы сказал, демонстративно, рассмеялся: – Оно ворует у меня молитву уже более пятнадцати лет! Я не говорю уже о душевном мире и сосредоточении духа, псалмопении и безмолвии. Ты думаешь, почему я поменял безмолвие на «уроки смирения»**?
– Неужели из-за… него?

Отец Вениамин улыбнулся широкой улыбкой, которую я видел у него впервые, и крепко, обеими руками, взял меня за плечи: – Бери фонарик и тяпку, - ту, которой пропалываем кабачки, храбрый мой воин Христов. Давно пора покончить с этим! Нанесем тьме удар! Мы уничтожим это!
– Уничтожим?
– Да! Да! Я предпринимал много попыток разыскать это чудовище, но оно всегда ускользало от меня. Но теперь, чует мое болезнующее сердце, что вместе с тобой, славный мой подвижник, мы разыщем и уничтожим вора, расхищающего покой нашей кельи. Вперед, Николай, раб Божий. И да поможет нам Бог!

В последних словах отца Вениамина было столько лестных сравнений, какими меня не награждал старец, за все время нашего знакомства, что я сразу растаял, словно январский снег, который изредка выпадает и в Греции*****. Я разыскал фонарик и тяпку, для уничтожения «первого врага молитвы» и вышел к старцу, который был уже собран и подтянут как никогда.

– Идем! Твори про себя Иисусову молитву******, понял?
Я уверенно качнул головой в знак согласия, но неуверенно покачал в руках тяпкой:
– Да, отче, но я не знаю, смогу ли я убить это животное?
– Животное?
– Да.
– Отец Вениамин серьезно задумался. – Будь это сосуд дьявольский или самостоятельная сила… животная, – я, все равно, уничтожу ее. Оно омерзительно, так или иначе!
– Да, но…
– Никаких но! Иди прямо на ее дьявольское пение, но не упускай молитву, слышишь? Главное, обнаружить ее, а я уж сам позабочусь, чтобы оно замолчало на веки вечные. Не упускай молитву, слышишь?
– Я понял, геронта.

Мы вышли из кельи и, крадучись, пошли на кваканье бедной лягушки. Я читал про себя молитву, жалея своего старца, который воспылал ненавистью к какой-то бедной лягушке. Однако я еще не понял, что он имеет в виду, - какое-то конкретное существо, или же лягушек как вид?
Если он думает, что дьявол лишает его молитвы через лягушачье кваканье, то оставаться на этой келье не было больше смысла. Того и гляди, старец заставит избивать всех лягушек в округе, а местность, близ кельи, была достаточно сырая.
Если же он разыскивает какое-то мифическое существо, типа дракона, единорога, левиафана или василиска, то, может быть, убив одну лягушку, он решит, что поразил самого дьявола и надолго успокоится.

– Тсс! – отец Вениамин, принимая исключительные меры предосторожности, пробирался к колючему кустарнику (фонари мы пока не включали, чтобы не спугнуть земноводное).
– Коля, – произнес он едва слышным шепотом, – заходи слева, оно здесь. Как только я включу фонарь, включи и ты свой. Главное не упустить чудовище. Предельное внимание, Коля, я надеюсь на тебя. Я захожу с центра, ударю ей в лоб.

Он забрал у меня тяпку, и мы стали медленно окружать квакушку.
Наконец, словно некое затишье перед бурей, наступила полная тишина, в которой громко звучало соло бедной зеленой лягушки.

Я, с содроганием сердца представил, как старец бьет по маленькому беззащитному существу тяпкой для прополки кабачков, и нервно затрясся. Убийство лягушки, которое освободило бы больной дух старца, легло бы кровавым пятном на мою совесть. Могу ли я, без ущерба для собственной души, потакать чудовищным причудам старца? Эта затянувшаяся пауза, перед предполагаемой гибелью лягушки, была для меня моментом истины. Я, поколебавшись несколько секунд, резко включил фонарь и зашипел, желая спугнуть бестию и спасти, тем самым, ее жалкую жизнь, а свою совесть от бесовского поругания: – Кшш, кшш!

– Старец завопил: – Безумец, ты что делаешь?! Какое помрачение, помоги тебе Господь!

Он также включил свой фонарь и направил его в терновник. Луч света осветил большой валун, на котором, как ни в чем, ни бывало, сидела крупная зеленая лягушка. Тварь и не думала никуда убегать. Лягушка, словно не замечая нашего присутствия, продолжала квакать, надувая на шее зеленый пузырь. Ее передние лапки были скрещены вместе, а задние – расслаблены, а не напряжены для прыжка. Размером земноводное было, примерно, с половину ладони старца, который уже хищно склонился над животным, занеся над ней свою большую руку, для того, чтобы прихлопнуть бедолагу.

- Отец Вениамин, опомнитесь! Что вы делаете? – Я умоляюще обратился к старцу: – Не безумствуйте, вспомните ваше призвание и чин. Не позорьте вашу схиму. Как вы можете питать столь великую злобу к этому бессловесному существу?

– Ха-ха-ха! – Старец, запрокинув голову, рассмеялся вновь раскатистым густым смехом. Сейчас он был похож на одного прельщенного монаха, которого не так давно удалили со Святой горы. Тот монах также безумно смеялся и утверждал, что вымолил Иуду из ада. Неужели мой бедный старец тоже в прелести? Все указывало на то...

Старый монах, насмеявшись вдоволь, ласково посмотрел на меня. – Видишь, Коля? Оно даже не боится нас, – отец Вениамин ткнул пальцем в сторону невозмутимого создания: – Ты когда-нибудь видел, чтобы лягушки так себя вели? Николай, прозри, наконец, - оно нас совершенно не боится. Ни капли! Оно не верит, что мы сможем уничтожить его.

– На самом деле, - это было действительно странно, - «первый враг молитвы» сосредоточенно квакал, совершенно не замечая нашего агрессивного присутствия, как будто лягушка совершенно не имела присущего всякому земнородному инстинкта самосохранения.
Но, быть может, «оно» находилось просто в состоянии шока, вызванного нашим неожиданным появлением и обилием света в ночи.
– Отец Вениамин, животное просто испугалось нас и ничего больше. Даже я сейчас – вас боюсь.

– Сын мой! Если бы оно нас боялось, то не квакало бы так спокойно, с таким презрением, как будто нас вообще не существует, – и старец занес над лягушкой тяпку.
– Но я прекращу эти дьявольские литания, – раз и навсегда.
– О! Умоляю вас, прекратите это безумие.

Старец, который мыслил, что именно я здесь – сумасшедший, лишь улыбался и покачивал тяпкой, как хороший хоккеист клюшкой. Того и гляди завопит сейчас. – Гол!

Но старец продолжил в своем стиле: - О, рассадник зла, демон, таящийся под маской невинности! Ты можешь ввести в заблуждение целый мир, но не меня. Из глубины своей души я поражу твой образ! Будь проклят дьявол и его зеленый истукан! Получай же, бестия!

Я закрыл глаза, не желая видеть убийство невинной твари, и утвердился в мысли покинуть келью немедленно, не дожидаясь утра.

… И тут, когда наша охота почти завершилась, произошло нечто, настолько противоречащее здравому смыслу, что одинаково выбило из колеи, как старца, так и меня самого, и заставило нас более минуты стоять в совершенном безмолвии с открытыми ртами.
Лягушка, за мгновение перед сокрушающим ударом тяпкой, проквакала чистым, человеческим, если можно так выразиться, голосом:
– Аллилуйя!

Я, конечно, читал в патериках (житиях святых) нечто подобное, но не думал, вот так просто, - услышать это самому.
Если б я был один, то подумал бы, что это слуховая галлюцинация от недосыпания и плохого питания, а, паче всего, от психического переутомления, вызванного постоянными нападками и оскорблениями старца, – но ведь отец Вениамин тоже пребывал в изумлении, едва не большем, чем я сам.

Лягушка, тем временем, возвратилась в свой чин земноводных и, проворно оттолкнувшись задними лапками от валуна, скрылась в кустарнике.

Через минуту, придя в себя, ошеломленный старец скорбно посмотрел на меня:
– Какой безумный, оказывается, я старик, Николай! Ведь написано же в писании: "всякое дыхание да хвалит Господа"!
Казалось, что он сейчас заплачет от переполнившей его сердце скорби.

– Оно просто прославляло своего Создателя, а я злобствовал на него. Оно…
– Она – безгрешная тварь Божья, а дьявол столько лет учил меня ненавидеть ее. Пятнадцать лет я думал, что служу и молюсь Богу, а это она молилась… лягушка.

Отец Вениамин схватился руками за голову и медленно осел на этот валун.

Я впервые видел его таким. Он был безутешным и сидел бы так на валуне неопределенно долгое время, если бы я не взял его под руки и не отвел на келью.

После этого случая, старец сильно смирился. Конечно, мне все равно доставалось от него регулярно и много, но оскорблений было уже гораздо меньше, чем раньше, и за наиболее резкие слова, отец Вениамин, когда отходил от гнева, даже просил у меня прощения. Он благословил, до времени, никому не говорить об этом случае, и я молчал до сих пор.

Старец же взял себе правило читать "под нос", - вместо Иисусовой молитвы, - стих псалмопевца, что запал ему в душу: "Всякое дыхание да хвалит Господа".
Правда, у него появилась и другая крайность, которая, конечно, не несла такого вреда, как первая (ненависть к лягушке), - теперь отец Вениамин начал сверять с ее кваканьем время нашей молитвы...

Если, как повелось со старых, добрых времен, - большинство обителей и келий Святой горы жило по византийскому времени, и монахи начинали повечерие с заходом солнца, то мы сверяли свое время с кваканьем лягушки, - вместо солнца. Единственное отличие было в том, что она будила нас на полунощницу, а не на повечерие. Если, в какой-нибудь день, земноводное почему-то молчало, мы начинали полунощницу лишь с рассветом.

Старец, как бы, таким своим необычным поведением, просил прощения у лягушки за свою многолетнюю застарелую злобу и, натурально, отсекал перед ней свою волю, как перед своим старцем.

Я, конечно, внутренне посмеивался над чудачествами отца Вениамина, но, честно говоря, меня удивляла такая его искренность, как в ненависти, так и в покаянии. За одно это я возлюбил и зауважал своего старца.

Когда он считал ее, лягушку, сосудом ненависти, не было ничего сильней его гнева. Когда же он прозрел и понял, что - всякое дыхание да хвалит Господа, отец Вениамин стал искренне пытаться загладить свою вину, не боясь, что его будут считать за безумца.

Я же сам, конечно, не только благодарил Бога за подобное вразумление, но и, с того дня смотрел внимательней под ноги, чтобы, ненароком, не наступить на какую-нибудь тварь Божью...

* сиромах, сиромахи - по-русски "нищие странники". В отличие от бродяг-"бомжей", воодушевлены религиозной идеей уподобиться Христу, не имевшего на земле "где главу приклонити". По сему среди них встречаются настоящие святые-юродивые. Другие же, сохраняя еще некоторый религиозный налет, постепенно становятся обычными бродягами, живущими одним днем: где сегодня поспать и чем Бог пошлет подкрепиться физически. Однако и такой род жизни имеет достоинства, если только сиромаха-бродяга не впадает в гордость и превозношение, а имеет смиренный нрав.
Примерно в 3-5 веке, не помню точно, в Сирии такой образ жизни был чрезвычайно распространен. Назывались они "восками", жили в пустынях, и очень любили Христа. (Прим. Паломника, и далее тоже)

** уподобиться самому Иосифу Исихасту. Тогда он вводил на своей келье его устав, кроме безмолвия. Оно заменялось духовной техникой самого отца Вениамина, который называл ее «уроками смирения» - И Великий старец Иосиф Исихаст практиковал постоянные оскорбления своих послушников, растворяемые, правда, великою любовью. Об этом писал его духовный сын, ныне преставившийся старец Иосиф - в своей книге "Старец Иосиф Исихаст".

** строгий пост без [постного] масла - Все святогорцы строго блюдут устав Православной Церкви, предписывающий воздерживаться от растительного масла в постные дни. В данном случае, видимо, пост распространялся и на другие дни (как рекомендовал старец Иосиф Исихаст, чтобы все дни были одинаковы и не отвлекали от молитвы - читайте глубочайшую книгу его писем, полезную всем: "Изложение монашеского опыта").

*** страха ради иудейска - Фраза из Евангелия, ставшая поговоркой. Имеется в виду страх учеников Христа - преследования от иудеев, схвативших в итоге их Учителя и Бога. Ученики всячески скрывали, что имеют отношение к Иисусу, а апостол Петр и предал даже Христа отречением. Так что исходное "достойное" значение страха "мужественного", - сместилось в сторону трусости-страха, что сделало эту фразу очень емкой, многогранной и жизненной.

**** "Змий сей, егоже создал еси ругатися ему". (Пс.103,26) - Змий (сатана) - произведен не для другого чего, а для того единственно, чтобы ругатися ему (Толкования на псалмы святителя Афанасия Великого).

***** снег, который изредка выпадает и в Греции - Слышал даже греческую поговорку "снег выпал и не тает" (мол - "чудо из чудес"). На Афоне, выше высоты 500 - 700 м снег лежит (и не тает) с конца декабря по февраль - примерно два месяца.

****** Иисусову молитву - "Господи, Иису́се Христе, поми́луй нас", "Иисусе, Сыне Божий, поми́луй мя", "Ки́риэ, Иису́ Христэ́, элэ́исон има́с", "Ки́риэ, Иису́ Христэ́, элэисо́нмэ" - наиболее распространенные среди монахов краткие формы Иисусовой молитвы. Полные же формы Иисусовой молитвы - например такие: "Господи, Иису́се Христе, Сы́не Божий, помилуй мя - гре́шнаго", "Ки́риэ, Иису́ Христэ́, йэ ту Фэу, элэ́исон кэ со́сон има́с" (Господи, Иису́се Христе, Сыне Божий, поми́луй и спаси нас).

Станислав Леонидович Сенькин, рассказ «Первый враг молитвы» из второго сборника афонских рассказов "Покаяние Агасфера", Москва, 2008
«Уроки смирения» устава Иосифа Исихаста - Всякое дыхание да хвалит Господа!

+4

260

ВВХ написал(а):

«Первый враг молитвы»

Спаси Вас Господи, уважаемый ВВХ! Согрели душу!

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC